Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Наиболее интересные места из "Травмы" Барраля

Пост будет пополняться. Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/93704.html

Эта модель позволяет представить, как нейроменингеальная динамика составляет неразделимое целое, и почему определенные виды хлыстовой травмы вовлекают всю краниосакральную систему дополнительно к вертебральной механике. И, наоборот, при патологических состояниях, таких как определенные виды сколиоза, нарушения напряжения внутричерепных мембран, могут негативно повлиять на вертебральную механику.

После травмы нарушается механизм фундаментального механического равновесия. Напряжение, «молчавшее» до сих пор, медленно начинает «давать о себе знать». С этого момента определенные движения, виды деятельности или положения вызывают затруднения или становятся болезненными.

Часто между механизмом и появлением симптомов проходит определенный латентный период. Дополнительные механические напряжения со временем усиливают начальный дисбаланс.

Движения или механические усилия нарушают общую гармонию тела и создают области ограничения тканей. Усиливается ранее незначительный дисбаланс ткани или мембраны. Ткани взаимно усиливают друг друга в соответствии с новыми линиями распространения силы, которые не являются физиологическими (ограничения тканей).

Когда содержимое позвоночного столба испытывает напряжение, включаются механизмы, препятствующие распространению этого напряжения. Поскольку спинальная твёрдая мозговая оболочка частично иннервируется синувертебралькыми нервами (известными также как возвратные менингеальные нервы), любое локальное или глобальное напряжение или раздражение может служить триггером для париетальных рефлексов. За этим стимулом следует ответная реакция паравертебральных мышц, способная нарушить вертебральную механику. Рефлексы организованы таким образом, что осанка «избегает» стрессированной области, создавая локальную или региональную гипертонию или иногда более специфическое запирание определенных механических уровней.

Нейроменингеальные нарушения действуют далеко за пределами простых локальных механических повреждений. Ниже мы обратимся к рассмотрению ряда последствий нарушения нейроменингеальной динамики.

Научное исследование, выполненное студентами в Монреале, похоже, поддерживает данное предположение. Камиранд и Муцци (1993) показали, что остеопатическое лечение твёрдой мозговой оболочки и ее прикреплений снижает тонус паравертебральных мышц. Электромиелограммы позволили провести количественный анализ этого снижения, выявив, что оно происходило, главным образом, там, где лечению предшествовали пики мышечной активности, независимо от того, были они локализованы или нет.

В нашей практике манипуляция позвоночника редко назначается как первый шаг. Простое лечение цереброспинальной оси и её оболочек создает условия для лёгкой абсолютно безболезненной манипуляции без давления и без риска.

Нейроменингеальные ограничения позвоночника являются частой причиной рецидивирующей боли. У нас у всех есть пациенты, которые возвращаются вновь и вновь с теми же жалобами и теми же ограничениями, несмотря на то, что должны были бы поправиться после наших манипуляций, часто после травмы миотензивные или структурные вертебральные артикулярные техники назначаются только после расслабления дурально-медултярной оси.


Последствия для межпозвонковых дисков

В результате нагрузки в течение дня происходит обезвоживание дисков. Ночью в отсутствие гравитационного напряжения в положении человека лёжа на боку водное содержимое диска восстанавливается, и его механические возможности к утру обновляются. Подобная ночная регидрагация требует наличия фаз глубокого и быстрого сна для достижения мышечной релаксации. Мы полагаем, что полная свобода спинальной твёрдой мозговой оболочки также имеет особое значение. При напряжении, спайках или менингеальном фиброзе твёрдая мозговая оболочка может препятствовать нормальной межпозвонковой декомпрессии и нарушать ночную регидратацию дисков. Со временем это может привести к определенным проявлениям дегенерации диска.


Последствия для автономной системы

Верхняя часть МСТ анатомически непрерывна с диэнцефалоном и механическая конечная точка МСТ соответствует гипоталамусу и таламусу. Таламус содержит большое количество автономных центров, и может считаться, что, физиологически, он управляет автономными функциями. Постоянное напряжение тракции МСТ или ограничение намёта мозжечка может вызвать хроническую автономную стимуляцию. Мы считаем, что травма часто является причиной автономной дистонии. Нередко существует латентный период между травматическим событием и появлением первых патологических признаков, поэтому пациент не видит причинно-следственной связи.


Нейроэндокринологические последствия

По механическим причинам, приведенным выше, с травмой могут быть связаны определённые нейроэндокринные дисфункции. Гипофиз расположен под гипоталамусом и может поражаться при постоянной механической стимуляции МСТ. Кроме того, гормоны гипофиза попадают в межкавернозный синус, стенки которого состоят из латеральных продолжений прикреплений намёта мозжечка. Аномальное напряжение мозжечка способно привести к локальным циркуляторным изменениям, которые не нарушают секреции, а, скорее, препятствуют ее доступу в общую циркуляцию. Регуляция обратной связи секреции гипофиза происходит за счёт ингибиции факторов, являющихся триггером для секреции. Поддержка этой регуляции носит циркуляторный характер, и хрупкий гормональный баланс может изменяться вследствие поражения сосудистого ложа.

Реакция ткани на удар просто читать целиком. Сожалею, да, много букав http://healthy-back.livejournal.com/104413.html

Каковы последствия такого падения для статики и динамики позвоночника? Какова роль травмы в генезе определенных тиров боли в спине? Мы видели большое количество рентгенограмм, показывающих сращения позвонков. Эти состояния оказываются не врождёнными, а, очевидно, приобретёнными после травмы в детстве, что подтверждается сращением задних дуг и беседой с пациентом. Беседа в подобных случаях часто выявляет сильные падения на спину или ягодицы, о которых ребенок не рассказал родителям, и с которыми пациент никогда не связывал своих проблем.

Как остеопаты мы должны обращать особое внимание на детей, перенесших тяжелые травмы. Мы должны спрашивать пациентов обо всех травматических событиях в прошлом. В этом аспекте большое значение имеют диагностическое прослушивание тканей и тесты мобильности.

Мышечные, сухожильные, фасциальные или периостальные механические стимулы, аномальные либо по времени проведения, либо по интенсивности, будут «дезинформировать» вентральный рог спинного мозга и мозжечковые ядра. В результате возникает плохая адаптация мышечных сокращений, мышечного тонуса и общего постурального тонуса, приводящая к менее эффективной координации мышц антагонистов и протагонистов. Области постоянного мышечного спазма характеризуются болью, дополняющей недостаток мышечной координации.

Удивительно мало внимания в современной медицине уделяется смещению органа, за исключением крайних случаев тяжёлой травмы.

Сложно сравнивать какие-либо формы современных технологий исследования с работой руками, поскольку каждый из этих видов способен выявить те проблемы, которые оказываются не под силу другому.

Анестезиологи неоднократно приглашали нас в госпитали и клиники, когда оказывались не в состоянии справиться с побочными эффектами пункции, такими как шейная или поясничная боль или стойкие головные боли, особенно после эпидуральной анестезии во время родов.

В подобных случаях всегда отмечается ограничение Т8-Т9 (самый узкий участок спинномозгового канала, где спинной мозг подвержен наибольшей компрессии).

Обратите внимание: мы не рекомендуем пункцию пациентам со сколиозом, спинномозговыми проблемами, мигренями или после черепных и позвоночных травм.

Вот частичный перечень симптомов краниального посттравматического синдрома: головная боль, потеря равновесия, головокружение, нестабильность, дефицит внимания, потеря памяти или плохая память, астения, нарушение чувства времени, бессонница, светобоязнь, фонофобия, снижение высокой слуховой чувствительности, аносмия или повышенная чувствительность к запахам, эмоциональная нестабильность, нарушения поведения, депрессия, невроз, тошнота, диффузные нарушения автономной нервной системы, плохое приспособление к изменениям температуры, потливость, кожные и капиллярные изменения.

Многие из указанных симптомов представляют сложности для документирования и игнорируются страховыми компаниями и планами лечения. Жизнь таких пациентов перевернута с ног на голову, они тащат себя от одного специалиста к другому. Они знают, что страдают неподдельной внутренней дисфункцией, однако стандартные медицинские исследования её не выявляют.

В подобных случаях «объективные» исследования могут быть отрицательными — но насколько хорошо они представляют более 100 миллионов нейронов, составляющих мозг? Нейроны переживают мембранные переломы, мозг может испытывать частичную гипоксию или аноксию, которые являются сложными для документирования и локализации.

Симптомы появляются либо вскоре, либо спустя две-три недели после травмы! Бесполезно и потенциально опасно манипулировать позвоночник непосредственно после травмы или в ближайшие дни.

Запрещены движения в суставах поражённой области, если они вызывают или усиливают боль. Принцип «Primum non nocere» (Прежде, не вызови боли) всегда должен направлять остеопатическое лечение. Любая ноцицептивная перегрузка может просто усилить воспалительный процесс и противодействовать желаемому результату.

Offtop: Много и подробно по поводу различных компенсаций написано здесь: http://www.osteopathie.ru/pages/369/

Эмоциональная память тканей

Простое прикосновение к поражённой области может вызвать серьезную эмоциональную реакцию. Можно было бы сказать, что прикосновение к поражённой области действует как триггер, посылая проприоцептивный стимул к центральным нервам. Тем не менее, мы полагаем, что сама ткань может служить «эмоциональным складом».

Это очень сложно доказать научно. Как можно проследить нервный вход такой природы? Позиционная эмиссионная томография когда-нибудь даст более понятное объяснение этому явлению.

Она может показать активность некоторых лимбических областей, но не самих тканей тела. Говорят, что всё, что мы называем «памятью ткани» является стимуляцией центральных эмоциональных областей, однако, ткани еще очень далеки от раскрытия всех своих секретов. Только задумайтесь о «неиспользованной» информационной возможности ДНК и РНК.


Психические и эмоциональные реакции на травму


Чтобы отличать психические реакции от эмоциональных, следует дать определение психики и эмоции.

— психика — это все структуры и содержание сознательного и бессознательного, которые соединяются для создания «я».
— эмоция — это ментальная реакция или нарушение, спровоцированное приятным или неприятным событием, часто имеющее физические проявления.

Психическая реакция на травму влияет на глубинную составляющую личности жертвы, тогда как эмоциональная реакция является простым проявлением ответной реакции на проблему. В сложных случаях эмоции и психика взаимодействуют.


Эмоциональные реакции

Характеристики

Они могут быть спонтанными или отсроченными

Непосредственно после происшествия эмоциональные реакции могут включать плач, депрессию, «ком в горле», коллапс, гипервозбудимость, гнев, желание мщения и утрату самоконтроля.


Они хранятся в памяти

Эмоциональные реакции могут развиваться на протяжении дней, недель и даже месяцев после травмы. На некоторых пациентов травма, кажется, не действует. Однако, независимо от того выражены эмоциональные реакции или нет, они хранятся в памяти и становятся частью эмоциональной памяти субъекта. Память о травме хранится на уровне церебральных центров и, возможно, в поражённых тканях. Последнее относится к памяти тканей. Мы не в состоянии с определенностью этого доказать, но различные клинические наблюдения подтверждают её существование.


Они кумулятивны и фасилитированы

При стимуляции лимбических и паралимбических центров происходит стимуляция эмоциональных реакций. Эти новые стимулы, в свою очередь, пробуждают другую эмоциональную память, хранившуюся в мозге. Этим объясняется диспропорциональная реакция на незначительную травму. Эмоция небольшой травмы дополняется предшествующими эмоциями.

Рассмотрим пример человека, бывшего свидетелем автомобильной аварии, в которой у одного из пострадавших открылось профузное кровотечение. Предположим, что позднее этот человек незначительно порезал палец. Один вид нескольких капель крови способен спровоцировать обмок или другую серьезную реакцию ввиду кумулятивных и фасилитирующих свойств эмоций.

Эмоция, которая наслаивается на другие хранящиеся эмоции, может вызвать неожиданные реакции. Мы называем их «фасилитированными эмоциональными реакциями» по аналогии с физиологическим фасилитированными сегментами. Хорошим примером служит наша пациентка, которая внезапно увидела перед собой змею. Отпрыгивая назад, она упала на копчик. Крестцово-копчиковая травма, таким образом, стала ассоциированной со страхом перед змеями. Спустя несколько лет пациентка легко ударилась крестцом об угол стола, переставляя мебель в доме. У неё начался неконтролируемый плач, и она впала в депрессию. Это было вызвано сочетанием нескольких факторов:
— физической боли
— памятью крестцово-копчиковых тканей
— центральной эмоциональной памятью
— всей психо-эмоциональной предысторией.


Они исключительно реактивны

Эмоции являются результатом какого-либо события. Они редко бывают спонтанными, в отличие от психических реакций. Им необходим физический или психический триггер-фактор, чтобы пробудить их вновь.


Локализация

Эмоциональная память тканей

Простое прикосновение к поражённой области может вызвать серьезную эмоциональную реакцию. Можно было бы сказать, что прикосновение к поражённой области действует как триггер, посылая проприоцептивный стимул к центральным нервам. Тем не менее, мы полагаем, что сама ткань может служить «эмоциональным складом».

Это очень сложно доказать научно. Как можно проследить нервный вход такой природы? Позиционная эмиссионная томография когда-нибудь даст более понятное объяснение этому явлению.

Она может показать активность некоторых лимбических областей, но не самих тканей тела. Говорят, что всё, что мы называем «памятью ткани» является стимуляцией центральных эмоциональных областей, однако, ткани еще очень далеки от раскрытия всех своих секретов. Только задумайтесь о «неиспользованной» информационной возможности ДНК и РНК.


Центральная эмоциональная память

На уровне центральной нервной системы эмоциональная или общая память оказывается локализованной в нескольких областях головного мозга. Наиболее хорошо подтверждённой документально является локализация на уровне лимбической системы и гипоталамуса

С точки зрения мануального подхода к эмоциональным проблемам мы выделили один основной церебральный центр глубоко в переднемедиальной порции правой теменной доли рядом с сагиттальным швом и сзади коронарного шва (см. Мануальная термальная диагностика). Это приблизительно соответствует топографии лимбической системы.


Психические реакции

Несмотря на то, что часто сказывается невозможным разделить эмоциональные и психические реакции, общие различия все же существуют. Эмоциональные реакции являются прямыми, не очень хорошо сформированными и легко компенсируемыми. Психические реакции более сложны и патогенны.


Характеристики психической реакции

Она влияет на внутреннее существо

Психическая реакция непропорциональна тяжести травмы. Внешние черты травмы (серьёзность поражения, видимый аспект происшествия, реакции окружающих людей) оказывают минимальное влияние на «внутреннее существо» по сравнению с влиянием собственных реакций жертвы.


Это отрицание реальности

Лакан (1972) отметил, что во время происшествия реальность выступает в неприемлемой форме. Таким образом, жертва не может ни принять, ни компенсировать событие. Это «неудавшаяся встреча со смертью».


Это встреча со смертью

Смерть и страх смерти есть неотъемлемая часть нашей жизни. Любая травма несет в себе образ смерти, который мы отвергаем. По словам Вуди Алена «Пока он смертен, человек никогда не может расслабиться по-настоящему». Происшествие заставляет нас посмотреть смерти в лицо. Жертва происшествия будет «переживать» его вновь и вновь, иногда добавляя детали или приукрашивая память о нем. Это может включать добавление тех подробностей, которых человек боится и которые не имеют прямого отношения к данному событию.


Она нарушает психосоматическую целостность

Для эффективного функционирования человеку необходима «психосоматическая целостность». Он живёт как будто в ограждении, которое принадлежит ему и должно оставаться ненарушенным. Это ограждение является защитой для отношений между телом и психикой. При травме ограждение повреждается, и гармоничные отношения нарушаются. Участие аутсайдера усугубляет эти нарушения.


Она нас обесценивает

В простом примере оскорбления другим человеком повреждение ограждения носит более сложный характер. Помимо негативных влияний, описанных выше, присутствует дополнительное чувство обесценивания другим человеком и самим собой. Во многих случаях последствие самоуничижения возникает вследствие пассивно пережитого оскорбления. Французская поговорка “On est peu de choses”' («Сколь ничтожен человек») содержит именно это чувство.


Она возлагает вину на нас

Во время травмы инстинкт самосохранения заставляет нас реагировать спонтанно и инстинктивно для защиты самих себя. Позднее наши многочисленные связи с другими людьми и обществом напоминают нам о нашей моральной и финансовой ответственности. И тут мы начинаем винить себя. Это продуманная реакция, и она может иметь серьезные последствия.


Она неизгладима

Посттравматические психические реакции более иерархичны, сформированы и интенсивны, чем эмоциональные реакции, и оставляют неизгладимый след в психических центрах. Этот след является более серьёзным и более патогенным, чем след эмоциональной реакции. Столкновение со смертью и страх смерти навсегда отпечатываются в подсознании. Даже если лечение оказывается успешным, и пациент функционирует и чувствует себя лучше, он все равно остаётся отмеченным своим опытом.


Она может спонтанно появляться вновь

Старые эмоциональные реакции обычно появляются вновь после более поздних переживаний. При психической реакции они выходят на поверхность внезапно и спонтанно без видимой причины.


Психо-эмоциональная взаимозависимость

При серьёзной травме эмоциональные и психические реакции складываются, оставляя неизгладимый след в сознании и, что еще более важно, в подсознании жертвы.

Кажется, что подсознание способно записывать события, длящиеся тысячные доли секунды! Пациенты рассказывают нам поразительные истории. Некоторые оказывались в состоянии вспомнить детали события, включая звуки, запахи, поведение других людей в тот момент, когда сами они находились без сознания.

Будучи остеопатами, мы можем освободить некоторые похороненные эмоции, чтобы помочь пациенту избавиться от психо-эмоциональных оков. Свобода от них позволяет психике функционировать на более высоком уровне. У нас есть возможность облегчить психику и снять эмоциональный «груз». Когда реакции являются скорее психическими, чем эмоциональными, лучше направить пациента к психологу или психиатру. Многие из нас не обладают достаточной компетентностью в этой области, чтобы быть уверенными в том, что мы действительно не причиним вреда.

Частой проблемой взаимодействия с врачами традиционной медицины является сложность объективного документирования большинства наших результатов.
Иногда нам удается подтвердить общепризнанными средствами поставленный диагноз, например, птоз почки, изменения давления СМЖ, незначительный пневмоторакс, невыявленнные переломы и незначительные церебральные поражения. Однако, эти случаи единичны. До сих пор не существует технологии, позволяющей подтвердить то, что чувствуют обученные руки. Важно то, что остеопаты из разных стран с разными системами остеопатического обучения обычно поставят один и тот же диагноз конкретному пациенту. Об этом свидетельствует наш опыт в Европе, Австралии. Соединенных Штатах, Японии и России.

«Ничто не забыто»

Все напряжения, физические или психоэмоциональные, хранятся в памяти тела. Падение на копчик в раннем детстве может оставить глубокий след в определённых тканях. Падение — это часть прошлого человека, которое, вероятно, будет иметь патологические последствия.

«Ничто не изолировано»

Травма любой части тела способна повлиять на состояние другой. Падение на копчик создаёт ударную волну, способную распространяться к любой ткани. Если вам довелось это пережить, вы могли запомнить впечатление движения церебральной массы после того, как ударная волна достигла черепа, или ощущение сильного тепла или жара в определённой части тела.

«Всё накапливается»

Любое напряжение тела регистрируется в тканях, запоминается и иногда усиливается. Здоровое тело имеет многочисленные механизмы адаптации и компенсации, а травма может стать причиной очевидных ограничений и симптомов. С другой стороны, если тело израсходовало возможности компенсации, даже незначительный стресс способен спровоцировать появление серьёзных симптомов.

Мы наблюдали выраженную шейно-плечевую невралгию с парестезией и признаками неврологического дефицита в результате простого удара по голове. Рентгенограмма шейного отдела позвоночника показала сужение отверстия проблемного позвоночного сегмента, однако это состояние существовало на протяжении многих лет бессимптомно. В нашей области это явление хорошо известно, оно аналогично последней капле, переполняющей чашу.


«Всё записывается»

Зоны предпоражения

Это зоны асимптоматичных поражений, которые могут развиться в любой части тела. Например, артроз не возникает спонтанно, а развивается в суставах, подвергшихся механическому напряжению или повреждению. Концепция фасилитированного сегмента спинного мозга Ирвина Корра (1978) носит идентичный характер. Например, раздражённый желудок бомбардирует соответствующие позвоночные сегменты (Т6-Т7) нервными стимулами. Сегмент фасилитируется и реагирует даже на незначительный стимул от удалённого участка тела. Таким же образом, травма колена вызывает ограничения грудного отдела позвоночника.

Другим примером является пациент с острым ишиасом, возникающим в результате простого кашля или чихания. В этом случае ударная волна кашля или чихания концентрируется на зоне предпоражения на уровне соответствующего диска и отверстия.


Зоны фетальной предрасположенности

Многие наши пациенты — это беременные женщины, и у нас есть возможность тестировать положение плода в матке для определения возможных зон компрессии или нарушения мобильности и последующего сравнения наших данных с исследованием черепа новорождённого. Напряжение черепа in utero всегда подтверждается ограничениями у новорождённого.

Краниальные или спинальные ограничения вследствие неправильного положения плода вызывают патологическую «латеральную тенденцию», при которой человек постоянно травмируется на стороне напряжения у плода. Возможна и генетическая предрасположенность к этой тенденции. Генетика — это область, которая начинает объяснять ранее непонятные явления. Является ли болезнь предопределённой? Все заранее запрограммировано? Сегодня мы не в состоянии ответить на эти основополагающие вопросы, но мы и не верим, что поражения возникают абсолютно случайно.


Значение и природа поражения

О значении поражения не следует судить, опираясь на «количество». Иногда несильное падение или движение способно дестабилизировать тело и вызвать сильную боль, тогда как, казалось бы, серьёзная травма может пройти незамеченной. Например, лесоруб получает удар по голове стволом дерева. Сила удара разбивает правую чешуйчато-теменную область буквально вдребезги. Нейрохирург был вынужден устранить костные фрагменты и наложить шов на твердую мозговую оболочку, чтобы закрыть и защитить головной мозг. В дальнейшем пациент не страдал головными болями, головокружением или утомляемостью.

Каждый раз, когда он приходил на осмотр, мы чувствовали краниальное движение только в контакте с костью! Прямой мануальный контакт с твёрдой мозговой оболочкой не давал ничего.


«Тело и разум»

Соматизация

Существует хрупкое равновесие между психоэмоциональной и физической системами. Когда пациенты описывают симптомы, не поддающиеся объективизации, ряд специалистов относят эти симптомы к соматизации, т.е. проекции психологического нарушения на тело.

Таким пациентам часто говорят, что боль — это результат воображения и лечат их с определённой снисходительностью. Тем не менее, мы не в состоянии почувствовать боль наших пациентов за них. Появившись, боль не является ни объективной, ни субъективной, ни реальной, ни воображаемой, она просто «есть».

Определённая степень соматизации даже желательна, поскольку она устанавливает взаимосвязь тела-разума. Здоровый человек находит необходимое равновесие между телом и разумом. Все, что влияет на одно, влияет и на другое. Остеопатия, являясь глобальным видом медицины, лечит и тело, и разум одновременно.


Остеопатические «поражения» и «ограничения»

Поражения, которые мы устраняем, являются частью целого и с трудом поддаются выделению. Прежний термин «остеопатическое поражение» мы предпочитаем более новому термину, использующемуся в Американской остеопатической медицине, «соматическая дисфункция», смысл которого представляется нам более ограниченным. Остеопатическая концепция ограничения является глобальной концепцией нарушения адекватного движения тканей, которое может быть результатом многих причин. Происходит утрата мобильности, мотильности и энергии тканей.

Для разграничения этих поражений и поражений с общепринятой в медицине точки зрения мы используем термин «ограничение» при рассмотрении нарушений движения. Остеопат выявляет ограничения тканей своими руками. Они часто остаются нераспознанными традиционной медициной или носят разные названия. К сожалению, подобные несоответствия названий негативным образом отражаются на взаимопонимании между остеопатами и врачами традиционного направления в медицине.


Состояние хорошего здоровья

Мы можем проиллюстрировать нашу концепцию хорошего здоровья при помощи весов, стрелка которых может в равной степени отклоняться в сторону как хорошего, так и плохого здоровья (Рис.5-1). Слева перечислены отрицательные факторы, способные возникнуть в процессе жизни человека. Ни один из них не приводит к ограничениям, пока силы компенсации и адаптации являются достаточными, способными компенсировать негативные факторы, при этом человек сохраняет хорошее здоровье. Точнее говоря, человек находится в состоянии видимого хорошего здоровья, другими словами, без симптомов.

Photobucket

Травма может быть представлена весом. В зависимости от предшествующего положения весов небольшой дополнительный травматический вес может быть достаточен для нарушения равновесия и смещения состояния пациента в сторону болезни. То есть, силы компенсации и адаптации достигли предела, и даже незначительное негативное влияние способно спровоцировать болезнь. Вновь можно обратиться к аналогии с каплей воды, переполняющей сосуд. Этим объясняется то, как легкая простуда может развиться в пневмонию, или как наклон к полу за булавкой вызывает острую поясничную боль, или как простая неудача в любви способна спровоцировать тяжелую депрессию.

Остеопатическое лечение может устранить многочисленные и разнообразные поражения. К ним относятся фетальный стресс и его последствия, осложнения аномальных родов, травма и определенные психоактивные стрессы, от которых тело способно избавиться при помощи манипуляции.

На Рис.5-1 представлен и социальный стресс, ярким примером которого является безработица. Человек, не исчерпавший резервов компенсации адаптации, может положительно отреагировать на потерю работы. С другой стороны, если он достиг предела компенсации/ адаптации, у него могут развиться такие состояния, как язва, депрессия, острая поясничная боль или инфекция.

Остаются неизвестными еще многие негативные факторы, способные сместить стрелку весов в направлении нездоровья. Медицина достигла существенного прогресса в изучении бактерий и вирусов. Каким будет следующий секрет, раскрытый новым достижением в медицине?

Обратите внимание: Мы включаем прививки в список негативных факторов не потому, что мы против них, а потому, что некоторые из них могут оказаться проблемными в условиях предрасположенности. Например, вакцина ДКС значительно снижает краниосакральное движение у некоторых детей на достаточно длительное время. Эти дети легко утомляются, имеют проблемы с обучением и могут страдать разнообразными невыраженными респираторными или аллергическими заболеваниями.


Билатеральная неравнозначность напряжения твёрдой мозговой оболочки

Твёрдая мозговая оболочка растяжима, главным образом, продольно, между черепом и крестцом. Тем не менее, наш опыт показывает, что это продольное напряжение обычно не равнозначно билатерально ввиду следующих причин:

— одна сторона более гибкая и мобильная, чем другая. Например, правши стремятся поднимать предметы, наклоняясь влево
— положение плода формирует относительное напряжение одной и относительную свободу другой стороны
— накапливаясь, различные травмы усиливают исходные латеральные напряжения твёрдой мозговой оболочки или создают новые.

Ввиду этого необходимо тестировать продольное напряжение твёрдой мозговой оболочки и вдоль ее оси, и латерально. Пациенты с повышенным напряжением твёрдой мозговой оболочки с одной стороны более подвержены одноименным проблемам, таким как шейно-плечевая невралгия и ишиас. Даже в отсутствие очевидной патологии шейно-плечевые или пояснично-крестцовые корешки нервов на фиксированной стороне твёрдой мозговой оболочки находятся в большем напряжении и менее растяжимы.


Ограничения твёрдой мозговой оболочки

Ограничения твёрдой мозговой оболочки вертебрального происхождения обычно являются результатом сильной травмы черепа, позвоночника или крестца. Твёрдая мозговая оболочка повреждается твёрдыми костными тканями, и ограничения формируются за счет растяжений и микро-разрывов.

Посттравматические ограничения твёрдой мозговой оболочки могут спровоцировать эпилептические припадки, сосудистые проблемы, головные боли, головокружения, боль в спине, пищеварительные дисфункции, генитальную боль и многие другие проблемы в зависимости от сегментарного уровня повреждения.

Данное представление краниальных процедур не является ни исчерпывающим, ни революционным. За более полной информацией мы отсылаем вас к работам видных американских и европейских авторов: Уильяма Гарднера Саттерлэнда, Гарольда Мэгуна, Джона Апледжера, Лайонеллы Иззартель и Марка Бозеттто.

Необходима оценка состояния верхней краниальной твёрдой мозговой оболочки после прямой травмы черепа, то есть, после падения на голову или удара по голове тяжёлым предметом, равно как и в случаях внутриутробного напряжения плода или сколиоза. Верхняя часть твёрдой мозговой оболочки точно повторяет направление продольного синуса.

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/93704.html
Tags: Книги, Неврология, Причины, Статьи
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments