Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Остеопатические воззрения Р. Беккера. Избранное - I

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Продолжение: http://healthy-back.livejournal.com/129446.html

Д-р Э. Т. Стилл (А. Т. Still):

506
Я хочу, чтобы вам стало ясно одно: если все авторы говорят о том, что не знают о причине возникновения такого заболевания, то почему бы не оставить их в покое и не воспользоваться неким компасом для того, чтобы найти дорогу, ведущую к причине подобных заболеваний? Мы должны и использовать всю силу нашего разума и попытаться отыскать то, что никогда прежде не было найдено — причину заболевания.

До сих пор, насколько я знаю, ни один из них даже не сказал о том, что в результате падений, травм и других причин могут возникать патологии в костной структуре, а это само по себе может стать причиной состояния, известного как злокачественная анемия. Ни один медицинский авторитет не претендует на то, чтобы открыть новое специфическое средство для лечения данной болезни, но все признаются в том, что причина её неизвестна.


Д-р Р. Беккер:

Врач больше не решает в чём состоит проблема пациента, и затем делает что-либо для её разрешения. Доктор Беккер всегда особо подчёркивал тот факт, что одна и та же неподвижность и жизнь в движении существует как в теле врача, так и в теле пациента. В организме пациента такие свойства представляют собой самоисправляющиеся способности, постоянно находящиеся в действии. А врач, в свою очередь, при помощи своей сознательной осведомленности и умелых рук способен побудить эти механизмы здоровья внутри пациента к более эффективному уровню функционирования.

Результаты вашей работы будут прямо пропорциональны вашим знаниям и развитому вами чувству осязания.

Для того, чтобы понять основные принципы остеопатии, врачу необходимо внести радикальное изменение в свою концепцию о предназначении врача. Он не должен сохранять свои прежние концепции в работе с пациентами; ему не следует пытаться усвоить новые концепции, просто пытаясь применять их при лечении пациентов. Он должен прежде всего изменить свой образ мыслей и попытаться познать себя самого, до тех пор, пока не почувствует удобство при работе с новыми инструментами.

Первый шаг является самым трудным, но и самым важным для понимания и использования живых здоровых механизмов. Во-первых, обнаружьте и исследуйте механизмы живого функционирования внутри себя, и это приведёт вас к пониманию функционирования этих механизмов в организме пациентов.

Второй шаг — стать хранителем живых функций в работе. Подчинитесь пациентам.

Третий шаг состоит в том, чтобы развить живой навык пальпации. Пальпация является тем инструментом, который врач использует для обнаружения здоровья, находящегося внутри каждого человека. Научитесь чувствовать внутреннюю функцию, а не просто сильные и слабые движения.

24 часа в сутки телефонные линии «Помощи» обслуживаются обученными добровольцами, отвечающими на любые звонки — молодых и старых людей, богатых и бедных, больных, потерявших надежду, склонных к самоубийству, даже тех, кто просто жалуется на одиночество. Секрет их метода состоит не в том, что они говорят этим людям, а в их умении слушать людей, которым необходима помощь.

Вы должны осознавать свои чувства по отношению к обратившемуся к вам человеку, вы должны принимать этого человека таким, какой он есть — то есть, считать его таким же сильным человеком, как и вы сами. Слушайте его и отвечайте ему, не вынося никаких суждений о нём.

Мы провели параллель между работой добровольцев, общающихся с людьми, и врачей, занимающихся наукой остеопатией. Следует учитывать тот факт, что когда к вам на приём приходит пациент, он несет в себе физиологию тела, которому нужна ваша помощь. Вместо того, чтобы говорить об этой помощи с пациентом, мы обучимся пальпации и молча обследуем физиологию тела. Научитесь молча работать с пациентом, используя ваше натренированное чувство осязания для того, чтобы позволить здоровью восстановиться. Вместо того чтобы просто слушать слова, мы молча прислушивается к физиологии тела и понимаем ее. Вместо того чтобы обсуждать с пациентом создавшуюся ситуацию, мы займемся физической практикой, обучаясь тому, как почувствовать эти изменения, услышать то, что происходит внутри пациента. Пациент, как и я сам, не должен произнести ни слова. Мне не нужны слова, когда я практикую искусство прислушиваться к тканям.

Далее, я признаю, что единственной целью каждого из нас, врачей, является научиться служить человечеству.

...врачом, так как врач уже в значительной степени прекратил быть просто исполнителем лечебной программы и позволяет внутренней физиологической функции проявить свою точную Потенцию вместо того, чтобы применять слепую силу извне. Ему будут задавать большое количество вопросов, и много вопросов останется в уме пациентов. К счастью, этот этап легко превозмочь при помощи положительных результатов, которые врач достигает при лечении большей части пациентов, а также благодаря позитивным отзывам о проведённом лечении, которые делают его пациенты, направляя к нему других людей. Однако сомневающийся пациент представляет собой интересный феномен для рассмотрения, и это создаёт интересную цель для использования данного типа работы. Врач должен обладать субъективной и объективной осведомлённостью, а также думающим, видящим, чувствующим и знающим чувством осязания.

Движение — это не сама жизнь. Движение — это проявление жизни.

Процедуру контролируемой компрессии флуктуации спинномозговой жидкости, понижая её, доводя до короткого ритмического периода или точки покоя, можно осуществить, надавливая на теменные, лобные или височные кости или на крестец. Это не должно быть только компрессией четвёртого желудочка. Необходимо пользоваться этой техникой, применяя её на крестце при серьёзных травмах головы или при подозрениях на повреждение мозга.

Основные паттерны, именуемые сфенобазилярным синхондрозом, такие, как, например, торсия, будут влиять на все костные элементы и соединительные ткани всей физиологии тела. Это также относится и к некоторым особым тяжёлым напряжениям суставных мембран, как при затылочномастоидном типе стресса.

Нервное расстройство: Существуют люди с полным нервным расстройством — я не говорю о психосоматических случаях, я говорю о людях, которые пришли и которые физиологически перенесли нервное напряжение. Вы сразу проверяете их механизм, и они, как бы не включаются. Они едва дотягивают до 20 вольт (а должно быть 110) — это больная нервная система. У них было нервное расстройство. Это слабый, уставший, маломощный механизм. Состояние механизма хроническое, сохраняется в течение нескольких лет; в некоторые месяцы он работал лучше, в другие хуже, но это скверный механизм. Нервная система больна. У неё нет заряда.

Что их заряжает? Техника четвёртого желудочка один раз в неделю в течение необходимого времени, требуется для лечения ревматоидного артрита (6-12 месяцев). Вы должны сказать пациентам: «Некоторое время вы не будете чувствовать себя лучше, и я не собираюсь доказывать, что вам будет лучше. Этот механизм должен доказать нам обоим, что вам стало лучше». Спустя два или три месяца, совсем неожиданно вместо 20 вольт — 25. Некоторое время возможен возврат к 23, но потом опять повышение до 27 вольт. Со временем, в какой-то день пациенты приходят, и механизм заряжен. И, наконец, они входят в кабинет (коррекция обычно происходит между сеансами лечения, а не тогда, когда пациенты лежат на столе), вы кладёте руку на их механизм, и он говорит, «110 вольт — включайте». Я так делаю, и на этом нервное расстройство заканчивается.

Когда у вас пациент, у которого масса проблем, среди которых есть и хронические недуги, которым, как вы понимаете, требуется помощь, включите все факторы, которые имеются у данного пациента. Если у пациента плохая история со многими несчастными случаями или многочисленными болезнями, даже если это было в далёком детстве, включите все эти факторы в ваше сознание при проведении пальпации с тем, чтобы при чтении этих тканей, вы сохраняли толерантность, доступную для диагностики и лечения на тот определённый день. Подобные пациенты находятся при вас в течение долгого времени - поэтому нет смысла кидаться и проектировать грандиозные открытия на их материале и создать больше проблем, чем уже у них есть. Оставайтесь терпимыми с людьми с многочисленными несчастными случаями или со многими болезнями когда вы начинаете вашу программу и позвольте времени укреплять здоровье, это более результативно и более интересно.

Для меня ревматоидный артрит — это соединительная ткань, коллагенное заболевание от макушки головы до ступней. Всё в застое. Скажите, вы ведь хотите иметь метод, при помощи которого можно повлиять на всю систему коллагенов самым коротким и быстрым способом, и втайне надеетесь изменить жизнедеятельность всех костей и клеток так, чтобы она стала поддерживающей, и вы хотите сделать это везде, от макушки головы и до ступней — включая все больные суставы. Какой метод физиологической медицины может вам это дать? Конечно, техника четвёртого желудочка.

Когда вы проводите лечение, вы не можете думать об игре в гольф на следующей неделе. Вы должны сконцентрировать внимание и слушать, что происходит в потоке жидкости, когда вы с ней работаете и разумно её используете. Она тоже разумна; соедините свою разумность с её и придерживайтесь их при проведении программы сознательного понимания. Это делает проведение коррекции более безопасной для пациента и устраняет реакции.

Когда пациент приходит в следующий раз, сеанс длится уже 40 минут, в следующий приход это уже 30 минут, следовательно, мы выбрали правильное направление. Примерно через шесть или двенадцать месяцев мы вернёмся к нормальным семи минутам и пациент будет бодр и полон жизни. И хотя при нём останется ревматоидный артрит, но не в этом дело — пациент снова полон сил.

Сила давления на надзатылочную кость, которую вы используете, меняется в зависимости от пациента и от лечения — иногда она сильнее, иногда слабее. Затылочно-мастоидные нарушения печально известны своими реакциями; у вас могут возникнуть трудности при применении техники компрессии четвёртого желудочка, если вы слепо используете одинаковую силу давления с обеих сторон надзатылочной кости.

Ещё существует то, что я называю разорванной флуктуацией. Такой тип флуктуации врач может применить, чтобы сохранить изменения, в том случае, когда требуется изменить имеющийся у пациента паттерн механизма перемещения спинномозговой жидкости. Используя подобную флуктуацию, мы собираемся слегка модифицировать механизм перемещения жидкости у пациента. Если мы положим пациента на спину, а ноги согнём, это положение склонит весь механизм тела к сгибанию. Затем, если вызвать боковую флуктуацию, когда ноги пациента согнуты, очень скоро в организме появятся две действующих флуктуации: одна продольная и наложившаяся на неё боковая флуктуация. Конечно, всё это делается под контролем врача, который знает, как осторожно обращаться с эти механизмом, и который может медленно вызывать флуктуацию, внимательно изучая то, что ощущает при пальпации и позволяя этим вещам проявляться у пациента. Иногда работая с подобным типом потока, попробуйте себе представить, почему вам понадобилось этим воспользоваться.

Это продолжительный процесс с корректирующими изменениями, происходящими между сеансами лечения. Через некоторое время проявит себя относительное здоровье, доступное данному индивиду с данной клинической проблемой. Суть заключается в том, что для данного пациента ищется здоровье в его жизни, а не в лечении его от артрита.

Основные принципы, которых придерживается врач-остеопат:
1.
Организм — это единое целое.
2. Организм — механизм саморегулирования, тело обладает врождённой способностью лечить себя
3. Организму свойственна врождённая способность лечить себя.
4. Структура и функция соответственно взаимосвязаны.

Д-р Э. Т. Стилл (А. Т. Still) представил врачу-остеопату следующие концепции:
1) Артерия — это главный критерий;
2) Тело обладает врождённой способностью лечить себя;
3) Структура и функция взаимосвязаны.

Д-р Дж. Сазерленд (G. Sutherland) добавил ещё одну основную концепцию: Артериальный поток — самый главный, но спинномозговая жидкость руководит, и её флуктуацию в естественной полости можно наблюдать при пальпации, с применением краниальной методики.

Сейчас я могу дать вам несколько небольших советов, которые, возможно, поддержат ваши способности, и вы сможете больше почувствовать при проведении пальпации. Поверьте моему слову, что эти советы ничего другого не значат, кроме желания помочь вам в постепенном повышении вашего мастерства пальпации. Это просто советы, и их необязательно выполнять; это просто предложения, которым в течение десятилетий меня учили пациенты. Первое, что надо сделать, и вряд ли это вам понравится, это отказаться от собственного «я» (эго). Вы даже и наполовину не так умны, как ваше тело или тело того пациента, который лежит на столе.

Следующий совет помогает подумать о четырёх уровнях мастерства пальпации. Первый уровень — это поверхностный контакт. Вы просто что-то случайно выбираете. Вы не слушаете, вы просто отмечаете, что вы к чему-то прикасаетесь. При таком контакте используются только рецепторы на пальцах и руках. Следующий этап пальпации включает в работу проприоцептивные волокна длинной сгибательной мышцы большого пальца (flexor pollicis longus) и сгибательной глубокой мышцы пальцев (flexor digitorum profundus), которые являются мышцами предплечья и управляют движениями пальцев, включая большой палец. Вы можете сразу включить механизм поверхностного контакта, а затем слегка сократить свои мышцы, и вы сразу совсем по-другому осознаете, что вы чувствуете объект .

Удобно расположите предплечья руки на лечебном столе, а затем мягко обопритесь на локти. Это вносит легкую компрессию в процедуру. Если вы очень сильно обопрётесь на локти, вы заблокируете то, что пытаетесь почувствовать; вы помешаете тому, что должно произойти. Чтобы определить правильное количество нажима, нужно очень сильно опереться о стол, а затем постепенно ослаблять давление на стол. Снимите напряжение с предплечий, но не двигайте кистями рук, и вы сразу начнёте понимать, что что-то происходит. В этот момент вы не сцеплены со столом и не висите свободно — вы находитесь в состоянии плавающего контакта. При таком плавающем контакте всё, что происходит внутри пациента, готово рефлектировать обратно, а вы готовы принять это, так как сейчас ваши проприорецепторы согласуются с точным напряжением той части механизма пациента, которую вы бегло схватили.

В то же время, когда вы установили контакт руками и подключили к работе свои проприоцептивные волокна, чтобы слушать, что происходит в физиологии — включите сенсорную область вашего мозга. Это звучит глупо, но как говорить о чем-либо, не рассмотрев его. Думайте сверху, чувствуйте сверху. Ощущайте сверху, продолжая слушать физиологию. Это похоже на фокус, но в конце концов вы обнаружите, что вместо ощущения происходящего просто внизу, в ваших руках, вы также получаете информацию в сенсорно-моторной области. Вы можете слушать и нести материал, которым тело пытается научить вас, прямо наверх в сенсорные и моторные области вашего мозга.

Поверхностный контакт даёт вам один слой инструкций от физиологии тела; добавление проприорецепторов даёт другой слой; подключение сенсорно-моторного механизма даёт ещё более глубокий слой инструкций. Теперь вы можете отбросить все три уровня и сказать: «Я собираюсь Слушать (с большой буквы), и вы вступаете на квантовый уровень. Я не могу объяснить это, но я получаю больше информации на этом квантовом уровне, чем на всех трёх уровнях, вместе взятых.

Мы учимся читать сенсорный сигнал из сенсорных зон центральной нервной системы, поступающий в руку, вместо того, чтобы посылать сигнал от руки в сенсорные зоны центральной нервной системы. Учимся слушать через руки, а не руками. Пациент демонстрирует; врач слушает, внимательно.

Недостаточно чувствовать движение. Необходимо «слышать», что это движение обозначает — слушать мозгом, рассуждать мозгом, интерпретировать с помощью мозга, читать мозгом. Создать «умственную картину» того, когда и почему физиологическому механизму пациента требуется этот тип движения.

Именно комплексное использование как научного (объективного), так и личного (субъективного) инструментов даёт врачу истинный диагноз.

Интерпретирующие навыки требуют знания функционирования человеческого тела в прошлом, в настоящем, а также способность проецировать состояние функционирования в ближайшем будущем. Это отличается от простых тестов, проводимых при помощи научных инструментов, имеющихся в нашем распоряжении. Последние показывают лишь временные данные, которые отражают картину в данный момент. Истинная оценка состояния каждого пациента подразумевает определение того, что организм пациента делает со всеми этими переменными.

Каждый раз, когда к вам на приём приходит пациент, необходимо рассмотреть три фактора: мысли и мнения самого пациента относительно того, чем он болен, концепция врача, объясняющая заболевание и, наконец, мнение анатомо-физиологического целого тела пациента относительно природы заболевания.

Итак, пациент просто догадывается о диагнозе, врач с научной точки зрения догадывается о диагнозе, а тело пациента знает о проблеме и проявляет её в тканях.

Следовательно, врач может обучить своё чувство осязания распознавать и допускать тот факт, что в каждой травме или заболевании есть центр, расположенный внутри или вне пациента, центр, который содержит в себе способность проявлять своё травматическое или больное состояние. Внутри этого центра находится неподвижная точка. Она невидима, однако, может быть обнаружена опытной и проницательной пальпацией врача. Как я её распознаю? Мне приходилось обнаруживать эту потенцию сотни раз. Я научился на собственном опыте. Мне приходилось делать это, когда я учился читать структуру и функцию пациентов, пришедших ко мне со своими проблемами. Я получил полное представление об этой неподвижной области, сосредоточенной в травме или заболевании. Постепенно, после долгого периода времени ко мне пришло знание и понимание того, почему она существует, а также относительно её роли в общей картине травм и заболеваний.

Врач должен установить механизм неподвижной системы рычагов, при помощи которого он может чувствовать стресс и напряжение в тканях под своими руками и пальцами и обнаружить потенцию или области неподвижности в напряжённых областях. Он делает это, помещая свою руку или руки около области, в которой пациент испытывает боли, и затем установив точку опоры при помощи своего локтя, предплечья, перекрещённых пальцев или любой другой части его тела, которой ему удобно это сделать. От этой точки опоры его пальцы становятся концом рычага, который может замечать происходящие в теле изменения. Его точка опоры может перемещаться время от времени, приспосабливаясь к изменениям внутри тела, тем не менее продолжая оставаться неподвижной в своём рычажном функционировании.

Простой пример проиллюстрирует этот принцип. Возьмите ведро воды и приведите её в сильное движение, затем приложите вашу руку к стенке ведра. Вы почувствуете волнение внутри ведра с водой. Затем поставьте локоть на стол, таким образом, устанавливая точку опоры для прикосновения руки. Теперь, читая сквозь точку опоры, отметьте, насколько сильнее вы способны чувствовать волнение воды в ведре вашей диагностической пальпацией. Заметьте, что если вы сильнее обопрётесь на точку опоры, вы сможете глубже вчитаться в волнующуюся воду, а если вы слабее обопрётесь на точку опоры, то получите более поверхностное ощущение волнующейся воды. В физиологии человека биодинамические внутренние силы и биокинетические внутренние силы и их потенции уже работают. Не обязательно взбалтывать их, как вы сделали это с водой.

уществует определённая группа пациентов, для которой особенно полезна диагностическая пальпация. Это те люди, которым врач сказал: «Я не могу обнаружить причину ваших недомоганий. Обследование вашего физического состояния и все тесты не выявляют заболевания. Всё дело в состоянии вашего рассудка». Таких людей часто называют невротиками, психически неуравновешенными или «психами». Диагностическая пальпация определяет и подтверждает физическую очевидность для объяснения болей и недомоганий, которые испытывают эти люди. В таких психосоматических проблемах должен присутствовать соматический компонент, а обычные методы диагностики не способны уловить дисфункцию, выражающуюся в симптомах. Обнаружения, полученные при диагностической пальпации, находятся на более тонком, подклиническом уровне.

У тех людей, у которых не было какого-либо опыта в этой сфере деятельности, как правило, складывается очень скептическое отношение — они не верят, что диагностическая пальпация может выполнить всё то, что ей приписывают. Это чувство скептицизма является самым ценным качеством в данной работе. Оно служит для того, чтобы удерживать ноги человека на земле. Врач ищет информацию внутри живого тела. Если он настроен скептически относительно того, что данная информация доступна для него при использовании диагностической пальпации, он получит лишь малое количество информации. Если же его разум будет открыт для мысли, что эта информация доступна, обладая при этом достаточным количеством скептицизма, чтобы заставить тело доказать, что оно предоставляет такую информацию, тогда он будет в состоянии более точно оценить полученную информацию. Позвольте телу продемонстрировать своё функционирование или его нарушение. Достаточно полезно быть слегка скептично настроенным.

Диагностическая пальпация носит научный характер. Из группы врачей, которые обучились правильному использованию этой формы обследования, после осмотра одного и того же пациента каждый придёт к одному и тому же приблизительному выводу относительно его проблемы. Я использую слово «приблизительный», так как следующие одно за другим обследования за один день изменяют общую структуру расстройства, обнаруженную каждым врачом достаточно для того, чтобы у него сложилась слегка иная картина, чем у его коллег. Однако, если пациент страдает относительно хроническим заболеванием, и обследования были проведены за временной отрезок, который позволяет проблеме оставаться неизмённой, обнаружения каждого врача будут схожи с обнаружениями его коллег. Диагностическая пальпация имеет научный характер, поскольку проблема заключена в самом пациенте, а не в способности или неспособности врача обнаружить эту проблему.


Проблемы, связанные с травмами и стрессами, являются широко распространёнными и достаточно сложными. У моих пациентов встречаются такие последствия травм и стрессов, которые влияют на их конкретные состояние здоровья, и на их обшее самочувствие на протяжении нескольких дней, месяцев и лет, что заставляет их обращаться ко мне за помощью. Так, старая футбольная травма, полученная ещё в колледже, приводит 45-летнего мужчину ко мне на приём по причине болей в спине, спустя 20 лет после случившегося. Автомобильная авария, произошедшая шесть месяцев или шесть лет назад, оставляет после себя такие повреждения, при которых пациенту требуется постановка более точного диагноза и коррекция лечебной программы.

А. Т. Стилл говорил: «Причина и следствие бессрочны по своему действию. В начале, в некоторых случаях причина может быть не такой значительной как в других, но время вносит свои дополнения в следствие до тех пор, пока следствие по своей значимости не начинает перевешивать причину, и, в конце концов, наступает смерть. Смерть — это предел или суммарный итог всех следствий. Я лишь прошу читателя тщательно отмечать необычные и продолжительные изменения в следствии, когда в дело вступают дополнительные элементы и осуществляют своё доминирующее влияние». (А. Т. Still, Autobiography, p. 202.

Поскольку эти силовые факторы, входя в физиологию организма из внешнего окружения, не являются частью нормальной биоэнергии здоровья, естественно, что физиологией организма больного постоянно предпринимаются попытки изгнать такие биокинетические энергии назад во внешнюю среду. Компрессия, которую осуществляет врач в опорных точках, одновременно с контактами его рук с травмнрованными участками, приводит в действие эти биокинетические энергии, а также основную биоэнергию пациента.

При рассмотрении более серьёзных проблем, хронических случаев в равной степени используются движущие, биоэнергетические факторы. Временной интервал, подразумевающий период с момента начала заболевания до того времени, когда они (пациенты) обращаются к вам за помощью, а также степень имеющейся патологии играют важную роль в постепенном достижении вами соответствующих результатов лечения. Первые один, два, три сеанса лечения, возможно, снимут ряд внешних симптомов, и пациент сообщит вам, что он чувствует себя гораздо лучше, несмотря на то, что у вас, обученному методам диагностической пальпации посредством опорных точек и контактов руками, присутствует такое ощущение, что в деформированных тканях произошли лишь незначительные улучшения. Симптомы вновь возвращаются, и пациент временами выглядит расстроенным. В действительности в тканях никогда не происходят сразу столь значительные изменения, чтобы свидетельствовать об этом пациенту. Больные ткани, которые подвергаются корректирующим изменениям, никогда не демонстрируют это ощущением освобождения от боли. Корректирующие изменения в них начинаются с «жалоб», посредством которых они в данный момент заявляют о себе и которые выражаются для пациента в виде симптомов, но не в виде их обычных проявлений, а в виде разнообразных паттернов данных симптомов.

Постепенно, когда паттерн биоэнергетических факторов и биокинетических энергий, а также тканевых элементов сможет приблизиться к фокусу суммарного паттерна, у пациента появляется общее ощущение «завершённости», испытываемое им симптоматически, а врачом посредством его рук, которыми он проводит обследование и его опорных точек. В конце концов наступает тот день, обычно это случается в дни между посещениями врача и очень редко на самом лечебном сеансе, когда биоэнергетические паттерны хорошего самочувствия становятся доминирующими в организме пациента, и с ним начинают происходить различные позитивные изменения. За то время, в течение которого он проходил лечение, его биокинетические энергии из травматического паттерна с максимальной возможностью изгоняются назад, в его биосферу. Он (пациент) может находиться лишь на рекомпенсирующей стадии выздоровления, но такое состояние рекомпенсации гораздо лучше, чем то, которое он испытывал прежде. Если на данном этапе он прервёт лечение и обратиться к врачу вновь по прошествии несколько недель или месяцев, то физиология его организма будет свидетельствовать о непрекращающихся усилиях тканей по самовосстановлению, если при этом его биоэнергия здоровья продолжает выполнять свою работу по нормализации функционирования тканей. У него уже будет не в такой сильной степени выражена первоначальная патология. Возможно, он не нуждается больше в лечении потому, что до некоторой степени снова начинает ощущать эти паттерны, но врачом будут прилагаться усилия для достижения более высокого уровня функционирования, чтобы оказать пациенту более действенную помощь.

http://healthy-back.livejournal.com/111076.html

Я могу достичь прогресса в лечении, исходя из каждого конкретного случая заболевания, и добиваюсь нормального состояния или же подхожу к тому моменту, когда понимаю, что заболевание необратимо, и, что определённые травматические или стрессовые факторы будут продолжать своё участие в физиологических процессах организма больного.

Но затем, шесть месяцев спустя, когда пациент возвращается, и если вы чувствуете, что снова возникли какие-то препятствия, то это служит ключом к тому, что вы, возможно, должны пересмотреть ход ваших рассуждений, позволить себе пойти немного дальше, постараться послушать немного усерднее, узнать немного больше и снова продолжить работу с пациентом.

Хронические паттерны и закрытые петли (циклы): Конечно, не каждая проблема способна просто растаять или улетучиться. Физиология тканей, которые функционируют примерно в течение двадцати лет при наличии в них какого-нибудь старого шрама или рубца, не готова к тому, чтобы сразу очнуться и оздоровиться; требуется процесс подготовки для того, чтобы вновь вернуться к здоровому состоянию. Ткани, вовлечённые в хронический патологический процесс, нужно тренировать. Хронические паттерны деформации имеют тенденцию формировать закрытую петлю (цикл). Мой опыт в случае применения одной, особо расслабляющей (раскручивающей — unwinding) методики, показал мне, что после всех совершенных телодвижений, пациент почувствовал себя намного лучше, лечение прошло как по маслу. Но затем, со следующей недели, когда пациент пришёл ко мне на приём снова, у него наблюдалась та же самая деформация, в том же самом месте, то есть всё то же самое. Закрытая петля (цикл) представляет собой следующее: если вы инициируете процесс, он никогда не подойдёт к своему завершению, и вы будете ходить и ходить по одному кругу. В организме буквально устанавливается нейромышечная, биологическая, обратная, закрытая петля или замкнутый цикл (neuromuscular, biofeedback closed loop).

Это означает, что вы должны настроиться на то, чтобы использовать этот паттерн деформации. Вы стремитесь понять, что представляет собой здоровое состояние для данной области? И однажды вы справляетесь с этим паттерном деформации, пробиваете в нём дыру, так, чтобы он рассеялся, продолжаете работать с ним, чтобы в нём не поддерживалось состояние закрытой петли. Вы можете затем начинать производить коррекцию в области, где существует проблема. Если патология наблюдается там в течение нескольких лет, то нужно, чтобы связки смягчились, скелетно-мышечное напряжение изменилось, автономные системы видоизменили свои функции, лимфатическая система пробудилась и начала выполнять свою работу, и тогда Дыхание Жизни вновь вольётся в эти ткани, и они станут такими же здоровыми, как и остальные ткани организма. Многое должно измениться, но это будет происходить медленно. Вы можете почувствовать, что процесс протекает постепенно, но это — не коррекция, а в буквальном смысле, исчезновение самой патологии, притом, что паттерн здоровья становится доминирующим паттерном.

Когда ко мне на приём приходит пациент, то первое, что мне хочется сделать после того, как я выслушал его жалобы и попытался кратко описать историю болезни — это провести обследование организма больного и положить свои руки на ту область, где у него отмечаются основные жалобы (потому, что это та область, в которой он хочет что-то изменить). Это делается для ознакомления с состоянием пациента. Затем я перехожу к рассмотрению краниосакрального механизма пациента и всего того, что ещё могло бы быть засвидетельствовано для оценки состояния здоровья этого пациента в целом.

Принцип разрешённых движений: Существует пять различных паттернов разрешённых движений, которые применяются нами в качестве возможных лечебных процедур.

Преувеличение (exaggeration) — вероятно, самый распространённый способ, заключающийся в том, чтобы вести тканевые деформации в направлении, в котором они возникли в процессе деформации.

Ещё один паттерн разрешённых движений — это прямое воздействие (direct action), при помощи которого вы в буквальном смысле направляете ткани (органы, части тела) обратно в здоровое состояние. В частности, прямое воздействие иногда применяется при очень сильной деформации. В этом случае, если вы пытаетесь преувеличить её, то тем самым у пациента произойдет усиление дискомфортного состояния. Но если вместо этого, вы попытаетесь направить её в обратную строну, позволяя физиологическим функциям помочь вам осуществить это, то пациент будет чувствовать себя более комфортно.

Высвобождение (disengagement — это то, что подразумевает само это название.

Для паттерна противоположного (opposing) физиологического движения, в качестве примера, на ум приходит рассмотрение затылочно-сосцевидного повреждения. Если мы имеем дело с застарелым, хроническим затылочно-сосцевидным повреждением, которое существует уже в течение нескольких лет, тогда, возможно, мы можем применить противоположное физиологическое движение.

Наконец, существует формовочная, моделирующая (molding) техника. Фактически, техники нет.

Реакция на лечение: Как часто я произвожу лечение? Между сеансами у меня проходит неделя, но только если мы не имеем дело с пациентом, у которого острое воспаление поясничной мышцы (psoasitis) и который пристукнул бы вас, если бы вы не оказали ему помощь как можно скорее. Итак, вы сводите лечение сначала к одному сеансу через неделю, а потом к сеансу раз в месяц. Я пытаюсь лечить их (пациентов) так часто, чтобы это было достаточным для управления их состоянием, возвращая их назад к паттерну, который является для каждого конкретного человека паттерном здоровья. В течение следующих двух или трёх дней или недели они могут на самом деле почувствовать ухудшение потому, что вы отдали приказания определённым тканям, фасциям, соединительным тканям, которые любят производить громкие стенания. Вы пробуждаете их. Больная ткань не пробуждается со словами: «О, радость, мир во всем мире!» Она пробуждается и говорит: «Какого дьявола ты потревожил меня?». Иногда пациенты возвращаются к вам и очень горестно жалуются.

Лечение проводилось один раз в неделю, при использовании физиологических ресурсов организма этого пациента, и приблизительно через пять месяцев произошло изменение от состояния «бетонный» крестец к состоянию «плотный дуб» с некоторым улучшением тональных свойств. К концу девятого месяца, он пришёл ко мне на приём, и у него наблюдалось общее восстановление нормальной тональности костей крестца и общего здорового механизма ритмичного, непроизвольного, мобильного, подвижного, с движением жидкостей блока функционирования. Его лечение на этом было закончено.

Если осуществляется некоторый вид коррекции, но нет указаний на то, что произошло качественное улучшение функционирования физиологии организма пациента в травмированных участках, это значит, что так называемые коррекции не соответствуют физиологическим потребностям этого организма.

Пациент приходит на приём к врачу, он страдает плечевым невритом на протяжении 18 месяцев. У этого молодого мужчины крепкого телосложения также часто бывают сильные головные боли, и, обычно он чувствует себя несчастным и хандрит. Его многочисленные жалобы имеют отношение к области плечевого сплетения. Итак, крестец у него был зажат в тазовой области, а где проявлялись все симптомы? Сверху, то есть на другом конце. Они выражали собой жалобы там наверху, потому, что функционирование должно было происходить при полностью зажатой тазовой области. Там отмечалась боль, невралгия и наблюдалось натяжение фасций. Происхождение его симптомов было полностью связано с зажатой тазовой областью.

Самое главное, на что я пытаюсь обратить внимание, заключается в следующем. Мы руководствуемся физиологией пациента для того, чтобы постоянно осуществлять поиск тех участков или зон, где требуется наша работа, но не там, где проявляются симптомы, а там, где что-то можно сделать для того, чтобы дать организму возможность для тренировки самого себя, чтобы справиться с собственными проблемами.

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Продолжение: http://healthy-back.livejournal.com/129446.html
Tags: Книги, Неврология, Причины, Статьи
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments