Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Психосоматика

http://en.wikipedia.org/wiki/Psychosomatic_medicine - психосоматика - это "междисциплинарная сфера медицины". Как мило. Это означает, что люди, этим занимающиеся, должны знать материал нескольких дисциплин, но при этом иметь очень шаткий статус и неизвесткно кем считаться. После этого Стивен Баррен будет что-то писать нам о "холистическом подходе официальной медицины".

Один из типичных психосоматичнских синдромов - хронические боли в спине, известные как Tension myositis syndrome http://en.wikipedia.org/wiki/Tension_myositis_syndrome.

А началось всё с того, что я наткнулся на статью От мрачных воспоминаний - психолог или таблетка?:
Традиционно людям, пережившим сильную психологическую травму, рекомендуют обратиться к психологу. Цель его работы - не подавить или блокировать не приятные для человека воспоминания, а напротив, вытащить их на поверхность и сделать так, чтобы они стали для клиента менее травмирующими.

В ходе сеансов специалист обычно просит поведать все подробности травмирующей ситуации. Это называется "проговаривать" проблему. Ведь обычно, если мы рассказываем кому-то о том, что с нами произошло, мы как бы переживаем это заново, нам становится легче.

С таким топорным подходом у пациентов ещё долго не будет шансов на адекватное лечение, и придётся пользоваться услугами шарлатанов, пользующихся табличками "Запах изо рта - Гневные мысли, мысли о мести. Мешает прошлое."

Уже упоминавшийся мной журнал по психосоматике: http://www.psychosomaticmedicine.org/, пример со сколиозом http://healthy-back.livejournal.com/109386.html

Статья полностью. http://www.medpulse.ru/health/prophylaxis/psychotherapy/6957.html. Да, а таблетки от плохих воспоминаний - это, конечно же, блеф (и очень показательная тенденция лечить ВСЁ таблетками). Ну, как вы отделите плохие воспоминания от хороших?

От мрачных воспоминаний - психолог или таблетка?

Пережитые психологические травмы могут стать для человека причиной серьезных нравственных и даже физических страданий, а порой буквально отравляют нам жизнь, не давая адаптироваться в обществе, мешая общаться с окружающими, строить нормальную семью... В последнее время ряд ученых в США, Израиле и Нидерландах работают над созданием средств, которые помогут таким людям решить проблему радикально.

Группа психофизиологов из Института Вайцмана (Израиль) летом 2007 года провела ряд экспериментов на мышах.

Те получали травмирующий опыт, а затем им вводили химическое вещество, блокирующее образование белков, отвечающих за долговременную память. В результате грызуны начинали реагировать на определенные ситуации так, как будто никаких травм не переживали.

В прошлом году специалисты из Медицинского колледжа штата Джорджия (США) продолжили исследования в этом направлении и разработали технологию блокировки плохих воспоминаний, основанную на работе с особыми видами протеина, играющими ключевую роль в формировании памяти.

Доктор Джо Тцин, специалист по исследованиям мозга и поведения, выражает надежду, что скоро "будут созданы лекарства, помогающие людям вычеркнуть из памяти неприятные эпизоды жизни". "Это касается, например, ветеранов войн, страдающих после возвращения домой", - говорит ученый.

А совсем недавно исследователи из Амстердамского университета создали препарат, блокирующий, а затем полностью уничтожающий в памяти информацию негативного или стрессового характера. Лекарство представляет собой модифицированную версию одного из сердечных препаратов.

В отличие от американцев и израильтян, голландцы провели тесты на людях-добровольцах. По их словам, исследование дало "удивительные результаты".

Однако, британские врачи не разделяют энтузиазма коллег. По их мнению, чудо-таблетки представляют собой новый класс психотропных средств, которые способны привести к "серьезным этическим проблемам", связанным с изменением личности человека. Ведь мы таковы, каковы есть, благодаря нашему жизненному опыту - положительному или отрицательному... Если же изъять его из нашего сознания, мы можем потерять некие важные личностные свойства. К тому же, возможность удалять из мозга "ненужные" воспоминания открывает простор для психологических манипуляций.

Альтернативный вариант избавиться от негативных воспоминаний - гипноз. Им традиционно лечат психологические травмы. Как правило, человека заставляют под гипнозом пережить негативную ситуацию и внушают, что в ней нет ничего травмирующего.

Иногда ситуацию по необходимости корректируют, дают пациенту обнаружить какой-то более комфортный выход из нее. Правда, есть один нюанс: вы должны полностью довериться психотерапевту, который проводит сеансы гипноза. А это не для всех приемлемо.

Традиционно людям, пережившим сильную психологическую травму, рекомендуют обратиться к психологу. Цель его работы - не подавить или блокировать не приятные для человека воспоминания, а напротив, вытащить их на поверхность и сделать так, чтобы они стали для клиента менее травмирующими.

В ходе сеансов специалист обычно просит поведать все подробности травмирующей ситуации. Это называется "проговаривать" проблему. Дело в том, что нередко человек просто не решается говорить о приключившемся с ним несчастье, держит все в себе и от этого еще больше страдает. Ведь обычно, если мы рассказываем кому-то о том, что с нами произошло, мы как бы переживаем это заново, нам становится легче. К тому же, создается впечатление, что мы видим себя со стороны, чужими глазами. Ситуация уже перестает быть чем-то глубоко личным и не кажется такой безысходной.

По словам специалистов, основная причина психологических травм связана с тем, что мы не можем принять ситуацию, смириться с ней. Для нас невыносима сама мысль о том, что мы стали жертвой теракта, нападения, изнасилования, превратились в инвалида... Мы пытаемся отрицать это и, как следствие, страдаем от внутреннего разлада. Конечно, психолог не может убрать драматический эпизод из нашей жизни, но он способен заставить нас изменить свое отношение к нему.

Вероятно, "таблетки от воспоминаний" тоже имеют право на существование, но применять их следует с большой оглядкой, и только под контролем специалистов. Просто же "убив" нежелательные воспоминания, мы превратимся в своего рода душевных калек, ведь, как говорится - отрицательный опыт - тоже опыт. Возможно, нам будет его не хватать для того, чтобы, стапв умудренными, строить свою дальнейшую жизнь.

Ирина Шлионская

UPD: Читать про тело и психоэмоциональные травмы: Питер Левин, Эннгвин Сен-Жюст, Александер, Лоуэн, Райх.

Ссылки на литературу по психологии, насколько всему можно верить - не знаю: http://everlasting-cat.livejournal.com/42521.html

http://content.mail.ru/arch/26065/3061565.html

Что такое травма? Бертольд Ульсамер

Термин «травма» в настоящее время уже не относится только к клинической области, он стал известным и о нем говорят. В области семейных расстановок, однако, этот термин упоминается мало. Нижеприведенное описание этого термина основано на телесно-ориентированной работе с травмой, разработанной Питером Левином в сотрудничестве с Эннгвин Сен-Жюст. Этот подход к телесно-ориентированной работе с травмой, называемый Somatic Experiencing (Соматическое Переживание) или SE, идет дальше всех предшествующих ему концепций работы с травмой.

Наиболее значительным отличием подхода Левина является то, что он подчеркивает биологические корни травмы. Мы знаем три базовые реакции животных на угрозу, и все они управляются биологически. Если животное может противостоять распознанной им угрозе, оно будет бороться. Если угроза кажется чрезмерной, оно будет убегать. Если кошка, завернув за угол, внезапно видит собаку, она мгновенно принимает «решение» - если она может противостоять, она примет угрожающую позу и будет шипеть, иначе она побежит к ближайшему дереву.

Помимо реакций «бороться или бежать», которые также формируют и базовые стрессовые механизмы у людей, мы можем наблюдать и третью реакцию: замереть. Животное, которое встречается с внезапной, чрезмерной для него угрозой жизни, может перестать двигаться и замереть. Мышка, пойманная кошкой, замирает в этот момент. Этот же процесс мы можем видеть также и у людей, и можем рассматривать его как основу возникновения травмы. Это внезапный шок, превосходящая силы угроза и отсутствие возможности бежать или бороться. Попадая в этот тупик тело «замерзает».

В животном мире мы наблюдаем постепенный выход из этого замороженного состояния в результате другого естественного процесса, который начинается, как только угроза уходит. Животное «просыпается», выходя из своего замершего состояния, часто встряхивается или дрожит, чтобы освободить скованную энергию и продолжить свою обычную жизнь.

Дальнейшее зависит от глубины травматической реакции. Если, к примеру, птица залетела ко мне в комнату, и я ее поймал, она, скорее всего, замрет. Как только я ее выпущу наружу, она быстро сориентируется и улетит прочь. Если ее будут ловить часто, то замороженное состояние будет длиться дольше, птица не сможет быстро переориентироваться и, пока будет длиться процесс возвращения к своим прежним ощущениям, может начать агрессивно клевать своих собратьев. И если я продолжу ее ловить, то в конце концов она умрет от разрыва сердца.

Люди утратили навык естественного выхода из замороженного состояния в жизнь. Без специальной помощи мы часто не полностью возвращаемся из травматического состояния. Мы продолжаем нашу жизнь, но часть нашей энергии остается «связанной» в нервной системе, где эти не получившие разрешения энергии порождают такие симптомы, как тревога, депрессия, смятение и стресс. (Я не буду подробно уделять внимание влиянию травмы на нервную систему в этой статье)

Здесь важно прояснить, что травма – это всегда индивидуальный опыт столкновения с чем-то чрезмерным. Из этого возникает вопрос: «Как это возможно, что один человек воспринимает ситуацию как опасную и угрожающую, в то время как другой – нет?»

Мы можем обнаружить три важнейших фактора, которые вызывают эти различия. Конституция человека, которая частично основывается на биологических факторах, сильно влияет на наше переживание. Люди чувствительные гораздо скорее почувствуют себя подавленными, чем менее чувствительные. Способность нервной системы противостоять травмам, прежде чем произойдет срыв, очень индивидуальна. Личная история травм тоже вносит большой вклад в то, как человек реагирует на них.

Чем более травматические ситуации переживал человек, тем скорее он почувствует превосходство угрожающей ситуации и повторно войдет в замороженное состояние. Для тех, кто знаком с семейными расстановками, не будет новостью то, что дети перенимают не получившие разрешения травматические энергии от предыдущих поколений. Например, если родители были изгнаны из страны во время войны, ребенок с большой вероятностью будет нести часть их чувств. И тогда, если ребенок столкнется даже с незначительными событиями в своей жизни, которые напоминают предыдущие события или с чем-то, что может вызвать похожие чувства, это может привести к неадекватно сильному шоку. Травматерапевты также подтверждают, что неразрешенный травматический опыт, сохраненный в нервной системе и сознании, передается последующим поколениям.

Хотя мы не можем говорить, что есть однозначно травмирующие события, мы определенно можем сказать, что есть события, которые часто вызывают травматическую реакцию. Прежде всего надо упомянуть несчастные случаи и катастрофы всех видов: ДТП, землетрясения, а также смерть в результате военных действий и ранений. Также особенно тяжелыми бывают травмы детей в трудных родах, ранее отделение от родителей, насилие и так называемая «травма развития». Специалисты помогающих профессий и терапевты, которые оказывают поддержку пострадавшим, сами часто входят в состояние «вторичной травмы».

После любого травматического события его жертва погружается в глубокую тревогу, которая концентрируется вокруг страха, что травматическое событие снова придет – в реальности или в памяти. Если это происходит, то первоначальный шок испытывается снова как «ретравматизация». Он закрепляет травматическую реакцию, а также усиливает и первичную травму.

С другой стороны, организм испытывает потребность освободить скованную энергию травматического события, чтобы вернуть ее к своему естественному, свободному течению. Это приводит к тому, что привлекаются ситуации, которые повторяют травматическое событие. Например, если кто-то пострадал в ДТП, он может часто попадать в опасные дорожные ситуации. Но поскольку тело не знает, как реагировать иначе, чем в первый раз, когда возникла подобная опасность, то шок и дальнейшая ретравматизация усиливаются.

Как телесно-ориентированная терапия работает с травмой?



Телесно-ориентированная работа с травмой основана на концепциях и методиках, которые могут привнести весьма существенные дополнения в расстановочную работу. Я опишу пять основных принципов метода Соматического Переживания (Somatic Experiencing), которые я считаю наиболее подходящими в данном случае.



Титрование - капля за каплей

Прямое обращение к травме может быть опасным, но она может быть «растворена» с использованием подхода "капля за каплей". Используя пример из химии, если соляную кислоту (HCl) быстро смешать с каустической содой, то может произойти взрыв, однако если добавлять кислоту в соду капля за каплей, то они хорошо смешиваются. Этот процесс называют титрованием. Так же и при работе с травмой - вы можете обращаться к ней шаг за шагом, так, чтобы тело не "взорвалось". Когда происходит травма, слишком многое происходит слишком быстро и со слишком большой интенсивностью. Поэтому замедление, перерывы и неспешность - важные терапевтические средства для безопасной обработки травмы, они позволяют интегрировать травматический опыт с другим, позитивным, опытом в жизни клиента, и при этом в текущем моменте также создается безопасный контекст (в групповой или индивидуальной работе).



Естественные колебания организма

Когда на одном полюсе присутствуют угроза и превосходящая возможности сила, а на другом - безопасность и ресурсы, создаваемые в процессе титрования, тогда начинают происходить естественные движения от одной стороны к другой, которые мы называем колебания. Терапевт внимательно наблюдает за этими движениями, которые могут быть совсем небольшими, они дают информацию о смене направления, и терапевт поддерживает эти естественные колебания.

Сессия по работе с травмой обычно начинается с установления ресурсного, позитивного состояния, прежде чем происходит бережное обращение к следующему уровню травматического опыта. После того как клиент установит взаимосвязь с тяжелыми событиями или чувствами, терапевт следит, чтобы он соприкасался только с тем количеством материала, которое может освоить, и при этом терапевт поддерживает естественные колебания организма, как только они начинают происходить в теле. Это позволяет клиенту медленно освобождаться от "замороженной" энергии, что часто сопровождается такими физическими проявлениями, как легкая дрожь, перепады от жара к холоду; это показывает терапевту, что травма начинает исцеляться.

Клиенту нужно время, чтобы вернуться к настоящему и установить позитивный контакт со "здесь-и-сейчас", прежде чем сделать новое движение к травматическому опыту. Когда это естественное движение происходит, терапевт поддерживает клиента при его вхождении в травматическое состояние - на этот раз более глубоко, чем ранее. Требуется некоторое количество колебаний, чтобы полностью получить доступ к травматическому опыту, и это количество зависит от интенсивности первоначального переживания, а также от того, насколько глубоко оно проникло в душу. Например, однажды я вышел побегать, когда уже было темно, и столкнулся с велосипедистом, у которого не были включены огни. Хотя этот случай привел совсем к незначительным физическим повреждениям, мне потребовалось две сессии по одному часу и несколько колебаний, прежде чем я смог вспомнить, как развивались события, шаг за шагом, без того чтобы почувствовать перегрузку.



Исцеление травмы происходит в основном на физическом уровне

Поскольку травматический шок создает "замороженные" энергии, которые сохраняются в теле как скованность, высвобождение этих энергий и восстановление их естественного течения требуют от терапевта внимательности в отношении сигналов тела. Высвобождение всегда происходит физически, и легкие, неосознанные движения тела показывают терапевту, каким образом тело движется к освобождению. Чаще всего мы наблюдаем поведение "бороться или бежать". Первое инстинктивное движение в ответ на сильную угрозу обычно «бежать»: как только мы пытаемся создать дистанцию (внешнюю или внутреннюю), мы часто делаем легкие движения ногами. Как только мы установили достаточную дистанцию и чувствуем себя относительно безопасно, следующей реакцией может быть неконтролируемая агрессия. Как птица, о которой упоминалось в качестве примера выше, нападает на что-то или кого-то в области ее досягаемости, так и мы должны излить свою агрессию на наше окружение. Только после этого мы можем пойти на еще более глубокий уровень опыта, где мы, возможно, обнаружим боль и горе. Этот цикл может повторяться несколько раз, прежде чем травматическое состояние будет исцелено.

Я научился ценить реакцию "бежать" как необходимый шаг к проявлению замороженных энергий: если мы стоим слишком близко к травме, мы остаемся замороженными. Это не вопрос силы воли - мы должны создать необходимую дистанцию, чтобы суметь испытать огромное облегчение от достигнутой наконец-то безопасности. Важно знать, что мы можем пройти через этот процесс без того, чтобы вспоминать травматические события: некоторые клиенты помнят их, а некоторые нет. Достаточно следовать движениям тела, в то время как оно ищет свой путь к исцелению и возвращению в состояние естественного баланса.



Осознанность

Наблюдение и понимание движений тела требует осознанности. Многие наши телесные реакции стали бессознательными, и нам требуется сфокусироваться и не торопиться, чтобы заметить их. Нам может потребоваться повторить движение несколько раз, сознательно отслеживая его, прежде чем мы поймем, что именно выражает это движение. Например, рассказывая что-то, клиент делает легкие отстраняющие движения рукой, не осознавая их. Терапевт, работающий с травмой, сосредотачивается на движении, просит клиента замедлить движение, повторить его, и найти наиболее полное выражение этого движения или его значение. Этот процесс может освободить энергии, которые были заморожены, и сделать их снова доступными.



Совладание

Мы проходим через подобные процессы, когда испытываем эмоции. Ключевое слово здесь - совладание. Когда эмоции переполняют нас - неважно, это гнев, боль или блаженство - мы не можем удержать их и ищем пути совладания с ними. Регрессия, катарсис или реагирование действием - явные индикаторы эмоций, с которыми не удалось совладать. Так же, как с неосознанными телесными движениями, в эмоции нужно входить шаг за шагом постепенно, и справиться с ними, придавая им все больше и больше осознанности. Это очень похоже на то, как мы пытаемся достичь более глубокого уровня осознанности, практикуя медитацию. Если, например, клиент быстро и без осознанного понимания бьет по столу кулаком, терапевт может попросить его повторить движение три или четыре раза очень медленно. Клиент начинает чувствовать агрессию, содержащуюся в этом движении, и просто ощущает, как оно ведет к облегчению. После того, как клиент повторит движение еще несколько раз агрессия исчезает; медленное движение имеет успокаивающий, целительный эффект.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B5_%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE
Посттравматическое стрессовое расстройство
Фазы развития
1. Отчаяние
2. Отрицание
3. Навязчивость
4. Прорабатывание
5. Завершение


http://transurfer.livejournal.com/130375.html
Есть подобный же подход у П. Левина. На русском - книга "Исцеление травмы. Пробуждение тигра."

Метод, как Вы его описываете, очень похож на essential motion Карен Роупер

Trauma and the Body: A Sensorimotor Approach to Psychotherapy
http://www.amazon.com/Trauma-Body-Sensorimotor-Approach-Psychotherapy/dp/0393704572

http://transurfer.livejournal.com/137537.html
пока не забыла записать ) По памяти пишу, текст не могу найти в сети. Поскольку речь о голубях, то это какой-то механизм (не психологический, явно).

Две клетки, в каждой педалька. Нажимается педалька - появляется еда. Сажают двух голубей, дают им время сообразить насчет педальки. В первой клетке при нажатии педальки еда появляется каждый раз, во второй - в произвольном порядке (когда появляется, когда нет). Затем отключают обе педальки. В первой клетке голубь потыкался-потыкался, да и перестал дергать педальку. Во второй клетке голубь ее дергал пока не рухнул от изнеможения. Получается, что когда выдача "еды" идет бессистемно, когда есть, когда нет, это запускает какой-то механизм сильной зависимости.

Люди это используют вовсю, причем часто - интуитивно.

Для того чтобы поддерживать уже выученное поведение на определенном уровне надежности, не только не надо подкреплять его все время, а даже, наоборот, следует прекратить регулярные подкрепления и перейти на эпизодическое использование подкрепления, подаваемого в случайном и не предсказуемом порядке. Это и есть то, что психологи называют вариабельным режимом подкрепления.

Вариабельный режим гораздо более эффективен для поддержания поведения, чем постоянный, предсказуемый. Один психолог объяснил это мне так: если у вас машина новая и всегда хорошо заводилась, а однажды, когда вы сели в нее, повернули ключ, она не завелась, то вы, может быть, и попробуете завести ее еще несколько раз, но скоро решите, что что-нибудь не в порядке, и позвоните в гараж. Поведение, состоящее в поворачивании ключа, при отсутствии ожидаемого немедленного подкрепления быстро угаснет. С другой стороны, если у вас вместо машины старая консервная банка, которая еще ни разу не заводилась с первой попытки, и каждый раз требуется целая вечность для того, чтобы привести ее в движение, вы можете продолжать попытки ее завести в течение получаса; ваше поведение по поворачиванию ключа происходит в низковероятностном режиме подкрепления и поэтому сильнейшим образом поддерживается. Если давать дельфину рыбку за каждый прыжок, то скоро прыжки станут невысокими, небрежными, лишь бы отделаться. Если теперь перестать давать рыбу, дельфин тут же перестает прыгать. Но, если после того как животное научилось прыгать за рыбку, начать подкреплять первый прыжок, затем третий и так далее наугад, поведение будет поддерживаться на более высоком уровне: не получив подкрепления, животное станет прыгать чаще, стараясь угадать счастливый номер, и прыжки могут даже усилиться.
Вся книга: http://lib.rus.ec/b/155553/read

Начнём с одного эксперимента, который проводили этологи (учёные, занимающиеся изучением поведения животных). Они взяли клетку с крысами и подвели к её полу электричество. Потом стали дрессировать крыс: они давали им звуковой сигнал («Бип!»), через две-три секунды после которого следовал электрический разряд по полу. Не смертельный, но очень, очень неприятный. Крысы, не будь дураком, быстро просекли фишку, и чуть-чуть выждав после сигнала, подскакивали в воздух, тем самым пропуская разряд. Крысы – они вообще очень умные, как бы вы к ним не относились.

Однако чуть позже с ними стали обходиться существенно хуже. А именно: разряд подавали не в строго определённое время после сигнала, а после того, как крыса приземлялась. То есть вне зависимости от того, когда крысы подпрыгивали, порция боли им доставалась.

И они… перестали прыгать. В самом деле, зачем дёргаться, если тебе всё равно настучат?

И даже когда исходный порядок восстановили, то есть снова зафиксировали временной интервал между сигналом и разрядом, крысы так и продолжали уныло сидеть на полу, печально мучаясь при каждом эксперименте…

Привыкнув, что разряд будет всё равно, они перестали бороться. И посему так и не заметили, когда эксперимент был возвращён к исходным, сравнительно мягким и позволяющим избежать боли установкам. Это и называют выученной беспомощностью – ожидание неминуемого наказания (а точнее, представление о таковом) вышибает инициативу и желание бороться напрочь. И справедливо это для людей даже в большей степени, чем крыс…

Синдром выученной беспомощности – одно из фундаментальных явлений в поведении, прослеживающееся у всех животных, хоть в какой-то степени способных учиться и менять своё поведение.
Tags: Неврология, Причины, Психосоматика
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments