Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Остеопатические воззрения Р. Беккера

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/120962.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/123533.html

Глава 4: Искусство пальпации


Роль пальпации в диагнозе краниосакрального механизма

Статья датирована февралём 1983 года.

Пальпация кранио-сакрального механизма.

Д-р Э. Т. Стилл (А. Т. Still) представил врачу-остеопату следующие концепции:
1) Артерия — это главный критерий;
2) Тело обладает врождённой способностью лечить себя;
3) Структура и функция взаимосвязаны.

Д-р Дж. Сазерленд (G. Sutherland) добавил еще одну основную концепцию: Артериальный поток — самый главный, но спинномозговая жидкость руководит, и её флуктуацию в естественной полости можно наблюдать при пальпации, с применением краниальной методики.

Хотя д-р Сазерленд говорил об основном дыхательном механизме, — краниосакральном механизме, мы знаем, что физиология тела — это одно анатомикофизиологическое функционирующее целое, которое включает и основной механизм дыхания. Краниосакральный механизм не является отдельной обособленной областью.

Чтобы показать это ритмическое непроизвольное, мобильное, структурно-функциональное взаимоотношение, давайте рассмотрим следующее:

Спинномозговая жидкость: Она постоянно образуется, предположительно, в сплетении сосудистых оболочек в боковом, третьем и четвёртом желудочках центральной нервной системы. Из четвёртого желудочка спинномозговая жидкость идёт в субарахноидальные области вокруг мозга и вниз по позвоночному каналу в крестец. Она перепоглощается венозной системой через пахионовы грануляции вдоль верхнего сагиттального синуса. Жидкость также следует по периневральным каналам или оболочкам краниальных и спинальных периферических нервов и перепоглощается системой лимфатической жидкости, что является третьей циркуляцией в физиологии тела.

Более серьёзный подход рассматривает спинномозговую жидкость, как процесс флуктуации, а не просто процесс циркуляции, какой характерен для других жидкостей тела. Спинномозговая жидкость содержится в естественной полости, и её движение или флуктуацию можно выявить при помощи пальпации, не только в краниальной области, но по всей лимфатической системе и другим системам жидкостей, имеющимся в теле. Эта флуктуация похожа на движение «прилива-отлива», в отличие от волнообразного движения. Этот прилив-отлив мощный, ритмический, постоянный, непроизвольный, состоит из 8-12 движений жидкости в минуту, вливающейся и выливающейся. При помощи умелой пальпации возможно контролировать ритм этого потока до того уровня, который свойственен для ритмического сбалансированного взаимного обмена всех жидкостей тела.

Д-р Стилл (Still) говорил, что спинномозговая жидкость является самым главным из известных элементов тела человека. Д-р Сазерленд (Sutherland) добавлял, что она обладает потенциалом, фактором Дыхания Жизни, который превращается в элемент физиологии центральной нервной системы. Все это позволило д-ру Сазерленду (Sutherland) утверждать, что перемещающаяся спинномозговая жидкость составляет основу главного дыхательного механизма.

«Ключи» пальпации: При помощи пальпации можно оценить качество жизнеспособности пациента. Полный объём потока прилива-отлива у пациента, который составляет 8-12 движений в минуту, можно сравнить со 110-вольтовым паттерном здоровья. Поток, который кажется слишком медленным, составляет менее 110 вольт (30-90 вольт) и воспринимается скорее как вялый, чем полный, он может указывать на многие потенциальные проблемы, включая хронический серьёзный стресс и другие заболевания. Такая оценка поможет направлять возврат к здоровью при помощи успешной программы лечения.

Центральная нервная система: Центральная нервная система состоит из полушарий мозга, мозжечка, мозгового ствола с четырьмя желудочками, в которых расположены все физиологические центры, включая центры дыхания; из 12 пар краниальных нервов; гипофиза и шишковидных тел; а также спинного мозга с периферийной нервной системой. Мелкие движения центральной нервной системы наблюдаются как результат пульсации церебральных артерий, произвольных движений головы и шеи, а также вдоха и выхода во время дыхательных циклов рёберно-диафрагмальной системы.

Дополнительно к этим движениям существует сужение и расширение общего неврального канала, это движение связано с краниосакральным механизмом. Во время фазы расширения боковой и третий желудочки расширяются и заполняются поступающей спинномозговой жидкостью, а во время противоположной фазы желудочки сужаются, когда выливается жидкость. Эта постоянная, непроизвольная ритмическая подвижность нервной системы объединяется с перемешающейся спинномозговой жидкостью и реципрокным напряжением мембраны, чтобы способствовать адекватному дренажу мозга, гипофиза и шишковидных тел и других участков функционирования.

«Ключи» пальпации: Подвижность центральной нервной системы трудно почувствовать, и в основном это необязательно делать. Можно пропальпировать расширение сдавленного участка полушария мозга во время фазы коррекции напряжения суставной мембраны.

Реципрокное напряжение мембраны: Существуют 3 слоя мозговых оболочек, окружающих центральную нервную систему: мягкая оболочка (pia mater), паутинная оболочка и твёрдая оболочка (dura mater). Твёрдую оболочку д-р Сазерленд (Sutherland) назвал реципрокным напряжением мембраны за то, что она функционирует, как элемент связи с краниосакральным механизмом.

Твёрдая оболочка обволакивает мозговой череп в виде внутренней надкостницы, проходит через швы, чтобы продлиться внешней надкостницей черепа, затем соединяется с общей системой соединительных тканей, поскольку они подвешены к основанию черепа. Внутри мозгового черепа у твёрдой оболочки имеются три двойных элемента: серповидные образования мозга, палатки мозжечка и серповидное образование мозжечка. Главным свойством этого образования является соединение серповидного образования мозга с палаткой мозжечка в ровном синусе, чтобы создать точку опоры, где серповидные образования и две половины палатки мозжечка становятся тремя серпами мобильного функционирования. Это соединение называется точкой опоры Сазерленда (Sutherland).

Три серпа — серповидное образование мозга, правая и левая палатки мозжечка действуют, как реципрокное напряжение мембраны с их передними, задними, боковыми и нижними полюсами прикрепления к костным элементам черепа и крестца. Это реципрокное напряжение мембраны, а не мембран. Это один из элементов функции.

Соответственно, реципрокное напряжение мембраны движется в передне-верхнем направлении в момент сгибания при расширении основания черепа и боковых сторон головы и в задне-нижнем направлении в момент разгибания при сжимании основания черепа и сторон головы. Точка опоры Сазерленда (Sutherland) является точкой, вокруг или через которую три серпа функционируют физиологически в поддержании баланса в мембранном суставном механизме черепа. Это автоматическая, меняющаяся, со временными остановками, приспосабливающаяся точка опоры для торсии и сфено-базилярных движений при боковом сгибании, так же, как для различных неправильных положений, которые случаются при напряжении краниальных суставных оболочек. Это постоянная, непроизвольная мобильность, которую демонстрирует точка опоры Сазерленда и три серпа, рефлектора и её можно уловить при помощи пальпации во всех соединительных тканях тела и в окружённых ими частях тела — костях, мышцах, органах, жидкостях, клетках и т. д. Следует добавить, что все пациенты живут с торсией или с ротацией бокового наклона, что является физиологическим структурным компонентом их краниосакрального механизма. Этот компонент также проявляется рефлекторно во всех соединительных тканях тела. Когда в краниосакральном механизме обнаруживается какой-либо паттерн — будь то паттерн здоровья, травмы или болезни — продолжается постоянное непроизвольное ритмическое движение всех частей этого механизма. Реципрокное напряжение мембраны является рабочим подвижным инструментом, при помощи которого искусные пальцы врача могут поставить диагноз пациенту и работать с этими механизмами.

«Ключи» пальпации: При работе с реципрокным напряжением мембраны в мозговом черепе и с соединительными тканями тела пальпация выявляет два фактора: постоянное, подвижное сгибание/внешняя ротация, разгибание/внутренняя ротация с движением 8-12 раз в минуту, а также структурный паттерн общей физиологии тела, которая присутствует в организме пациента. Важно определить основной паттерн здоровья, свойственный индивиду, так как по этому паттерну восстанавливается здоровье; далее следует определить структуру — функцию паттерна стресса, ответственного за болезнь пациента. Умелая пальпация выявит эти факторы по постоянному движению реципрокного напряжения мембраны и соединительных тканей.

Краниальные суставные механизмы: В черепе имеются 29 костей, но краниосакральный механизм включает из них только 22: 8 создают мозговой череп, 14 оставшихся находятся на лице. На 22 кости приходится почти 100 соединительных суставов. Сфеноид, затылочная кость, две височные кости, две теменные кости и лобная(ые) кости образуют мозговой череп, и их можно непосредственно контролировать как по их движению, так и по направлению движения и паттерну структурной целостности при помощи точки опоры Сазерленда и реципрокного напряжения мембраны. Относительная подвижность сфеноида производится вместе с лобными и лицевыми костями, затылочная кость двигается вместе с височными, теменными костями и нижней челюстью.

Паттерны суставных мембран в краниосакральном механизме описываются в их связи со сфенобазилярным синхондрозом. К этим паттернам относится торсия (правая или левая), наклонно-боковая ротация (правая или левая) и компрессия. Кроме этого существуют особые напряжения суставных мембран в зависимости от индивидуальных структурных взаимосвязей таких, как затылочномастоидная, лобносфеноидальная, лобнотеменная и теменная выемка и многих других, сколько существует суставных мембран.

Основные паттерны, именуемые сфенобазилярным синхондрозом, такие, как, например, торсия, будут влиять на все костные элементы и соединительные ткани всей физиологии тела. Это также относится и к некоторым особым тяжёлым напряжениям суставных мембран, как при затылочномастоидном типе стресса.

«Ключи» пальпации: Костные элементы распологаются на поверхности краниосакрального механизма и более доступны для тактильной оценки, но необходимо понять, что эти костные элементы являются частью мембранного суставного механизма, и искусство заключается в том, чтобы при помощи пальпации определить мобильное функционирование этих элементов в состоянии здоровья и при стрессе. Кости в основном лежат вдоль пути движущегося механизма.

Крестец: Крестец играет важную роль в физиологической мобильности из-за того, что он имеет сложный паттерн для произвольного движения таза по одной линии или для постурального движения и паттерн постоянной ритмической непроизвольной мобильности в виде сгибания-разгибания, как части краниосакрального механизма. Крестец располагается на нижнем полюсе реципрокного напряжения мембраны и объединяется с точкой опоры Сазерленда и с тремя ручками управления (рычагами) или серпами. При травме может быть заблокирована непроизвольная подвижность крестца и это может ограничить движение всего реципрокного напряжения мембраны и соединительных тканей тела. Это ограничение может способствовать возникновению многих проблем в общей физиологии тела. Утрата непроизвольной подвижности крестца не всегда приводит к потере произвольной или постуральной мобильности крестца, поэтому потеря непроизвольного движения часто не усматривается.

«Ключи» пальпации: «блокированная» непроизвольная сакральная подвижность может сохраняться в течение многих лет и может быть выявлена лишь при умелой пальпации врача. Когда крестец заблокирован, весь таз — крестец и обе подвздошные кости стараются вступать как единое целое в ритмическое сгибание и разгибание с точкой опоры Сазерленда. Когда крестец освобождается и получает возможность свободно действовать с точкой опоры Сазерленда, крестец и две подвздошные кости составляют три единицы движения. Диагноз при помощи пальпации этого сакрального фактора крайне важен при определении паттернов здоровья для пациента.


Теперь об основном дыхательном механизме.

Общность основного дыхательного механизма является главным анатомо-физиологическим явлением: Существует живое, врождённое движение в физиологии всего тела, выражающееся в виде флексии всех структур по средней линии с внешней ротацией всех двусторонних структур, которое сменяется разгибанием всех структур средней линии с внутренней ротацией всех двусторонних структур со скоростью 8-12 раз в минуту. Это движение сохраняется в течение всей жизни. Этот механизм важен для здоровья индивида. Он есть как у врача, так и у пациента и доступен для диагностической пальпации во всех частях тела пациента. Каждый из пяти компонентов доступен для диагноза методом пальпации, пока врач принимает во внимание качество и тип затронутой жидкости или ткани и их функциональную связь с другими компонентами.


«Ключи» пальпации при клинических нарушениях.

При многих проблемах, связанных с краниосакральным механизмом, возможен диагноз методом пальпации по одному или более из пяти компонентам. Далее представлены примеры.

Головные боли: Существует как много различных видов головной боли, так и тех, кто от них страдает. Пальпация подзатылочных напряжений может подтвердить предположение о застое венозного дренажа из мозгового черепа в результате уменьшения колебания черепной коробки при сгибании и разгибании. Настоящие случаи мигрени почти неизменно показывают паттерн наклонно-боковой ротации при сфено-базилярном синхондрозе с продромальными симптомами, начинающимися на стороне верхнего большого крыла сфеноида и верхней части затылка. Наличие этого паттерна не является причиной мигреней, но служит подтверждением диагноза.

Повышенное кровяное давление: При хронической гипертонии пальпация обычно выявляет выравнивание палатки мозжечка, что влияет на его анатомическое функционирование. При флексии он не возвышается куполом насколько требуется при его ритмическом движении.

Дислексия: Во многих подобных случаях можно найти наличие паттерна внутрикостного напряжения височной кости.

Невралгия тройничного нерва и другие нарушения тройничного нерва: Эти нарушения обычно бывают связаны с зубными травматическими напряжениями.

Сотрясение: В функционировании реципрокного напряжения мембраны ощущается жёсткость, как при шоке.

Менингит и постменингитное состояние: Реципрокное напряжение мембраны меняется в своём тональном качестве и функции от «влажной папиросной бумаги» в острых случаях болезни до «мокрого картона» при хроническом постменингитном состоянии. Как в острых, так и в хронических случаях наблюдается венозный застой, влияющий на центральную нервную систему.

Сфенобазилярные паттерны: Дополнительная травма может декомпенсировать имеющиеся паттерны и воздействовать на краниосакральный механизм и механизм тела.

Специфические напряжения суставных мембран: Они могут быть остро ослаблены или находиться в хроническом ослабленном состоянии в течение месяцев и лет.

12 пар краниальных нервов: Могут быть затронуты функциональные связи любого из этих нервов. На лице могут возникнуть проблемы с глазом, ухом, носом и горлом; в мозговом черепе и в основании черепа может проявиться синдром блуждающего нерва и ниже к крестцу может проявиться воздействие на его парасимпатический выход. Был интересный случай, когда пациент потерял зрение в результате теменной компрессии травматического происхождения, которая толкала затылочную долю центральной нервной системы и её известковую фиссуру на серповидное образование мозга в районе ровного синуса. При пальпации наблюдалась теменная компрессия с утратой мембранной и суставной мобильности.

Крестец: Его свободное функционирование может быть пропальпировано. Диагностическая пальпация может выявить наличие «заблокированного» крестца в результате жёсткого падения на ягодицы или инерционных поражений («хлыстовой удар»), ограниченного возвращения к физиологическому функционированию в послеродовой период, а также других сопутствующих факторов.

Новорожденные, младенцы и дети: Нельзя переоценить роль диагноза методом пальпации при использовании краниосакрального механизма новорожденного, младенца и ребёнка. Основной дыхательный механизм при работе внутри плода способен свободно совершать ритмическое функционирование, защищённое жидкостью, в которую погружён плод. Его движение в форме отлива-прилива обеспечивает жизненный фактор (любой, какой может быть) и ритмическое непроизвольное движение каждой клетки развивающегося тела плода 8-12 раз в минуту.

Затем ребёнок рождается, формируясь в процессе своего прохода по родовому каналу. Основной дыхательный механизм продолжает своё движение типа прилив-отлив в новорожденном в его реципрокном напряжении мембраны, соединительных тканях и жидкостях, буквально ведя механизм новорожденного к общему паттерну здоровья, освобождая возникшие области от стресса и формируя здоровье для функции простой подвижности сгибания/внешняя ротация, разгибания/внутренняя ротация и мобильности. Физиологический паттерн торсии или наклонно-боковой ротации может быть достигнут к этому времени и будет частью общего паттерна здоровья, который сохранится у данного пациента на всю его жизнь.

У новорожденного нет суставного механизма, кроме суставных контактов закруглённых возвышенных частей костей затылка в углублениях атланта. Любые выгибы, склонения, повороты и растяжения являются основными напряжениями мембраны до 10-13 лет, когда костные пластины начинают развивать свой суставной статус. При диагностическом пальпировании можно обследовать краниосакральный механизм ребенка, чтобы выявить основной паттерн мембранного суставного здоровья, который развивается в данном индивиде, чтобы пронести его через всю жизнь. Любые будущие травмы и/или болезни, приобретённые пациентом в течение жизни, должны вести к этому функционированию здоровья дополнительно к корректированию появившегося стресса.

Этот процесс не требует времени. Можно работать при помощи умелой пальпации и позволить перемещению спинномозговой жидкости в виде прилива-отлива и подвижному мембранному реципрокному напряжению мембраны продемонстрировать их основной паттерн функционирования в краниосакральном механизме, а через соединительные ткани и жидкостные матрицы тела и в общей физиологии тела. Будет легче понять будущие паттерны здоровья или стресса для данного индивида, если врач будет иметь пальпационный отчёт об основной, непроизвольной жизненной мобильности пациента.

В общем, от головных болей и до проблем новорожденного, существует множество клинических проблем, которые можно диагностировать и лечить при помощи умелой пальпации. Во многих случаях методики пальпации являются единственным путем достижения результатов. Можно добавить, что клиническим фактом является то, что связочные суставные напряжения, фасциальные нарушения и другие травматические или связанные с заболеванием проблемы могут затрагивать различные части функционирования основного дыхательного механизма, и, наоборот, проблемы краниосакрального механизма могут оказывать неблагоприятное воздействие на остальную часть организма. Вывод, который можно сделать, заключается в том, что физиология тела едина по функции в состоянии здоровья, при травме и/или болезни. Искусство пальпации способно проследить взаимосвязь здоровья и клинических проблем от ступни до макушки головы и в обратном порядке.


Диагноз при помощи пальпации как искусство и наука.

Пальпация играет одинаковую роль при диагнозе и лечении в использовании основного дыхательного механизма и физиологии тела. Пальпация — это и искусство и наука. С научной точки зрения пальпация — это квантовый скачок чувственного восприятия. В тот момент, когда врач кладёт руки на пациента для проведения пальпации в целях диагноза и лечения, он становится участником долевого, совместного с пациентом эксперимента. Врачу совершенно невозможно оставаться нейтральным или сторонним наблюдателем, когда он работает с живыми тканями пациента.

Врач — это непроизвольный основной дыхательный механизм в пределах живой произвольной физиологии тела. Его пациент наделён такими же качествами, непроизвольным основным дыхательньгм механизмом в пределах живой произвольной физиологии тела. Тогда пальпация становится живым взаимообменом между живыми организмами. Врач не просто наблюдает. Он участник, так как его руки, его приоцептивные волокна ввода и сенсорно-моторные области его центральной нервной системы отмечают движения, мобильность и подвижность живого тела и тканей пациента. Он располагает руки в готовности принять информацию. Осознание собственной жизни, толкающее его понять живую функцию у пациента, является важным стимулом, чтобы призвать основной дыхательный механизм и физиологию тела пациента продемонстрировать свои механизмы и реакцию тканей на пальпацию участвующего врача. Это действительно совместное объединение по обмену между врачом и пациентом.

Можно провести «целевое» обследование при более поверхностном подходе, если врач решит проверить уровень движения по пассивному движению затронутых частей. Сведения, которые он получит, неглубоки по своему содержанию и не принимаются во внимание при определении функционирования данной области как живого механизма.

Врач может остановиться на более глубоком изучении данной области. Для этого он должен наладить контакты своих рук таким образом, чтобы ввести в игру разбуженный проприоцептивный контакт с глубокой сгибательной мышцей пальца (flexor digitorum profundus) и длинной сгибательной мышцей большого пальца (flexor pollicis longus), чтобы почувствовать живые движения у пациента, а затем дать возможность этой мобильности и подвижности самим послать сообщения в сенсорно-моторные области центральной нервной системы врача. Он больше не наблюдатель, он участник. Он не наблюдает за сенсорным сигналом, который он получает. Врач активно, а не пассивно даёт возможность живой функции определённой области пациента сообщать ему — о её здоровье, стрессе, и о динамике взаимосвязей с общей физиологией пациента.

Оценка уровня движения простым наблюдением за имеющимся движением является относительно быстрой процедурой и может быть объективно проанализирована при сравнении одной области с другой, так как врач постоянно при ежедневном использовании развивает и совершенствует искусство пальпации, пальпация становится ценным орудием для диагноза до и после лечения. Пальпация даёт некоторую информацию о качестве функции в затронутой области, хотя она не даёт врачу полной картины элементов непроизвольного движения, мобильности и подвижности, а также более тонких подробностей произвольной активности. Для этого требуется участие в работе названных элементов самого пациента, а также дополнительный фактор времени, позволяющий тканям продемонстрировать свое функционирование. Так как врач проводит пальпацию при помощи своего проприоиептивного сенсорного сигнала, он должен подождать несколько мгновений или даже минут, пока разбуженный основной дыхательный механизм и физиологические механизмы приступят к работе. Эти механизмы включают все клетки, жидкости, соединительные ткани, их движение в виде прилива-отлива, мобильность и подвижность.

Область здоровья сообщит этот факт врачу через качество тона произвольных тканей и через качество непроизвольной мобильности базового ритма основного дыхательного механизма в его сгибании/внешней ротации, разгибании/внутренней ротации для структур средней линии и боковых структур. Область или области стресса сообщат об этих факторах врачу через изменение качества тона в произвольных тканях и ограничением или отсутствием движения типа прилив-отлив в основном дыхательном механизме. Врач должен дать возможность физиологии пациента сообщить об этих данных до того, как начать их анализировать. Функцию, как показывают живые ткани, можно легче понять после того, как работа закончена, и чуть труднее это можно сделать в то время, когда функция выполняет свою работу. После того, как было предпринято коррекционное лечение для восстановления функции к здоровью, стоит проверить область стресса и посмотреть, работает ли опять, как обычно, ритм прилива-отлива основного дыхательного механизма в откорректированной области. Наличие ритма прилив-отлив гарантирует сохранившееся, врождённое самолечение жизненными механизмами пациента; отсутствие или ограничение этого ритмического движения указывает на вялую фазу функции локального лечения.

Пальпация — это процесс самообучения. Именно в это время искусство пальпации становится мастерством врача. Если врач использует целевую, пассивную технику движений, он научится читать (распознавать) качество собственных движений и движений пациента при использовании этих методик пальпации. Если же он является участником и использует непроизвольные механизмы и физиологию пациента, он научится узнавать качество движения, мобильности и подвижности от пациента через свои пропрпоцептивные волокна и сенсорно-моторные области центральной нервной системы. Чтобы добиться для диагноза максимального сенсорного понимания от основного дыхательного механизма, врачу необходимо участвовать в развитии своего мастерства пальпации для оценки здоровья, для оценки травмы и/или болезни и для направления лечения к здоровью. Это действительно искусство — научиться использовать эти навыки пальпации. Для этого требуется время, пациенты и терпение.

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/120962.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/123533.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments