Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Остеопатические воззрения Р. Беккера

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/122306.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/120962.html

Глава 5: Диагностическая пальпация


Доктор Бекер написал серию, состоящую из четырёх статей, озаглавленных «Диагностическая пальпация: её законы и применение». Они были опубликованы в ежегоднике Академии Прикладной Медицины. Первая часть появилась в издании 1963 года, вторая и третья — в 1964 году, а четвёртая часть — в 1965, Том 2.

До публикации в данной книге эти статьи были широко изданы. Оригинальная написанная версия третьей части была почти полностью заменена материалом, который был подготовлен для представления на собрании в Академии. Полные тексты читатель найдёт в оригинальных источниках. Заглавия к I-III частям даны издателем; название 4 главы дано доктором Беккером.

Терминология диагностической пальпации, включающая термины биодинамической и биокинетической энергий была, в конце концов, отвергнута доктором Бекером. В своём письме, написанном в 1969 году доктору Энн Уэльс, он объяснил своё решение прекратить использование этих терминов. По его мнению, данная терминология была недостаточно высоко оценена и препятствовала практикующим врачам в их обучении использованию этой концепции. Он выразил также свою уверенность в том, что сам материал был актуальный, но было бы лучше использовать более привычную терминологию при обсуждении «основных принципов анатомии и физиологии Стилла-Сазерленда, терминологию пальпаторного навыка, который требуется для применения анатомии и физиологии в клиническом использовании».



Диагностическая пальпация: её принципы и
применение


Часть I: Почувствовать жизненную функцию

Диагноз — это и искусство, и наука. В области науки мы воспользовались различными инструментами и ввели в употребление целый ряд тестов для диагностирования состояния человеческого тела. Разнообразие и сложность этих тестов, а также параметры, которые ими определяются, почти безграничны. Диагноз как наука предоставляет врачу данные, которые могут быть изучены объективно с минимальным риском ошибки.

Однако, как искусство диагноз является умением, прилагаемым самим врачом. Следовательно, диагноз как искусство очень важен; всегда был и всегда будет таковым. Он включает в себя следующие факторы: толковательный навык врача при анализе данных, предоставляемых научными инструментами, а также использование персональных способностей врача при оценке состояния пришедшего к нему пациента. Эти факторы являются по своей природе субъективными. Возможно, они смогут дать точные показания инструментов, но также и будут ограничены узкими рамками этих показаний. Это хорошая возможность для оценки изменяющихся величин: способность воспринимать прошедшие и настоящие события, а также предсказывать будущие изменения. Научного диагноза недостаточно. Именно комплексное использование как научного (объективного), так и личного (субъективного) инструментов даёт врачу истинный диагноз.

Интерпретирующие навыки врача представляют собой искусную смесь многих лет обучения, знания научных инструментов, опыта, а также разума, постоянно открытого для любых подходов, которые могут увеличить способности врача. Врач также должен развивать свои собственные, субъективные инструменты: глаза для проведения точного обследования, уши для точного выслушивания и выстукивания, обоняние и вкус, а также думающее, чувствующее и знающее осязание — пальпацию. Интерпретирующие навыки требуют знания функционирования человеческого тела в прошлом, в настоящем, а также способность проецировать состояние функционирования в ближайшем будущем. Это отличается от простых тестов, проводимых при помощи научных инструментов, имеющихся в нашем распоряжении. Последние показывают лишь временные данные, которые отражают картину в данный момент. Истинная оценка состояния каждого пациента подразумевает определение того, что организм пациента делает со всеми этими переменными. Как его организм координирует их; как он адаптируется к дисфункции; где находится потенциал для обратимости дисфункций? Иными словами, как этот пациент функционирует как живое существо? Он болен. Он пришел к вам за помощью. Сейчас он в вашем офисе; где он был, когда началось заболевание? Каковы его шансы на возвращение к нормальному состоянию здоровья? Только разумное использование врачом своих органов чувств поможет ему правильно ответить на эти вопросы.

Каждый раз, когда к вам на приём приходит пациент, необходимо рассмотреть три фактора: мысли и мнения самого пациента относительно того, чем он болен, концепция врача, объясняющая заболевание и, наконец, мнение анатомо-физиологического целого тела пациента относительно природы заболевания. Мнение пациента о том, что нарушено в его организме, может быть основано на диагнозах, поставленных другими врачами. Если вы сможете предоставить ему общую картину, которая объяснила бы ему его проблему удовлетворительным образом, он сможет сотрудничать с вами. Но при конечном анализе у него всё же сложится своё верное или ошибочное мнение.

Концепция врача относительно того, что нарушено в организме пациента, основана на многих годах обучения. Он умеет создавать диагностические отметки, выраженные в терминологии, посредством которой он может сообщать о своих обнаружениях. Например, диагноз язвы желудка и двенадцатипёрстной кишки, вирусной пневмонии или травм, связанных с резким движением головы или шеи, типа «хлыстовой удар», выражается в целом синдроме клинических обнаружений в мозгу пациентов и других врачей. Несмотря на то, что эта способность сообщать информацию является необходимой, она также является ограничительным фактором при установлении истинного диагноза. Сам организм не думает о своих проблемах в таком ограниченном смысле.

И, наконец, существует третий фактор — знание анатомо-физиологического механизма о собственной проблеме. У него есть ответ. Анатомо-физиологический механизм, его структура и функция имеют полное представление как о заболевании, так и восстановлении здоровья.

Итак, пациент просто догадывается о диагнозе, врач с научной точки зрения догадывается о диагнозе, а тело пациента знает о проблеме и проявляет её в тканях. Можно поставить более точный диагноз, который будет вернее отражать истинную проблему, при помощи использования информации и навыков тела пациента, чтобы воплотить этот диагноз в жизнь. Мы можем натренировать наши органы чувств, в особенности наше чувство осязания, чтобы проникнуть вглубь функциональной структуры анатомо-физиологических механизмов пациента и заставить их дать нам необходимую информацию. Говоря об этом процессе, каждый врач должен научиться всем деталям проникновения вглубь функциональной структуры. Это процесс самообучения. Возможно и управление, однако, лишь сам врач является конечным арбитром в отношении методов и результатов. Мы должны научиться чувствовать и читать послания функциональной структуры, исходящие из тела пациента — что происходит сейчас, когда это началось, и как будет прогрессировать? Это довольно сложная задача.

При помощи чувства осязания мы можем почувствовать функцию внутри тканей, а также почувствовать дисфункцию, если она присутствует. Движение не является функцией; функция всегда подразумевает движение, однако, движение не представляет всей ценности функции. Доказательство тому — пациент, который жалуется на боль в ноге. Мы можем проверить ногу на движение и обнаружить, что она работает хорошо, в соответствии с общим движением. Кроме того, обладая чувством осязания, способным определять дисфункцию в организме пациента, можно точно сказать, чем является источник обнаруженного расстройства, хотя довольно сложно найти слова, чтобы описать функцию в живых тканях.

Однажды у меня спросили относительно чувства осязания: «Вы чувствуете от самого сердца, не правда ли?» Это верно. Вы учитесь чувствовать самое сердце проблемы пациента, начиная от неподвижной точки рычага, которая позволяет функциям и дисфункциям пациента отражаться в вашем чувстве осязания. Первым шагом в развитии глубины осязания является общая оценка состояния пациента с точки зрения анатомо-физиологического механизма. Что же само тело пациента хочет вам сказать? Послушайте историю пациента и его мнение и отложите это в сторону, прислушайтесь к вашему собственному мнению и диагнозу и отложите их также в сторону, затем позвольте телу пациента высказать своё мнение. Положите свои руки на тело пациента в той области, где он жалуется на боль. Позвольте впечатлению от тканей из самого центра их глубин пройти сквозь ваше чувство осязяния, послушайте и прочтите их историю.

Для того, чтобы её получить, необходимо вчитаться в структуру и функцию тканей. Для этого мы должны кое-что узнать о потенции, а также кое-что о точке опоры.


Потенция

Знание о потенции внутри тканей начинается с формулировки, данной нам доктором В.Г. Сазерлендом: «Позвольте внутренней физиологической функции проявить свою точную потенцию, вместо того, чтобы использовать слепую силу извне»(1) В этих словах содержится принцип, в соответствии с которым мы будем развивать понимание того, чем является потенция. Диагностическим инструментом, с помощью которого мы будем учиться читать и понимать эту потенцию, является принцип использования точки опоры. Мы будем использовать этот принцип, используя наши руки и пальцы так, чтобы создать такое состояние, при котором принцип потенции может дать нам знание, для использования этого принципа при диагностике и лечении.

Словарь определяет потенцию как «состояние или качество состояния мощности или её степень; мощность; сила». Он определяет слово «мощный» как «способный контролировать или оказывать влияние; имеющий авторитет или власть». В течение многих лет мы слышали, что внутри тела имеются все факторы, при помощи которых оно поддерживает своё здоровье и лечит себя в случае заболевания или травмы. В основном, это утверждение верно. Человеческое тело обладает способностью выражать здоровье через врождённую потенцию, а также способностью поддерживать компенсаторные механизмы, реагируя на травму или заболевание через различные потенции. Что касается истинной сути полного здоровья, это потенция внутри человеческого тела, проявляющаяся в здоровье. В самом основании каждого травматического или болезненного состояния внутри человеческого тела лежит потенция, проявляющая свою взаимосвязь с телом при травме или заболевании.

В нашей власти научиться чувствовать эту потенцию. Достаточно просто почувствовать напряжения или стрессовые состояния при травме или заболевании, поскольку они проявляются симптомами. Однако, внутри этих проявляющихся элементов находится потенция, которая «способна контролировать или оказывать влияние; обладая авторитетом или властью». Она является сосредоточением расстройства. Она может быть почувствована и прочитана чувствующей пальпацией.

Для того, чтобы понять, что значит почувствовать потенцию организма при данной проблеме, давайте рассмотрим какое-нибудь явление природы, демонстрирующее мощность потенции, например, ураган. Принципы и проявления урагана в определённой степени аналогичны принципам и проявлениям заболевания и травмы в человеческом теле.

Я рассматриваю потенцию как точку опоры поверх, вокруг и через которую биодинамические врождённые силы внутри человеческой физиологии выполняют свою работу в здоровом состоянии и поверх, вокруг и через которую биокинетические врождённые силы поддерживают состояния заболевания или травм в организме. Эта потенция очень похожа на мощные энергетические поля, присутствующие в точке опоры движущейся доски качелей или на те, которые могут быть обнаружены в центре урагана. Например, в обширных сильных ураганах количество производимой кинетической энергии превосходит ежедневное производство электрической энергии в Соединённых Штатах в 100-300 раз. Можно предположить, что именно кинетическая энергия находится внутри неподвижной точки или центра урагана над, вокруг и через которую он сам себя поддерживает. Также можно заключить, что в потенциях биодинамических и биокинетических врождённых полей внутри человеческого тела в здоровом состоянии, состоянии заболевания или травмы находится кинетическая энергия, мощность и потенция.

Центр урагана переносит потенцию или мощность для всего шторма, а спирали верхних ветров, питающих центр урагана, являются разрушительными факторами шторма. Центр урагана содержит потенцию для всего шторма. Любое изменение в центре автоматически меняет спиральные эффекты ветров, питающих этот центр и, следовательно, всю структуру шторма. Если центр, или «глаз» урагана закроется, урагана больше не будет. Следовательно, именно наличие этого центра определяет, будет ли это ураган или же обычная буря. Внутри центра находится потенция, «имеющая авторитет или власть» создавать проявления спиралевидных ветров, образующих бурю.

В 1961 году на Техас обрушился ураган Карла, во время которого «летучие охотники за ураганом» — самолёты В-29 влетели внутрь самого центра урагана и записали много важных данных. В то же самое время радио и телевидение информировали нас о действии урагана. В то время как те из нас, кто находился на земле, могли наблюдать за развитием и движением урагана Карла, учёные, летевшие в самолёте В-29, смогли в прямом смысле слова узнать и испытать высокие ветра в спиралях, а также потенцию центра урагана. Это была своебразная физическая осведомлённость. Люди, обученные понимать работу механизмов такого типа, могут определять различные факторы урагана посредством интерпретации своих собственных ощущений в дополнение к информации, получаемой с приборов, на которые они смотрят. Таким образом, они определяют, находятся они в центре или на периферии спиралей. Они могут почувствовать это всем своим существом.

Следовательно, врач может обучить своё чувство осязания распознавать и допускать тот факт, что в каждой травме или заболевании есть центр, расположенный внутри или вне пациента, центр, который содержит в себе способность проявлять своё травматическое или больное состояние. Внутри этого центра находится неподвижная точка. Она невидима, однако, может быть обнаружена опытной и проницательной пальпацией врача. Как я её распознаю? Мне приходилось обнаруживать эту потенцию сотни раз. Я научился на собственном опыте. Мне приходилось делать это, когда я учился читать структуру и функцию пациентов, пришедших ко мне со своими проблемами. Я получил полное представление об этой неподвижной области, сосредоточенной в травме или заболевании. Постепенно, после долгого периода времени ко мне пришло знание и понимание того, почему она существует, а также относительно её роли в общей картине травм и заболеваний.

Если бы в центре урагана Карла произошло какое-нибудь изменение прежде, чем он обрушился на береговую линию Техаса, вся структура спиралей, энергия его ветров и другие факторы изменились бы, чтобы отреагировать на изменение в потенции внутри центра. Подобным образом я могу наблюдать за тем, что когда какое-либо изменение происходит в области неподвижности в организме пациента, проявляется новое значительное изменение в структуре травмы или заболевания, иными словами, в потенции. Это открыто не мной. Это происходит само собой. Просто требуется допускать её существование, а также нужно время, чтобы развить чувство осязания, и способность ощущать её. Как всегда, проблемой остаётся найти слова, чтобы выразить, что это такое, а также методы, посредством которых она может стать частью жизненного опыта. Это процесс самообучения.


Точка опоры

Для того, чтобы развить чувство осязания, необходимо изучить принцип функционирования точки опоры и затем разработать метод её использования при диагностическом подходе. Словарь определяет слово «fulcrum» как «опору или точку опоры, на которой поворачивается рычаг при поднятии или передвижении чего-либо»; отсюда смысл напрягающего влияния, нажима и так далее. Доктор В.Г.Сазерленд при описании точки опоры во взаимоотношении с двумя половинами мозжечкового намёта и серповидной структуры мозжечка, говорил: «Точка опоры (соединение серповидной структуры мозжечка и мозжечкового намёта на прямом синусе) является соединением неподвижной системы рычагов, на и через которую три цикла функционируют физиологически при поддержании баланса в центральном краниальном, мембранном и суставном механизмах. Подобно любой другой точке опоры, она может перемещаться с одного места на другое, тем не менее, оставаясь неподвижной в своём рычажном функционировании». Ключом к пониманию принципа функционирования точки опоры является понимание того, чем является соединение неподвижной системы рычагов, даже если она может перемещаться с места на место, оставаясь неподвижной в своём рычажном функционировании.

На самом крупном уровне функционирования учёные, находящиеся в самолётах В-29, являлись относительно неподвижными точками, когда они летели в самолётах, реагирующих на бурю, в которой они очутились. Их тела целиком отражали движения шторма и потенцию или неподвижность центра урагана. Они почувствовали это всем телом во время полета, когда делали сообщения и интерпретировали полученные данные. Врач должен использовать тот же самый принцип на более тонком уровне. Он должен установить механизм неподвижной системы рычагов, при помощи которого он может чувствовать стресс и напряжение в тканях под своими руками и пальцами и обнаружить потенцию или области неподвижности в напряжённых областях. Он делает это, помещая свою руку или руки около области, в которой пациент испытывает боли, и затем установив точку опоры при помощи своего локтя, предплечья, перекрещенных пальцев или любой другой части его тела, которой ему удобно это сделать. От этой точки опоры его пальцы становятся концом рычага, который может замечать происходящие в теле изменения. Его точка опоры может перемещаться время от времени, приспосабливаясь к изменениям внутри тела, тем не менее продолжая оставаться неподвижной в своём рычажном функционировании.


Пальпация

Помещал ваши ладони и пальцы на наблюдаемые ткани, думайте о том. что пальцы могут сами приспособиться к телу пациента. Этот лёгкий контакт не лишен твёрдости и силы. Необходимо развивать и перенимать дескриптивный анализ доктора Сазерленда: «...на концах пальцев расположены разумные клетки. Пальцы обладают способностью чувствовать, думать, видеть. Поэтому прежде всего научите ваши пальцы чувствовать, думать и видеть и затем позвольте им осязать»(2) Рассматривать функции и дисфункции тела нужно при помощи «чувствующих», «думающих» и «зрячих» пальцев. Механизмы тела и их потенции всегда находятся в действии и их можно почувствовать при помощи мыслящего, чувствующего, видящего осязания, которое своевременно становится знающей пальпацией. Это подобно посадке на движущийся поезд. Поезд продолжает двигаться и функционировать, когда я сажусь в него, анализирую неровности дорожного полотна, степень отклонения в бок на поворотах, его среднюю скорость, а затем схожу с него, в то время как он продолжает движение. То же самое происходит с заболеваниями пациента. Я контролирую деятельность живого механизма, который продолжает функционировать; я ставлю диагноз, назначаю лечение и затем оставляю механизмы продолжать свою постоянно изменяющуюся деятельность. Моя пальпация носит глубоко обдуманный, глубоко видящий и глубоко чувствующий характер и совсем не подавляет и не блокирует структурное функционирование тканей, которые я исследую.

Я могу пойти ещё дальше, развивая свою пальпацию. При помощи неподвижной точки равновесия и глубин моего осязания я могу развить знающую осведомлённость о потенции и структурной функции в тканях тела пациента. Эта осведомлённость находится за пределами физических ощущений пяти органов чувств врача. Это не то, что я чувствую своей пальпацеией; таковым будет моё мнение. Напротив, это является сообщением тела самого пациента через мою точку опоры и мою пальпацию. Это настоящее знание. Это слушающая пальпация. Это мнение и знание тела пациента, а не просто информация.

Я могу контролировать лёгкое, но твёрдое прикосновение своих ладоней и пальцев тем же способом, при помощи которого я создаю точку опоры. Вы устанавливаете точку опоры, чтобы обеспечить рабочую точку, от которой вы можете работать и оценивать случай, но вы должны обеспечить ей свободу, достаточную для того, чтобы она могла перемещаться, поддерживая своё неподвижное рычажное функционирование, чтобы приспосабливаться к изменяющимся нуждам наблюдаемых механизмов. Попробуйте обследовать чрезмерно активного ребёнка, и вы обнаружите потребность в подвижной точке опоры и пальпирующего рычага не только в механизмах ребенка, но также во всём его организме.

Вы также обнаружите, что увеличение силы давления на точку опоры автоматически увеличивает глубину пальпаторного нажатия на конец рычага — ладонь и пальцы. Противоположное также верно. Я могу изменять свою пальпацию для того, чтобы реагировать на различные потребности кинетических энергий, выраженных обнаруженными анатомо-физиологическими механизмами и их потенциями. Каждый пациент не похож на остальных, и он меняется каждый раз, когда приходит к вам на лечение.


Применение

В данной главе содержатся примеры применения таких принципов на практике. Пациент приходит к вам на приём, с жалобой на боли в нижней части спины. Положив его на стол, сядьте рядом с ним и поместите его ладонь под крестец так, чтобы концы его пальцев были вытянуты вверх и касались нижней части спины. Удобно оперевшись на свой локоть, врач устанавливает точку опоры, при помощи которой он может распознавать изменения, происходящие в спине. Лёжа на столе, пациент может согнуть колени со ступнями, если ему так удобнее. Другая ладонь врача может быть переброшена сбоку и помещена под нижнюю часть спины. Точкой опоры для такого соприкосновения может быть край стола у предплечья или локоть на колене врача.

Умеренно усиливая нажатие на точку опоры, чтобы вызвать слабую степень сжатия через крестец по направлению к голове, врач инициирует кинетическую энергию, которая позволит структурной функции напряжённой области начать отражаться в его пальпации. Он учится распознавать эти изменения, идущие от установленной точки или точек опоры. Он почувствует натяжение или напряжение тканей в самой их глубине; он обнаружит мобильность и подвижность и осознает тот факт, что здесь находится спокойная, неподвижная точка внутри напряжённой структуры. Это точка потенции для данного растяжения. Я не говорю об анатомо-физиологических единицах тканей. Я имею в виду кинетические единицы энергетических полей, которые компенсируют эту структуру стресса. Анатомо-физиологические тканевые единицы проявляют эту кинетическую энергию и выражают такую дисфункцию в виде изменений и симптомов. Любое изменение в кинетических единицах энергетического поля потенции изменит структуру функционирования в анатомо-физиологических единицах.

Другой пример иллюстрирует случай заболевания печени при гепатите. Пациент лежит на спине, врач удобно садится возле него и кладёт одну руку под нижнюю часть грудной клетки, под больной орган. Затем врач может положить локоть или предплечье этой руки себе на колено, зафиксировав таким образом точку опоры. Другая его рука может быть помещена на грудную клетку над печенью, а локоть или предплечье этой руки — на какую-либо точку, удобную для поддержания такого контакта. Больной орган находится между исследующими его руками. При обследовании с этими двумя точками опоры врач может отметить структурно-функциональные изменения, происходящие в области печени. Он сможет почувствовать, движется ли печень или же функционирует на серповидной связке, как это должно происходить при её здоровом состоянии, а также он сможет почувствовать, реагирует ли она на ритмичные движения вверх-вниз дифрагмы во время вдоха и выдоха, как это происходит в нормальном состоянии. Он сможет также позволить неподвижной области, потенции для данной проблемы сфокусироваться, и с течением времени, после повторных обследований очень много узнает о состоянии больной печени. Когда анатомо-физиологическое целое печени возобновляет свою способность реагировать на респираторные изменения диафрагмы, её нормальные движения при взаимоотношении с серповидной связкой, а также её венозное и лимфатическое дренирование начинает раскрываться и функционировать. Тогда врач узнаёт, что он имеет дело со случаем гепатита, который изменил своё патологическое состояние и возвращается к нормальному состоянию. Все эти изменения воспринимаются проницательной пальпацией.

Применение принципа точки опоры настолько разнообразно, насколько широк перечень жалоб пациентов, приходящих на приём к врачу. В каждом случае требуется индивидуальное применение этого принципа, и каждый врач должен разработать свой собственный подход. Врач должен настолько хорошо знать анатомию, физиологию, структуру и функцию, сопровождающую анатомо-физиологические единицы, насколько это возможно. Благодаря развитию такого типа пальпации, проникающей через точки опоры вглубь структуры и функции, изменяющейся под его руками, врач приобретает знание, которое углубляет понимание. Такая пальпация даёт ответ на вопрос, почему данный пациент страдает заболеваниями, на которые жалуется. Даже когда лабораторные тесты не могут обнаружить происхождение недугов больного человека, обученная пальпация врача обеспечит ему полное понимание.

Почему необходимо установить такие точки опоры? Врач пытается почувствовать функционирование внутри живых тканей и обнаружить неподвижную точку, от которой структура напряжения проявляет свои симптомы. Для этого врач должен сосредоточиться и попытаться слиться с состоянием пациента.

Применение такого типа обученной пальпации безгранично. Она является инструментом, который можно использовать практически для любого типа заболевания, которое нужно лечить. При помощи неё можно определить различие между головной болью вследствие застоя и типом головной боли в результате сужения сосудов. Она поможет определить местонахождение специфического синуса, который хронически или остро заполнен каким-либо веществом. Она локализует специфическую поражённую часть лёгкого при долевой пневмонии, а также локализует области напряжения и стрессов в системе мышц и костей. Эта пальпация применяется от верхушки головы и до подошв ступней. Она является диагностическим инструментом, который помогает врачу понять хронический характер заболевания, его настоящее состояние, а также сделать возможный прогноз для данного случая.

Другая аналогия также может представлять интерес. Инженер-электрик способен применить своё умение и научные знания, поскольку он допускает тот факт, что в его машинном оборудовании присутствует электрическая энергия. Электричество также невидимо, однако, оно может измеряться и его можно почувствовать с помощью инструментов и чувства, и его энергия может быть использована для развития функционирующих механизмов. Инженер берёт провода, транзисторы, печатные схемы и вакуумные трубки, соединяет все эти элементы вместе, чтобы получить обширную систему электрических продуктов. Он знает, что энергия по своей природе электрическая, и использует её. Он может не знать, чем является электричество, но использует его, чтобы усовершенствовать функционирование механизмов.

Врач имеет в своём распоряжении некую форму энергии в живом теле, которая в данной работе была названа «потенцией». Это не электричество, но форма энергии в живом теле, и может быть использована разумным врачом для того, чтобы определить структурную функцию в анатомо-физиологических единицах тела. Чем является эта потенция? Этого не знает никто. Да это и не обязательно знать, так же, как инженеру не обязательно знать, чем является электричество для того, чтобы его использовать. В самом центре полного состояния здоровья находится потенция в человеческом теле, проявляющаяся в здоровье. В самом центре состояний травм или заболеваний лежит потенция, проявляющая свою соотнесённость с телом при травме или заболевании. Знайте об этом и используйте эту потенцию. В ней находится ключ к борьбе с присутствующей патологией, а также она позволяет снова проявиться основной потенции, то есть здоровью.

Принцип точки опоры может также использоваться при опорных техниках, чтобы сделать такие методы лечения более эффективными. После приведения в действие системы рычагов, которую вы будете использовать при дальнейшей работе, подождите немного, установите точку опоры, подождите ещё и позвольте разумным, чувствующим, видящим пальцам определить степень действия рычага, а также величину силы, которую вам нужно использовать для завершения процедуры. Вы обнаружите, что нужно меньшее применение силы извне, и будете способны контролировать это рычажное действие с гораздо большей точностью.

Использование внутренних сил — это процесс, не отнимающий много времени. Поскольку мы используем механизмы, которые уже находятся в действии, необходимо лишь прикоснуться к ним и предоставить им возможность говорить самим. Пациент приходит к вам с жалобой на боли в определённой области. Можно обратиться к этой области и провести её обследование, которое даст информацию, необходимую вам для того, чтобы объяснить, почему пациент страдает данным заболеванием. Конечно, это может быть лишь небольшой частью от взаимосвязанной полной картины его заболевания, но это начало, от которого можно идти в другие области и, в конечном итоге, поставить полный правильный диагноз. Именно здесь знание врачом анатомии и физиологии играет важную роль. Он может соотносить своё знание со своим чувством осязания, а также установить и понять структуру расстройства и дисфункций вплоть до полного прояснения целого диагноза. Последующие визиты пациента в его офис углубят это проникновение вглубь проблемы до тех пор, пока врач не сможет использовать своё знание, чтобы понять прошлую историю дисфункции, её настоящее состояние и сделать прогноз относительно её возможных последствий. Помните о том, что можно использовать то, что уже создано при лечении заболеваний наших пациентов. Нам лишь нужно прикоснуться к их телу и позволить ему работать за нас.



Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/122306.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/120962.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments