Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Остеопатические воззрения Р. Беккера

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/124889.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/127449.html

Глава 7: Природа травмы


Силовые факторы в физиологии тела

Статья была значительно отредактирована по сравнению с оригиналом, опубликованном в Yearbook of the Academy of Applied Osteopathy за 1959 год. (Сейчас называется American Academy of Osteopathy)

На текущий день литература полна обсуждений о воздействии силы на физиологию тела. Весь травматический опыт призывает к анализу того, что случилось с физиологией тела и какие действия предпринять, чтобы лечить проблемы, возникшие в результате. Так же важно рассмотреть этот травматический опыт в другом свете, а именно в определении роли, какую играет травматическая сила в её взаимосвязи с физиологией тела. Чтобы прояснить эту картину, необходимо иметь точное описание самой физиологии тела, это частично можно найти при обсуждении гомеостаза. Первая часть этой статьи будет содержать краткое описание гомеостаза, а в последней части будут обсуждены некоторые из принципов, связанных с пониманием роли силы для физиологии тела.


Гомеостаз

В 1932 году в своей книге The Wisdom of the Body («Мудрость тела») Уолтер Б. Кэннон (Walter В. Cannon) усовершенствовал теорию и работу Клода Бернарда (Claude Bernard), касающихся процессов саморегуляции внутри тела и дал им название «гомеостаз». Кэннон (Cannon) определял гомеостаз как «стремление к единообразию и стабильности нормальной внутренней среды организма». Теорию гомеостаза можно сравнить с принципами остеопатической концепции Э. Т. Стилла (А. Т. Still); сходство очевидно.

Кэннон (Cannon) начинает с выявления нестабильности и ставит перед собой задачу понять, как вообще тело остается стабильным. Гомеостаз является тем самым законом для тела, который определяет автоматическую стабильность, которую иногда ищет тело — способность тела действовать на функциональной основе в пределах врождённой нормальной степени активности.

Источник стабильности тела заключается в его «природной нестабильности», как её называет Кэннон. Это цикличный, физиологический, механический, электрический механизм, который начинает свою работу при особой задаче, и доведя работу до конца, автоматически возвращает состояние тела в его обычный уровень и готовится к выполнению новой задачи. Такая точка зрения объясняет автоматическое свойство тела, которое, по выражению Кэннона, «приходит в движение при возникновении любого нарушения».

Все физиологические процессы тела демонстрируют этот принцип природной нестабильности: биение пульса, электро-кардиографические показатели, электроэнцефалографические данные, кривая сахара в крови, кислотное равновесие потока крови, концентрация углекислого газа (СО2) в крови и многое другое. Внутри этих процессов имеются важные динамические точки, которые начинают стабилизацию системы тела; всё функционирование начинается с этих точек и возвращается к ним, готовое к следующему циклу изменений. Уильям Дж. Сазерленд (William G. Sutherland) как-то объяснял эту важную точку в дыхательном цикле как «точку на полпути между вдыханием и выдыханием, не в конце вдыхания или выдыхания, а как точку равновесия между вдыханием и выдыханием».

Способность быть всегда готовым к действию в ответ на любой стимул легче понять, если рассматривать, что тело начинает действовать с динамичностью природного фактора нестабильности, чем с фактора статической стабильности. Термин «гомеостаз» может быть неправильно воспринят как «стазис», что означает стагнацию — состояние, совершенно отличное от биодинамической жизнедеятельности происходящих физиологических процессов. Контроль гомеостаза происходит автоматически, в принудительном порядке с тем, чтобы вернуть данный организм на базовую линию максимальной работоспособности; этот контроль генетически определён в биологическом мире. Довольно удивительно рассматривать структуру мельчайших частиц, атомов, молекул, клеток, жидкостей, газов, твёрдых веществ, органов и систем, которые составляют полностью тело — всё это в соответственном взаимообмене. Даже когда тело находится в состоянии полного отдыха при глубочайшем сне, существует целый набор целенаправленной активности, действующей постоянно.

Сегодня в мире науки о здоровье и заболеваниях разработано большое количество тестов для измерения конечных продуктов физиологического функционирования, но практически ни один не показывает самих процессов во время активной фазы их производства. Анализ мочи или крови указывают только на состояние организма на момент взятия анализа. Если взять анализы через несколько часов, то в теле образуется целый набор новых количественных и качественных данных. Ошибка заключается в самих методиках. Чтобы быть точной, методика должна иметь ограничения в своем применении, проявляя при этом валидность, но при таком ограничении можно охватить только небольшую область реакции, тогда как многочисленные факторы, связанные с реакцией, останутся незатронутыми.

Проблему, однако, можно преодолеть. Когда врач хочет ознакомиться со многими частями тела, как с их местоположением, так и с функциональными аспектами их работы внутри всего тела, то ему приходится пройти большой путь к этому ознакомлению. Он должен узнать, где находится каждая часть в схеме всей структуры и понять, какова максимальная эффективность её действия в состоянии функционирования внутри структуры при использовании общего физиологического функционирования самого тела как ориентира. Это больше, чем простая проверка конечных продуктов его возможностей. К примеру, такой врач не будет проверять пассивную амплитуду движения вертлужной впадины тазовой кости по внешней и внутренней ротации бедра к тазу; он старается узнать способность тела к внешней и внутренней ротации вертлужной впадины как показывает само тело своими саморегулирующимися, соответственно сбалансированными механизмами. Это то, на что ссылается д-р Стилл, когда говорит: «Анатомия [и физиология] поняты».

Развивая перцептуальное умение папьпации, врач должен уметь чувствовать эти саморегулирующиеся механизмы внутри биодинамической структуры тела. Он должен уметь усилить, помочь в восстановлении, направлять и контролировать процессы, которые уже происходят в организме, чтобы достичь максимума равновесия на базовой линии. Чтобы делать всё это, врач должен знать, как функционирует тело в здоровом состоянии. Если он поймёт тело здоровое, то он выявит, когда в нём возникнет дисфункция. Шаблоны нормального функционирования тела проявляются в каждой фазе его саморегулирующихся механизмов. Врач может научиться пользоваться силами, которые присутствуют в этих шаблонах, чтобы проводить свои коррекции от состояний дисфункции к нормальному функционированию. Тело выполняет свою работу автоматически для поддержания здоровья и будет выполнять её в еще большем объёме, помогая врачу вернуть его к здоровью при лечении болезни или повреждения.

Тело — это динамичный соответственно сбалансированный взаимообмен между всеми его компонентами — механически, биохимически и электрически. Тело всегда стремится восстановить точный баланс всей его деятельности и необходимо с этим работать, если нужно достигнуть максимальной базовой линии оперативности. Скорее, чем применять силу извне, врач прислушивается к живому организму, к modus operandi (образу действия), к его собственному восстановлению здоровья.

Энергия, которая приводит и поддерживает слаженность гомеопатического механизма, малопонятна. Эндрю Тэйлор Стилл, Артур Д. Бекер, Уильям Дж. Сазерленд, Карл П. МакКоннелл и другие указывали, что подобная энергия существует, её можно изучать и использовать при диагнозе и лечении. Предстоит большая работа для того, чтобы добиться лучшего понимания этой энергии. Такие исследования должны включать не только биологическую информацию. Они должны привлечь всю мощь физики и химии, а также смежных наук и все известные законы для газов, жидкостей, твёрдых тел и те законы, которые ещё предстоит открыть. Ещё существует более глубокий слой активности, которого пока едва касаются. Этот более глубокий слой должен быть связан со всей энергией, которую накапливает одушевлённый, живой организм в состоянии гомеостаза. Наступит день, когда эти силы тоже будут учтены, а их законы будут поняты. А до сих пор врач эксплуатирует физическое функционирование, которое открыто для него, врач работает с ним по мере того, как повышается его понимание. Это и есть краткий анализ гомеостаза, который и является тем основанием, на котором будет продолжаться обсуждение травмы или проявления силы в физиологии тела.


Сила в физиологии тела

Целью данной части статьи является соединить силу с физиологией тела. Виктор Ф. Ленцен (Victor F. Lenzen) в своей монографии "Causality in Natural Science" («Причинная связь в естественных науках») представляет важную интерпретацию о влиянии силы на данное тело, но не как проявление активности или просто как символ, а как характерное свойство внешних тел, окружающих данное тело. Автор говорит, что сила — это не просто что-то, что сталкивается с телом, а один из факторов окружения, который функционирует в теле.

Физиология тела не знает отдыха. «Спокойное тело» никогда не спокойно. Его внутренняя среда, в основном, состоит из жидкостей и находится в постоянном движении. Поэтому любая внешняя сила прибавляется к механизму внутреннего движения. Физиология тела — это собрание живых клеток, плавающих в двигающихся жидкостях, биодинамическая структура которых видоизменяется, когда в физиологию тела вторгается сила. С прибавлением факторов силы клеточные системы обретают новые паттерны функционирования. Объективная и субъективная симптомология проявляются в повестке дня с ограничением движения, болью, невралгией, миозитом, мышечным ревматизмом (фиброзитом), растяжением связок и суставных мембран и с другими нарушениями. До тех пор, пока действуют факторы силы, физиология тела должна компенсировать это новое прибавление в её нормальном физиологическом функционировании. Пациент должен включать силовые факторы в каждое сделанное движение, в каждую произвольную активность, которую он испытывает, в каждую непроизвольную активность его внутренней среды. Это становится предписанием для его клеточной структуры и функции, для его гомеостатического механизма.

Моё представление таково, что силовые факторы, направленные на физиологию тела, приносят волнообразное движение в каждую клетку и в межклеточную жидкую среду. Далее это регистрируется периферической нервной системой, и этот отпечаток нерва становится частью паттерна центральной нервной системы. Если центральная нервная система получает достаточно сильное впечатление, она включает эти данные в систему приказов, которые проводятся через двигательную систему, трофическую систему и автономную нервную систему. Весь организм создаёт новый паттерн функционирования для поддержания физиологии тела с дополнительными силовыми факторами. Это дополнение к локальным повреждениям, которые испытывает тело, и которые обычно только и лечит врач.

«Разумность» клетки является признанным качеством всех биологических тканей, и в случаях травмы тысячи клеток, имеющие свои инертные паттерны, внезапно выводятся из нормального функционирования и включаются в новые паттерны функционирования, включающие факторы силы, направляющие их в определённом направлении для действия и движения. Сенсорная неравная система регистрирует эти новые ощущения. Если впечатление довольно сильное, подобные сигналы сенсорных нервов продолжаются в течение часов и дней в зависимости от повреждения. Это будет продолжаться до тех пор. пока в клетках сохраняется нарушение, и этого времени достаточно, чтобы произвести определённые изменения в показателях центральной нервной системы. После этого центральная нервная система должна включить эти новые данные в произвольное и непроизвольное использование местных охваченных участков, а также в изменяющиеся уровни в физиологии всего тела.

Поэтому мы часто наблюдаем, что пациенту удобно произвольно двинуть свое тело в направлении, по которому факторы силы воздействовали на тело, но если данное движение происходит в каком-либо другом направлении, не соответствующем направлению сил, оно беспокоит пациента. В первом случае он кооперируется с данными, которые записаны в его нервной системе, в другом случае, при других движениях он действует «против шерсти».

Со временем это основное впечатление, воздействовавшее на физиологию тела, становится частью его нового механизма, в котором теряется базовая линия эффективности по сравнению с физиологией тела, которая была до появления дополнительных силовых факторов. Местные ткани под воздействием прямых приказов от всех этих стимулов становятся более восприимчивыми к дальнейшим нарушениям и напряжениям из-за более низкой сопротивляемости.

Квалифицированная перцептивная пальпация и осмотр специалистом в большинстве случаев дают ключ к этому синдрому, так как благодаря искусству пальпации врач узнаёт о функционировании тканей и состоянии тонуса и выясняет, что они отличаются от нормы. Затем врач расспрашивает пациента о его современных и старых заболеваниях, что может пригодиться в результатах его исследований. Часто пациент не может вспомнить никаких случаев, которые могли бы объяснить результаты, но последовательные визиты к врачу могут выявить такой случай после того, как прояснится память пациента. Итак, для врача важно тренировать свое перцептивное прикосновение, чтобы уметь определить эти зоны нарушенного функционирования. Основанием для понимания врача является его знание базовой линии равновесия для каждой области тела. Каждый несчастный случай вписывает свою историю в тот тип физиологии, с которой работает врач.

Во время диагностического процесса вместо того, чтобы в поражённой области проверять места, в которых ограничена способность функционирования, что беспокоит пациента, врач должен направить процесс в обратном направлении. Данная область анатомически и физиологически настраивается на точку максимального комфорта. Так как большинство несчастных случаев связаны с силой, которая действует на пациента и внутри его, врач применяет умеренную компрессию во время своих поисков фокуса максимальной эффективности, но такое количество компрессии недостаточно, для того, чтобы вмешаться в физиологический процесс, происходящий в данной области, но достаточно для того, чтобы взаимодействовать с тканями, когда они ищут новую базовую линию равновесия. Это относится к той части состояния тонуса, о которой говорилось в последнем параграфе.

Главное в том, чтобы пройти к фокусу комфорта, не пытаясь рассмотреть, насколько мала площадь, и уловить качество тонуса максимальной эффективности. Ткани расскажут свою историю. К примеру, женщина подвернула ногу во время аварии автомашины, и когда её положили в ту же позу, что и при аварии, качество тонуса и физиологическое функционирование в повреждённой ноге было почти таким же, как в другой ноге, особенно тогда, когда добавили умеренную компрессию, чтобы восстановить большую силу при резкой остановке. То же самое подходит и для всех таких случаев. Индивидуальный паттерн должен быть подобран для каждого пациента, так же, как и добавленный фактор силы. Происходит заметное уменьшение дополнительных силовых факторов, когда повреждённым областям придаётся положение, точно сфокусированное анатомически и физиологически. Частью лечебной программы является расположить области тела таким образом, чтобы привести их к точке, в которой может происходить убывание силового фактора. Начало лечения состоит в том, чтобы в повреждённой области оставить только основную врождённую физиологию тела. Позже можно проводить более полное лечение, и остаточные осложнения будут доведены до минимума.

Примечание редактора: Д-р Бекер (Becker) не всегда грубо помещает пациента в нужное положение; наоборот, при помощи своих рук, внимания и мелких движений тела он фокусирует многие из этих факторов силы.

Часто качество тонуса мышцы таково, что невозможно обеспечить хорошие результаты коррекции до тех пор, пока не будет повышена жизнеспособность области. Коррекция структурных нарушений может оказаться простой и может произойти, когда пациент на столе у врача, но тонус мышц и нервные паттерны могут оказаться такими, что пациент может разрушить проведённое лечение, не дойдя до машины, чтобы ехать домой. Паттерны затронутых тканей легко устают, и программа лечения должна задержаться на этом факторе усталости для каждого случая, в каждом лечении. Когда качество тонуса становится более нормальным, основные корректирующие меры будут продолжать помогать физиологии тела восстанавливаться до нормальной базовой линии равновесия. Хорошо разработанная пальпация укрепит субъективное знание пациента о том, что он решил свою проблему.

Программа лечения должна включать все факторы, представленные в каждом случае: подробную историю и перцептивный осмотр; знание как действуют определённые области при нормальной базовой линии равновесия и при новой базовой линии функционирования; качество тонусов локального механического, химического, циркуляторного, электрического и тонуса межклеточной ткани; воздействие функционирующего паттерна на центральную нервную систему через её сенсорные, моторные, трофические и автономные факторы; и, наконец, обобщение всей картины для общей оценки и лечения.

Воздействие силы на физиологию тела может произойти и без участия индивида, а может случиться и так, что индивид оказывается в такой окружающей обстановке, что сам навлекает на себя силу. Удар летящим предметом — это пример для первого случая, тогда как напряжение при подъёме тяжести относится ко второму. Сила или энергия в любой форме влияет на внутренний гомеостатический механизм тела.


Истории болезни

Для иллюстрации будут представлены несколько кратких историй болезни. Они будут иллюстрировать различные формы применения энергии при каждой проблеме, представят получившуюся в результате картину и последствия каждого случая. Задача этих примеров заключается ещё в том, чтобы привлечь ваше внимание к тому, что сила плюс физиология тела представляют совершенно другую физиологическую картину, чем одна физиология тела.

Случай 1: Мужчина, примерно 35 лет обратился с жалобами на боли в плече, плечевую невралгию, повторяющуюся кривошею в течение 18 месяцев. Каждой жалобе соответствовали обычные локальные нарушения, три или четыре раза проводилось лечение с некоторым облегчением, но проблемы возникали вновь через несколько часов после каждого лечения. В представленной пациентом истории оказалось, что он был заядлым автоспортсменом и незадолго до появления заболевания он вытащил из машины двигатель, чтобы его наладить. Когда его надо было поставить на место, помощника рядом не оказалось, и пациент один поднял двигатель и поставил его на место. Он думал, что двигатель весит 150 фунтов (около 70 кг), но как он потом узнал. двигатель весил 250 фунтов (более 120 кг). Ознакомившись с этой историей, была выявлена его главная длительная проблема, и она была решена в течение двух лечебных процессов. В течение трёх лет не было рецидива ни одного из имеющихся у него симптомов.

В данном случае сила, связанная с напряжением при подъёме тяжести, заблокировала крестец между подвздошной костью в области второго крестцового сегмента, хотя не были нарушены движения крестца в сторону подвздошной кости на месте крестцово-подвздошных соединений. С утратой свободного движения и полноты функции крестца и подвздошной кости, была ограничена функция околопозвоночных мышц и связок, включая оба плечевых пояса, и произвольное включение пациентом этих структур вызывало давление, которое было возвратным. Найденное решение для силовых факторов напряжения от подъёма и восстановление нормального полного функционирования крестца разрешило имеющиеся у пациента проблемы.

Случай 2: Двадцатилетняя женщина попала в аварию автомобиля и получила сложный перелом левой лодыжки. Когда её предположительно вылечили, у неё осталось общее опухание левой конечности от таза до ступни в течение дня, ночью опухоль уменьшалась. Это длилось в течение года после аварии. Физический осмотр выявил растяжение суставных связок в правой части подвздошно-сакральной области, лунке вертлужнон впадины, колене, лодыжке и стопе, всё при напряжении внутренней ротации. Восемь остеопатических сеансов лечения для коррекции этих внутренних растяжений ротации привели к некоторому уменьшению паттернов и к некоторому успокоению симптомов и уменьшения опухания, но достаточный прогресс, который требовался, не был обеспечен. Во время девятого визита она сказала мне, что во время удара, она спала на заднем сидении. Я попросил её принять ту же позу на лечебном столе, и она так свернулась на правую сторону, будто для воспроизведения общего паттерна внутренней ротации для всех структур, вовлечённых в комплекс симптомов. Сильный удар об опору моста при скорости 30 миль в час создал общий патологический, физиологический паттерн для конечности, о которой идет речь. Лечение по поводу коррекции силового поля с паттернами внутреннего растяжения позволило нормализовать физиологическое функционирование за два визита. В течение девяти лет симптомы не повторялись.

Случай 3: Следующий случай описывает другой вид силы инерции. Пятидесятилетняя женщина летела в самолете, место у неё было в хвосте самолета. Вдруг без предупреждения самолет начал снижаться на несколько тысяч футов, выбрасывая многих пассажиров из их сидений. Многим была нужна медицинская помощь, хотя пациентке помощь не потребовалась.

Впоследствии у неё появились напряжённые боли в плечах и шее, и далее они распространялись на подзатылочные области. Это продолжалось три месяца, до тех пор, пока она не получила лечения, которое решило проблему. Когда произошло внезапное изменение направления и скорости полета, на межклеточное вещество воздействовал новый силовой фактор дополнительно к физиологии её тела. Пока действовал этот силовой фактор, физиология её тела вместе с дополнительной силой создали новый паттерн функционирования. Когда разрешилась проблема силового фактора, восстановилась нормальная физиология тела. Хватило одного сеанса лечения, чтобы выполнить работу.

Случай 4: Следующий случай о молодом человеке, который ехал по дороге со скоростью 55 миль в час, когда ему навстречу выскочил другой автомобиль. Молодому человеку хватило времени лишь на то, чтобы поставить ногу на тормоза, и он ударил другую машину. Сам он серьёзно не пострадал, но его машина была разбита. Он получил ушибы и растяжение лодыжки. На следующий день осмотр показал местные растяжения, а также повреждение, типичное для ситуаций «хлыстовой удар», потеря движения во втором сакральном сегменте. Ещё пациент жаловался: «Я не чувствую себя единым целым».

В этом случае тоже внезапное изменение инерционного движения повлияло на физиологию тела. Следует помнить, что тело человека в основном состоит из жидкости, и если бы этот человек был ведром воды, стоящим на кресле машины во время столкновения, вода из ведра расплескалась бы во все стороны. Лечение для решения проблемы силовых факторов было направлено на то, чтобы позволить восстановиться обычным нормам физиологии тела, и больной покинул кабинет врача, чувствуя себя единым целым. Спустя два дня быстро прошли все его боли.

Случай 5: Похожий случай произошёл с 15-ти летним мальчиком, который попал в аварию на мотоцикле, при которой получил сложные переломы правого бедра, двенадцатого грудного позвонка и серьёзные ушибы. Пока он находился в больнице, два раза в неделю проводилось лечение, чтобы снять последствия удара в тканях и физиологии его тела. Потребовался почти целый месяц, чтобы врач при пальпации почувствовал, что нормальные восстановительные механизмы тела полностью готовы работать без дополнительных давящих силовых факторов, осложняющих проблему.

Случай 6: Последний случай в этой серии представлял мужчина 39 лет, который за два года до первого появления в кабинете врача поднял несколько мешков, весом по 100 фунтов (~ 45 кг) и страдал от болей в нижней части спины. Он постоянно болел и собирался сделать операцию в связи со сращением в нижней части спины. Его рентгеновские снимки показали следующее: 1. Спондилолистез первой степени (смещение позвонка кпереди); 2. Обширный спондилоз и артроз, охватывающие пояснично-крестцовые сегменты, из-за почти полного сращения между передними полями пятого поясничного тела и первым сакральным сегментом; 3. Заметная дегенерация диска на пятом промежутке, предположительно связанная с сильным сужением этого промежутка.

В течение пяти месяцев было проведено 28 сеансов лечения, затем ещё пять месяцев больной был под наблюдением врача. К тому времени произошло полное избавление от его болезни. Он смог ездить верхом на лошади, мог обогнать сына в 100 ярдовой скачке, поднимать корзины с песком из колодца на своём ранчо.

После того, как были достигнуты эти результаты, его направили к другому рентгенологу для обследования. Показания рентгенолога полностью совпали с предыдущими, однако, в последние шесть лет не было рецидива симптомов. У пациента сохранились потенциальные возможности, связанные с врождённой неустойчивостью спины при дегенеративных изменениях, но первичной проблемой в данном случае было то, что он добавил силовые факторы к своей физиологии тела. Когда были решены эти проблемы, его нормальные, компенсирующие механизмы восстановились для нормального функционирования.


Далее включены два дополнительных случая, взятых из других статей.

Случай А: Ко мне на приём пришёл человек с серьёзным синдромом блуждающего нерва. У него были пароксизмальные приступы сокращений перистальтики, диарея и другие симптомы блуждающего нерва, продолжавшиеся 2-3 дня. Это повторялось 1-2 раза в месяц в течение шести лет. Во время II-ой Мировой войны он был лётчиком, летал по многим заданиям, неоднократно при пикировании испытывал сильные перегрузки от перепада высот. И когда его подбили в джунглях Бирмы, он получил перелом черепа и другие повреждения.

Потребовалось несколько посещений врача, чтобы определить дисфункцию. Выявились многочисленные растяжения суставных соединений в области спины, от крестца до черепа, сложное нарушение разновесия таза, паттерн базилярной компрессии напряжения и черепное повреждение сосцевидного отростка затылочной кости на левой стороне. Постепенное исправление этих нарушений в течение 9 месяцев с переоценкой их главной роли в функционировании потребовало тщательного корректирования на каждом сеансе лечения и привело к хорошим результатам выздоровления. Сейчас пациент является профессором и время от времени сообщает мне по почте, что у него случается 1 или 2 слабых приступа в год. Казалось бы, что перелом черепа и левостороннее поражение сосцевидного отростка затылочной кости были основными факторами синдрома блуждающего нерва, но для этого потребовалось лечение всего тела, которое было подвержено травме типа «хлыстовой удар», для того, чтобы восстановить функционирование нормальной, сбалансированной автономной нервной системы, чтобы помочь ему в повседневной жизни.

Можно привести интересное замечание о боевых лётчиках в целом. Мне приходилось обследовать некоторых летчиков II-ой Мировой войны, Корейской войны и лётчиков современных реактивных самолетов. Во время пикирования и выхода на пике пилоты подвергаются постоянному движению, типа ««хлыстовой удар», которое втискивает пилота в его таз. При обследовании можно выявить подобный паттерн. Возможно, это отражено в поговорке «Он летает на задней части своих брюк». Это тот фактор, который надо учитывать при некоторых заболеваниях лётчиков.

Случай В: В этом случае я собираюсь включить в состав группы четырёх двадцатилетних женщин и одну 55 летнюю. Молодые девушки попали в серьёзные автоаварии, каждая была без сознания в течение 6 месяцев после аварии, и они пришли ко мне на приём через несколько лет. Дама попала в автоаварию, в которой её ударило по голове солнцезащитным щитком ветрового стекла и стенкой машины. Во всех этих случаях были серьёзные повреждения мозговых полушарий. Все они демонстрировали серьёзные синдромы стресса. У них всех во всём теле ещё ощущалось присутствие «шока», а также многочисленные поражённые области.

Программа первичного лечения заключалась в том, чтобы обеспечить физиологическое лечение для коррекции синдрома стресса и шока, потому что после этого имеющееся физиологическое функционирование в более здоровых областях тела может восстановиться и способствовать максимальной потенциальной возможности лечения. Необратимые патологии не самокорректируются, но для подобной проблемы можно многое сделать восстановлением функционирования обратимых областей.


Далее следует письмо, написанное д-ром Бекером (Becker) своему коллеге, 4 сентября 1981 г.

Факторы силы в физиологии тела.

Дорогой доктор,

В ответ на ваш вопрос, я перечитал статью 20-летней давности, и она оказалась слишком многословной и скучной, но основная тема статьи, взаимодействие факторов силы с физиологией тела, остаётся и сегодня такой же ценной, как и тогда, когда была написана статья. Излагается краткая история написанной статьи. Первую часть статьи, посвящённую «гомеостазу» можно обобщить как факт признания того, что структура-функция и функция-структура внешне и внутренне взаимозависимы в физиологии тела. Кроме этого существуют произвольные механизмы тела и ритмические непроизвольные механизмы, которые работают, чтобы обеспечить сгибание при внешней ротации и разгибание при внутренней ротации от макушки головы до стоп в каждой клетке тела.

На этом фоне позвольте мне высказаться о пальпации. Я пользуюсь искусством пальпации в форме суставно-мобилизационной техники в течение 10 лет, и моё умение адекватно этому типу подхода. Когда я понял, что структура — функция, произвольные и непроизвольные механизмы действительно имеются в физиологии тела, я полностью изменил свой подход к пальпации, как с философской, так и с физической точки зрения. Эта перестройка и период подготовки, чтобы научиться читать основные факторы гомеостаза в работе физиологии тела, заняли у меня от 3-х до 5 лет. Это был 1949 год.

В последующие десять лет физиология тела пациентов демонстрировала структуру-функцию, функцию-структуру, произвольные и непроизвольные механизмы здоровья, травмы и/или болезни. Удивительно, но многие из пациентов тоже показывали факторы силы в физиологии механизмов тела. Поэтому была написана эта статья.

Раздел статьи, где представлены истории болезни пациентов, сохраняет свою ценность спустя 20 лет, так как не было рецидива заболеваний ни в одном из случаев, представленных как примеры. Я также могу сообщить, что каждый седьмой новый пациент, который приходит в мой кабинет, приносит с собой факторы силы в физиологии тела в своей системе. Сначала это выявляется при пальпации, а потом подтверждается историей пациента. Следует добавить, что каждый лётчик, в отставке или ещё работающий, показывает заблокированный механизм от макушки головы до ступней ног, и все они показывают паттерны фактора силы.

В средней части статьи сделана попытка найти объяснение феномену факторов силы в физиологии тела, и я не удовлетворён ни самой идеей, ни предложенными идеями. Книга: Scwenk Theodor Setnsitive Chaos 3rd printing (чувствительный хаос). Garden City, 1976 (вперв. 1965) представляет альтернативные решения проблемы. Прочтите её. Я уверен, что она вам поможет.

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/124889.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/127449.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments