Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Остеопатические воззрения Р. Беккера

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/125243.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/124889.html

«Хлыстовой удар»

В этой статье объединены результаты трёх работ по теме «хлыстовой удар». Первая «Wiplash injuries» была опубликована в Yearbook за 1958 и перепечатана в 1964 году в Yearbook of Academy of Applied Osteopathy (сейчас назывется American Academy Osteopathy). Две другие статьи (март и декабрь, 1970) были написаны для семинара по теме «хлыстовой удар», проведённого Американской академией остеопатии.


Нормальные анатомические и физиологические механизмы

Термин «хлыстовой удар» относится к типу энергии, которой подвергается пациент, часто в форме резкого ускорения или резкого снижения, а иногда в комбинации обеих форм энергии. При подходе к пациенту с травмой типа «хлыстовой удар» прежде всего мы должны определить, что в целом является нормой для данного пациента. Как функционировали все органы анатомически, физиологически, психологически и эмоционально до того, как были нарушены.

Что такое здоровье? Это функционирование всех частей тела в гармоничной взаимосвязи. Все системы «идут» и могут свободно приспосабливаться к каждому изменению окружения в жизни пациента. Всё работает слаженно, и пациент не задумывается ни о какой-либо части тела, потому что его нервная система не сообщает ему, что что-то не так. Он воспринимает хорошее здоровье как естественный компонент своей повседневной жизни. Он может жить без мысли о каком-либо ограничении функции в его системах. Индивид может ходить, стоять, сидеть, работать, играть, есть, спать, мечтать и делать всё, что ему нужно с ощущением свободного передвижения в своём окружении в соответствии со своими потребностями и желаниями. Они живут, целостные мужчина к женщина, в гармонии со вселенной, как внутренне в соответствии со своими гомеостатическим равновесием, так и внешне, гармонируя с окружением.

Этот паттерн здоровья подходит лично ему, и именно этот паттерн именно для этого индивида должен быть оценен врачом при определении базовой линии здоровья для диагностических и лечебных целей. Здоровье мужчины или женщины шестидесяти лет явно отличается от здоровья двадцатилетних. Физические свойства пациента с длинным и худым телосложением отличаются от свойств невысокого и полного индивида. Перенесённые в прошлом болезни и травмы, от которых пациент оправился и восстановил силы, также являются частью общего паттерна здоровья данного индивида. Все из этих факторов является частью базовой линии оценки.

Давайте рассмотрим различные системы тела более подробно. Система соединительных тканей является основой для многочисленных слоев, полос и хитро устроенных механизмов с миллионами и триллионами мест для включения работающих клеток тела. Это живая система с тонусом, качество которого сообщает о здоровье или о нарушении здоровья рукам врача, который осматривает тело методом пальпации. Внутри тела находится скелетно-мышечная система.

Скелетную систему можно сравнить с живым, сложным по типу двигателем, в который включены формы и контуры от отдельных костей стопы до 22 костей, которые образуют краниальный механизм. Каждая кость соединяется с соседней костью или костями таким образом, что скелетный механизм обеспечивает одну из возможностей человека — ходить по земле. Все кости находятся в движении от макушки головы до стопы в течение жизни. Мышечная система тела вместе с соединительными тканями фасций, которые связывает мышцы со скелетной системой, образуют основу координированного передвижения для использования индивидом. В теле находятся и другие мышечные системы, которые служат для того, чтобы поддерживать внутреннее функционирование жизни — кардиоваскулярная, рёберно-дыхательная, желудочно-кишечная и мочеполовая системы. Эти скелетно-мышечные системы тоже имеют живое качество тона, который врач может пропальпировать с диагностическими и лечебными целями и может оценить как часть базовой линии здоровья индивида. Существует много систем мягких тканей, включая все внутренние органы. Центральная и периферическая система, а также автономная нервная система относятся к мягким тканям тела, и они образуют обширную коммуникационную сеть для функционирования всего организма.

Каждая из этих систем сложна по своей организации и имеет нормальное значение для функционирования, которое составляет вооружение каждого врача при диагностическом подходе. Существует биоритмичность функции, которая органично взаимодействует с паттернами функционирования для каждого часа дня и ночи всех частей тела, и эта информация является частью каждой тренировки врача-остеопата.

Интересно рассмотреть все жидкости, которые представляют нормальную физиологию в паттерне здоровья пациента. Сюда относятся спинномозговая жидкость, кровь, лимфа, внутритканевая и серозная жидкости. Все они взаимообмениваются в физиологии тела друг с другом и со всеми живыми клетками, которые они окружают и омывают. Качество тонуса и количественная достаточность функции — это то, что позволяет врачу методом пальпации при обследовании многих систем жидкостей произвести оценку базовой линии здоровья пациента.

И, наконец, есть психо-ментально-эмоциональный мозг и Разум пациента, который в случае необходимости даёт общему здоровью пациента столько, сколько даёт физическое здоровье его физиологии. Как данный пациент рассматривает свой уровень здоровья при функционировании организма? Каков его статус стабильности по сравнению с его эмоциональным состоянием? Является ли он в основном нервным типом, чувствительным к каждой мелкой перемене, которые происходят в окружении, или он более флегматично относится к своему здоровью и потребностям? Как он реагирует на жизненные стрессы: ощущает ли его скелетно-мышечная система постоянное напряжение, какое мы находим у очень многих пациентов сегодня? Реагируют ли другие системы его тела учащённым сердцебиением или желудочно-кишечными симптомами? Эти и многие другие факторы могут стать нормальной частью паттерна здоровья данного пациента и могут рассматриваться как нормальные при оценке его базовой линии — для этого важно, как он функционирует.

Его или её реакция на ситуацию, какую создаёт тип напряжения «хлыстовой удар» — это фактор, присутствующий в каждом случае. Мы обсудили общий структурный анализ всего тела. К этому анализу необходимо добавить следующую деталь. Осмотрите пациента на предмет паттернов сколиозного напряжения, которое может присутствовать. Описанные нормальные искривления спинального механизма редко просматриваются, так как у большинства пациентов имеется боковой сколиоз в разной степени или варианты переднего или заднего искривления. У многих людей может оказаться плоский участок в верхней или средней части грудной клетки со стороны спины с искривлением от флексии вверху и внизу участка передней или задней грани. Переходные участки паттернов различных типов, сколиозного растяжения особенно уязвимы при травме типа «хлыстовой удар».

В свете физиологической динамики структура и функция находятся во внутренне-внешних меняющихся взаимоотношениях в процессе функционирования. Коротко мы рассмотрели структурные аспекты. Физиологическую способность тела к функции можно разделить на две основных категории. Одной из них является произвольное использование тела в повседневной активности. В здоровом состоянии это обширное бессознательное использование всех ресурсов тела для многочисленных действий повседневной жизни, от утреннего подъёма, выполнения дневной работы или игры и до укладывания в постель на ночь, чтобы быть готовым к следующему дню. Скелетно-мышечная система, система пищеварения, система дыхания, кардио-васкулярная и все другие системы совершают свою работу легко и компетентно.

В теле существует и другой комплекс функционирования. Это основной дыхательный механизм, который подразделяется на пять частей: врождённая способность к движению головного и спинного мозга, флуктуация спинномозговой жидкости, подвижность интракраниальных и спинальных мембран, подвижность суставных сочленений краниальных костей и непроизвольная подвижность крестца между подвздошными костями. Все пять компонентов работают в гармоничном, ритмическом паттерне общего функционирования и не могут быть отделены один от другого в их врождённой способности функционировать в общей физиологии тела от головы до ступни. Это простое, ритмическое движение (которое чередуется со сгибанием/внешней ротацией и разгибанием/внутренней ротацией) совершается во всех механизмах тела, независимо от того, какие другие паттерны может выявить структурный анализ: сколиозные искривления, различные типы телосложения и все другие данные.

Движение это очень слабое и его трудно уловить врачу, необученному методам пальпации, но оно существует, и его можно найти, если врач оттачивает своё тактильное прикосновение до этого уровня функционирующего движения. Значение данного движения в том, что оно является важной частью физиологии нормы, а также в том, что это ритмическое движение помогает поддерживать нормальное здоровье индивида. Это ведь индивид, на который собирается обрушиться напряжение типа «хлыстовой удар».


Патологические анатомические и физиологические механизмы

Энергии типа «хлыстовой удар» плюс физиология тела

Травма типа «хлыстовой удар» может встречаться в разных формах, но в данной работе мы остановимся на автомобильной аварии. Энергия автомобильного «хлыстового удара» охватывает не только затылочную область, действию этой энергии подвергается вся физиология тела от ступней до макушки головы, и на всю физиологию тела воздействует автомобильная авария. Чтобы лучше понять силы, которые заложены в энергии «хлыстовой удар», позвольте привести цитату из статьи:

Когда происходит столкновение автомашин, то через доли секунд внутри машины происходит второе столкновение. Инерция толкает вперёд сидящего в машине с силой, равной скорости торможения, превышающей его собственный вес. Зафиксированные данные, полученные при воспроизведении аварии в лабораторных условиях, иногда доходят до 200 джоулей (G) в пике торможения, т. е. удар, в 200 раз превышает вес naccажupa. Если автомобилист весит 150 фунтов, его ударяет сила в 15 тонн. Несмотря на то, что автомобилисты укреплены ремнем, при передне-задних столкновениях их с силой выбрасывает вверх и вперёд. Если не действует мешающие факторы, их прямо швыряет по направлению к месту столкновения.

Следует подчеркнуть два важных пункта: пациент внезапно превращается в массу физиологии тела весом до 15 тонн в движении, и эта направленная энергия действует в одном направлении, в сторону места столкновения.

Во время аварии в физиологии тела образуется силовое поле, направленное в одну сторону. Теоретически это увеличение энергии со 150 фунтов до 15 тонн растрачивается за время аварии. К концу пациент вновь весит 150 фунтов, а силовое поле, направленное в точку столкновения, больше не существует. В идеале впоследствии это поле рассеивается. Но на практике это силовое поле все ещё может сохраняться у пациента; и оно по-прежнему направлено в сторону столкновения; оно продолжает воздействовать на физиологическое функционирование тела в течение недель, месяцев и лет после аварии; эту силу может обнаружить в физиологии тела пациента врач при помощи пальпации. Вся структура фасциальной соединительной ткани вместе с жидкостями всех клеток тела подверглась воздействию этой силы, которая создаёт хроническое состояние сократившейся эффективности всех структур, которые окружены фасцией. Так как в фасцию облачены практически все соматические структуры тела, снижение эффективности может стать дополнительным фактором, препятствующим восстановлению здоровья.

Во многих случаях энергетическое поле от воздействия «хлыстового удара» рассеивается во время или вскоре после аварии, и только острые травматические повреждения и декомпенсированные физиологические механизмы требуют лечения для восстановления здоровья. Однако, есть также определённый процент случаев, в которых силовое поле не исчезает, и оно становится дополнительным фактором физиологического функционирования в паттерне здоровья пациента. Это становится частью физиологии пациента на пути к попыткам тела начать самолечение.

Определить наличие у пациента силового поля с его однонаправленным действием легче в случае недавней автомобильной аварии, так как с течением недель, месяцев и лет после аварии его становится труднее выявить. Мне удалось обнаружить его присутствие спустя 35 лет после аварии. Необязательно его выявлять, но необходимо понять его потенциальное присутствие в фасциальном функционировании физиологии тела. Его присутствие — это клиническая сущность, которую можно наблюдать при пальпации, что может помочь при стойкой фасциальной дисфункции.

Техника для определения наличия нерассеяпого поля, полученного в результате «хлыстового удара»:

В случае, когда пациент пострадал при переднем столкновении, пациент лежит на спине на смотровом столе. Врач сидит в головах у пациента и скользит руками под пациентом вниз, чтобы наладить контакт с областью грудной клетки. Вес пациента важен, чтобы установить хороший контакт с руками врача: однако, руки не должны инертно лежать под пациентом. Врач производит пальпацию таким образом, чтобы составить общее впечатление обо всём теле, а затем специально пытается почувствовать ситуацию через переднюю грудную клетку. Продолжая пальпирование, врач должен закрыть глаза и почувствовать наличие пли отсутствие направленного в одну сторону вектора силы, проходящей по всему телу спереди. Закрывать глаза необязательно, но это помогает добиться ощущения этого явления при пальпации. Если подобный вектор силы имеется, то он проявит себя через физиологию тела пациента примерно через минуту своей направленностью к потолку.

В случае, если столкновение произошло сзади, пациента следует положить на стол лицом вниз. Руки скользят по передней грудной стенке, затем переводятся в заднюю грудную стенку. В случае бокового столкновения при аварии пациента можно положить набок или лицом вниз, и силовое поле проявит себя выходом с одной или с другой стороны тела, в зависимости от столкновения.


Механизмы повреждения

Рассмотрение патологического воздействия на индивида, которое происходит при травме типа «хлыстовой удар» начинается с тщательного изучения положения пациента в машине во время аварии. После того, как при несчастном случае пациент подвергается действию силового поля, направленного в одну сторону и проходящего через физиологию его тела, должны учитываться следующие соображения.

Если пациент находится в вертикальном положении и смотрит вперёд, его нормальные механизмы сгибания-разгибания получат главный удар силы при лобовом и заднем столкновении, а его механизмы боковых сгибаний со стороны бокового столкновения. Если его голова повернута в одну или в другую сторону или он частично повернулся на сидении, то поверхности фасций, связанных с физиологией тела, будут подвергнуты дополнительному воздействию торсии.

Если пациент является водителем машины, и его нога находится на тормозах или акселераторе, то направленность силового поля будет более прямой — через закреплённую ногу пациента в его физиологию. Даже при более мелких авариях это явление может быть среди причин, вызывающих повреждение физиологии тела. Если пациент лежит на заднем сиденье машины во время аварии, в действие вступают многие различные факторы. Дети могут оказаться в любом положении во время аварии, если ведут себя несдержанно.

Заднее столкновение вызывает чрезмерное растяжение затылочной области и остальной части спины с нарушением передних и задних структур. В этих условиях силы натяжения перемещаются на переднюю продольную связку, а силы давления на задние структуры. Можно наблюдать разрывы затылочных мышц и остистого отростка, пластинок, суставных элементов или зубовидных отростков оси. Поворот головы во время аварии вызывает воздействие торсии и может привести к большим повреждениям на одной стороне, чем на другой. Могут быть затронуты позвоночные артерии. Лобовое столкновение вызывает чрезмерное сгибание шеи и спины, опять с потенциальными нарушениями в многочисленных передних и задних структурах. При боковых столкновениях часто выявляется сложный паттерн движения и повреждения.

Во время автомобильной аварии существует дополнительный фактор силового поля, проходящего через физиологию в сотни фунтов силы инерции, направленной в одном направлении — в сторону столкновения. Эти векторы силового поля в нормальном состоянии не сопровождают движения суставных механизмов структур средней линии в физиологии тела (сгибание, разгибание, боковое сгибание с ротацией). Они приостанавливают движение структур по средней линии в моменты, противоположные нормальному движению. Поэтому в ответ на сильное сопротивление в физиологии проявляется чрезмерное сгибание и разгибание, а также увеличенный боковой наклон с ротацией. Векторы силы, возникшей при аварии, направленные в точку столкновения, воздействуют на фасциальные соединительные ткани, на механизмы суставных соединений всей физиологии нефизнологическими силами.

Воздействие автомобильной аварии на физиологию тела начинается с поражения всей клеточной физиологии от ступней до макушки головы. Это обычная история, когда при крупных и мелких авариях пациент выскакивает из машины, если это возможно, и утверждает, что он не пострадал. Ударная волна быстро проходит через физиологию его тела и вызывает патологию, которую он почувствует позже, а первое впечатление — это одна из многочисленных реакций центральной нервной информационной системы. Через несколько часов шоковое состояние начнет проходить, и патология может проявиться в виде симптомов. Шоковое состояние тканей может длиться несколько дней, я сталкивался со случаями, при которых оно сохранялось спустя три месяца после аварии.

Обычно повреждения мозга происходят вследствие прямых ударов по голове. Также при заднем столкновении машин происходит чрезмерное растяжение шеи, вызывающее внезапное торможение основания черепа через все мышцы и связки, прикреплённые к основанию краниального механизма. Повреждение мозга и мозгового ствола может быть результатом градиентов давления, возникающих из-за накопления давления или из-за срезывающих сил и из-за движения внутрикраниального содержимого.

Вовлекаются все слои оболочек, которые расположены вокруг мозга и мозгового ствола — твёрдая оболочка, паутинная оболочка, мягкая оболочка; они вовлекаются с внутренней стороны краниальной полости, далее вдоль спинного канала из твёрдых рукавов, которые сопровождают каждый спинальный нерв через позвонковое отверстие, и вниз до прикрепления к сакральному каналу и копчику. Эмоциональные реакции, которые иногда проявляются после резкого ускорения и торможения в ходе нарушения в организме указывают на то, что повреждение мозга более серьёзное и обширное, чем было признано.

Часто происходят повреждения нижней части спины, при которых затрагиваются мышцы, связки и происходит утрата функционального движения в поясничной части позвоночника и движения крестца между подвздошными костями. Ремень безопасности — хорошее средство для защиты, но он также создаёт точку опоры, ограничивающую движение таза, которому силы инерции могут создать многие паттерны напряжения.

Другие области повреждения, свойственные индивиду, представляют собой участки пересечения различных сколиозных паттернов искривления позвоночника. Это может происходить как при боковых сколиозных паттернах, так и при передне-задних сколиозных паттернах. Компенсирующее нормальное функционирование этих областей серьёзно нарушено, не только во время острой фазы, но и во время хронической фазы, которая может длиться неделями, месяцами и годами.

Напряжение суставных соединений может происходить от верхней затылочной области по направлению к тазу и придаточным областям. Но не надейтесь на простую неподвижность костей. Большинство паттернов напряжения связаны с мягкими тканями, и тщательная оценка и коррективные меры для того, чтобы вернуть их к нормальному функционированию, помогут привести к нормальной мобилизации костные элементы. Фасции органов всех систем будут затронуты, и в краниосакральных механизмах можно обнаружить напряжение суставных мембран.

Физиологически любая область суставных соединений или суставных мембран должна быть автоматической, меняющейся, временно останавливающейся точкой опоры, чтобы выполнить свою способность продемонстрировать здоровье. При обычном употреблении эта точка должна быть способной принимать любое положение и вернуться вновь в плавающее состояние для последующего действия. При травме типа «хлыстовой удар» каждый затронутый участок суставных соединений в грудной и затылочных областях получает ограничение в своих физиологических возможностях. Вовлечённые участки становятся относительно неподвижными точками опоры, неспособными выполнять свои естественные функции до тех пор, пока не будут вылечены растянутые связки. Утрата подвижности у механизма точек опоры имеет ещё большее значение, когда это касается механизмов суставных мембран, что приводит к нарушению венозного дренажа и флуктуации спинномозговой жидкости. Резкие движения тела и те силы, которым оно подвергается, создают потенциальную возможность для микротравмы для всех фасций тела. В равной степени затрагиваются и соматические клеточные элементы в фасциях и элементы, облачённые фасциями с их жидким содержимым. Подобная микротравма ведет к мелким паттернам фасциального фиброза, и оставляет следы повышенного растяжения в фасциальных поверхностях, влияя на будущее функционирование соматических структур внутри фасции. Сюда относятся мышцы, нервы, снабжение кровью различных тканей и выведение крови из них и лимфатический дренаж. Происходит нарушение компенсаторных гомеостатических механизмов. Паттерны сколиотического растяжения идут из базилярной области черепа через спину к крестцу, развиваясь и становясь облегчёнными основными пунктами декомпенсированной физиологии тела. При этом паттерны предыдущих заболеваний, которые пациент перенес раньше, и после которых он оправился, нарушаются и декомпенсируются. Я отношусь к этим нарушениям как к «пробудившимся тиграм».

В данном контексте под «тиграми» подразумеваются старые раны, старые болезни и старые паттерны физиологических нарушений, с которыми пациенты справились. Они хорошо себя чувствовали в течение нескольких лет или месяцев, и у них не было серьёзных трудностей с этими проблемами. Но эти проблемы могут вернуться, когда пациент побывает в автокатастрофе. Часто, когда пациенты будут обращаться к вам, они будут жаловаться не на то, что попали в автомобильную аварию, а на то, что проблема, которая была у них несколько лет назад и была под контролем, вновь начала их беспокоить. Они пытались вернуться к лечению, которое им помогало раньше, но проблема не уменьшалась. Если вы проверите историю подобных пациентов, часто сможете обнаружить, что они попадали в автокатастрофу несколько недель, месяцев, а иногда и год тому назад, перед тем, как этот проснувшийся тигр вернулся и стал их беспокоить. Но проблема не в проснувшемся тигре. Это травма типа «хлыстовой удар», при всем её воздействии на главный дыхательный механизм, потревожила тигра, он вернулся и тащит пациента, вызывая симптомы. Ответ на эту проблему заключается в том, чтобы выяснить, попадали ли они в аварию, о которой забыли, или про которую помнили, что в ней не пострадали. Выяснив это, приступайте к лечению. И тогда разбуженный тигр вновь отправиться спать.


Краниосакральный механизм

Краниосакральные компоненты при случаях травмы типа «хлыстовой удар» заслуживают более подробного рассмотрения из-за того, что эти изменения в основном дыхательном механизме, особенно в крестце, служат в трудных случаях сдерживающими факторами, которые мешают реагировать на обычные методы лечения, применяемые в затылочной и грудной области. Часто оказывается, что нет симптомов, указывающих на краниальную или сакральную область, поэтому лечение остается сосредоточенным на областях, на которые жалуются — на шее и верхней части спины.

Связки, которые затронуты при травме типа «хлыстовой удар», относятся к позвоночнику и грудной клетке, поэтому это передние и задние продолговатые связки, межостистые и межпоперечные (intertransverse) связки, лучеобразные связки между телом позвонка и шейкой ребра, а также связки суставных сумок. При воздействии «хлыстовой удар» на взаимозависимость затылка и атланта, также вовлекаются затылочно-атлантовые и атлантово-осевые связки. Углублённый анализ анатомических структур выявляет более обширное вовлечение. Передняя продолговатая связка плотно прикрепляется к передней части тела позвонка от второго грудного через второй сакральный сегмент. Наверху часть передней продольной связки расположена спереди тел шейных позвонков и прикрепляется к основанию затылка. Эта связка соединяется с растянутыми сухожильями мышц перед позвонками в области шеи и с ножками диафрагмы в поясничной области. Задняя продолговатая связка тянется от затылочной кости наверху до копчика внизу. Последнее хорошо обозначенное растяжение этой связки внизу располагается между первыми двумя сегментами крестца. Итак, напряжение суставных связок происходит в грудной и шейной областях и через растяжение этих связок следует к затылку и крестцу.

Напряжение суставных мембран и стресс также могут случиться внутри или около затылочной области. Точка опоры Сазерленда (Sutherland), которая является соединением палатки мозжечка и серповидного образования мозга, становится менее способной свободно функционировать в полном физиологическом процессе. При возникновении напряжения мембран краниального механизма происходят также нарушения флуктуации спинномозговой жидкости. В свою очередь это мешает адекватной передаче нервного питания центральной нервной системе, главного фактора, необходимого для лечения нервов, повреждённых травмой типа «хлыстовой удар». Более трудным становится дренаж венозных черепных пазух, что является ещё одним фактором патологии центральной нервной системы.

Черепные нарушения, вызванные травмой «хлыстовой удар» включают мембранные ограничения точки опоры Сазерленда и внутренней оболочки черепной коробки, затылочно-атлантовые нарушения (односторонние или двусторонние), поражение височной кости, своеобразные формы затыдочно-мастондного нарушения и другие. Нарушения флуктуации спинномозговой жидкости всегда сопутствуют поражениям основного дыхательного механизма и всегда присутствуют в подобных случаях.

Своеобразная форма затылочно-мастоидного нарушения является интересной. Это нарушение не возникает, как при обычной форме нарушения от удара по затылку, который вдавливает его вовнутрь; его вызывает внезапная, тянущая сила «хлыстового удара», которая действует на основание затылка через глубокую затылочную фасцию, как отсасывающий поршневой насос. Поражающий клинический эффект данной силы может оказаться, а, возможно, и нет, настолько же серьёзным, как и обычное затылочно-мастоидное нарушение, в зависимости от его особого воздействия на венозные синусы и палатку мозжечка внутри черепа.

Реципрокное напряжение мембраны часто оказывается ограниченным в своём нормальном движении. Это относится к твёрдым оболочкам внутри черепа, серповидного образования мозга, спинальным твёрдым оболочкам, которые окружают спинной мозг и сопровождают каждый нерв спинного мозга при его выдохе из спинного канала через каждое межпозвонковое отверстие. Из-за того, что опорная точка Сазерленда становится ограниченной в общем паттерне своего обычного функционирования, а две половины палатки мозжечка прикрепляются к отвердевшим краям височных костей, эти нарушения могут воздействовать на любой из девяти краниальных нервов, которые пронизывают твёрдую оболочку вокруг каждой височной кости. Это может создать своеобразные паттерны симптомологии. Дополнительно к этому каждый рукав твёрдой оболочки вокруг каждого спинального нерва может быть ограничен в своём воздействии, весьма похожем на ограничение твёрдой оболочки, которое вызывает невралгию тройничного нерва в пятом краниальном нерве внутри черепа. Динамика этого механизма заключается в том, чтобы соединяться со свободной флуктуацией спинномозговой жидкости, которая очень важна для нормального метаболизма нервного функционирования. Я наблюдал этот феномен в сотнях случаев травмы типа «хлыстовой удар». Я рассматриваю это явление как динамический фактор при объяснении многих сложных невропатий, какие мы находим при острых и хронических заболеваниях в посттравматических случаях «хлыстового удара».


Роль крестца

Крестцовый отдел первичного респираторного механизма почти всегда бывает повреждён. При вытягивании передних и задних продольных связок через второй крестцовый сегмент, крестец повреждается при травмах типа «хлыстовой удар». Гораздо более опасным, чем сотрясение спинных связок, является сотрясение твёрдых тканей о крестец, в особенности на втором крестцовом уровне. Это наступает не только вследствие прямых повреждений крестца, вызванных внезапным резким движением головы и шеи, но также вследствие мембранных суставных растяжений, происходящих в области затылка, которые автоматически поражают каудальное соединение твёрдых тканей в области крестца. Любое ограничение точки опоры Сазерленда внутренне отражается в ограничении функциональной способности крестца, особенно в наиболее важном переднем месте схождения и заднем месте расхождения на втором крестцовом сегменте, столь жизненно важном для хорошего функционирования первичного респираторного механизма.

Непосредственные поражения крестца при травме от внезапного резкого движения происходят непосредственно в момент повреждения. Когда тело пациента на начальной стадии смещается назад, вперёд или в сторону, в зависимости от направления удара, крестец невольно поднимается вверх к голове, а во время отдачи так же принудительно опускается в область таза. Во время такого короткого, но насильственного «путешествия» в крестцово-подвздошных и крестцово-поясничных сочленениях происходит связочное и мембранное растяжение. Повреждения могут быть как односторонние, так и двусторонние.

С таким повреждением связано значительное фасциальное торможение на всех фасциях, соединённых с аркой таза — с двух сторон от одного подвздошного гребня к другому подвздошному гребню, а также спереди и сзади от пятого поясничного позвонка до лобковых ответвлений. Как правило, таз является неустойчивой базой для физиологического движения тела, для нижних конечностей, а также и для верхнего отдела, вплоть до подмышек и затылка. После того, как произошло такое сжатие, таз становится зафиксированной базой для ограниченного функционирования физиологической активности тела. Усилия всех физиологических действий шейного и грудного отделов, а также усилия верхних конечностей, направлены против сопротивления зафиксированной тазовой основы. Поэтому патологические стрессы в этих отделах сопровождаются патологическим состоянием малой эффективности, и сжатие крестца с утратой его непроизвольного движения сжатия-растяжения становится главным фактором поломки компенсаторных гомеостатических механизмов, а также декомпенсации сколиотического напряжения.

Поскольку крестец был насильственно поднят из своего места в тазе и так же насильственно опущен вместе с совмещённым растяжением связок и мембран, наступает прямая утрата его способности действовать подобно автоматической, неустойчивой и подвешенной точке опоры. Крестец фиксируется в своём тазовом ложе на уровне второго крестцового сегмента. Широкие L-образные области крестцово-подвздошного сочленения обычно поражены не слишком глубоко. Верхние грудная и шейная области, утратив изменчивую точку опоры, находящуюся на расстоянии 18-24 дюймов от крестца, находят необходимым компенсировать такую утрату, становясь более плетеобразными в своём действии. Связки и ткани, которые уже испытывают стресс при лечении, вынуждены работать ещё более напряженно, чтобы поддержать динамическое функционирование позвоночника.

Можно провести аналогию, отметив разницу между деревом и веткой, воткнутой в землю. Дерево способно сгибаться на ветру и не испытывает стресса, так как его корневые структуры дают и берут с адекватной компенсацией. Ветка же, воткнутая в землю, может выгнуться назад и вперёд, однако её сопротивление будет гораздо сильнее из-за той части, которая была введена в землю. У нее нет той эластичности нормальной корневой структуры, которая присуща дереву. Подобным образом, крестец, оказавшись зафиксированным вследствие травмы, сопротивляется каждому движению, происходящему в грудной и шейной областях.

Как правило, крестец непроизвольно сгибается и растягивается между подвздошными костями (во время растяжения черепного основания крестцовое основание опускается и совершает движение вперёд, в то время как копчиковое окончание движется назад; при сжатии всё происходит наоборот). В свободном состоянии крестцовый механизм обеспечивает свободное функционирование всего туловища и шейных областей. Если же свободное действие этого механизма стеснено, и он функционирует как единое целое с подвздошными костями, он представляет собой зафиксированную точку опоры, создающую сопротивление для подвижности тела и шейного отдела. Практически в ста процентов всех случаев травм, полученных при автомобильных катастрофах, необходимо восстановление нормального функционирования и подвижности крестца.

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/125243.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/124889.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments