Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Остеопатические воззрения Р. Беккера

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/126047.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/125634.html


Висцеральные наблюдения: Сердечная и мочеполовая системы

Это опубликованная запись беседы доктора Роллина Беккера с его сыном Дональдом Беккером, М.Д., 1967 год.

Прежде чем ответить на твои вопросы относительно случаев заболевания сердца и мочевыделительной системы, мне бы хотелось вставить несколько замечаний, касающихся остеопатической техники в целом. При обсуждении остеопатической техники существует тенденция рассматривать её на основе только отношений костей между собой. Врач-остеопат склонен говорить, что он, например, зафиксировал пятый поясничный позвонок, выправил третий грудной, воздействовал на четвёртый шейный или же сдвинул влево шестое ребро. Иными словами, он описывает остеопатическое повреждение, исходя из взаимоотношения костей, хотя это совсем не то, что он делает на самом деле. Он называет свои действия в соответствии с общей областью, в которой он производит свои действия. Однако, мне никогда не доводилось видеть, как в мой офис для получения остеопатического лечения входит скелет.

Когда ты смотришь на весь сложный механизм тела, состоящий из миофасий, связок, сочленений перед тобой встаёт совсем иная картина. Открой какой-нибудь анатомический текст и взгляни на поперечный разрез тела на уровне позвонков грудной клетки. Ты увидишь, что они окружены мышцами, внутри находятся лёгкие, иннервация, кровоснабжение и так далее. Теперь, когда ты положишь свои руки на ткань, ты почувствуешь всю эту массу тканей — мышцы, связки, иннервацию, венозное дренирование, артериальное снабжение, лимфатическую систему, всё это работает, — и когда ты «читаешь» это посредством своего чувства осязания, перед тобой встаёт скоординированный пример функционирования и дисфункционирования всего механизма, а не только связанных между собой костей.

Достижение подвижности во взаимоотношении костей не является первичной целью работы остеопата. Первостепенной целью остеопатического диагностирования и лечения является обеспечение нормального функционирования всего механизма данного отдельного сегмента, на котором вы работаете, а не только мобилизация или создание движения во взаимоотношении костей. Отдельная дисфункция затрагивает всю область тела. Если ты имеешь дело со случаем растяжения, целью диагностики и лечения будет нормализация функционирования данной области до такой степени, какая требуется для данного пациента согласно определённой физиологической потребности.

Я привел тебе такой короткий анализ, так как твои следующие два вопроса, касающиеся специфических патологий, сердечной и мочевыделительной систем, требуют гораздо более широкого рассмотрения, чем просто с точки зрения взаимоотношения костей, описанного для типичных остеопатических повреждений. Здесь мы имеем дело со способностью органа функционировать, и нам необходимо рассуждать, исходя из функциональной анатомии и физиологии, применительно к данному органу и к его способности заболевать или хорошо себя чувствовать.


Сердце

При лечении сердечной патологии — инфаркта миокарда, коронарной недостаточности, хронической застойной сердечной недостаточности — нам необходимо рассуждать, принимая во внимание иннервацию, кровоснабжение, а также функционирование всего сердечного механизма, который буквально живёт и дышит внутри функционирующей грудной клетки. Сердечная область находится в верхней части диафрагмы и ритмически колеблется вверх и вниз одновременно с движением диафрагмы. Она получает основную иннервацию от автономных нервных сплетений в верхних областях грудной клетки.

Они располагаются на верхних частях рёбер сверху и снизу по грудной цепи, и от них отходят ветви, поднимающиеся наверх в шейную область, в сердечный ганглий и затем спускаются к сердцу для симпатического разделения. Это парасимпатическое разделение исходит из блуждающего нерва в базилярной области черепа сквозь ярёмное отверстие. Если мы хотим как-нибудь помочь таким пациентам, нам необходимо подумать о нормальной анатомии и физиологии, которая помогает контролировать функционирование этого сердечного механизма, и которая в сжатом виде является анатомией и физиологией центрального контроля за работой сердечного механизма.

В настоящий момент я занимаюсь лечением одного молодого педиатра, страдающего проблемой в нижней части спины, я дал ему послушать запись, которую ты послал мне, и он очень заинтересовался тем, как я разрешу проблему, о которой я сейчас с тобой беседую — проблему с сердцем. Я рассказал ему ту же историю, которую сейчас рассказываю тебе, и он спросил у меня, почему все сердечные случаи так или иначе связаны с напряжением в данных областях (что было мной обнаружено). Что ж, тот факт, что вы обнаруживаете стресс и напряжение, а также проблемы, связанные с растяжением в верхней грудной области, вызван не сердечными проблемами пациентов — вероятно, эти явления имеют мало общего между собой или совсем ничего. Вы не можете точно определить и сказать пациенту, что причиной возникновения проблем с сердцем является растяжение в данной области.

Вместо этого я ответил ему, что каждый человек страдает сколиозом, некоторой степенью бокового искривления, слабой степени и всегда функциональным, но никогда достаточно серьёзным для того, чтобы потребовалось уделение особого внимания либо тщательный осмотр. Однако, стандартная сколиотическая кривая, которая имеет место у большинства людей, проходит по поперечным областям, где тела позвонков смещаются вправо пли влево, чтобы создать имеющийся сколиоз. При таком сколиозе обычно обнаруживается сильное напряжение на одном конце позвоночника — в верхнем шейном отделе или в области таза. В дополнение к этому, как правило, существуют две пересекающиеся области напряжения: одна находится в нижнем грудном отделе и верхнем поясничном, а другая — в виде кривой пересекает верхнюю грудную область.

Это означает, что позвоночные тела, сместившиеся вправо, делают усилия при взаимодействии с позвонками, смещенными влево в верхней грудной области, и наоборот. Очень часто мы обнаруживаем, что у пациента не только простой сколиоз, который я только что описал, но могут также иметься и многочисленные вариации случаев сколиотического напряжения. У пациента может быть плоская верхняя грудная область и выступающий поясничный отдел позвоночника. Мы можем также обнаружить небольшую нарушенную область примерно в четыре или пять сегментов в верхней грудной области, которые в данном положении выгнуты вперед вместо того, чтобы образовывать изогнутую назад небольшую закруглённость, которую обычно можно обнаружить в нормальном позвоночнике.

Итак, возможно существование некоторого вида или комбинации типов напряжения, обусловленных положением тела, которые существовали на протяжении всей жизни человека. И часто пересекающееся растяжение находится в общей области, которая обеспечивает сердцу автономное функционирование. Это означает, что функционирование рёбер, мускулатуры, связок и других органов, связанных с верхней частью грудной области, также слегка затруднено. Всё это способствует потенциальному сохранению сердечной патологии.

Теперь обратим своё внимание на диафрагму. Хорошая нормальная деятельность диафрагмы очень важна для функционирования сердечных областей, так же, как и почек, о которых мы поговорим через несколько минут. В этой связи следует подумать о сердечной области и диафрагме: левая ножка диафрагмы снабжает мускулатуру для правой стороны диафрагмы; правая ножка диафрагмы ведет наверх и образует часть мускулатуры левой части диафрагмы. Следовательно, если мы сможем сделать что-нибудь, чтобы расслабить напряжённое состояние ножки в верхней грудной области с каждой стороны, мы получим тенденцию к нормализации диафрагматической свободы движения.

На рисунке № 5 (см. Пятую Главу «Диагностическая пальпация») изображён общий подход, который я использую при начале работы с ножкой диафрагмы. Рисунок озаглавлен «Верхняя поясничная и поясничная мышца», но я скольжу кончиками пальцев прямо под двенадцатым ребром, направляясь к поясничным позвонкам. Ножка диафрагмы, так же как и поясничная мышца, лежит спереди и по бокам от позвоночных тел, следовательно, вам следует глубоко задуматься над этим. Твои пальцы находятся под верхней частью двенадцатого ребра, плотно прилегают к нему и даже смешены немного пониже двенадцатого ребра в данной области. Затем хорошенько вдумайся в состояние ножки диафрагмы и передвинь пальцы слегка вбок, следуя за двенадцатым ребром. Думай до тех пор, пока не почувствуешь или не поймёшь, что произошла перемена в передней части ножки на данной стороне. Если ты работаешь на правой стороне, ты будешь ослаблять правую ножку и воздействовать на левую сторону диафрагмы. Теперь перейди к левой стороне и начни работу с ножкой с левой стороны, действуя на диафрагму справа. Таким образом, ты обеспечиваешь расслабление ножки диафрагмы с каждой стороны поясничного отдела.

Затем ты можешь поместить свои руки под верхнюю часть грудной области, как показано в главе «Диагностическая пальпация» на рисунках семь и восемь (см. Пятую Главу), постарайся почувствовать функционирование верхней грудной области, нормализацию — освобождение от напряжения в данной области, так же, как и вверху грудной клетки с каждой стороны. Заботясь о верхней грудной области и обеспечивая нормальное функционирование позвонков и рёбер, а так же связанных с ними мышц и всех частей механизма, ты освобождаешь источник сердечного сплетения, который направляется вверх к шейной области (которая, как правило, довольно подвижна на данном участке) и затем спускается к сердцу. Парасимпатическая иннервация перемешается по базилярной области черепа, и необходимо твоё внимание к височной и затылочной областям, чтобы определить, что функционирование между височной костью и затылком достаточно хорошее, чтобы помочь блуждающему нерву выполнять свою работу.

Другой интересный аспект в сердечных случаях — я наблюдал его несколько раз, и возможно, ты также можешь научиться чувствовать его — это когда у пациента, пережившего инфаркт миокарда, происходит так называемая имплозия внутри грудной клетки. Инфаркт наступает внезапно, он поражает человека подобно упавшей на него тонне кирпича, и пациент переживает шок. В таких случаях я обнаруживаю общий эффект шока на протяжении всей грудной клетки, как после взрыва разорвавшейся там бомбы. В таких случаях я помещаю одну руку под область грудной клетки, при этом пациент лежит на спине, а другая рука лежит на середине грудной клетки и сердечной области. Затем я удерживаю руки на этом месте на короткое время, чтобы позволить шоковому эффекту самому рассосаться как энергетическому полю обратно, по направлению к тому месту, откуда он пришёл, в окружающую его атмосферу. Как правило, я трачу на это очень мало времени — самое большее — две-три минуты каждый раз, когда работаю с такими различными специфическими областями, которые контролируют сердечную деятельность.

Подобные сердечные случаи не происходят внезапно, точно гром среди ясного
неба, если у пациента здоровое сердце, поскольку практически все такие проблемы являются относительно хроническими случаями. Напряжённое состояние в области груди, в рёбрах и ножке диафрагмы может быть продолжительным, и требовать курсов лечения. Ты можешь проводить осмотр еженедельно или дважды в неделю, как сочтёшь нужным, и, как правило, через месяц ты заметишь значительные изменения. У твоего пациента с закупоренным поражением сердца ты получишь положительные результаты за месяц или за шесть недель, и это будет заметно самому пациенту. Он почувствует себя гораздо лучше, и это будет хорошим дополнением к наперстянке, которую он принимает.

Когда ты освобождаешь ножку и нижние рёбра, ты не только исправляешь функционирование диафрагмы для сердечного механизма, но также восстанавливаешь способность печени свободно двигаться вверх и вниз, как ей и надлежит, а также ослабляешь напряжение внутри и вокруг лёгких. Таким образом, ты оказываешь воздействие на способность сердца, лёгких, печени и области почек предотвращать закупоривание, которое следует за случаями заболевания сердца. Я думаю, что если ты будешь пытаться делать это в течение пяти или шести недель с двумя или тремя пациентами, то у тебя появится некоторый опыт в данной области, и ты обнаружишь, что вскоре будешь готов к развёрнутым дискуссиям.


Мочеполовая система

Теперь перейдем к другой проблеме, о которой ты спросил меня в ходе нашей беседы: практически любая молодая женщина, периодически страдающая инфекциями мочевыделительной системы, впоследствии может иметь проблемы с почками и будет принимать обезболивающие антибиотики. Нам необходимо рассмотреть базовую анатомию, контролирующую данные области организма.

Нервы внутренних органов таза снабжают питательными веществами парасимпатические нервы и переносят вместе с ними некоторые из симпатических потоков. Нервы внутренних органов нижней части грудной клетки и верхнего поясничного отдела обеспечивают симпатическую иннервацию почек и надпочечных структур, так же, как и симпатический поток к мочевому пузырю и органам таза.

Нам также нужно рассмотреть ещё одну вещь. Что касается движения почек, они двигаются вверх и вниз вместе с дыханием, а также с каждым движением тела пациента. Они располагаются на поверхности ножки диафрагмы и главной поясничной мышцы с обеих сторон поясничного отдела позвоночника. Матка и мочевой пузырь находятся на верхней части тазовой диафрагмы.

В теле человека имеются несколько диафрагм, и, если хочешь, остановимся и проанализируем их. Это тазовая диафрагма, которая проходит через середину таза; грудная диафрагма, разделяющая грудную клетку и брюшную полость; и черепная диафрагма, являющаяся мозжечковым намётом с обеих сторон, разделяющая полушария мозга и мозжечковое содержание под ними. Все три диафрагмы опускаются во время вдоха и поднимаются во время выдоха — тебе известно, что это происходит с грудной диафрагмой, а также это верно для тазовой и черепной диафрагм.

Тазовая диафрагма наталкивается снизу на преграду в большинстве случаев тех заболеваний, о которых ты говоришь, в особенности у молодых женщин; она прижимается книзу, так что не может ритмично двигаться вверх и вниз. Тазовая диафрагма может удерживаться внизу с одной стороны или с двух сторон, как результат рождения ребёнка или последствие гинекологической хирургической операции, которая действует как сдерживающее средство для свободного функционирования тазовой диафрагмы. В таком случае фасциальные оболочки мочевого пузыря, влагалища и других органов были в слабой степени повреждены — они не получают движения, которое должны получать во время дыхательного цикла.

Следовательно, поскольку здоровые ткани избавляются от различных инфекционных бактерий, нашими целями при лечении является восстановление иннервации, контролирующей кровоснабжение этих органов, а также создание движения, которое должно быть доступно в данных областях.

Лечение с целью освобождения тазовой диафрагмы относительно просто. В 1949 году доктор Ховард Липпинкот (Howard Lippincott) написал статью, касающуюся некоторых техник Вильяма Г. Сазерленда (Ховард Липпинкот, «Остеопатическая техника доктора остеопатии В.Г. Сазерленда» 1949 Ежегодник Академии Прикладной Остеопатии. Переиздание в Обучении Науке Остеопатии, с. 233-284.) Одной из описанных им техник является так называемый подъём таза. Данный подход состоит в приподнимании содержимого полости таза, включающей в себя тазовую диафрагму, а также в освобождении фасциальных соединений внутри органов таза и вокруг них.

Для этого необходимо положить пациента на бок и поместить пальцы так, чтобы два или три пальца находились на средней части седалищной кости в седалищно-прямокишечной ямке. Внутренней стороной пальцев двигайся вверх по внутренней стороне бугристости седалищной кости, приподнимая тазовые фасции по направлению к голове во время выдоха пациента. Когда пациент делает глубокий вдох, ты почувствуешь, что эти ткани будут двигаться вниз против твоих пальцев; затем, когда пациент делает выдох, ты можешь слегка почувствовать, как твои пальцы работают по направлению к голове, вверх вдоль внутреннего края бугристости. В конце каждого выдоха ты аккуратно сохраняешь такое положение — не пытайся надавливать — и когда пациент вдыхает, ты только не позволяешь ему опускаться; и во время следующего периода вдоха ты продвигаешь это положение вверх ещё на шаг. После того, как пациент вдохнул и выдохнул четыре, пять, шесть или семь раз, внезапно своими пальцами ты почувствуешь некоторую отдачу. Я имею в виду, что ты почувствуешь, как твои пальцы плывут вверх внутрь полости таза, встречая на своём пути небольшое сопротивление. Переверни пациента на другой бок и повтори эти действия с противоположной стороны.

Также полезно контролировать сравнительное функционирование различных диафрагм. Пока одна твоя рука находится в контакте с тазовой диафрагмой, ты можешь положить другую руку на сторону нижней части грудной клетки и удостовериться в том, что тазовая диафрагма с этой стороны поднимается и опускается одновременно с тем, как грудная диафрагма поднимается вверх и вниз. Я наблюдал некоторые случаи после операций на тазе или после родов, при которых тазовая диафрагма фактически опускалась, в то время как грудная диафрагма поднималась — в таком случае возможно нарушение функций в данной области. Главная идея состоит в том, чтобы тазовая диафрагма поднималась и опускалась во время нормального вдоха и выдоха.

При лечении проблем с мочевым пузырём необходимо сделать ещё одну вещь. Если ты посмотришь на рисунок два в «Диагностической пальпации» (см. Главу Пять), то увидишь, что одна рука врача помещена под крестец, а на следующем рисунке, номер три, ты заметишь, что пальцы другой руки просунуты под пятый поясничный позвонок сбоку. У пациентов с проблемами мочевого пузыря почти всегда наблюдается напряжение или растяжение в области между пятым поясничным позвонком и крестцом. Происходит растяжение тканей внутри, вокруг и на всём протяжении поясничного и крестцового отделов. Достаточно интересным является тот факт, что, когда ты ослабляешь напряжение (одна рука при этом находится под крестцом, а другая — под шиловидным отростком пятого поясничного позвонка — для осуществления контроля за ситуацией) — ты работаешь в данной области в течение небольшого периода времени до тех пор, пока не начнёшь чувствовать, что способность нормально функционировать восстановлена — и ты будешь всецело контролировать состояние раздражительности мочевого пузыря.

Когда несколько лет назад у нас гостила твоя бабушка, она до такой степени страдала недержанием мочи, что должна была носить памперсы. Она провела у нас шесть недель, и в течение этого времени я ежедневно лечил её, делая не более того, чем только что описал, и по истечении этого времени ей уже не нужно было ничем пользоваться, и она чувствовала себя совершенно нормально в течение двух или трёх часов. После того, как она уехала, со временем она вернулась к той же степени недержания мочи, однако, конечно, она страдала длительным хроническим расстройством, и ей требовалось продолжительное лечение. Цель состоит в том, чтобы проникнуть внутрь этой области раздражительности пузыря и внести некоторые исправления в пятый поясничный позвонок и крестцовый механизм.

При таких мочеполовых проблемах мы также поднимаемся и освобождаем ножку диафрагмы с каждой стороны, как указано для случая болезней сердца. Это оказывает двоякое действие: во-первых, ослабляет напряжение и в поясничной мышце, и в ножке диафрагмы, а во-вторых, это оказывает стимулирующее влияние на автономую иннервацию почек и таза. Пока ты находишься под крестцом и пятым поясничным позвонком, ты автоматически укрепляешь нервы этого отдела и парасимпатическую иннервацию таза.

Я верю в то, что такие простые действия — так называемый подъём таза или расслабление тазовой диафрагмы, расслабление пятого поясничного позвонка и крестцового механизма в целом, а также расслабление поясничной мышцы и ножки для поддержания плавного действия почек, а также автономной иннервации — будут способствовать нормализации состояния здоровья и принесут облегчение страданий пациентам в случаях хронических заболеваний мочевого пузыря. Контролируй состояние тазовой диафрагмы и всей пояснично-крестцовой области очень тщательно у таких людей и работай с целью достичь определённой степени расслабления в обеих областях. Проверь, не появилось ли различия в симптоматологии и необходимости обезболивающего лечения; позднее представь мне небольшой отчёт об этом.


Повреждения коленей

Опубликованная запись беседы между доктором Роллином Беккером и его сыном Дональдом Беккером, M.D., 1967 год.

Ты спросил меня о повреждениях коленей, о случае шестнадцатилетнего мальчика, которому нужно было удалить хрящ. В своей книге я писал о том, что если у пациента произошёл разрыв связок или хряща, либо нарушено соединение костей, вероятно, может быть необходима операция и удаление этого отдельного хряща. Однако, необходимо отметить и другую сторону проблемы, относительно которой я бы хотел сообщить тебе некоторые детали.

Напряжение или стресс, вызванный повреждением колена также отражается в области, относящейся к вертлужной впадине. Это создаёт функциональное изменение в этой области: у каждого человека есть вертлужная впадина, которая хочет вращаться более полноценно либо внутрь, либо наружу, в зависимости от структуры таза. В моём индивидуальном случае моя правая вертлужная впадина вращалась наружу, а левая — внутрь. Такова конфигурация моего тазового функционирования.

Итак, в тех случаях, когда пациент повредил колено настолько сильно, что создались проблемы в данной области, вполне возможно, что создалось напряжение также и в области вертлужной впадины, таким образом, произошло нарушение нормального функционитования таза. В моём случае, так как у меня вращение правого бедра направлено наружу, если бы у меня случилось поражение колена, вынудившее бы механизм вертлужной впадины вращаться внутрь, это нарушило бы баланс между тазом и верхними краями бедра.

Для того, чтобы это определить, я обхватываю своими ладонями колени сидящего пациента, держа локти у себя на коленях, и просто вращаю вертлужную впадину каждой ноги, чтобы обнаружить, в каком направлении она предпочитает вращаться (см. Рисунок 24 к главе «Диагностическая пальпация»). Я проверяю здоровую ногу и определяю, в каком направлении она предпочитает вращаться — внутрь или наружу. Затем я проверяю ту ногу, в которой произошло растяжение, в области колена и определяю, предпочитает ли она вращаться в противоположном направлении, поскольку, как правило, у каждого пациента с одной стороны будет наблюдаться наружное вращение, а с другой — внутреннее.

Затем, если я обнаруживаю, что, скажем, на повреждённой ноге присутствует внутреннее вращение, я осторожно отвожу его внутрь, по направлению к месту растяжения, используя тот же подход, какой показан на рисунке 24, до тех пор, пока не почувствую наступление ослабления .напряжения внутри и на уровне таза. Затем я обнаружу, что структура развернулась обратно, чтобы соответствовать нормальному состоянию для данного пациента. Такое исправление растяжения, связанного с вертлужной впадиной, при случаях поражений колен относительно умеренной степени или тех. при которых не произошло обширных разрывов связок, будет способствовать тому, что наступит заживление колена вследствие повторного выправления длинных рычагов подколенного сухожилия и передних мышц бедра. Проблема колена может выйти на первый план и потребовать более полного лечения до тех пор, пока не нужно будет лечить частичное растяжение в вертлужной впадине. Поэтому при всех случаях повреждения колен необходимо проверить область вертлужной впадины, чтобы установить нормальное состояние таза данного пациента и исправить либо внутренние, либо наружные случаи вращательного напряжения, которые могут здесь присутствовать.


Проблемы, связанные с синусом

Опубликованная запись беседы между доктором Роллином Беккером и его сыном Дональдом Беккером, М. Д., 1962 год.

Давай остановимся на минуту, чтобы подумать над следующим вопросом: где начинаются проблемы, связанные с синусом? Какие синусы могут быть затронуты? У каждого человека может быть свой собственный набор таких проблем.

Синусы, которые необходимо рассмотреть, это, прежде всего, решётчатые синусы, являющиеся многочисленными маленькими воздушными клетками внутри решётчатой кости. Затем следуют верхнечелюстные синусы, находящиеся в каждой верхнечелюстной кости, а также лобные синусы, которые могут представлять собой единый широкий синус в каждой из лобных костей. (Здесь я использую множественное число, так как при рождении у человека две лобные кости, а в течение жизни, хотя они и соединяются, действуют они независимо друг от друга в дыхательном механизме.) Также имеется клиновидный синус, расположенный внутри клиновидной кости (сфеноида).

Все эти синусы состоят из воздушных клеток, находящихся внутри костных полостей, которые ритмически обмениваются воздухом во время первичного респираторного движения. Но что управляет респираторным движением? Мы обнаруживаем, что каждый синус обладает «другом водопроводчика», механизмом, подобным палке с резиновой чашечкой на конце, который используется сантехниками для откачивания воды в туалетах. Такой «друг водопроводчика» буквально выкачивает каждый из синусов, заключённых в черепную полость. «Другом водопроводчика» для верхнечелюстного синуса является скуловая кость; для клиновидного синуса — это сошник. Для лобных костей «другом водопроводчика» может являться клиновидная кость (сфеноид) — её перпендикулярная плоскость, которая вместе с петушиным гребнем качается вверх и вниз во время дыхательных движений черепного основания. «Другом водопроводчика» для решётчатых синусов является то же ритмичное движение петушиного гребня вверх и вниз (фактически назад и вперёд).

Мы говорили о скуловой кости, сошнике и перпендикулярной плоскости решётчатой кости. Но откуда они берут своё движение? Для того, чтобы вникнуть в эту проблему, нам потребуется проникнуть в самую глубь черепного механизма. Присоединение к петушиному гребню решётчатой кости является передним концом серповидной структуры большого мозга, которая изгибается назад, направляясь обратно к соединению с мозжечковым намётом. Мозжечковый намёт крепко прикреплен к соединению с серповидной структурой большого мозга, а также соединён с правым и левым каменистыми краями височных костей. Доктор Сазерленд назвал эти три серпа левым намётом, правым намётом и серповидной структурой большого мозга. Итак, фактически, когда мы имеем дело с проблемами, связанными с синусом, мы обнаруживаем случаи растяжения мембран и сочленений, затрагивающие серповидную структуру большого мозга или мозжечковый намёт.

Мозжечковый намёт прикреплен к каменистой части височных костей, а височные кости, в свою очередь, прикрепляются к скуловым костям. Любые ограничения полноценного респираторного движения правой височной кости повлекут за собой ограничение движения скуловой кости с правой стороны, ограничивая, по-очереди, движение вверх и вниз, откачивая воздух «друга водопроводчика», включая правый верхнечелюстной синус.

Ограничения, затрагивающие серповидную структуру большого мозга, препятствуют нормальной подвижности и подвижности её передних присоединений к петушиному гребню решётчатой кости и к клиновидной кости. Клиновидная кость (сфеноид) отвечает практически за всю нормальную подвижность четырнадцати лицевых костей. Большая часть таких костей имеют прямое соединение с клиновидной костью или свободное непрямое с подвижностью клиновидной кости. Поэтому, что бы ни случилось, клиновидная кость будет оказывать прямое влияние на все лицевые кости.

Во время нормального дыхательного цикла, когда сфенобазилярный синхондроз сжимается, клиновидная кость приподнимается на своём заднем соединении с затылком, передний конец клиновидной кости немного опускается, задний конец решётчатой кости опускается вместе с ним, в то время как передний конец поднимается. Сразу под перпендикулярной пластинкой решётчатой кости находится сошник. Покачивающееся движение клиновидной и решётчатой костей создаёт движение внутри сошника; когда клиновидная кость резко опускается, движение сошника затрагивает клиновидный синус, действуя сквозь клюв. К тому же, боковая сторона каждой лобной кости поддерживается с боков широкими угловыми лобно-клиновидными сочленениями. Они поддерживаются с боков во время вдоха и выдоха. Из-за растяжимости самой кости различные решётчатые синусы также расширяются с боков при вдохе и внутрь — во время выдоха. Таким образом, решётчатые и лобные синусы обладают своим колебательным движением во время вдоха и выдоха, которое действует как насос, чтобы обеспечить нормальное дренирование синуса.

Принимая во внимание все вышесказанное, при установлении диагноза и лечении проблем, связанных с синусом, нам не нужно особенно уделять внимание самому синусу. Он является лишь конечным органом, который жалуется на недомогание; его активность ограничена, и он проявляет беспокойство глубоко внутри своих слизистых стенок, подобно фазе застоя. Состояние синуса является конечным результатом проблемы. Вирус, который поселился внутри этого синуса, находится также и во всех других синусах, которые не потревожены. Но деятельность этого отдельного синуса ограничена. Возможно, пациент перенёс незначительный удар в лоб, вследствие чего произошла приостановка свободного функционирования лобных костей, и они утратили способность свободного движения во время вдоха и выдоха: поэтому повреждается «друг водопроводчика». Когда мы ограничиваем деятельность «друга водопроводчика», что вызывает застой внутри синуса, любой вирус внутри него обретает плодородное поле, чтобы вызвать раздражение синуса. Если возникла инфекция в верхнечелюстном синусе, почти всегда вы можете вернуться к височной или скуловой кости с этой же стороны и обнаружите утрату нормальной подвижности, свойственной верхнечелюстному синусу.

Другой аспект, который мы ещё не затронули, это нёбные кости. Эти маленькие косточки имеют большое значение. Однажды мы вместе с доктором Сазерлендом потратили целых три дня на изучение одной лишь нёбной кости. Нёбная кость оказывает влияние на область, располагающуюся вокруг основного нёбного ганглия, который получает и посылает приказы по автономным нервам ко всем синусам и большому количеству других важных структур лицевого механизма.

В качестве обобщения нужно отметить, что заболевания синуса не всегда бывают вызваны специфической инфекцией в данном синусе в данное время. Нормальное функционирование каждого синуса внутри лицевого механизма зависит от нормального функционирования глубоко внутри черепного механизма. Может показаться довольно сложным представить себе черепной и лицевой механизм как единое целое. Тем не менее, если ты задумаешься об этом, то это не покажется настолько сложным. Клиновидно-базилярный синхондроз поднимается и опускается.во время вдоха и выдоха, а три серпа — серповидная структура большого мозга, правый намёт и левый намёт — двигаются вперёд и расширяются во время вдоха, и сужаются во время выдоха. Мембраны контролируют движение височной и клиновидной костей, эти кости по очереди контролируют движения 14 лицевых костей, которые по очереди контролируют ритмические колебательные движения различных синусных механизмов.

В хронических случаях, после того, как нормальное функционирование черепного механизма восстановлено, может замедляться исчезновение всех связанных симптомов. Хронические переполненные кровью клетки умеют лишь производить слишком много слизи. Более здоровые клетки на начальном уровне развития работают до достижения зрелости поверхности клеточной структуры и образуют лишь столько слизи, сколько физиологически необходимо. В тяжёлых случаях это может занять три месяца.


Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/126047.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/125634.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments