Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Остеопатические воззрения Р. Беккера

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/126725.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/121370.html

Глава 6: Принципы и методы терапии


Философия и методы лечения

Это отредактированная запись лекции, включённой в основной курс, который был прочитан в 1983 году в Фонде по Изучению Краниальной Доктрины Сазерленда (Sutherland Cranial Teaching Foundation) в Колорадо Спрингс, штат Колорадо.

Эта беседа о философии лечения и лечебных методах является просто-напросто итогом и напоминанием о тех вещах, которые вы уже знаете из изучения данного курса. В начале этого курса мы с вами работали, чтобы научить вас ощущать реакции организма и обучить тому, как ставить диагноз. Но на самом деле вы не переставали заниматься лечением с тех пор, как переступили порог этой комнаты. Постановка диагноза и сам процесс лечения — понятия неразделимые.

Обычно крайне трудно бывает подобрать слова для того, чтобы описать, что такое здоровье. Здоровье — это слово с неясным смыслом. Мы думаем о здоровье просто как о «здоровье»; мы не можем доказать, что мы в данный момент здоровы. Тем не менее, здоровье в широком смысле, «здоровье» с большой буквы «3» представляет собой нечто особенное. Это самый важный повод для того, чтобы мы все здесь сейчас находились. Я не имею в виду в этом классе. Здесь, значит на земле. Мы сейчас здесь потому, что у нас есть здоровье. Как врачам, нам бы хотелось познать на собственном опыте качество, которым характеризуется физическое здоровье наших пациентов. Применяя наши пальпаторные методы для изучения физиологии человеческого организма, нами допускается, что в физиологии организма пациента проявляются паттерны здоровья, так же как и паттерны стресса или болезни. Вот почему диагноз и лечение — вещи неразделимые между собой.

Остеопатическая наука не связана с какими-то конкретными направлениями. Это широкая дорога мастерства и совершенствования. При разработке своих собственных принципов остеопатии мне приходилось выходить из любых возможных тупиков, существующих на том пути, который я практикую. Бесчисленное число раз мне приходилось сражаться за то, чтобы вернуться назад на главную дорогу, но я обнаруживал, что оказался лишь в новом тупике. Я совершал все возможные ошибки, которые только можно совершить, и прежде, чем завершу свою работу, я, вероятно, совершу ещё их немало. Совершенно очевидно, что даже Др. Сазерленд вплоть до последних дней своей жизни занимался изучением остеопатической науки и совершенствованием способов её согласовывания. Это путешествие, которое способно доставить удовольствие.

Изучение на основании физиологии организма: одно обстоятельство служит для меня всегда как бы открытой дверью — это готовность вести наблюдение за физиологией организма и готовность учиться у неё. Часто бывает довольно трудно осознать, что вы находитесь в тупике. Элементарный ключ к тому, чтобы понять, что вы сейчас в тупике — это продолжать свои наблюдения. В моей практике, когда пациент приходит ко мне на приём с проблемой физического характера или стрессом, от которого страдает его физиология, я разрабатываю лечебный подход в данном, конкретном случае и постепенно добиваюсь закрепления необходимых «исправлений», сделанных в процессе лечения этой проблемы. Это может занять три минуты, несколько недель или же несколько месяцев, но в конечном итоге пациент уходит удовлетворённым. Потом, в следующий раз, когда пациент опять приходит ко мне на приём (а они возвращаются, возможно, по каким-то другим причинам), я вновь занимаюсь теми участками, которые явились причиной первоначального стресса, внимательно обследую такой участок в отношении характерных особенностей его состояния. Возможно, он видоизменяется так, что не наблюдается никаких проявлений симптоматики. Но, может быть, просто имеет место некоторая компенсация к точке улучшения функционирования, а ниже всё же отмечается ощущение некоторого замешательства, как если бы вам заявляли: «только дай мне ещё несколько лет, старина, и со мной будет всё в порядке, а ты потерпи».

Если же я начинаю сознавать, что основной подход, разработанный мною для данного конкретного случая, не приносит результатов, мне приходится начинать всё сначала. Затем мы используем этот второй цикл как предлог, чтобы довести до конца новую работ. А в следующий раз, когда пациент приходит снова, и если у меня при работе с ним не возникает ощущения замешательства или тупика, то это говорит о том, что данный принцип работает, и я могу применять его снова. Физиология организма является главным принципом лечения и главным методом лечения. Для каждого пациента физиология организма — это лаборатория по обучению тому, как отыскать путь к здоровью. Мы все лишь выступаем в качестве гидов, учителей и активных философов. Философия для меня — вещь, не заслуживающая внимания до тех пор, пока она не работает. Итак, в действительности я уменьшаю количество тупиковых ситуаций, и мне снова удаётся возвратиться на правильный путь.

Бы имеете право на самопроверку вашего метода, поскольку подчиняетесь законам физиологии организма. У вас есть простые механизмы, с помощью которых вы можете проверить эти принципы — простое сгибание/внешняя ротация, выпрямление/внутренняя ротация; не грубые движения в костях и связках, а плавная подвижность, с помощью которой буквально и достигаются такие вещи как сгибание/внешняя ротация и выпрямление/внутренняя ротация. Это — руководство. Его применение ограничивается теми участками, где имеет место стресс. Также оно даёт вам ключ к пониманию того, что пациент способен внести свой вклад в процесс достижения собственного здоровья. Это ключ к тому, чтобы определить момент, когда вам нужно заново обследовать пациента. Появилось ли у вас ощущение, что пациенту лучше? Если да, то очень хорошо. Но затем, шесть месяцев спустя, когда пациент возвращается, и если вы чувствуете, что снова возникли какие-то препятствия, то это служит ключом к тому, что вы, возможно, должны пересмотреть ход ваших рассуждений, позволить себе пойти немного дальше, постараться послушать немного усерднее, узнать немного больше и снова продолжить работу с пациентом.

Мы рассуждаем о принципах лечения. Я не стремлюсь чему-то вас учить, никто не сможет обучить такой работе; этому можно научиться только индивидуально. Др. Ирвин Корр (Irvin Korr), один из известнейших физиологов, выступал на нашей конференции несколько лет назад. Он сказал, что невозможно обучиться пальпаторным методам потому, что в одно и тоже время лишь один человек может поместить палец в одну и ту же точку. Это действительно так. Пальпация представляет собой, в буквальном смысле, искусство, которым овладевают самостоятельно. Вы можете изучить понятия и принципы, убедиться в некоторых вещах, но затем вы должны понять, каким образом вы сможете истолковать это с позиций физиологии организма и использовать в целях понимания физиологии больного организма.


Поиск здоровья: Здесь излагается ещё один вопрос, касающийся философии лечения, который я изучал лишь в течение последних нескольких лет. Когда пациент приходит на приём к врачу, он хочет, чтобы его левый крестцово-подвздошный сустав перестал причинять ему боль. Или же он хочет, чтобы его грудная клетка находилась в расслабленном состоянии, и это перестало для него быть болезненной проблемой. Всё это замечательно. Но я считаю, что когда пациент приходит на приём к врачу, то я как врач хочу выработать у него здоровый паттерн в пределах данной деформации, просто не прекращая диагностирования, и, пытаясь воздействовать на анатомо-физиологический процесс, которым и объясняется деформация подвздошной кости или ишиалгия.

В качестве примера, я расскажу вам о своём пациенте, который у меня когда-то лечился. (Это — вовсе негероическая история; я не знаю ничего подобного. У меня не было ничего героического за 49 лет практики. Для меня герой — это пациент). Этот человек упал с застеклённой крыши, в 20 футов (6 метров) высотой и раздробил ногу, загнав при падении большеберцовую кость вправо вверх в бедро. Впоследствии проблема состояла в том, что ноги у него оставались ледяными 24 часа в сутки; при 105-градусной (40 градусов Цельсия) жаре в Техасе он носил шерстяное нижнее бельё. Сколько десятков миллионов сообщений было послано от его разбитой конечности в поясничное утолщение спинного мозга в течение скольких дней, недель и месяцев? Представьте себе это. Данное поясничное утолщение спинного мозга испытало на себе состояние полнейшего шока, начиная с того момента, когда произошел несчастный случай и до того времени, когда я провел обследование больного. Я просунул свои руки под пациента, одну руку повыше, под утолщение спинного мозга. Возникло такое ощущение, как будто у него в этом месте находилась сосулька. Не спрашивайте меня, что за сосулька может ощущаться на глубине чуть ли не трех дюймов, но у меня присутствовало именно такое ощущение.

Итак, я воздействовал на эту область просто, чтобы изменить характер циркуляции артериальной крови по направлению к области поясничного утолщения спинного мозга, в самой этой области, и вокруг неё. В данном случае я не использовал в работе принцип поиска здоровья. В то время я не стремился достичь здорового состояния, мы говорим о том, что было 20 лет назад. Я добивался надёжной, удовлетворительной коррекции; и это всё, что на тот момент меня интересовало. Поэтому мы пытались улучшить артериальное кровоснабжение, венозный отток, лимфатический дренаж, автоматический контроль, пытались нажимать на каждую кнопку, которая имелась у пациента. Я применял компрессию на четвёртый желудочек и уравновешивал крестец, всё, что могло оказывать воздействие на паттерн циркуляции по направлению к области поясничного утолщения спинного мозга и обратно. Короче говоря, во время одного из сеансов лечения, мы были заняты работой, и вдруг возникло такое ощущение, что как будто кто-то приложил горячую кочергу к этой сосульке, и она растаяла. Больной полностью согрелся, ноги у него тоже согрелись. Его физиология вновь вернулась к нормальному, здоровому состоянию. Что же произошло? Коррекция области поясничного утолщения спинного мозга, которая в свое время подверглась шоковому воздействию? Нет. Произошло восстановление здоровья. В буквальном смысле. Теперь при помощи этого поясничного утолщения спинного мозга поток цереброспинальной жидкости мог свободно участвовать в процессе сгибания и выпрямления. Раньше это было невозможно.

Мой подход к процессу достижения здоровья сам по себе не нов. Это — развитие представлений о том, что мне хотелось бы видеть усовершенствованным в организме пациента. Применяя данный подход, я не ограничиваюсь узким взглядом на то, что «я собираюсь внести коррекцию в конкретном месте». Это не совсем так. Мне позволяется увидеть, что здоровье — это то, что проникает глубоко вовнутрь, а не только лишь коррекция повреждённого участка. В этом заключается поистине лечебная философия, и она всегда работает.


Хронические паттерны и закрытые петли (циклы): Конечно, не каждая проблема способна просто растаять или улетучиться. Физиология тканей, которые функционируют примерно в течение двадцати лет при наличии в них какого-нибудь старого шрама или рубца, не готова к тому, чтобы сразу очнуться и оздоровиться; требуется процесс подготовки для того, чтобы вновь вернуться к здоровому состоянию. Ткани, вовлечённые в хронический патологический процесс, нужно тренировать. Хронические паттерны деформации имеют тенденцию формировать закрытую петлю (цикл). Мой опыт в случае применения одной, особо расслабляющей (раскручивающей — unwinding) методики, показал мне, что после всех совершенных телодвижений, пациент почувствовал себя намного лучше, лечение прошло как по маслу. Но затем, со следующей недели, когда пациент пришёл ко мне на приём снова, у него наблюдалась та же самая деформация, в том же самом месте, то есть всё то же самое. Закрытая петля (цикл) представляет собой следующее: если вы инициируете процесс, он никогда не подойдёт к своему завершению, и вы будете ходить и ходить по одному кругу. В организме буквально устанавливается нейромышечная, биологическая, обратная, закрытая петля или замкнутый цикл (neuromuscular, biofeedback closed loop).

Это означает, что вы должны настроиться на то, чтобы использовать этот паттерн деформации. Вы стремитесь понять, что представляет собой здоровое состояние для данной области? И однажды вы справляетесь с этим паттерном деформации, пробиваете в нём дыру, так, чтобы он рассеялся, продолжаете работать с ним, чтобы в нём не поддерживалось состояние закрытой петли. Вы можете затем начинать производить коррекцию в области, где существует проблема. Если патология наблюдается там в течение нескольких лет, то нужно, чтобы связки смягчились, скелетно-мышечное напряжение изменилось, автономные системы видоизменили свои функции, лимфатическая система пробудилась и начала выполнять свою работу, и тогда Дыхание Жизни вновь вольётся в эти ткани, и они станут такими же здоровыми, как и остальные ткани организма. Многое должно измениться, но это будет происходить медленно. Вы можете почувствовать, что процесс протекает постепенно, но это — не коррекция, а в буквальном смысле, исчезновение самой патологии, притом, что паттерн здоровья становится доминирующим паттерном.


Названия для патологий: Ещё одно размышление по этому поводу. Когда вы учитесь, как нужно пальпировать, патологии, которые присутствуют в живых тканях, не имеют названий, обозначенных в учебнике. Вы ощущаете, как функционирует физический организм, как это задумано (природой), и вовсе не обязательно прнклеивать к этому какой-либо ярлык. Например, вы не просто лечите бурсит или плечевую патологию. Вы выясняете, что происходит ниже, выше, вокруг и в самой области патологии, то есть всё, что способствует возникновению болей в плече. (Я делаю всё возможное, чтобы в своем примере избежать упоминания краниосакрального механизма; я хочу, чтобы вы осознали это на примерах из жизни, которые должны быть вам ближе и понятнее. Мы используем понятие главного дыхательного механизма во всех случаях, о которых будем говорить; только не употребляем каждый раз конкретные названия). Когда кто-то спотыкается и падает, повреждая при этом плечо, в этот процесс оказываются вовлечёнными и другие структуры. По мере того, как вы работаете с пациентом, за то время, когда происходят тканевые изменения, случается также множество вещей, чему как патологии вы не можете дать конкретного названия. Внутри этих тканей раскрывается совершенно новая картина, которую вы можете наблюдать. Это — движущаяся патология, патология, возникающая на ходу, которая сама себя корректирует. Нам нужно осознать, что, когда мы говорим: «Имеет место перекрут слева или наблюдается замороженная лопатка», то это всего лишь ярлыки, которые мы приклеиваем на данные понятия. Внутреннее функционирование является движущейся картиной на протяжении корректирующих циклов. Ярлыки имеют свое хождение, но вы можете придумать свои собственные названия. У меня имеется длинный перечень ярлыков, которые я выбираю для обозначения различных понятий, и которые должны соответствовать одному и тому же типу паттерна. Но это — всего лишь названия, поэтому я могу отменить то, к чему я пришел в результате своих теоретических рассуждений. Ярлык — это не патологический процесс, вовлекающий в себя ткани и структуры организма.


Оценка (состояния) пациента: Когда ко мне на приём приходит пациент, то первое, что мне хочется сделать после того, как я выслушал его жалобы и попытался кратко описать историю болезни — это провести обследование организма больного и положить свои руки на ту область, где у него отмечаются основные жалобы (потому, что это та область, в которой он хочет что-то изменить). Это делается для ознакомления с состоянием пациента. Затем я перехожу к рассмотрению краниосакрального механизма пациента и всего того, что ещё могло бы быть засвидетельствовано для оценки состояния здоровья этого пациента в целом.

У пациентов, пришедших ко мне на приём впервые, я также пытаюсь выяснить тип паттерна, в котором они существуют. Каков их основной паттерн? При чтении этого курса, нам уже удалось выяснить, что не существует двух одинаковых людей, как и не существует двух людей, имеющих один и тот же паттерн. Другими словами, если вы кладёте на меня свои руки, пожалуйста, попытайтесь выяснить, имеется ли у меня паттерн торсии (a torsion pattern), и что я хотел, чтобы осталось в нём после вашего лечения. Я пытаюсь выяснить, каков общий физиологический паттерн организма, который может дать нам представление о том, как этот человек выходит из состояния болезни. Это, в свою очередь, даёт мне руководство к пониманию того, каков основной паттерн, существующий у данного пациента, и как его паттерн функционирует при сгибании/внешней ротации и выпрямлении/внутренней ротации. Затем я могу вернуться к обследованию той области, которая является причиной страдания, и посмотреть насколько этот пациент связан с типом своего паттерна.

В данной оценке я также обращаю внимание на характерные особенности (качество) механизма пациента. Для этого я использую представление о механизме, регистрирующем 110 вольт в здоровом состоянии. Я отмечаю, имеется ли у меня ощущение, подобное тому, что механизм пациента имеет 110 вольт на входе и 110 вольт на выходе. Если оказывается, что на входе и выходе по 50 вольт, то это даёт мне ключ к разгадке. 110-вольтовая батарея в механизме пациента предполагает хорошие свойства (качество) тех тканей, в которых можно было бы откорректировать связочные или мембранные (membranous) суставные деформации. В этом случае, у вас имеется достаточное количество электрической энергии для того, чтобы работать, используя её; батарея полностью заряжена. Если механизм пациента имеет заряд в 50 вольт, то в таком случае ткани локальных участков у него, особенно в области, находящейся под воздействием стресса, подвержены большей утомляемости. И вы должны быть достаточно осторожными в отношении того, какое лечение применимо к такому организму, и что вы можете попытаться осуществить в этот день. Такой организм, возможно, вытерпит лишь несколько минут лечения прежде, чем наступит его утомление.

Есть одна очень поучительная история, имеющая отношение ко всему вышесказанному, история об одном парне, который страдал острым воспалением поясничной мышцы (psoasitis), чему, возможно, вы не поверите. Я расположил свои руки под его поясничной мышцей, и точно по истечении 30 секунд, мне было сообщено, что боль ушла оттуда. «Я услышал тебя, теперь прекрати», 110 сказал его механизм. Два дня спустя, пациент пришёл опять, и мы смогли оставаться в таком положении уже почти две минуты до тех пор, пока не произошло ещё одно очень маленькое, крошечное изменение: Потом, я предложил ему зайти через несколько дней, но он был вынужден уехать из города. Тем не менее, все мои приказания привели в действие его главный дыхательный механизм, мои приказания активизировали физиологию его организма, и по пути в Восточный Техас, все страдания покинули его. Это едва не заставляло его выскакивать из машины от радости по мере того, как совершался процесс самокоррекции. Когда он пришёл ко мне в свой следующий визит, то рассказал: «Когда я пришёл домой после первого визита к вам, жена спросила: «Что он делал с тобой?», я объяснил ей: «Он только обследовал меня и собирается посмотреть через два дня». Затем после моего следующего визита, она снова спросила, и я ей ответил: «Он ничего не делал». Он только вновь обследовал меня и сказал, что у меня будет всё в порядке». Ну, что же, Док, я сперва сильно сомневался в вашем методе лечения, а теперь признаю, что вы действительно сделали что-то такое, что я чувствую себя замечательно. Я приду снова для ещё одного «обследования» на следующей неделе».

Определённая точка — это всё, что вам нужно, чтобы снять показания или измерить качество или свойства данной батареи и оценить, насколько она способна поддаваться конкретному лечению. Это — основное правило. Следующим шагом вы выбираете паттерн стресса, с которым вы собираетесь продолжать работу. Начните проводить диагностику в той области, подверженной действию стресса, которую вы избрали для обследования. Затем, работая таким образом, вы пытаетесь установить диагноз. А прислушивание к физиологии организма способно истолковать вам всё весьма подробно, и вы вдруг обнаруживаете для себя, что находитесь уже на стадии лечения. Это — всего лишь один, почти невидимый шаг. Вы полагаете, что находитесь ещё в процессе постановки диагноза, а затем внезапно вы говорите: «Эй, ей-богу, сейчас настал, возможно, момент для того, чтобы посмотреть, не можем ли мы просто поуговаривать немного, и вдруг что-нибудь произойдёт». Итак, мы применяем немного больше компрессии или же осуществляем какой-нибудь иной контакт и внезапно, мы сознаём, что находимся уже в стадии лечения. Этот процесс не отнимет много времени, поверьте мне. Большую часть работы можно выполнить за несколько минут.


Принцип разрешённых движений: Существует пять различных паттернов разрешённых движений, которые применяются нами в качестве возможных лечебных процедур.

Преувеличение (exaggeration) — вероятно, самый распространённый способ, заключающийся в том, чтобы вести тканевые деформации в направлении, в котором они возникли в процессе деформации. Преувеличение можно использовать при обследовании. Если я проводил бы обследование основания черепа для выявления паттерна правой торсии (torsion right pattern), я с осторожностью приступил бы к работе с этим паттерном, а затем сделал бы движение, чтобы перевести его в правую торсию, а затем вернул бы обратно в нейтральное положение. Потом, я начал бы работу с левой торсией. Данный принцип применим ко всем основным паттернам, специфическим паттернам, произвольным деформациям и так далее.

Ещё один паттерн разрешённых движений — это прямое воздействие (direct action), при помощи которого вы в буквальном смысле направляете ткани (органы, части тела) обратно в здоровое состояние, в нейтральную позицию или делаете что-нибудь подобное. В частности, прямое воздействие иногда применяется при очень сильной деформации. В этом случае, если вы пытаетесь преувеличить её, то тем самым у пациента произойдет усиление дискомфортного состояния. Но если вместо этого, вы попытаетесь направить её в обратную строну, позволяя физиологическим функциям помочь вам осуществить это, то пациент будет чувствовать себя более комфортно. Прямое воздействие — это название такого метода. (Опять же, я не люблю навешивать ярлыки, включая и данный случай).

Высвобождение (disengagement — это то, что подразумевает само это название. При повреждении лобно-клиновидной кости, может получиться сильное вдавливание всех конических корней зубов, сомкнутых в правильном положении (prongs interdigitated), а вы должны высвободить их. Это — один из способов лечения.

Для паттерна противоположного (opposing) физиологического движения, в качестве примера, на ум приходит рассмотрение затылочно-сосцевидного повреждения. При травме височная кость может быть вогнана в паттерн травматической внутренней ротации, распространяющейся через мембраны, в то время как затылочная кость сдвигается относительно положения сгибания. Если мы имеем дело с застарелым, хроническим затылочно-сосцевидным повреждением, которое существует уже в течение нескольких лет, тогда, возможно, мы можем применить противоположное физиологическое движение. Мы должны направить височную кость или попытаться привести её к внешней ротации, в то время как направление затылочной кости к вытягиванию нужно производить чрезвычайно осторожно, чтобы с высокой чувствительностью регистрировать характерные особенности тканевых изменений, происходящих в мембранном суставном паттерне. Я не предлагаю вам здесь технику работы с затылочно-сосцевидной костью, я привожу описание противоположных физиологических движений.

Наконец, существует формовочная, моделирующая (molding) техника. Фактически, техники нет. В буквальном смысле существуют принципы, которые используются главным дыхательным механизмом, реципрокной мембраной напряжения, и физическим организмом пациента для самокоррекции его собственных проблем.

Для тех из вас, кто слушает этот курс впервые, можно назвать полезные способы, с помощью которых осуществляется мануальный захват у пациента и управление тканями в обратном направлении, применяя для этого преувеличение, прямое воздействие, и высвобождение для того, чтобы отыскать точку в мембранном (membranous) равновесии, где физиология организма пациента будет содействовать вашей работе, а потом, вы можете ослабить ваши усилия. Вы можете мануально преувеличить определённый паттерн и отыскать точку, в которой всё имеющееся напряжение готово чем-то содействовать вам. Там существует аккумулятор; вы подпитываете его, и пусть всё начинает работать. Такие паттерны разрёшенных движений являются принципами лечения, применяемыми в качестве руководящих правил в лечении физического организма и главного дыхательного механизма.

Те из вас, кто занимался практикой немного дольше, возможно, в своей работе применяют эти принципы совершенно случайно. Мы рассмотрим для примера достаточно тяжёлый вид деформации, наблюдающейся где-нибудь в области таза или мозгового черепа. Вы можете выбрать любой из паттернов движения. Ваш выбор будет предполагать тот механизм, который вы собираетесь осуществлять на практике; ещё вы, возможно, убедитесь в необходимости взаимодействия с физиологией организма, которая попытается увести вас от этого. Она говорит: «Ну, док, прекрасно, ты находчив и смышлён, но давай пойдём вот по этому пути». Вы включаете все ваши подслушивающие вспомогательные средства для такого механизма в организме пациента и обнаруживаете, что это можно осуществить с помощью определённых движений. Особенно это ощущается, когда вы имеете дело с тяжёлой деформацией или же застарелой, хронической деформацией. Вы убеждаетесь в том, что организм сам способен осуществить преувеличение, прямое воздействие, и так далее. Он применяет именно эти принципы внутри своей собственной необозначенной патологии и использует физиологическую систему самолечения. В процессе лечения он может подвергаться воздействию всех этих факторов, а затем вдруг происходит какой-то сдвиг или изменение; производится щелчок, как бы сообщающий вам: уходи, оставь меня в покое. Что вы делали? Вы на опыте наблюдали за механизмом, производящим то же самое, что вы делаете с помощью рук.

Существует ещё один момент, о котором я хотел бы упоминуть. Вы лишь отдаёте приказы о том, чтобы процесс лечения начался; то, что вы делали лечением не являлось. Лечение осуществляет сам пациент. Вы отдаёте приказы физическому организму. Вы говорите ему: «Мы имеем представление о твоей проблеме. Мы сообщаем тебе, где имеется потенциал для того, чтобы обрести здоровье. Теперь давай действовать».

Почему эти принципы работают? Ну, ладно, нам просто везёт, что они действуют. На самом деле, это единственный ответ, который я могу вам предложить, но мне хочется рассказать ещё об одном моменте. Врождённые физиологические механизмы флуктуирующей цереброспинальной жидкости, нервная система, обладающая сократительной способностью, и мобильная реципрокная мембрана напряжения являются подвижным краниальным артикулярным механизмом, а также непроизвольная подвижность крестца между подвздошными костями. Кроме того, все фасциальные оболочки организма в целом и их жидкостное содержание находятся в реципрокной взаимосвязи с главным дыхательным механизмом. Стимуляция функций в любом из этих элементов инициирует физиологическое действие во всех остальных элементах. Вот причина, по которой всё приводится в движение. Это лишь слова. Пальпаторные методы подтверждают это на практике.


Реакция на лечение: Как часто я произвожу лечение? Между сеансами у меня проходит неделя, но только если мы не имеем дело с пациентом, у которого острое воспаление поясничной мышцы (psoasitis) и который пристукнул бы вас, если бы вы не оказали ему помощь как можно скорее. Когда пациент приходит на приём в следующий раз, положите на него свои руки и начните проводить диагностическую программу для того, чтобы определить, как совершается или нет лечебный процесс. Понаблюдайте, нет ли у вас ощущений, подобных этому: «Ну, да, я пытался проделать какую-то работу напрошлой неделе, но я совсем не уверен, что понимаю тебя». Итак, вы обнаруживаете для себя, что должны предложить что-нибудь другое. Когда, после всего этого пациент на следующей неделе приходит опять, всё происходит по той же самой установившейся схеме. Потом, он приходит вновь на следующей неделе, и в это время его механизм говорит: «Посмотри, Док, я наконец начинаю слушаться тебя, но я ещё не покончил с другими проблемами; я ещё продолжаю работу над последними тремя». Итак, вы сводите лечение сначала к одному сеансу через неделю, а потом к сеансу раз в месяц. Я пытаюсь лечить их (пациентов) так часто, чтобы это было достаточным для управления их состоянием, возвращая их назад к паттерну, который является для каждого конкретного человека паттерном здоровья.

При проведении данного курса лечения у пациента могут возникать некоторые замечательные реакции. В нескольких случаях, с которыми я имел дело на практике, мне удалось вызвать некоторые удивительные реакции в ответ на свои воздействия. Особенно это было на первых порах моих занятий практикой. Происходили такие реакции, когда пациенты были вынуждены лежать на столе в течение двух с половиной часов прежде, чем они смогли встать после коррекции, проведённой мной где-нибудь в области височной кости. Это должно проводиться под контролем. Мы можем смягчить эти реакции, применяя определённые методы, которые мы будем обсуждать позже, включая компрессию четвёртого желудочка.

Такие разновидности побочных реакций, когда пациент испытывает что-то спустя достаточно большой промежуток времени после того, как покинул ваш кабинет, означают, что нужно продолжать работу, чтобы решить его конкретную проблему. В течение следующих двух или трёх дней или недели они могут на самом деле почувствовать ухудшение потому, что вы отдали приказания определённым тканям, фасциям, соединительным тканям, которые любят производить громкие стенания. Вы пробуждаете их. Больная ткань не пробуждается со словами: «О, радость, мир во всем мире!» Она пробуждается и говорит: «Какого дьявола ты потревожил меня?». Иногда пациенты возвращаются к вам и очень горестно жалуются.

Как правило, если я ощущаю, что у человека возможна такая реакция, я очень спокойно предупреждаю, например, свою пациентку о том, что она может почувствовать себя в десять раз хуже или, наоборот, лучше. Я не знаю, какая в данном случае будет реакция. Я приглашаю её в случае необходимости зайти ко мне, и я ей все объясню, поскольку неоднократно наблюдал, что происходит в больных тканях после того, как я перестаю к ним прислушиваться. И я достаточно хорошо себе представляю, когда эти ткани собираются прекратить свои жалобы, и то о чём они собираются пожаловаться ещё. Таким образом, я могу приободрить пациента, чтобы он набрался терпения и подождал до конца недели, и он ждёт. Забавно, что когда какой-то участок или область жалуются громче и сильнее, чем это происходило прежде, то у пациента возникает удивительное чувство, что может быть так и надо. Вы разговариваете с частным врачом пациентки, частный врач оказывается в курсе дела и внимательно выслушивает пациентку. Все это уверяет её в том, что такая реакция — не противодействие со стороны её организма, а ответ или отклик на лечение. Очень часто пациент или пациентка произносят что-нибудь подобное: «Никогда в своей жизни я ещё не чувствовал такой боли, но впервые, спустя месяц я смог отполировать мебель в шести комнатах». Поэтому всегда слушайте: «но ...». Это поможет вам разобраться в ситуации.

В заключении я хочу поблагодарить всех присутствующих здесь. Испытываете вы или нет такое ощущение (это всего лишь констатация факта, вы можете мне не поверить), что мы все стали единым физическим организмом с того дня, как начали возлагать наши руки друг на друга. Итак, благодарю вас. Это — одна часть.


Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/126725.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/121370.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments