Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Остеопатические воззрения Р. Беккера

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/124647.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/127039.html

Эмоциональные факторы

Выдержка из статьи «An Osteopathic Concept and its Relationship to the Osteopathic Lesion» (Остеопатическая концепция и её связь с остеопатическим нарушением). Статья была опубликована в Yearbook of the Academy of Applied Osteopathy за 1952 год (currently named the American Academy of Osteopathy).

Нас учили тому, что различие в диагнозе между неврозами и психосоматическими заболеваниями заключается в том, что невротик сознательно разрабатывает мотивированное сопротивление какому-либо фактору в своём окружении, тогда как для психосоматической болезни характерно бессознательно мотивированное сопротивление факторам окружения, и «эти сопротивления составляют объективные явления, которые служат признаком динамического биологического значения всей болезни» (Han, Andrew D., М. D., "Psychosomatic Diagnosis", JAMA., Jan. 17, 194S, 136: 147-149.). Эти пациенты редко знают, что их беспокоит, и будут доказывать, что у них все в порядке, когда возможность скрытого напряжения привлекает их внимание.

Остеопатическое лечение для обоих классов пациентов доступно как одна из лучших терапевтических возможностей. Как и выявленные остеопатические нарушения, которые нормализуются, скрытые напряжения следует вывести на поверхность и разрешить их. Остеопатическое лечение, когда оно «научно предписано, точно отмерено и умело принимается», как говорил д-р Беккер (Becker) приводит к нормализации свободного тока крови, жидкостей, энергии и других жизненных сил к поражённым участкам, а также, что важно в такой же степени, нормализации свободного оттока из поражённых участков крови, жидкостей, энергии и других жизненных сил. Настоящий прилив и отлив для здоровья.

Мы можем продвинуться на шаг в наших рассуждениях. Дополнительно к признанию терапевтической ценности лечения остеопатического нарушения в сложных случаях, мы можем также рассматривать остеопатнческое нарушение как мощную диагностическую помощь при анализе неврозов и психосоматических заболеваний. При дифференцировании диагнозов на соматические заболевания и на неврозы и психосоматические случаи отмечается, что в двух последних типах заболевания существует ещё один фактор сопротивления дополнительно к сопротивлению, вызываемому нарушением физиологии при соматических заболеваниях. Это сопротивление можно выявить и частично интерпретировать при помощи искусного, внимательного и уверенного остеопатического прикосновения. Другими словами, если врач-остеопат будет явно осознавать, что при осмотре каждого пациента, который обращается к нему, факторы окружения могут прибавить свою сопротивляемость к остеопатическим нарушениям при соматической проблеме, которая ему так ясна, то он сможет глубже проникнуть в истинную причину нарушения, которым он занимается. Это может быть клинически доказано и доказывается; это помощь при постановке диагноза, а также, безусловно, вклад в чьи-то практические навыки.

Добавление диагностически выявленных факторов окружения к диагнозу соматических факторов вовсе не означает, что в каждом случае появятся великие открытия. Однако, дополнительные знания того, когда, где и как произошло нарушение, являются огромной помощью пациенту и обеспечивают более длительное терапевтическое облегчение, когда нарушенная физиология берётся под контроль. Время от времени врач способен распознать более серьёзное, длительное, скрытое сопротивление, которое может оказаться проблемой, связанной с окружением, или страхом заболеть раком или туберкулёзом или каким-либо похожим угнетающим явлением в сознании пациента. Далее, по мере того, как подобное сопротивление постепенно разрешается в ходе последующих осмотров, бесед и лечения, врач приобретает друга, как и совершенно удовлетворённого пациента.


Сбалансированное напряжение мембраны

Отредактированный вариант лекции по основному курсу, прочитанный в 1976 году в Sutherland Cranial Teaching Foundation in Milwaukee, Wisconsin.

Когда происходит напряжение, мембраны принимают этот паттерн напряжения, который заключается в том, что меняет «нормальную» точку опоры на ту, при которой область вошла в напряжение. Во время напряжения существует точка сбалансированного напряжения мембраны. Существует точка опоры, похожая на точку покоя, вокруг которой собираются все силы. Когда вы собираете все эти силы в фокус, механизм проходит через точку покоя, через точку опоры, момент покоя. И когда он проходит через точку покоя, точка опоры возвращается обратно к, так называемому, нормальному паттерну данного индивида — к точке опоры Сатерланда — вы получаете коррекцию на определённый день. При помощи этого процесса вы меняете точку опоры в пределах спинномозговой жидкости и реципрокного напряжения мембраны. Точка покоя часто бывает явной, хотя много раз вы проходите через неё, не осознавая её. В этих случаях вы можете заметить, что вместо множества перемен, которые продолжались в голове, вы чувствуете, будто голова стала мягкой, будто ей стало удобно, и, возможно, она стала горячей: тогда вы понимаете, что прошли через эту точку.

Как вы пользуетесь принципом сбалансированного напряжения мембраны? Допустим, что в этот день вы решаете, что ваше лечение будет связано с правосторонним нарушением торсии; вы вводите сбалансированное напряжение мембраны в паттерн торсии, вы позволяете ему идти по всему пути, затем мягко сдерживаете его в этой области и не позволяете вернуться к нейтральному состоянию. Поскольку вы удерживаете его там, оно проходит через цикл перемен, идёт через точку покоя, и затем вы позволяете ему вернуться назад к чему-то новому нейтральному, что оно обнаружило.

Делая это, вы не только поработали с паттерном напряжения суставной мембраны торсии, вы внесли изменение через структуру фасций 34 мышц, прикреплённых к основанию черепа, и через все фасции системы. Вы откорректировали паттерн торсии при помощи общей системы тела. Более того, если вы сталкиваетесь с тем, у чего масса переменных и они постоянно оказывают действие, радуйтесь; это значит, что вас задерживает не локальная краниальная проблема, это значит, что в фасции действуют факторы торсии, продвигайтесь вниз через таз к стопе, которая тоже должна успокоиться и сменить механизм таким образом, чтобы эти силы поступили и прошли к точке покоя. Вы также можете заметить, что пациент с больным телом будет реагировать медленнее, чем тот, у кого здоровая фасция.

Когда вы сосредотачиваете своё лечение на локальном напряжении, на особом паттерне суставной мембраны, вы сокращаете массу материала для работы на небольшой площади напряжения суставной мембраны. Но даже тогда перед вами не только все факторы локального напряжения суставной мембраны, но также жидкости, динамические силы и соединительные фасции, которые, выступают как часть травматического паттерна. Когда вы работаете с локальным напряжением краниальной мембраны, точка покоя может показаться ещё меньше, но она такая же. Перемещение суставной мембраны находится на более мелком уровне — вы имеете дело с наручными часами, а не с будильником. В черепе очень мало движения по сравнению с остальными частями тела, и мы собираемся его ещё уменьшить, чтобы получить при напряжении суставной мембраны. Независимо от размера или локализации напряжения принципы одинаковые.

Сбалансированное напряжение мембраны не статично. Я могу признаться, что я преувеличиваю, начиная с паттерна, но по мере того, как мои руки работают с этой областью, может потребоваться свобода (непринуждённость), я даже могу допустить немного мешающего физиологического движения, но я делаю это не всегда осознанно. Позже я могу обнаружить, что прошёл по всему циклу, что задействовал все эти факторы, потому, что я сознательно придерживался паттерна суставной мембраны, это подсказывало мне, что я должен вовлечь эти факторы во время программы лечения.

Принципы, которые мы вам представляем, действительно являются принципами лечения, но они также являются принципами, которых мы придерживаемся при тренировке техники пальпации. Как-то известный дирижёр сказал, что дирижёр управляет звуковым образом симфонии, написанной композитором, чтобы он проявил себя, и надеется, что музыканты оркестра дальше разовьют этот живой музыкальный образ в ответ на команду. Я думаю — какая разница между этим и тем, что вы кладёте свои руки на пациента, контактируя с живым, струящимся механизмом и получаете в ответ на команду реакцию ткани? Музыкантами в данном случае являются многие затронутые ткани, и они собираются прореагировать в ответ на вашу команду и сотрудничать с вами и продемонстрировать то совершенство, которое вы попытаетесь проявить для здоровья тела. Прекрасно.


Дети: диагноз и лечение

Дата написания статьи — сентябрь 1984 года.

Роль, которую играет остеопатия в краниальной области у младенцев и детей, является крупным вкладом в науку о здоровье. Сегодня наука о здоровье показывает необыкновенный рост технологических возможностей, от микрохирургии до биологических тестов и лечебных процедур. Краниальная концепция является такой же большой частью этой технологии, как и все другие системы заботы о здоровье. Все системы заботы о здоровье зависят от одной и той же врождённой жизнеспособности пациента и полагаются на неё при результатах, которые надеется получить врач. Роль краниальной концепции в диагнозе и лечении — это активное использование врождённой жизнеспособности у младенцев, детей и взрослых. Эта концепция совместно с разработанной техникой пальпации обеспечивает технологию для понимания деталей здоровья в физиологии тела. При диагнозе и лечении это одна система жизни в движении у индивида, независимо от возраста.

У взрослых относительно устойчивая физиология тела, функционирующая как основной мобильный механизм. Он не является двусторонней системой структура-функция. Его механизм включает элемент торсии или наклонно-боковой ротации (разворота), а так же других потенциальных паттернов, которые являются анатомофизиологией здоровья. Существует столько же вариаций, перекрывающих друг друга, структуры-функции в системе тела, сколько индивидов, но каждый из них имеет свой особый паттерн, о котором говорят: «Так функционирует здоровье именно у этого индивида». Это и есть тот паттерн здоровья, на основе которого врач разрабатывает своё лечение пациента. Эти вариации начинаются в дородовом, родовом и послеродовом периоде и продолжается до раннего возраста. В это время ещё мало суставных механизмов и те, которые развились, видоизменяются под воздействием внешних сил.

В ранний период жизни череп, как структура, все ещё развивается. Лобные и теменные кости являются мембранными плоскостями и имеют мембранное сплетение. Кости в основании черепа развиваются в виде хряща. В основании черепа при рождении имеется 11 маленьких кусочков хрящевой кости — 4 для затылочной кости, 3 для сфеноида и по 2 для каждой височной кости — поддерживаются вместе межхрящевыми соединениями и реципрокным напряжением мембраны с её тремя серпами и в нижней части прикреплением к крестцу. Эти 11 частей со временем превращаются в 4 — сфеноид, затылочная кость и две височных кости — по мере того, как со временем происходит вызревание центров окостенения и их соединение. Представьте все лицевые ткани и элементы соединительных тканей, которые крепятся к основанию черепа и образуют структуру тела. Представьте ритмическую флуктуацию спинномозговой жидкости, а также подвижность, центральной оси и боковых линий 8-10 раз в минуту, которые отражаются на всех этих развивающихся тканях. Если бы основание черепа было полностью сводным при его развитии, какой была бы структура-функция тела? А теперь представьте реальность, в которой существуют, по крайней мере, минимальные, а часто и более серьёзные видоизменения основания черепа под действием внешних сил, которые появляются в дородовом, родовом или послеродовом периоде или позже. Какими будут и есть паттерны структуры и функционирования у младенца, ребёнка или у взрослого?

Единственным суставным механизмом в черепе, действующим при рождении, является соединение округлых частей затылка с впадинами первого шейного позвонка (атланта).

Затылок взрослого человека состоит из одной кости, а в первые 7-9 лет — из 4-х частей — базилярная часть переднего конца большого канала, две закруглённых части, образующие боковые края, и сзади чешуя затылочной кости, которая соединяется хрящами с закруглёнными частями. Закруглённые части сходятся спереди внизу, а сзади расходятся. Когда голова зародыша остаётся в тазовой части тела матери, сила давления через околоплодную жидкость при родовых сокращениях может вдавить эти закруглённые части в грани атланта, точку опоры и единственное соприкосновение с костью в этом возрасте. В зависимости от направления силы модификация закруглённых частей могут коснуться их хрящевых соединений с чешуйчатой костью или основного процесса, который происходит в затылке по созданию структурного паттерна, несколько отличающегося от того, который мог получиться, если бы основание черепа функционировало без помех. Это отразится на всём структурном механизме тела, по мере того, как оно развивается. Это может быть обычная торсия или наклонно-боковая ротация (разворот) или же это будет начало сколиоза, который возникнет в подростковом периоде. Дисфункции закруглённых частей отвечают на пальпацию при диагнозе и лечении.

В этом случае сдавливание закруглённых частей может действовать как клещи на основание затылка при приближении передних концов закруглённой части костей, вызывая любые из возможных нарушенных положений сфенобазилярного синхондроза и реципрокного напряжения мембраны. Существует сгибание (флексия), разгибание (экстензия), торсия. наклонно-боковая ротация, вертикальные растяжения, боковые растяжения и сдавливание (компрессия). Это структурные двигающие механизмы в физиологии тела на продолжении всей жизни человека. Торсия и наклонно-боковая ротация считаются, в основном, физиологическими категориями, тогда как некоторые или все другие типы могут в дальнейшем создать нефизиологические паттерны нарушения, так как различные развившиеся элементы проявляют некоторые типы дисфункции. Примером может служить мальчик, 10 лет, у которого, было настолько плохо с речью, что его нельзя было понять. Умственное развитие ребёнка было в норме. У него был паттерн бокового растяжения, правый сфеноид. Проблема, как у него, не проявляется до 2-3 лет, даже до 4-х лет, когда предполагается, что ребёнок должен чётко говорить. Его боковое растяжение постепенно корректировалось в течение 6 месяцев, и он избавился от своего недуга. Не стоит говорить, как были рады его родители и учителя.

Более серьёзные растяжения основания черепа могут способствовать появлению церебрального паралича или какого-либо необычного цвета, действий, плача, нарушений питания и развития и т. д. Самым необычным случаем, с каким я встречался, был младенец девяти месяцев, который постоянно плакал, и кожа которого от макушки до нижней части ступней была покрыта открытыми кожными поражениями настолько, что трудно было найти кусок чистой кожи, куда можно было бы воткнуть палец. Такое состояние началось почти сразу после рождения. Не зная, что ещё можно сделать, я использовал технику перемещающейся спинномозговой жидкости в области закруглённых частей затылка, успокаивая существующий, перемещающийся паттерн до тех пор, пока он не достигнет точки покоя. Таково было лечение в тот день. Хотите верьте или нет, но в течение 12 часов у ребёнка выросла новая кожа от головы до ступней без единого пятнышка, и ребёнок впервые в жизни спал всю ночь.

Действительное подтверждение врождённой жизнеспособности. Через несколько месяцев с ребёнком вновь обратились за лечением, но у него было несколько пятен раздражения, ничего похожего на то, что было раньше. Думая сегодня об этом случае, я пришёл к мысли о том, что центральная нервная система и кожа развиваются из эктодермы, и обе столкнулись в этом конкретном случае.

Искусство пальпации совместно со знанием анатомических механизмов могут оценить общие паттерны тела, а также более специфические проблемы в отдельных областях. Некоторые из этих проблем представляют собой фасциальные растяжения и растяжение суставных соединений, которые можно найти где угодно на теле в результате повседневной активности ребёнка. Проведение проприоцепторной пальпации для диагностики и при проведении лечения для возвращения здоровья поражённым тканям является прямым взаимодействием врача с врождённой жизнеспособностью младенца или ребёнка. Подходящим случаем был мальчик, 9 лет, который за год до обращения упал, и у которого появилось постоянное прихрамывание. Обследование показало растяжение суставного соединения в области левой вертлужной впадины. Проверочная пальпация ритмического внешнего-внутреннего разворота (ротации) правого бедра показала, что там всё в здоровом состоянии, но на поражённой стороне этот разворот ограничен или малоактивен. Было проведено корректирующее лечение растяжения суставного соединения, и была сделана новая оценочная проверка изменяющегося внешнего-внутреннего разворота в обоих бедрах. Проверка показала, что он стал одинаковым. Это указывает на то, что было достигнуто восстановление здоровья в левом бедре.

Краниосакральный механизм младенцев или детей представляет большой выбор специфических возможностей для проявления нарушения. Наиболее распространёнными из растяжений суставных мембран, встречающихся у детей более старшего возраста, являются растяжения сосцевидного отростка затылочной кости, лобносфеноидных и височных костей. В этом возрасте основное внимание следует уделять мембране. Время между возникновением растяжения и появлением симптомов может быть неделями, месяцами, годами. У одного пациента ушиб затылка в 4-х летнем возрасте, вдавливание (компрессия) его внутрь сосцевидной части височной кости и правой части палатки мозжечка не выявлял симптомов до 24 лет. Падение девочки в возрасте десяти лет на крестец, при котором была блокирована непроизвольная мобильность, проявило себя сильной головной болью в 42 года. Блокированная сакральная дисфункция типа «хлыстовой удар» показала себя через 20 лет профилактических нарушений в верхней части грудной области. Любой из названных паттернов растяжения можно диагностировать при помощи умелой пальпации и использовать её возможности в программе коррективного лечения по возвращению здоровья.

Я обнаружил два вспомогательных средства для диагноза и лечения, полезных при работе с механизмом пациента, и которые экономят время врача. Первое заключается в тестировании врождённого, переменного ритма перемещающейся спинномозговой жидкости, а также мобильности по средней и двум боковым линиям в районе нарушения и в некоторых других здоровых участках тела. Тестирование до и после лечения является ценным подтверждением для проверки ожидаемых результатов. Второе средство заключено в том, что в черепе ребёнка суставные механизмы действуют до 10-13 лет до того, как обрести взрослую стабильность. Поэтому реципрокное напряжение мембраны является основным фактором для краниосакральной структуры, а фасция наиболее важна для структуры тела. Я обнаружил, что легче и эффективнее работать с одной или обеими этими системами при лечении младенцев и детей. Любая информация об изменениях в диагнозе и лечении сообщается мне этими системами функционирования.

В заключение хочу сказать, что однажды я слышал высказывание Д-ра Сазерленда (Sutherland): «Если вы понимаете механизм, ваша техника проста». Как это верно! Никакой младенец не может быть слишком мал, а ребёнок переросшим, чтобы его нельзя было осмотреть и лечить, используя основные принципы науки остеопатии. Любая корректирующая работа, проведенная в раннем возрасте, является превентивной помощью для последующих лет, и в процессе развития вы получаете лучшее здоровье.

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/119036.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/124647.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/127039.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments