Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Идиопатический сколиоз - II


Назад: http://healthy-back.livejournal.com/166671.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/164005.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/166671.html

Функционально все межпозвоночные суставы относятся к категории малоподвижных, или amphiarthrosis.

Пара симметричных суставов образуют комбинированное сочленение, т.е. такое, в котором движение в одном суставе обязательно влечёт за собой смещение в другом, что обусловлено принадлежностью двух суставных отростков к одной н той же кости — позвонку. Соединенные таким образом два соседних позвонка формируют функциональную двигательную единицу. Средние значения объёма движений в каждом из них приведены в табл. 9.

В целом же анатомия межпозвоночных суставов позволяет видеть интересные закономерности. Горизонтальное положение суставных поверхностей в верхнешейном отделе создает все условия для достаточно большого объёма движений в горизонтальной плоскости, прежде всего для головы.

Такой же характер движений обеспечивает и преимущественно фронтальное расположение суставных щелей в грудном отделе. Но при этом допускаются движения в суставах в краниокаудальном направлении, что создаёт условия для наклона позвоночного столба кпереди или разгибания кзади.

Сагиттальная ориентация межпозвоночных суставов в поясничном отделе, в свою очередь, предрасполагает к движению в одноименной плоскости, т. е. к наклону вперёд и разгибанию назад, но при этом допуская смещения в горизонтальной плоскости.

Вместе с этим необходимо подчеркнуть ещё одну биомеханическую особенность, связанную с анатомией элементов позвоночного столба, — при малоподвижности в межпозвоночных суставах объём движений краниального конца позвоночного столба в целом достаточно большой. Он является суммой объёмов движений между соседними элементами позвоночника.

В контексте развития темы сколиоза особый интерес вызывает биомеханика ротационных движений. Работами отечественных и зарубежных авторов, кстати, их не так уж много, убедительно доказано, что в норме ротация позвонков осуществляется в объёме, допускаемом межпозвоночными суставами, эластичностью межпозвоночных дисков и связочного аппарата. При этом плоскость вращения проходит на уровне тех же суставных отростков, а ось — на уровне позвоночного канала.

В позвоночном столбе главная несущая часть — вентральная колонна, состоящая из тел позвонков, но находящиеся между ними и соединяющие их межпозвоночные диски играют свою, вполне определённую роль в процессе формообразования позвоночного столба.

Межпозвоночные диски — неотъемлемые элементы собственно позвоночного столба, являющегося опорой туловища [Привес М.Г., 1997]. Они обеспечивают симфизное соединение между двумя соседними позвонками. Каждый диск представляет собой пластинку из волокнистого хряща, периферические части которой состоят из концентрических слоёв соединительнотканных волокон. Эти волокна образуют на периферии диска мощное фиброзное кольцо, annulus fibrosus. В середине диска располагается студенистое ядро, nucl. pulposus, состоящее из мягкого волокнистого хряща. Ядро находится в сдавленном состоянии, постоянно стремится расшириться, что обеспечивает ему более высокие буферные свойства при продольных для позвоночного столба нагрузках.

По мнению многих исследователей, это остатки спинной хорды. Между тем сведения, приведённые выше, в разделе об эмбриологии позвоночного столба, позволяют сомневаться в такой точке зрения иа происхождение межпозвоночных дисков. Скорее всего, они, как и костные позвонки, — такие же элементы позвоночного столба, происходящие при пролиферации и самостоятельной дифференцировке клеток мезодермы.

К сожалению, прижизненное изучение анатомии и функции межпозвоночных дисков остаётся недостаточным. Не оспаривая их функцию как главных буферов, гасящих продольные нагрузки и обеспечивающих «предохранение от сотрясения внутренние органы и центральную нервную систему» [Привес М.Г., 1997], на практике достаточно часто можно наблюдать субпатологические изменения физиологических кривизн позвоночного столба, в основе механизмов которых лежит элементарнейшее уменьшение или увеличение высоты межпозвоночных дисков. При этом вызывают интерес сообщения о результатах томографического исследования последних при патологическом кифозировании — у ряда пациентов рентгенологическое уменьшение межпозвоночного пространства — не следствие абсолютного снижения высоты дисков, а результат более увеличенного, чем обычно, но не патологического, углубления в краниальной и каудальной поверхности corpus vertebrae. Это явление можно объяснить относительно ранним закрытием ростковой зоны в центральной части апофизов тел позвонков при сохраненной функции роста по периферии (За этим «объяснением» снова не стоит НИ ОДНОГО исследования. А между тем, в современной англоязычной литературе это явление считается проявлением остеохондроза — разрастания краёв позвонков под воздействием сжимающей нагрузки. Ростковые зоны и вообще рост ни причём, это защитная реакция организма. Это разрастание происходит и гораздо позже окончания роста скелета — H.B.).

Физиологические кривизны. Соответственно анатомическим отделам позвоночного столба, шейному, грудному, поясничному и крестцово-копчиковому к нормативным характеристикам относится наличие в этих отделах физиологических кривизн: шейного лордоза, грудного кифоза, поясничного лордоза и крестцово-копчикового кифоза.

Общепринятой точкой зрения является то, что этим физиологическим кривизнам придаётся рессорная функция, так необходимая прямо ходящему человеку.

Практически такое же единство во взглядах наблюдается и в вопросе их происхождения. «Известно, что у ребенка, параллельно с приобретением им навыков удерживания головы, сидения н стояния постелейио образуются физиологические кривизны позвоночника» [Капгелии А.Ф., 1967; Привес М.Г., 1997].

Однако, есть основания подвергнуть сомнению такой механизм формирования физиологических кривизн позвоночного столба. Во-первых, уже у новорожденных отчётливо виден грудной физиологический кифоз и слабо, но уже формирующиеся (!) физиологические шейный и поясничный лордозы [Роен И.В.. 1998].

Во-вторых, процитированное объяснение нормального формообразования позвоночного столба не даёт ответа на вопрос, почему у детей, которые в силу определённых обстоятельств серьёзно отстают в моторном развитии, к концу года их жизни наблюдаются те же нормальные физиологические кривизны. Поэтому есть все основания утверждать, что в основе нормального физиологического формообразования позвоночного столба лежит прежде всего генотип, или генетическая предопределённость формообразования элементов позвоночного столба, а не фенотип, или следствие приспособления к окружающей среде. В пользу этого вывода говорят результаты клинико-генетических исследований, которые достаточно часто отмечают наследственный характер нарушений осанки в сагиттальной плоскости, что является прямым проявлением формообразования позвоночного столба в целом (На исследования надо давать ссылки и приводить цифры, а не рассказывать что одна бабка сказала — H.B.).

Анатомия спинного мозга. Спинной мозг — наиболее древнее образование ЦНС и впервые его можно наблюдать у ланцетника. Характерной чертой организация спинного мозга является периодичность его структуры, или сегментация. Морфологических анатомических границ между сегментами спинного мозга нет. Поэтому такое деление имеет чисто функциональный характер и определяется зоной расположения нейронов, аксоны которых формируют конкретный корешок спинного мозга. При этом каждый сегмент спинного мозга иннервирует три метамера тела и получает информацию от трёх метамеров. В итоге перекрытия каждый метамер тела иннервируется тремя сегментами спинного мозга и передаёт сигнал в три сегмента спинного мозга. Отсюда можно сделать вывод о тройной защищённости системы приёмопередачи нервного импульса между периферией (исполнительный орган) и центром (управляющий орган).

Спинной мозг, medulla spinalis, важнейшая и неотъемлемая составляющая ЦНС, представляет собой цилиндрический, несколько сплюснутый в переднезадием направлении «тяж», лежащий в позвоночном канале. Вверху он переходит (или выходит из него?) в продолговатый мозг, а внизу заканчивается коническим заострением, conus medullaris, на уровне 2 поясничного позвонка. От conus medullaris отходит книзу так называемая концевая нить, filum terminale, представляющая собой атрофированную (?) нижнюю часть спинного мозга. На конце она сливается с оболочками спинного мозга и прикрепляется ко 2 копчиковому позвонку внутри позвоночного канала.

Спинной мозг на своём протяжении имеет два утолщения, соответствующих зонам ответственности для верхней и нижней конечности,— шейное, intumescentia cervicalis, и поясничио-крестцовое, intumescentia lumbosacralis.

Две, передняя и задняя, продольные борозды делят спинной мозг на симметричные половины — правую и левую. На той и другой стороне из спинного мозга двумя продольными рядами выходят корешки спинномозговых нервов. Передние корешки, radix ventralis s. anterior, выходящие клеточные тела которых лежат преимущественно в передних рогах серого вещества спинного мозга. Задние корешки, radix dorsalis s. posterior, входящие в sulcus posterolateralis, содержат отростки чувствительных нейронов, клеточные тела которых лежат в спинномозговых узлах. На некотором расстоянии от собственно спинного мозга передние и задние корешки соединяются и вместе образуют ствол спинномозгового нерва, truncus n. spinalis. Анатомически этот ствол достаточно короткий, так как вскоре после выхода из межпозвоночного отверстия он распадается на свои основные, но уже смешанные по функции, ветви.

Различное происхождение и различия в генетически предопределённой «программе» продольного роста костного позвоночника и спинного мозга приводят к тому, что спинной мозг оказывается короче позвоночного канала (Техническая безграмотность на марше. Запомните — всё, абсолютно всё, что есть в человеке, прошло отбор в течение миллионов лет, и если спинной мозг короче костного позвоночника, значит ТАК НУЖНО. Подробности написаны у Барраля, коротко — этого требует эластичность тканей, чтобы была свобода у мозга при движении. Человек — НЕ статичная система, а ПОДВИЖНАЯ, эта концепция очень плохо усваивается медиками — H.B.). Вследствие этого места выхода спинномозговых корешков не соответствуют уровню межпозвоночных отверстий. Поэтому направление корешков в позвоночном канале — в сторону и вниз. Чем дистальнее — тем направление корешков круче вниз. В пояснично-крестцовом отделе (четыре поясничных, пять крестцовых и копчиковых пар) корешки располагаются практически вертикально и параллельно filum terminale, образуя так называемый конский хвост, cauda equina.

Учитывая то, что спинной мозг — это важнейшая часть директивной, или интегрирующей, ЦНС, есть все основания для краткого изложения известных данных о его внутреннем строении, так как оно в определённой мере отражает его функциональные задачи.

Серое вещество, substantia grisea, располагается внутри собственно спинного мозга в виде двух вертикальных колонн — правой и левой. Между колоннами имеется небольшая перемычка, или промежуточная зона, в центре которой находится спинномозговой, или центральный, канал, canalis centralis, проходящий по всей длине спинного мозга. Вверху он сообщается с IV желудочком головного мозга, а внизу заканчивается расширением — концевым желудочком, ventriculus terminalis. Содержимое канала — СМЖ (Спинномозговая жидкость — H.B.).

В каждой колонне выделяются два столба: передний и задний. На поперечном разрезе правая и левая пары столбов имеют общий вид бабочки. В грудном отделе, на протяжении от 1-го грудного до 2—3-го поясничного сегмента спинного мозга, промежуточная зона особенно выражена, что проявляется в виде боковых рогов, cornu laterale. Считается, что в боковых рогах расположены клетки, управляющие вегетативными процессами в иннервируемых органах и тканях. Нейриты этих нейронов покидают спинной мозг вместе с передними корешками.

Серое вещество, substantia grisea, состоит преимущественно из нервных клеток, группирующихся в ядра или ганглии, расположение которых соответствует сегментарному строению спинного мозга.

Белое вещество, substantia alba, состоит из нервных отростков, которые составляют три системы нервных волокон:
1) короткие пучки ассоциативных волокон, соединяющие участки спинного мозга на разных уровнях;
2) длинные центростростремительиые (афферентные);
3) длинные центробежные (эфферентные).

Первая система, состоящая из коротких пучков, как указывалось выше, относится к собственному аппарату спинного мозга. В ней наблюдается сегментарность строения, что обосновывает другое её название — сегментарный аппарат спинкого мозга. Под понятиен «нервный сегмент спинного мозга» понимается поперечный его отрезок, развившийся из одного невротома, или невромера, и связанных с ним одного правого и одного левого спинномозговых нервов. В спинном мозге различают шейные, грудные, поясничные, крестцовые и один копчиковый сегмент (всего — 31).

Вторые и третьи пучки нервных волокон — проводниковая система двусторонних связей спинного моэга с головным. Эта система объединяет собственный сегментарный аппарат спинного моэга с аппаратом головного, обеспечивая главную задачу — единство всей нервной системы. Все пучки в зависимости от выполняемой задачи подразделяются на два типа:
1) восходящие пути (задний спинно-мозжечковый путь, передний спинно-мозжечковый путь, спинно-покрышечный путь, латеральный и передний спинно-таламический пути);
2) нисходящие пути (латеральный и передний корково-спинномозговые, или пирамидные пути, красноядерно-спинномозговой путь, оливоспиномозговой путь, покрышечно-спинномозговой путь, преддверио-спинномозговой путь, ретикулярно-спинномозговой путь).

Оболочки спинного мозга. Спинной мозг окружён тремя соединительнотканными оболочками. Именно так это описывается в анатомических трудах. В данном факте, как само собой разумеющееся, опускается то, что костный позвоночник является такой же оболочкой спинного моэга, как и традиционно рассматриваемые — твёрдая, паутинная и мягкая.

Непосредственно спинной мозг покрывает мягкая мозговая оболочка. Между её двумя слоями располагаются сосуды, периваскулярное пространство. Мягкая мозговая оболочка формирует глубокую стенку своеобразного чехла спинного и головного мозга, в котором поверхностную часть образует паутинная оболочка. Это так называемое подпаутинное пространство. В нём содержится большое количество СМЖ, которая находится в постоянном сообщении и движении с СМЖ желудочков головного мозга. Следует отметить, что в подпаутинном пространстве корешки спинного моэга лежат свободно, без какого либо покрытия [Привес М.Г., 1997].

Между мягкой и паутинной мозговыми оболочками в шейном отделе сзади, вдоль средней линии имеется перегородка, septum cervicale intermedium. Кроме того, по бокам спинного мозга во фронтальной плоскости имеется зубчатая связка, lig. denticulaium, состоящая из 19—23 зубцов, проходящих между передними и задними корешками. Посредством правой и левой связок подпаутинное пространство делится на передний и задний отделы. Задача этих связок и filum terminale — служить фиксаторами для спинного мозга, не позволяя ему смещаться в продольном направлении.

Третья по счёту от спинного мозга оболочка — dura mater spinalis. Она в виде мешка покрывает снаружи спинной мозг, при этом плотного сращения с надкостницей позвоночного канала на большей части нет. Это сращение наблюдается только на уровне большого затылочного отверстия. Каудально ТМО сужается и становится одним из компонентов filum terminale. Пространство между ТМО и позвоночным каналом костного позвоночного столба называется эпидуральным. В нём залегают жировая клетчатка и венозные сплетения, принимающие кровь от спинного мозга и позвонков.

Вместе с этим, рассматривая спинной мозг как неотъемлемую часть сложнейшего анатомо-физиологического комплекса — позвоночного столба, к четвёртой мозговой оболочке можно отнести собственно костный позвоночный столб и его мышечно-связочный аппарат. Именно он, как и череп для головного мозга, играет первостепенную роль в механической защите важнейшей части ЦНС.

Таким образом, в норме можно видеть — спинной мозг не только топографически находится внутри костного позвоночника, в позвоночном канале, но и целым рядом анатомических образований тесно с ним связан. Три оболочки спинного мозга, прежде всего твёрдая, а также упомянутые связки достаточно жёстко фиксируют его в позвоночном канале и практически исключают продольную подвижность.

С другой стороны, СМЖ, находящаяся в подпаутинном пространстве, также играет защитную роль — особенности жидкой среды, находящейся под определённым давлением таковы, что она будет препятствовать грубым и резким смещениям объекта, находящегося в этой среде. Другими словами, СМЖ играет роль гидравлического буфера (гидравлической оболочки?) для спинного мозга.

Вегетативная нервная система. Неотъемлемым звеном нейрорегулянии всех процессов в живом организме является ВНС. Её главная задача — поддержание постоянства внутренней среды (или гомеостаэа) и приспособление к изменяющимся условиям окружающей среды.

ВНС управляет деятельностью всех органов и тканей в осуществлении растительных функций организма (питание, дыхание, выделение, размножение и т. п.), а также осуществляет трофическую иннервацию [Павлов И.П., 1885].

Периферическая часть ВНС подразделяется на три отдела: симпатический, парасимпатический и энтеральный.

Предложение о разделении на указанные отделы принадлежит английскому физиологу Д. Ленгли (1925). Критерии для разделения были чисто анатомические. Довольно часто под этими терминами подразумевается и функциональный смысл. Кроме того, Д. Ленгли отнёс к симпатическому и парасимпатическому отделам только эфферентные пре- и постганглионарные нейроны. Афферентные, или чувствительные, волокна от внутренних органов были названы «висцеральные афференты».

Симпатический отдел ВНС иннервирует гладкие мышцы всех органов — органов брюшной полости, выделительных органов, лёгких, волосяных луковиц и зрачка, а также всех сосудов. Кроме этого, симпатические постганглионарные волокна иннервируют клетки подкожной жировой клетчатки и печени. Предполагается, что к этой группе относятся н канальцы почек, вилочковая железа, селезёнка, лимфатические узлы и групповые лимфатические фолликулы.

Парасимпатический отдел ВНС иннервирует гладкую мускулатуру и железы желудочно-кишечного тракта, выделительные и половые органы, а также лёгкие, предсердия, слезные и слюнные железы, глазные мышцы. Особое внимание надо уделить тому факту, что парасимпатические нервы не снабжают гладкие мышцы кровеносных сосудов.

К энтеральному отделу относится система нитрамуральных нейронов кишечника с полной автономностью в своём функционировании и независимостью от экстраорганных влияний. Подобные системы встречаются и в других органах, что дало повод А.Д. Ноздрачеву (1998) предложить термин «метасимпатический отдел». Эти системы функционируют независнмо от наличия или отсутствия команд от спинного мозга и его стволовой области.

Висцеральные афференты, или чувствительные волокна ВНС, несут информацию от иннервируемых органов в центр. Тела нейронов, к которым идет эта информация, лежат в верхнем и нижнем ганглиях блуждающего нерва (вагальные афференты) и в спинномозговых узлах (социальные афференты). Источником сигнала для этих образований служат баро-, механо-, осмо-, глюко- и хоморецепторы, находящиеся практически во всех оболочках и органах.

Таким образом, абсолютное большинство органов получают как симпатическую, так и парасимпатическую иннервацию. Влияние этих двух отделов ВНС часто носит антагонистический характер. В здоровом организме, т. е. в физиологических условиях, функциональное состояние этих органов зависит от преобладания во влиянии того или другого отдела ВНС.

В то же время в деятельности парасимпатического и симпатического отделов ВНС в большом числе случаев наблюдается и синергизм. При этом вызывает интерес тот факт, что синергизм проявляется хоть и в одновременном, но при этом автономном увеличении активности одного отдела и снижении активности другого. Иными словами, синергизм симпатического и парасимпатического отделов ВНС — это абсолютная сумма векторов, отражающих активность этих отделов. Однако, известно, и это уже отмечалось выше, что не все органы имеют двойную иннервацию: одни имеют только симпатическую, а другие только парасимпатическую (например, кровеносные сосуды, селезёнка, гладкие мышцы глаза и др.).

Очевидно, что трофическая функция ВНС осуществляется на клеточном уровне и затрагивает абсолютно все ткани организма. Сведений о специальных исследованиях регуляции трофики костной ткани, к сожалению, не найдено, однако есть все основания предполагать, что одним из ведущих механизмов в осуществлении этого является регуляция состояния сосудистого русла.

Известно, что гладкая мускулатура сосудов содержит два вида адренергических рецепторов — α- и β-рецепторы. Возбуждение первых приводит к сужению просвета сосудов, а возбуждение вторых — к расширению. При высоком содержании адреналина (гормон мозгового слоя надпочечников) сосуды суживаются, так как преобладает α-адренергический эффект. В случае блокады α-рецепторов в ответ на воздействие адреналина возбуждаются только β-рецепторы и сосуды расширяются. Это — парадоксальная реакция на адреналин.

Помимо генерализованного влияния на сосудистое русло надпочечникового адреналина и норадреналина, селективное воздействие на отдельные сосудистые регионы оказывают адренергические нейроны.

Большинство из них обладают длинными тонкими аксонами, которые образуют в органах и тканях адренергичесхие сплетения. Длина этих аксонов может достигать 30 см. На аксонах имеются многочисленные расширения (до 250—300 на 1 мм), в которых синтезируется и инактивирустся норадреналин. При возбуждении нейрона норадреналин выходит из этих расширений и воздействует на клетки-мишеин. Считается, что возбуждение адренергических нейронов воздействует не столько на отдельные гладкомышечные клетки, сколько через последующие дополнительные механизмы на гладкомышечную ткань в целом.

Таким образом, представляется возможным смоделировать следующий механизм нейротрофического воздействия ВНС на костную ткань. Аксоны постганглионарных симпатических нейроиов в составе сосудистой стенки проникают в костную ткань. В сущности, они отвечают за состояние сосудистого русла того бассейна, региона, области, который данный сосуд кровоснабжает. Дальнейшее развитие событий прямо зависит от того, сколько указанных расширений в аксоне нейрона будут вовлечены в процесс выброса норадреналина, в каком количестве последний попадёт к гладкомышечным волокнам стенки сосудов и как они отреагируют. В дальнейшем начинается цепь процессов, обеспечивающих либо собственно синтетические, либо каталитические реакции в клетках костной ткани.

Управление состоянием симпатических и парасимпатических структур спинного мозга осуществляется из центров, расположенных в стволе головного мозга и в гипоталамусе. Это управление осуществляется через возбуждающие и тормозящие влияния. В центрах этих образований происходит объединение всех спинномозговых систем, отвечающих за отдельные вегетативные функции, т. е. в функциональные комплексы высшего порядка.

К важнейшим из них в первую очередь относятся: система терморегуляции, управляющая просветом сосудов кожи и потоотделением, а также система регуляции артериальным давлением, прямо влияющая на резистивные сосуды и через симпатические нервы — на сердце и мозговое вещество надпочечников.

Резистивные сосуды — это концевые артерии, артериолы и в меньшей степени капилляры и венулы. Именно эти, прекапиллярные, сосуды, имеющие относительно малый просвет и толстые стенки с развитой гладкой мускулатурой, оказывают наибольшее сопротивление кровотоку. Изменение их диаметра и, следовательно, общей площади поперечного сечения в значительной мере повышает гидродинамическое сопротивление току крови.

Для полноты сведения следует добавить, что к этой группе относятся также система управления мочеиспусканием и дефекацией и система управления органами репродукции.

Главным же интегративным функциональным центром в головном мозге у позвоночных, отвечающим за регуляцию внутренней среды организма, или гомеостаз, является гипоталамус, расположенный в базальной части головного мозга. Он управляет всеми гомеостатическими процессами через вегетативные, соматические и гормональные механизмы. Связь его с другими отделами ЦНС осуществляется через таламус — структуру ЦНС, в которой происходит обработка и интеграция практически всех сигналов, идущих в головной мозг от спинного, среднего мозга, мозжечка, базальных ганглиев головного мозга.

Гипоталамус — структура промежуточного мозга, функциональной задачей которой, помимо гомеостаэа, являются эмоциональные и поведенческие реакции организма. Он имеет мощное кровоснабжение, а ряд его ядер обеспечены изолированной, дублирующей кровеносной системами из сосудов артериального круга большого мозга. На 1 мм2 площади гипоталамуса приходится до 2600 капилляров, в то время как на той же площади других областей головного мозга их всего от 400 до 900. Созревание гипоталамуса заканчивается к 13—14 годам, что отражает окончательное формирование гипоталамо-гипофизарных нейросекреторных связей.

musculus trapeziusНейроны гипоталамуса имеют особенности, которые определяют специфику его функций. К этим особенностям относятся высокая чувствительность нейронов к составу омывающей их крови, отсутствие гематоэнцефалического барьера между нейронами и кровью, способность нейронов к нейросекреции пептидов, нейромедиаторов, нейрогормонов и др.

Регулирующая роль гипоталамуса на вегетативные процессы осуществляется двумя основными путями: через ВНС и через гормональную систему.

Раздражение ядер передней группы гипоталамуса сопровождается парасимпатическими эффектами. Раздражение ядер задней группы вызывает симпатические эффекты в работе органов, а раздражение же ядер средней группы — к их подавлению. Вместе с этим из-за достаточно выраженных взаимокомпенсации и взаимодополнения все структуры гипоталамуса могут вызывать как симпатические, так и парасимпатические эффекты. Поэтому распределение функций между структурами гипоталамуса довольно условно.

Более корректно было бы подчеркнуть главную функцию гипоталамуса — интегрирующую — в отношении вегетативной, соматической и эндокринной регуляции физиологических процессов. Так, именно в гипоталамусе располагаются центры гомеостаэа, теплорегуляцин, голода, жажды и др.

Управление гуморальной (humoral — циркулирующий в крови — H.B.) регуляцией гипоталамус осуществляет преимущественно за счёт ядер срединной группы, которые продуцируют так называемые рилизинг-факторы. или либерины, и их антагонисты — статины. Первые, попадая в гипофиз, стимулируют активность передней его доли (аденогипофиз). Задняя доля гипофиза (нейрогипофиз) является промежуточным звеном в транспорте в кровеносное русло нейрогормонов ядер передней группы гипоталамуса, среди которых важнейшими являются вазопрессин, или антидиуретический гормон, и окситоцин.

Гипоталамус представляет собой небольшой отдел головного мозга массой всего около 5(!) г. Вместе с этим нейронная организация гипоталамуса, благодаря которой это небольшое образование способно управлять множеством жизненно важных поведенческих реакций и нейрогуморальных процессов, остаётся загадкой. R. Schmidt и G. Thews (1996) предполагают, что в малоизученных нервных целях гипоталамуса заложены многочисленные генетически предопределённые программы. Суть этих программ — дифференцированный адекватный и корректный ответ на различные раздражения, поступающие по афферентным путям как соматической, так и вегетативной отделов нервной системы. Кроме того, есть основания считать, что активизацию гипоталамических центров могут вызвать и гуморальные факторы, находящиеся в крови и в СМЖ.

Гипоталамус не имеет чётких макроанатомических границ, так как считается, что он является всего лишь центральным отделом промежуточного мозга. Располагаясь ниже и вентральнее таламуса, гипоталамус участвует в образовании нижней половины стенки III желудочка головного мозга.

Не останавливаясь на деталях, следует обратить внимание на ядра 1, 4, 5 и 6 (рис. 127). Именно здесь идёт синтез и вывод к гипофизу через систему портальных сосудов либеринов. Это гипофизотропная область, в которой два главных действующих объекта — конечный интегрирующий нейрон и связанная с ним гормонпродуцирующая клетка.

Кровоснабжение позвоночного столба. Несмотря на достаточную историю изучения кровообращения в позвоночном столбе и спинном мозге, ещё совсем недавно, во второй половине XX в., взгляды на него в очередной раз пересматривались (Скоромец А.А., 2002).

Первичные сосуды вертебральной области формируются из уже упомянутой мезенхимы в первые недели внутриутробного развития. На этой стадии (стадия вычленения сегментарных артерий) поступление крови к зачаткам позвоночного столба и спинного мозга обеспечивается дорсоспинальнымн артериями, при этом дорсальная поверхность будущего спинного мозга остается бессосудистой. Во II стадии (3—6-я неделя внутриутробного развития) формируются корешковые артерии и два продольных анастомоза по передней поверхности уже более зрелого зачатка спинного мозга. Передняя сосудистая система, в сущности, обеспечивает развитие серого вещества, которое появляется раньше, чем белое. Довольно скоро, ещё на этой стадии, появляются сосуды, уходящие к его латеральной и задней поверхности. Именно они, сформировав заднюю сиинальную артериальную систему, обеспечат кровоснабжение белого вещества. III стадия (6—16-я неделя) — стадия формирования продольных анастомозов, корешково-спинальиых артерий. Дальнейшее формирование и созревание системы кровоснабжения позвоночного столба и спинного мозга, может быть не столь ярко, как в первые стадии, но, по сути, продолжается до постнатального периода, с определёнными параллелями с процессами миелинизацин (Скоромец А.А., 2002).

Нельзя не отметить работы польского анатома А. Адамкевнча, который в конце XIX в. внёс существенный вклад в описание анатомии системы кровоснабжения позвоночного столба и спинного мозга. Он, «без преувеличения создал основы современного представления по анатомии спниальных сосудов» [Скоромец A.A. 2002].

Источником кровоснабжения костного позвоночного столба и спинного мозга являются две соответствующие независимые артериовенозные системы.

Костная ткань, а также все паравертебральные мышцы кровоснабжаются от артерий, проходящих по передней и боковой поверхностям тел позвонков в поперечном направлении. На уровне межпозвоночных отверстий от них отходят ветви, снабжающие дорсальный отдел, прежде всего — мягкие ткани спины. Их спинномозговые ветви, проникающие в позвоночный канал, образуют внутреннее артериовенозное сплетение, расположенное внутри позвоночного канала, и обеспечивают костную ткань позвонков изнутри его. Не останавливаясь на деталях, следует подчеркнуть, что даже в границах одного сегмента позвоночного столба (т.е. в границах одного позвонка) имеются мощные анастомотические сети (внешние и внутренние), которые связаны к тому же с таковыми в выше- и нижерасположенных позвонках.

Венозная система позвоночного столба представлена также четырьмя системами — двумя наружными и двумя внутренними венозными сетями.

Основой кровоснабжения спинного мозга являются корешковые артерии, проходящие в позвоночный канал с передними и задними корешками. Из 62 корешковых артерий в кровоснабжении собственно спинного мозга принимают участие только большие корешковые артерии, а остальные ограничиваются кровоснабжением только соответствующих корешков. Необходимо отметить, что эти сосуды отходят непосредственно от аорты, и для шейного отдела — от подключичных артерий. Это значит, что в позвоночник кровь поступает под большим давлением, чем обусловливается высокая степень кровенаполнения. Эта сеть, как отмечалось выше, хоть практически сформирована к моменту рождения ребенка, но созревание её идёт параллельно с созреванием спинного мозга.

На схемах, представленных ниже, несмотря на некоторые различия в них, видно, что существует три сосудистых бассейна, но они достаточно вариабельны (рис. 128).

Photobucket

Шейный отдел. Это бассейн глубокой шейной артерии, подходящей к спинному мозгу на уровне С5—С6.

Верхний грудной отдел. Это бассейн межрёберных артерий на уровне Th4—Th5.

Нижний грудной отдел. Это бассейн межрёберных артерий на уровне Th11, дающих большую радикуломедуллярную артерию Адамкевича. Следует отметить, что эта важнейшая для кровоснабжения спинного мозга артерия чрезвычайно вариабельна как по своему типу (магистральная или рассыпная), так и по уровню входа в позвоночный канал (от Th5-Th7 до L1-L2), но в 2/3 случаев это уровень Th9-Th12 [Скоромец А.А., 2002].

Пояснично-крестцовый отдел. Это система подвздошно-поясничной артерии, дающей дополнительную нижнюю радикуломедуллярную артерию (а. Депрож-Готтерона [Desproges-Gotterone]). Её уровень — L5.

В результате такой системы бассейнов кровоснабжения спинного мозга по ходу спинномозговых анастомотических путей, а также в области деления основного ствола радикуломедуллярной артерии Адамкевича есть участки с противоположными направлениями кровотока. Особенно это выражено на стыках двух артериальных бассейнов.

Именно с этих позиций становится объяснимым наличие в спинном мозге зон, которые страдают при сосудистых нарушениях. Это зоны, которые находятся на уровне стыков артериальных бассейнов. К. Цюльх, получивший Нобелевскую премию за исследования в этой области [Zulch K., 1954], назвал указанные зоны критическими. Подобные критические зоны обнаружены и на поперечнике спинного мозга.

Мышечная система. Если рассматривать сколиоз как многоплоскостную деформацию позвоночного столба, то в замкнутой системе должны быть механические факторы, которые и определяют возникновение новых пространственных взаимоотношений. Эти факторы — мышцы.

Какие же мышцы обеспечивают смещение позвонков (что вызывает деформацию позвоночного столба) в трёх направлениях?

Здесь уже можно видеть один из парадоксов: есть мышцы-сгибатели и разгибатели позвоночного столба и есть ротаторы позвонков. Но нет мышц, которые при своём физиологическом функционировании приводили бы к локальному боковому искривлению, хотя есть мышцы, наклоняющие весь позвоночный столб (Очень спорное утверждение. Мышц, расположенных строго во фронтальной плоскости, действительно не так много. Но сколиоз — это и не строго боковое отклонение, вроде, уже договорились, что у него есть ротация — H.B.).

Сгибатели позвоночного столба — это мышцы передней стенки живота, косые мышцы живота, диафрагма. Частично эту же роль играет m. iliopsoas.

Основные разгибатели позвоночного столба — mm. erector trunci, lattssimus dorsi, quadratus lumborum.

Ротаторы позвоночного столба — m. rotatores thoracis, m. multifidius,
m. semispinals thoracis, m. iliocoslalis thoracis, m. iliopsoas, m. diafragma [Привес М.Г., 1997].

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/166671.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/164005.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/166671.html
Tags: Механика, Статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments