Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Майкл Керн. Мудрость тела. Глава 6. Искусство диагностики


Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/186155.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/185677.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/182539.html#cont

Глава 6
Искусство диагностики


«Для того, чтобы лучше видеть,
не нужно бежать на улицу или выглядывать в окно.
Вместо этого пребывайте в центре вашего существа...
Ищите ваше сердце, и вы увидите...
Для того, чтобы что-то делать, нужно быть»
[1]

Лао Тзу

Аспекты диагностики


«Ядро этой работы связано с восприятием;
данное понятие выросло из повторного наблюдения до тех пор,
пока законы природы не стали более ясными.
Мы учимся чувствовать Целое.
Когда мы встречаемся с пациентом, мы встречаемся с Целым —
это очень редкий случай в нашем современном мире»
[2]

Доктор остеопатии Джеймс Джилоус

Запись истории болезни и (в особенности) навыки пальпации и восприятия являются главными диагностическими подходами, используемыми краниосакральными операторами. Они сосредоточиваются на том, как здоровье выражается в пациенте и на местоположении любых паттернов фиксации. При такой оценке акцент ставится на движение, равновесие и качества, выражаемые первичной дыхательной системой.


Запись истории болезни


История болезни записывается в начале любой программы лечения. Она информирует оператора о деталях текущих симптомов пациента и его медицинской истории.

Очень важно отмечать любую информацию о травме (например, дорожном происшествии), о хирургическом вмешательстве, трудных родах или лечении зубов, поскольку эти сведения могут дать жизненно важные ключи к источнику проблемы.

Подробности, касающиеся семьи, социального положения, диеты и психологических проблем пациента, также очень полезны и могут помочь идентифицировать те ресурсы пациента, которые способны поддержать процесс исцеления. Медицинские исследования (типа рентгена, анализов крови или сканирования) могут быть рекомендованы, если потребуется дальнейшее диагностическое уточнение.


Осмотр пациента


Источник любой проблемы может изначально быть определён при помощи внимательного наблюдения. Замечали ли вы когда-нибудь, что ваше первое впечатление о незнакомом человеке, идущем по улице, часто является самым полным? Этот навык можно развить для уточнения понимания состояния пациента. Например, то, как человек входит в комнату, садится или держится, может выявить природу того, что происходит. Поведение пациентов и их настроение указывают на то, как произошло повреждение тканей вследствие напряжения или травмы. Двигаются ли они свободно или имеют ограниченные и прерывистые паттерны движения? Как выглядят пациенты? Как они говорят? Каково выражение их лица? Как все это отражает их состояние?

Наблюдение за любыми асимметриями формы черепа или других частей тела может выявить присутствие фиксированных паттернов, которые заставили ткани принять структурные изменения. Постуральная оценка тела в положении стоя, сидя или лёжа может помочь определить любые проблемные области. Особое внимание нужно уделить форме и равновесию позвоночника, который действует как центральная поддерживающая колонна тела и имеет важные последствия для нашего здоровья (см. раздел «Фасилитированный сегмент», глава 5). Кроме того, кожа часто отражает равновесие внутренних процессов тела и, таким образом, выявление любых характерных черт или изменений в текстуре кожи также может помочь определить местонахождение участков фиксации.


Пальпация и восприятие


В добавление ко всем этим процедурам кардинальный диагностический подход в краниосакральной работе состоит в том, чтобы оценить ритмичные движения Дыхания Жизни. Это достигается благодаря пальпации и восприятию. Пальпацией называется способность оператора ощущать физиологические паттерны пациента при помощи ощущений, полученных через пальцы. Эта способность зависит от развития точно настроенного чувства осязания. Краниосакральная диагностика и лечение совершаются при помощи навыка прикосновения, которое должно быть мягким и неагрессивным. Восприятием называется способность оператора отмечать явления, полученные через любые из его органов чувств, включая так называемое шестое чувство инстинктивных и интуитивных впечатлений.

Теперь мы рассмотрим некоторые из основных элементов, которые позволяют оператору пальпировать и более ясно воспринимать тонкие области первичного дыхания.


Подготовка почвы


«То, что мы имеем теперь, — не воображение.
Это — не горе или радость, не осуждение,
восторг или печаль — всё это приходит и уходит.
А это — присутствие, которое остаётся».
[3]

Джелалудин Руми

Быть присутствующим


Качество присутствия оператора является отправной точкой любого диагностического процесса и также оказывает большое влияние на результаты лечения. Быть присутствующим означает быть открытым для всех аспектов (физического, энергетического и психологического), не имея других интересов, кроме ощущения организующих сил тела и его врождённого здоровья. По своей сути эта практика включает способность «быть вместе». Например, нам может потребоваться «быть вместе» с чьей-либо болью, радостью, горем, удовольствием, гневом или любовью. Если мы способны сделать это, не стремясь скрыть или зафиксировать что-либо, это может быть мощной терапевтической помощью [4]. Кроме того, если мы не будем «присутствовать» в другом человеке, будет фактически невозможно почувствовать его и облегчить его боль [5]. При краниосакральной диагностике и лечении оператор должен установить достаточный контакт с пациентом и почувствовать уникальный путь, посредством которого Дыхание Жизни организовано в каждом пациенте.


Умение настраиваться


Тип присутствия, которое может обеспечить терапевтическую пользу, основан на глубоком слушании. Это подразумевает, что оператор готов к участию в ясных и простых отношениях с пациентом, и это требует развития «тонкого и точного качества внимания» [6]. Это означает фактически настраиваться! Подобно точно настроенному инструменту, оператор не должен быть ни слишком расслабленным, ни слишком напряжённым при этом процессе. Он должен быть способен ощутить тонкие изменения, которые происходят в организме пациента, и легко реагировать на них. Это — танец между пациентом и оператором, в котором Дыхание Жизни внутри пациента производит мелодию.

Присутствие — это, возможно, один из самых стимулирующих аспектов в практике любого из исцеляющих искусств, поскольку многие из нас не привыкли уделять внимание этой степени простоты. И все же во многих отношениях присутствие является самой естественной вещью в мире. Когда мы присутствуем, мы способны устанавливать скорее личностный контакт с людьми, чем деловой. Даже несмотря на то, что присутствие лежит в основе хорошей клинической практики, слишком часто операторы прячутся за изобилием методов, протоколов, проектов и мнений или за своим широким столом вместо того, чтобы просто быть открытым и доступным. Франклин Силлз замечает, что «присутствие проявляется, когда мы позволяем нашему разуму успокоиться и оставаться неподвижным в настоящем. В состоянии покоя можно ощутить присутствие глубокого Разума, который работает внутри человеческой системы» [7].


Мнения


В способе «быть присутствующим» многое может нас удивить. Доктор Роллин Беккер указывает на то, что прежде всего существует мнение, которое оператор может иметь о состоянии пациента. Затем существует мнение пациента о своём состоянии и, наконец, есть то, что действительно происходит в организме пациента [8]. Эти три вещи не обязательно совпадают. Для того, чтобы «присутствовать» в организме пациента, необходимо освободиться от того, о чём мы думаем, что мы знаем и что мы ожидаем найти. Тогда и только тогда мы сможем услышать то, что действительно есть. Доктор Сатерленд отметил, что именно благодаря этому жизненному опыту мы можем получить знание, а не простую информацию о состоянии пациента [9].


Быть и делать


Ясное качество присутствия может само по себе являться важным фактором в стимулировании процесса выздоровления. Вероятно, большинство из нас испытали, как признаки здоровья могут быть вызваны одним видом поддержки. Всего лишь доброжелательной руки, положенной на плечо, может быть достаточно, для того чтобы устранить недомогание. По наблюдению психотерапевта Гадженбахл-Крэйга, «когда два человека встречаются, их души сталкиваются друг с другом; сознательное и бессознательное, произнесённое и невысказанное — всё оказывает влияние друг на друга» [10]. В краниосакральной практике между пациентом и оператором создаётся резонансная область, которая обеспечивает пространство для исцеляющего процесса. Здесь смысл состоит в том, что результаты лечения связаны (по крайней мере, в равной степени) с умением оператора «быть» и «делать».


Исцеление через резонанс


Приведу пример того, как может произойти исцеление через резонанс. Работая с одним пациентом, который страдал от боли в голове и шее, я обнаружил вздрагивание и волнение, которые пальпировались в его теле. Когда я настроился на его первичное дыхание, стало очевидным ощущение нарушения продольной флюктуации спинномозговой жидкости. Я заметил, что это жидкостное движение сопровождалось различными водоворотами и сотрясениями. Когда я расширил свою область восприятия, чтобы охватить большее количество целого ощущения того, что происходило, я получил впечатление, что там были тысячи крошечных люминесцентных «молекул энергии», которые хаотично раскачивались по кругу в его системе. У меня сложилось такое впечатление, как будто эти молекулы не знали, что делать или куда пойти.

Этот пациент подтвердил, что он переживал очень тревожные времена. Он чувствовал давление необходимости принятия важного решения, которое могло изменить направление его жизни, но не знал, что выбрать. Я смог почувствовать его беспокойство и волнение, которые были направлены на меня, хотя я держал его голову свободно.

Спустя некоторое время я заметил, как наши две системы, кажется, стали синхронными. Флюктуация его спинномозговой жидкости замедлилась и стала более ровной. Однако, фактически я ничего не сделал; нарушение в его системе просто отреагировало на мой контакт и, следовательно, смогло успокоиться. В этот момент появилось ощущение глубокой неподвижности. Когда он встал с кушетки в конце лечения, он сделал это с ясным представлением о правильном решении, которое должен был принять. В этом случае моё прикосновение как будто просто направило его первичную дыхательную систему; природа сделала всё остальное. Этот принцип исцеления через резонанс часто происходит при краниосакральной работе, особенно когда оператор способен работать от места внутренней неподвижности.

Часы с маятником


Этот тот же самый принцип можно наблюдать в физике и биологии. Более чем 350 лет назад Кристиан Хьюдженс, изобретатель часов с маятником, заметил, что эти часы в одном и том же месте и с одной и той же длиной маятника имеют тенденцию двигаться синхронно [11]. Хьюдженс также заметил, что самый тяжёлый маятник имеет тенденцию определять частоту других. Даже если самый тяжёлый маятник не способен полностью влиять на другие, он всё-таки будет частично притягивать паттерн поведения других маятников к своему собственному [12]. По мнению остеопата Леона Чэйтоу, в биологии «один организм или функция, или клетка, или доминирующая деятельность начинают притягивать другие к своему способу поведен«я» [13]. Чэйтоу сравнивает здорового, хорошо уравновешенного оператора с тяжёлым маятником, который может создать резонанс, который «притягивает» пациента к состоянию большей гармонии.

Во время моих путешествий мне посчастливилось поучиться у некоторых великих тибетских буддистских учителей нашего времени. Я сразу же заметил, насколько легко можно было почувствовать себя хорошо в их обществе. Некоторые из этих учителей провели многие годы в тихом уединении и излучали чувство спокойствия, теплоты и присутствия, которое распространялось на окружающих. Несколько лет назад один из опытных приверженцев этой традиции Гиалванг Друкпа объяснил мне, что часть его практики состоит в том, чтобы смотреть на каждого, кого он встречает — на молодого и старого, богатого и бедного — как на Будду. Он объяснял это так: «Это явяется не привнесением чего-то несуществующего, а признание, того, чем мы действительно являемся, нашей фундаментальной природы» [14]. Именно в тот момент я понял, почему мне так легко было чувствовать себя хорошо в его обществе — когда он смотрел на меня, он видел Будду! Как сказал Нельсон Мандела в своей речи при вступлении в должность президента: «Когда мы освобождаемся от собственного страха, наше присутствие автоматически освобождает других. И когда мы позволяем зажечься собственному свету, мы подсознательно позволяем другим людям сделать то же самое» [15].


Быть сосредоточенным


Если мы хотим помочь кому-то обрести здоровье, мы сами должны быть в контакте с ощущением собственного равновесия и перспективы. Есть множество путей, которые можно использовать для того, чтобы найти это равновесие, но каждый человек может обладать собственным подходом. Некоторые делают несколько медленных вдохов и выдохов, чтобы сосредоточиться, или же спокойно сидят в течение нескольких мгновений, прежде чем установить физический контакт. Не очень важно, как это достигается, но важно хорошо «заземлиться», чтобы пальпировать и слушать.

Одним из подходов, обычно используемых краниосакральными операторами для того, чтобы сосредоточиться, является установление так называемых «точек опоры оператора». Как мы уже сказали выше, точка опоры — это то место, которое ориентирует движение. Точка опоры оператора — это контрольная точка, вокруг которой оператор может ориентироваться так, чтобы не нарушить своё прослушивание. Простая визуализация может использоваться для того, чтобы установить эти контрольные точки, которые помогут оператору ощутить себя в устойчивом положении и обрести ясные отношения со своим пациентом. Этот навык очень важен для краниосакральной работы и за её пределами. Это — жизненно важный навык, который может использоваться как способ помнить о том, кто мы есть и где мы находимся. На собственном опыте я убедился в том, что если эти точки опоры визуализируются, это помогает устанавливать состояние спокойствия, даже когда вокруг бушует буря.


Установление точек опоры оператора


Сядьте в удобном положении и в течение минуты уделяйте внимание вашему позвоночнику. Представьте, что существует линия, которая идёт от основания вашего позвоночного столба (копчик) до точки в полу под вами, как будто ваш спинной мозг продолжается вниз до земли (рис. 6.1).

Эта линия напоминает якорь, брошенный в землю от основания вашего позвоночника. Это даёт вам контрольную точку в основании под вами. Представьте, что этот якорь или точка опоры также способна перемещаться, и поэтому не фиксирует ваше положение. Заметьте, как она перемещается когда вы наклоняетесь вперёд, а затем назад. Когда вы наклоняетесь вперёд, точка опоры движется назад в своём основании, а когда вы наклоняетесь назад, она движется вперёд. Установление этой точки опоры часто бывает полезно, если мы сталкиваемся с непонятными или тяжёлыми случаями. Это даёт нам связь с землёй.


Для того, чтобы установить другую полезную точку опоры, нужно представить линию, идущую от задней части вашей головы по диагонали вниз к земле позади вас (рис. 6.1).
Эта линия напоминает продолжение углового прямого синуса, в переднем конце которого расположена точка опоры Сатерленда. Представьте, что эта линия проходит по диагонали вниз до земли под углом приблизительно 35° от наружной затылочной выпуклости, расположенной центрально в задней части затылочной кости. Это приблизительно на дюйм выше впадины, где вершина шеи соединяется с черепом.

Эта связь с землёй позади вас обеспечивает вам ориентацию между вашей передней и задней частями тела. Она может дать оператору ощущение физического и энергетического расстояния между собой и пациентом. Это — также подвижная точка опоры. Если вы наклонитесь вперёд, а затем назад, вы заметите, как изменится угол этой линии. Знание об этой точке опоры может помочь найти равновесие в нашем положении тела и более качественно определить наше намерение, когда мы обращаемся к другому человеку. Кроме того, установление этой точки не даёт краниосакральному оператору слишком низко наклоняться над пациентом. Если это случается, первичная дыхательная система пациента может почувствовать себя сдавленной или сжатой. В качестве альтернативы, если оператор не знает об этой точке опоры, его прикосновение может быть слишком отдалённым или изолированным.

Некоторые операторы также считают полезным установить точки опоры с левой и правой стороны от себя, визуализируя линии, идущие от сторон головы по диагонали вниз в землю с каждой стороны. Они подобны верёвкам для натяжения палатки. Некоторые также предпочитают устанавливать точку опоры с небом, визуализируя линию, идущую от верхушки головы вверх. Эта точка опоры может дать понимание обширности над собой и вокруг себя. Также если оператор наклоняется над локтями, поставленными на лечебный стол, эти точки могут действовать как важные точки опоры для его пальпирующих рук [16].


Быть ориентированным


Знание об этих точках опоры может дать нам ощущение того, где мы находимся, особенно если границы между нами и пациентом кажутся нам неясными. Поскольку большая часть краниосакральной работы производится, когда оператор неподвижно сидит в течение многих минут, он может очень легко почувствовать «одурманенное» или сонливое состояние. Если мы сталкиваемся с паттернами травмы и страдания (как нашими собственными, так и других людей) мы, естественно, можем быть глубоко затронуты этими чувствами. В этих случаях особенно полезно установить эти точки опоры оператора.

Если на какой-то стадии лечения оператор сбился с пути, он может напомнить себе обо всех своих точках опоры (или любой из них) для восстановления ориентации. После приобретения опыта в установлении точек опоры для этого процесса может потребоваться лишь несколько секунд.

Как только оператор установит свои точки опоры, он легче найдет место в собственном теле, от которого сможет комфортабельно ощущать и регистрировать впечатления, исходящие от пациента. Такое место может действовать как «внутренний якорь» [17], способствующий тому, чтобы сигналы, идущие от организма пациента, более легко регистрировались. Некоторые операторы любят слушать от сердца, другие — от живота, третьи — от головы или горла. Таким образом, собственное тело оператора действует как своеобразный барометр для любых происходящих тонких изменений, и затем врач может начать процесс ощущения «истории» его пациента.

Некоторые люди, занимающиеся исцеляющими искусствами, беспокоятся об отрицательной энергии, идущей от других, однако если оператор сосредоточен на своих точках опоры, любые подобные проблемы будут «стекать» с него, как с гуся вода.


Краниосакральный контакт


Физический контакт может означать много разных вещей для разных людей в разное время. Он может быть нагружен разнообразными значениями в зависимости от того, как мы к нему приспособились [18]. Для некоторых контакт имеет угрожающий характер, поскольку напоминает о травме или страдании, для других он является утешающим и успокаивающим; для третьих он может иметь скрытый сексуальный смысл. В этом контексте оператор должен легко и просто прикасаться, имея нейтральное намерение, которое ничего не ищет и не несёт в себе каких-либо ожиданий, а только широкое восприятие (рис. 6.2 [19]). Эти качества позволяют организму пациента изложить свою историю в безопасном и благосклонном контексте, без какого-либо вмешательства. Они также увеличивают пальпаторную чувствительность и эффективность терапевтического контакта.


Лёгкий контакт




Краниосакральная работа подразумевает чрезвычайно лёгкие формы контакта. Лёгкость контакта является предпосылкой того, чтобы уметь пальпировать тонкости первичного дыхания. Считается, что нужно использовать не более 5г давления (это примерно вес монеты в 10 центов или 5 пенсов) [20]. Этот контакт можно сравнить с бабочкой, садящейся на цветок, или с тем, как водный паук перемещается по поверхности воды [21]. Если контакт слишком тяжёл, чувствительные механизмы, которые выражают первичное дыхание, могут «закрыться» в ответ на компрессию, случайно выполненную оператором.

Легкость контакта «приглашает душу всплыть на поверхность, чтобы встретиться с соприкасающимися пальцами» [22], и, наоборот, слишком лёгкий или отдалённый контакт не позволит почувствовать что-либо и может также вызвать боль. Поэтому нужно договориться о тонком равновесии, которое позволит пациенту почувствовать себя удобно и безопасно, а оператору — эффективно пальпировать организм пациента. Для каждого пациента могут потребоваться специфические качество и глубина прикосновений, которые лучше всего соответствуют его потребностям в данный момент.


Ведение переговоров о контакте


Иногда некоторые части тела (например, голова, таз или живот) могут быть особенно чувствительными к любому виду прикосновения, поэтому медленные прикосновении предотвращают создание любой ненужной неловкости или дискомфорта. В течение этого процесса особое внимание нужно уделить тонким сигналам, исходящим от пациента. Эти сигналы можно почувствовать как ощущение отодвигаемых рук или устное или невербальное выражение пациентом потребности в большем пространстве. На некоторых этапах оператору может быть необходимо сделать перерыв и отойти на некоторое расстояние от тела пациента, перед тем как подойти к нему поближе. Если у пациента сильная травма, этот вид сенсорных переговоров имеет ключевое значение. Если этого не происходит, контакт может быть воспринят как угрожающий или даже оскорбительный.


Границы


Строго очерченные границы между оператором и пациентом необходимы для обеспечения ясности в терапевтических отношениях. Однако, утрата этих границ может легко произойти во время глубокой работы с другим человеком. Если мы не будем помнить об этом факте, мы можем слишком глубоко погрузиться в проблемы друг друга, и тогда не сможем увидеть картину в целом.

Контакт является мощным терапевтическим инструментом, но для достижения глубины исцеления этот контакт должен быть свободным от любых планов, которые могут столкнуться с естественными процессами пациента. Личные потребности и даже эмоциональная потребность помогать кому-то могут создать утрату границ и, следовательно, потерю ясности. Когда это происходит, может возникнуть замешательство относительно того, какие ощущения принадлежат оператору, а какие — пациенту [23]. Если возникают такие вопросы, как: «Исходит ли то, что я чувствую, от вас или от меня?» или: «Я чувствую себя лучше или хуже из-за вас или из-за меня?», это может указать на потерю границ. Это может быть утомительным и препятствовать чувству безопасности и поддержки во время лечения.

Ясные границы позволяют и пациенту, и оператору оценить то, что действительно принадлежит им, и дают возможность получить доступ к самовыздоровлению. Когда границы ясны, оператор может поддерживать ощущение и себя, и своего пациента так, чтобы любые события в этих отношениях не стали неясными. Однако, границы не должны стать барьерами: открытость и присутствие действительно заботливого и сострадательного контакта лежат в основе хорошей практики.


Нейтральное состояние оператора


Тип состояния ума, которое лучше всего подходит для краниосакральной пальпации, иногда называется нейтральным состоянием оператора. Это — нейтральный вид слушания, в котором присутствует спокойствие без чего-либо личного. Об этом просто говорить, но не всегда просто сделать на практике, поскольку все мы обладаем собственными мнениями, эмоциональными потребностями и ожиданиями, поэтому данная работа требует от операторов обязательства разобраться со своими планами, надеждами и потребностями. Это может предотвратить столкновение любых личных проблем оператора с естественными терапевтическими процессами пациента. Как утверждает Джон Апледжер: «Мы, операторы, должны всегда помнить об огромной власти, которую наше намерение, отношение и надежды имеют над пациентом и его реакцией на лечение» [24]. Вероятно, краниосакральная пальпация является наиболее точной и эффективной, когда она осуществляется без надежд. Это подразумевает способность оператора поддерживать связь с пациентами и принимать их ткани такими, какие они есть, а не такими, которыми он хотел бы их видеть [25].


Надежды


Одна старая мудрая еврейская история иллюстрирует необходимость освобождения от наших надежд. Это произошло в царской России в начале XX века. В то время местное еврейское население преследовалось, и многие евреи были вынуждены покинуть свои дома в поисках новой жизни. В одной маленькой деревне жил раввин, который каждое утро в течение, по крайней мере, сорока лет пересекал одну и ту же площадь по пути в синагогу.

Однажды утром, когда он шёл по улице, несколько полицейских наблюдали за ним со ступеней лестницы, ведущей в отделение полиции, которое находилось рядом с площадью. Они очень много выпили накануне и ещё не протрезвели. И вот они решили подшутить над раввином. Полицейские видели, что раввин пересекал площадь каждое утро в одно и то же время. Однако, на этот раз один из них с насмешкой прокричал с лестницы: «Эй! Раввин, куда ты идёшь?» Раввин обернулся, посмотрел на полицейского, пожал плечами и невинно ответил: «Я не знаю».

Это было совсем не то, что ожидал услышать полицейский, поэтому он снова прокричал, на сей раз немного более громко: «Раввин, куда ты идешь?» И снова раввин ответил: «Я не знаю». Этот ответ обманул ожидания полицейского, потому что он знал, что, как обычно, раввин направлялся к синагоге. Он спустился с лестницы, схватил раввина за воротник и потряс его, требуя ответить, куда тот идет. Раввин пожал плечами и снова сказал, что не знает. Тогда полицейский рассердился. Он схватил раввина, потащил его в отделение и арестовал за подобное высокомерие. Поднявшись по ступеням лестницы, раввин посмотрел на полицейского и сказал: «Вот видите, никогда не знаешь, куда попадёшь» [26]!


Находиться в состоянии покоя


При краниосакральной работе оператор никогда не может знать то, что должно произойти с пациентом, но разум внутри собственной системы пациента знает это. Оператор должен двигаться вперёд [27], просто следуя и доверяя руководящему принципу Дыхания Жизни и его работе, поэтому для того, чтобы поддерживать самоисцеляющие силы пациента без какого-либо вмешательства, решающее значение имеет обнаружение нейтрального места, от которого можно начать работу.

Для нахождения нейтрального состояния оператор должен развивать своё внимание, находясь в состоянии покоя. Как это ни парадоксально, но пребывание в состоянии покоя требует практики, поскольку обычно нас окружают отвлекающие факторы и раздражители. Поток насилия завладевает нашим вниманием при просмотре ночных новостей, на нашу эмоциональную жизнь оказывают огромное влияние «мыльные оперы», а порой агрессивная реклама заставляет нас покупать как можно больше продуктов, которые должны сделать нас счастливыми. Однако, реальная проблема, связанная с подобной «бомбардировкой», состоит в том, что в этом процессе мы часто теряем из виду самих себя. Наше внимание обычно куда-то уходит от нас, и, таким образом, мы становимся вне пределов досягаемости, мы теряем собственный смысл бытия, и тогда мы очень нуждаемся в ещё большей стимуляции, чтобы быть в состоянии вообще что-нибудь чувствовать.

Обретение оператором нейтрального состояния означает развитие внимания, которое не должно ни отдаляться, ни быть занятым им самим. Это требует нахождения места, в котором наше внимание просто отдыхает в нейтральной точке, а не приходит или уходит. Способность находить это место неподвижности, от которого можно слушать, является другой основой ясной краниосакральной пальпации.


Разум неопытного


«Быть нейтральным» также означает слушать с ощущением сомнения и удивления и не иметь никакого суждения или ожидания относительно того, что может быть найдено. Это подразумевает — быть с другим человеком, не зная его. При этом сначала можно почувствовать страх, поскольку мы избавляемся от того, что мы думаем и знаем, и движемся к более глубокому слушанию. В Дзэн буддизме этот вид внимания называется «разумом неопытного» [28]. Он подразумевает наблюдение за вещами, как будто в первый раз. По словам Конфуция, «Тот, кто исходит от невинности, куда он придёт?» Дети вполне естественно имеют разум неопытного, но взрослые обычно утрачивают его.

Когда мне было примерно три года, у меня был воображаемый друг по имени Гог-гог. Однажды я рассказал родителям о том, как Гог-гог заботился обо мне. Он появлялся в определённое время и брал меня с собой совершать удивительные приключения. Иногда мы вылетали из окна моей спальни и кружили над садом и домами соседей. Когда я рассказал об этом приключении моим родителям, они рассмеялись, и я почувствовал глубокую обиду. Я понял, что Гог-гог являлся объектом насмешки и было лучше не говорить о нём. Я выбросил его из головы, до тех пор пока много лет спустя, просматривая книгу о кельтской мифологии, я не увидел, что двух древних духов, которые заботились о маленьких детях в нашей области, звали Гог и Магог. На востоке Англии даже есть два старых дерева, названные в честь этих великих защитников детей.

Поскольку большинству из нас советуют отбросить такое ребяческое восприятие, с раннего возраста мы учимся принимать только мысли и чувства, подобные мыслям и чувствам наших родителей и преподавателей, которые подчиняются распространённому представлению о мире. Следовательно, мы можем жить в рамках подчинения узкому, но принятому диапазону восприятия. Мы можем стать очень умными, но при этом утратить способность доверять нашему инстинктивному «чувству ощущения». Однако, этот вид интеллектуального знания не охватывает область нашей внутренней мудрости, и его недостаточно, чтобы воссоединить нас с нашим источником здоровья. Для того, чтобы действительно оценить наш глубокий разум, мы должны изменить наше восприятие.

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/186155.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/185677.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/182539.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments