Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Майкл Керн. Мудрость тела. Глава 8. Холистическая точка зрения


Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/188320.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/187775.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/182539.html#cont

Континуум ума и тела


«Разум является главным.
Все вещи сделаны разумом.
Вы — то, что вы думаете,
став тем, что вы думали»
[11].

Будда

Разум и тело находятся в непрерывных и близких отношениях до того дня, когда мы умираем. Наши чувства и отношения очень непосредственно влияют на то, как мы ведём себя, двигаемся, дышим и растём [12]. Следовательно, тело ясно отражает внутренний мир человека. Его тонус, положение, пропорции, подвижность, движения, ритмы и жизненная сила выражают эту взаимосвязь [13]. Мы воплощаем наши радости и наше страдание.

Тело рассказывает свою историю


Тело никогда не лжёт — оно формирует себя вокруг того, кем мы являемся внутри. Если у нас низко опущена голова, напряжённые плечи, впалая грудь и тяжёлая походка, это может отражать слабость и покорность. Напротив, если наша голова высоко поднята, плечи расправлены и гибки, грудь дышит свободно, а походка легка, это свидетельствует об уверенности и жизненной энергии [14]. Если мы будем вести себя в окружающем мире определённым способом в соответствии с нашими убеждениями, опасениями и эмоциями, то наши ткани примут форму, которая будет поддерживать это состояние ума.

Наши физические и психологические травмы так же, как и наши мысли, чувства и характер, отражены в том способе, при помощи которого ткань нашего тела устанавливает свои паттерны. Отпечатки любых негативных событий удерживаются в теле в форме фиксации, ограниченной там неспособностью получить доступ к ресурсам, чтобы устранить эти отпечатки и воздействовать на выражение нашего внутреннего здоровья. Как замечает Мэрилин Фергюсон, «За многие годы наши тела становятся ходячими автобиографиями, которые рассказывают незнакомцам и друзьям о значимых и незначительных стрессах нашей жизни» [15]. Язык нашего тела является истинным универсальным языком эсперанто [16]. (Ага, блин, то-то концов найти никаких невозможно — H.B.)


Как клетки записывают чувства


Медицинские исследователи всё чаще начинают признавать, что мысли и чувства оказывают прямое воздействие на функционирование тела. «Стресс» теперь связывается с разнообразным диапазоном болезней, включая язвы желудка, рак, проблемы кожи, боль в пояснице и бесплодие. В настоящее время в области психо-нейро-иммунологии выявлено множество механизмов, при помощи которых разум может влиять на тело. Были открыты ранее непризнанные сети коммуникации между нервной, гормональной и иммунной системами, обеспечивающие связь между нашими психологическими состояниями и путём, по которому активизируется реакция на болезнь. Эти механизмы переводят психологический опыт в физиологическую функцию.

Исследователи обнаружили, что пациенты, страдающие от серьезной дёпрессии, имеют более высокие уровни гормона кортизола, циркулирующего в их крови. Кортизол секретируется надпочечниками, когда тело находится в состоянии напряжения. Однако, кортизол также подавляет деятельность иммунной системы, уменьшая её способность сражаться с болезнью. Следовательно, стресс или состояния депрессии имеют тенденцию приводить к болезни.

Кроме того, была обнаружена сеть коммуникации, обеспечивающая двустороннюю передачу сообщений между нервной и иммунной системами. Нервные окончания были обнаружены в некоторых тканях иммунной системы, позволяя им непосредственно сообщаться с нервной системой. Эти связи опровергают ранее существующие убеждения о том, что иммунная система функционирует независимо.

Также было обнаружено, что лимфоциты (иммунные клетки), которые помогают телу бороться с инфекцией, имеют на своей поверхности рецепторы, способные получать вещества типа гормонов и нейротрансмиттеров [17]. Это связывает активность иммунных клеток с активностью химических передатчиков сообщений, используемых гормональной и нервной системами. На функционирование лимфоцитов и, следовательно, иммунной реакции, может оказывать сильное влияние мозг через выпуск гормонов и нейротрансмиттеров.

Также было обнаружено, что лимфоциты производят химические активные вещества, называемые «лимфокинами». Эти вещества способны к передаче сообщений назад к мозгу, позволяя ему контролировать активность лимфоцитов и обеспечивать двусторонний механизм обратной связи между этими системами.

Удивительно, но было обнаружено, что лимфоциты могут также производить гормоны, способные регулировать активность нервной системы. Это обеспечивает другую связь между функционированием иммунной системы с нервной и гормональной. Поскольку активность мозга тесно связана с психологическим опытом, эти данные объясняют некоторые из путей, по которым разум и тело влияют друг на друга. В этом новом понимании иммунная система может даже рассматриваться как расширение нервной системы, помогающее ей регулировать внутреннее равновесие тела.


Надежды и убеждения


В 1975 г. доктора Роберт Адер и Николас Коэн из университета Рочестерской школы медицины и стоматологии обнаружили, что иммунная реакция крыс может быть обусловлена предыдущим опытом и надеждами, как у собак Павлова [18]. Они провели ряд экспериментов, при которых в подслащенную сахарином питьевую воду добавлялся препарат, подавляющий деятельность иммунной системы [19]. К своему удивлению, они обнаружили, что если крысам впоследствии давали воду только с сахарином без препарата, их иммунная реакция подавлялась так же, как если бы они получали препарат. Этот так называемый эффект плацебо является показателем сильного воздействия, которое убеждения и надежды могут оказывать на функционирование иммунной системы и, следовательно, на способность тела реагировать на болезнь.

Другое интересное исследование проводилось на кардиологическом отделении Главной американской больницы среди пациентов, страдающих стенокардией. Стенокардия является состоянием, при котором артерии, снабжающие сердце, сужаются, вызывая острую боль в груди. Препарат нитроглицерин, как известно, помогает при острых приступах стенокардии. После приёма этого препарата в основном наступает быстрое облегчение. Во время этого эксперимента 50% пациентов, страдающим острым приступом стенокардии, давили нитроглицерин, а другим 50% давали плацебо. Даже несмотря на то, что второй группе дали только сладкие таблетки, у большого количества людей наблюдалась благоприятная реакция и ослабление симптомов.

Ещё более интересным было то, что половина из докторов, которые назначали плацебо, знали об этом, в то время как другие врачи полагали, что давали пациентам настоящий препарат. Удивительно, но пациенты, которые получили плацебо от докторов, ошибочно полагавших, что они дают реальный препарат, реагировали намного лучше, чем те пациенты, которые получили плацебо от докторов, которые точно знали, что именно они назначают. Таким образом, на реакцию пациентов оказывало значительное воздействие не только их собственное убеждение, но и уверенность врача.

Значение этих экспериментов состоит в том, что пациенты, которые получают лечение от докторов, имеющих положительную точку зрения о своей работе, видимо, реагируют лучше, чем те пациенты, лечащие врачи которых не верят в то, что они делают. Такова сила разума. В традиционной медицине эти эффекты плацебо обычно рассматриваются как некоторые неудобные и отрицательные статистические отклонения, однако, если мы сможем умело использовать в терапевтическом процессе силу разума, то, вероятно, возможности лечения будут безграничны.


События становятся зафиксированными


Начиная с раннего возраста, структурные паттерны тела начинают формироваться под влиянием наших ментальных и эмоциональных состояний. Фиксированные точки опоры в тканях часто развиваются в связи с зафиксированными психологическими состояниями. В свою очередь, сами чувства становятся заключёнными внутри сокращённых тканей, и, таким образом, их пути становятся более неподвижными. Такие психосоматические паттерны влияют на наше физиологическое функционирование и придают нам наши уникальные особенности ума и тела.

Ида Ролф подтверждает это утверждение: «Человек, испытывающий временный страх, горе или гнев, слишком часто несёт в своем теле отношение, которое мир признаёт как направленное наружу проявление этой специфической эмоции. Если он упорствует в этой драматизации или последовательно восстанавливает её, таким образом формируя то, что обычно называется «паттерн привычки», мышечные механизмы становятся зафиксированными. А именно, некоторые мышцы сокращаются и утолщаются, другие захватываются соединительной тканью, третьи становятся неподвижными из-за уплотнения вовлечённой ткани. Как только это происходит, физическое отношение останется постоянным; оно будет непроизвольным; его невозможно будет изменить при помощи мысли или даже ментального предложения. Такое установление физической реакции также устанавливает эмоциональный паттерн. Поскольку становится невозможным устанавливать свободный поток через физическую плоть, субъективный эмоциональный тонус прогрессивно становится более ограниченным и имеет тенденцию оставаться в ограниченной определённой области. Теперь то, что человек чувствует, больше не является эмоцией, реакцией на текущую ситуацию; впредь он будет жить, двигаться и существовать в определённой позиции» [20].


Открытый ум


Исследование, проведённое доктором Прайтбином в Стэнфордском университете, показывает, что обычные умственные паттерны могут создавать нервные углубления в коре мозга. Эти данные придают совершенно новое значение таким устойчивым выражениям, как «ограниченный ум» и «идея фикс». Паттерны мысли становятся буквально анатомическими углублениями в мозге, возможно, также влияя на способ, при помощи которого центральная нервная система может выражать свою подвижность. По моим наблюдениям, открытость разума может определять «открытость головы», в которой отсутствует сопротивление к проявлению первичного дыхания. Напряжённость в движении черепа и лица часто обнаруживается у людей, которые имеют зафиксированную позицию и закрытый разум. Согласно старой африканской пословице, «Всё, что находится в сердце, написано на лице».


Отражённый в приливах


На глубоком уровне функции ритмичные движения, производимые Дыханием Жизни, обеспечивают ясный и точный барометр умственных и эмоциональных процессов. Недостаток первичного дыхания в различных частях тела может отражать специфические чувства, которые стали связанными с функцией этих тканей. Например, рот может относиться к ощущениям, которые мы испытываем при получении питания, а горло — с голосом. Поясница может быть связана с ощущениями опоры, а таз — с сексуальностью и основательностью. Доктор Джон Апледжер описывает общий паттерн сжатых тканей, обнаруженных у пациентов, страдающих от депрессии. Этот паттерн состоит из триады фиксированных тканей в сфено-базилярном соединении, основании черепа и пояснично-крестцовом соединении [21]. Кажется, что когда движения в этих важных соединениях становятся ограниченными, поток творческих сил жизни значительно ухудшается.

Ясное, жизненное и спокойное свойство фаз первичного дыхания может пальпироваться, если присутствуют умиротворённость, счастье и радость. Во многих случаях, когда имеет место грусть, страх или отчаяние, могут возникнуть качества медлительности, ограничения или вялости. Недостаток уверенности может проявиться как колебание; беспокойство — как расшатанность. Некоторые операторы даже устанавливают связь между умственными и эмоциональными состояниями и тем способом, которым ткани выражают свои ритмичные движения вдоха и выдоха. Краниосакральный вдох (с расширением в стороны) может быть связан с действием и экстровертностью, в то время как фаза выдоха соответствует пассивности или интроверсии. В соответствии с тем, какие паттерны приобрело тело, человек может иметь преобладающий тип вдоха или выдоха. Преобладание вдоха или выдоха в ритмах первичного дыхания может быть обнаружено вместе со связанным с ними ментальным состоянием. Однако, я прошу вас принять во внимание, что это — только широкие обобщения.


Круговая обратная связь


Любая фрагментация первичного дыхания соотносится с фрагментацией функции, затрагивающей всего человека. Физиологические паттерны и эмоциональный опыт взаимно закрепляются. Влияние разума на материю и материи на разум, кажется, является своего рода круговой системой обратной связи, в которой одно воздействует на другое. Когда психологические события заключаются в тело, зафиксированные паттерны тела влияют на наш опыт. То, что мы называем сознанием, и наше физическое выражение являются континуумом. Только тогда, когда этот континуум «тела — ума — эмоций» приходит к гармоничному выравниванию, Дыхание Жизни может проявиться в интеграции и равновесии, и результатом будет оптимальное здоровье.

Ранее мы отметили, как физические повреждения могут объединяться со специфическими эмоциями. Поскольку мы являемся не только физическими существами, способ, которым мы реагируем на любой опыт нашей жизни, естественно, вовлекает также наш разум. Разум является частью всего, что мы делаем. Если ткани сокращаются в защитной реакции на стресс или травму, мысли и чувства, которые мы ощущаем в этот момент, могут стать важным элементом внутри этого сокращения. В частности, сильные и непреодолимые эмоции (типа ужаса или отчаяния) имеют тенденцию активно способствовать развитию фиксации и могут затем играть существенную роль в её поддержании. В этих случаях точка опоры может включать в себя фиксированные ткани, жидкости и потенции вместе с пойманными эмоциями, оттенками чувств, взглядами и убеждениями. Доктор Виола Фрайманн говорит о том, что «становится очевидным, что нет такой вещи, как чисто физическая проблема, эмоциональная проблема или ментальная проблема» [22].


История Хелен


Хелен была миниатюрной 78-летней женщиной, которая обратилась за лечением после получения хлыстовой травмы во время автомобильной аварии. Она была стильной и активной личностью, несмотря на возраст не утратившей своей элегантности. Другой автомобиль сзади врезался в её машину всего лишь несколько недель спустя после того, как она прошла предыдущий курс краниосакрального лечения боли в шее. Все её старые симптомы вернулись. Кроме того, она начала испытывать боли в груди там, где ударилась о руль. Она была в ярости из-за этого несчастного случая и сказала мне, что испытывает раздражение каждый раз, когда чувствует боль.

Хелен сразу почувствовала себя лучше после первых двух сеансов лечения, но каждый раз её симптомы вскоре возвращались. При третьем посещении она стала явно взволнованной, когда я мягко положил руки на её грудь. Её глаза были открыты и украдкой бегали из стороны в сторону. Я почувствовал, что её верхние ребра были ограничены в первичном дыхательном движении, и имелось сильное натяжение в её спине, вероятно, сохранившееся от силы ударившего её руля. Хотя её тело сделало некоторые предварительные шаги к выздоровлению, этот процесс по-прежнему оставался незавершенным.

Ко времени следующего сеанса лечения боли в груди немного уменьшились, но, как и прежде, сохранилась боль в шее. Когда мои руки находились на основании черепа, ткани в её шее пришли в сильное сокращение и закрылись. Хелен заявила, что очень устала и глубоко взволнована тем, что может никогда не избавиться от боли после этого несчастного случая. Ей было очень трудно смириться с этими ощущениями, поскольку она всегда считала себя человеком, способным справляться с трудностями. На её глазах выступили скупые слезы.

С небольшим усилием Хелен позволила себе проникнуться ощущением уязвимости. Постепенно она начала расслабляться и стала плакать все сильнее. В результате напряжённость, остававшаяся в её груди, смогла уменьшиться, в шее возобновилось первичное дыхание, и я смог почувствовать во всём её теле гораздо более полное ощущение ритмичного движения. Когда я снова увидел Хелен две недели спустя, её состояние существенно улучшилось. Казалось, что как только была освобождена эмоциональная точка опоры, которая была неотъемлемой частью её заболевания, исцеление травмы стало прогрессировать.


Замороженные опыты


Несмотря на то, что до некоторой степени страдание может быть естественной и неизбежной частью нашей жизни, оно может стать пойманным в ловушку в теле в виде «замороженного опыта», если мы не способны освободить его, и тогда сохранённые физические и эмоциональные условия остаются в нашей повседневной жизни. Это часто происходит на подсознательном уровне.

Наш предыдущий опыт может окрашивать нашу реакцию на любые новые стрессы, с которыми мы сталкиваемся. Эти обусловленные реакции означают, что мы больше не способны рассматривать ситуации такими, какими они действительно являются, но только в связи с тем, что они вызывают в нас. Способ, при помощи которого мы сталкиваемся с новыми ситуациями, может напоминать запись, которая застревает на одном месте, поскольку мы придерживаемся одних и тех же заданных реакций. Когда наши кнопки записи нажаты, мы действуем способами, которые скорее имеют отношение к прошлому опыту, чем к настоящей ситуации. Мы становимся пойманными в ловушку прошлым, вместо того чтобы быть открытыми для настоящего. Примерами этого могут послужить подверженный эмоциональному влиянию молодой человек, который всякий раз, сталкиваясь с требованиями, стремится уехать на своем мотоцикле; маленький ребёнок, брошенный в младенчестве, который кричит, когда его оставляют одного; жертва изнасилования, которая мёрзнет каждый раз, когда её начинают ласкать. Мир всегда рассматривается в соответствии с цветом очков, через которые мы на него смотрим. Между прочим, эти психофизические точки опоры разрушают наше врождённое здоровье.


Чрезмерные реакции


Предыдущие травмы могут иногда повторно стимулироваться при помощи малейшей провокации. Если внутри одного из этих фиксированных паттернов удерживается много энергии или потенции, наши реакции могут быть более мощными. Если с паттерном также соединяются сильные эмоции, мы можем стать похожими на бомбу замедленного действия, ожидающую взрыва. Когда эти травмы повторно стимулируются, эмоциональная реакция, вероятно, будет очень сильной. Общими симптомами этого являются развитие сверхчувствительности и частых эмоциональных взрывов. В этих примерах ситуация в настоящем времени, вместо того чтобы быть причиной, просто напоминает «последнюю каплю, переполнившую чашу».


Роль соединительных тканей


Хотя фиксированные паттерны, которые имеют психологическое происхождение, могут проявиться в любом месте тела, соединительные ткани, кажется, играют существенную роль в сохранении этих событий как память ткани. В особенности фасциальная сеть тела обеспечивает общую среду для хранения пойманной в ловушку эмоциональной энергии. Например, сдерживаемый гнев может проявиться как ограниченная диафрагма и напряжённость вокруг солнечного сплетения, которая, возможно, затем приведёт к проблемам пищеварения и боли в пояснице. Этот тип паттерна часто удерживается на месте взаимосвязями фасции, которые связывают различные области тела. Фиксированные силы, удерживающие этот вид сокращения в месте, обычно могут быть устранены, когда к состояниям равновесия получен доступ в фасциальных тканях. Когда это происходит, довольно часто выходят на поверхность любые связанные эмоции.


Кольца дерева


Один известный учёный-психотерапевт, доктор Вильгельм Рейх, написал о том, как наши ткани сокращаются, чтобы помочь ослабить чувства, которые являются слишком болезненными при работе с ними. Ткани организуются в слои брони, которые служат для защиты наших уязвимых чувств. Он назвал самозащитный буфер против эмоций бронёй характера, а его проявления в тканях — бронёй тела [23]. Психолог доктор Кен Дичтвальд комментирует: «Броня тела, физическая копия брони характера служит функции упаковывания человека в его защитную мышечную оболочку. Эта оболочка не только не впускает вредные или болезненные раздражители, но также служит для того, чтобы ограничивать переживание пугающих и болезненных эмоций внутри» [24].

Эти эмоциональные и структурные слои могут быть организованы, подобно годичным кольцам дерева, которые развиваются в зависимости от возраста и опыта. Например, слой вызова и гнева может покрывать слой опасения и обид, который, в свою очередь, покрывает слой робости и разочарования. В самом центре этих колец паттернов опыта находится наше основное здоровье, наша оригинальная матрица и основная эмоция благополучия и любви (рис. 8.2). Каждый слой этих чувств может иметь структурную архитектуру в теле. Внешний слой может быть жёстким и негибким, защищая и покрывая сокращение, которое, в свою очередь, покрывает ослабление в тканях. В основе этого лежит существенное здоровье и жизненная сила. Освобождение от этих структурных паттернов может быть уподоблено очищению лука от его слоев (что также иногда вызывает слёзы!). В этом процессе каждый слой разрушенного опыта должен быть интегрирован, прежде чем начинать работать со следующим (Ещё бы пояснили как это делается — H.B.).


Язык пациентов


Я часто обнаруживаю, что способ, при помощи которого люди описывают свои симптомы, является очень показательным. Слова или фразы, которые мы произносим, часто указывают на основные психологические точки опоры, организующие наши паттерны. Например, мы можем назвать что-то или кого-то «головной болью» или же можем сказать, что не в состоянии «устоять» перед чем-то. Мы можем сказать, что «нас тошнит» от некоей ситуации или что мы «не можем переваривать» кого-то или что-то, или мы, возможно, недостаточно «желчные». Мы можем чувствовать себя «разбитыми» или «взваливать что-то себе на плечи». Один пациент с сильно сокращёнными мышцами
поясницы описал, как он всю жизнь чувствовал себя «зажатым». Когда я спросил у пациентки, страдающей диареей, почему она не говорила со своим мужем о своих проблемах, она ответила, что «у неё для этого кишка тонка» Другая пациентка, которая в детстве пережила неоднократные сексуальные домогательства, имела сильную сыпь вокруг таза. Когда я лечил эту женщину, в её разуме возникло ясное воспоминание о том. как к ней приближается отец, и она описала, как он «покрывает всё её тело, подобно сыпи». (Всё это — игра языка. В разных языках для одного и того же явления существуют разные названия, которые нельзя переводить буквально, как и нельзя буквально переносить слова на тело. Например, по-английски, «изжога» — «heartburn», буквально — «горение сердца, горящее сердце». Ну, и где логика? — H.B.).

Иногда способ, при помощи которого пациенты что-либо описывают, может быть как красноречивым, так и забавным. Однажды я записывал историю болезни одной разведённой женщины средних лет, которая обратилась за лечением боли, вызванной ишиасом, распространившимся вниз, к её левой ягодице. Когда я спросил её, что с ней случилось, она ответила, что чувствует себя «оставленной позади всех». Другой пациент описал боли в нижней части ноги как проблему с его «психиатрическим» (седалищным) нервом! Когда я записывал историю болезни одного пациента, который обратился за лечением боли в пояснице, он рассказал мне, что родился с не опустившимся правым яичком. Когда ему было десять лет, его положили в больницу на операцию, чтобы помочь этому яичку спуститься, однако после хирургического вмешательства оно переместилось ещё дальше в таз. Будучи человеком с чувством юмора, он сказал, что теперь у него всё «вверх дном».


Воспоминание ткани


Итак, наши эмоции, отношения и паттерны тела отражают, усиливают и поддерживают друг друга [25]. Эмоциональные события и психологические убеждения формируют ткани тела, и это, в свою очередь, предрасполагает нас к специфическим эмоциям и отношениям (А физические факторы всё уже, накрылись медным тазом? — H.B.). Паттерны ума и тела взаимно поддерживаются.

Если фиксация отсутствует, мысли, чувства и ощущения могут течь свободно через тело без прикреплений или преград, однако подавляющие или повторные события физиологически сохраняются в форме воспоминания ткани. Как замечает Кен Дичтвальд, тело становится «складом для эмоций и убеждений» [26]. На фундаментальном уровне воспоминания ткани поддерживаются пойманными в ловушку фиксированными силами (от физических и психологических причин). Пока эти силы остаются в теле, события продолжают вращаться в повторяющихся паттернах, не достигая своего освобождения. (Так не люблю когда эту поебень несут. Ага, "планеты внезапно сдвинулись" — H.B.)

Психологические аспекты паттерна часто являются ключевыми элементами, поддерживающими его. Эти пойманные в ловушку эмоции и отношения могут рассеяться только тогда, когда мы обнаружим ресурсы, пространство и навыки, позволяющие их освободить. Основной целью лечения является создание условий для того, чтобы это могло случиться.


Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/188320.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/187775.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/182539.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments