Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Майкл Керн. Мудрость тела. Избранное

Так как читать всю кашу, размазанную по чистому столу, мало у кого есть время, то выкладываю самое важное одним постом. Вся книга здесь: http://healthy-back.livejournal.com/182539.html

Когда Дыхание Жизни выражается в теле, производится ряд приливообразных ритмов, вызывающих тонкие непроизвольные движения жидкостей и тканей. Это движение первоначально возникает в ядре тела и вовлекает в себя центральную нервную систему, спинномозговую жидкость и окружающие мембраны и кости. Проявление этих ритмов в теле означает эффективное распределение Дыхания Жизни и определяет здоровое функционирование.

Циклические ритмы Дыхания Жизни имеют две фазы движения. Они могут быть названы «вдыханием» и «выдыханием». Эти фазы называют первичным вдохом и первичным выдохом. На протяжении фазы вдоха тонкое движение происходит в жидкостях и тканях, которые поднимаются вверх и в то же самое время расширяются поперёк (сокращаясь спереди назад), ориентированные вокруг средней линии тела (рис. 2.1).

Эти движения проявляются во всех частях тела, вызывая ритмы, которые были измерены с научной точки зрения и могут пальпироваться чувствительными руками. Сочетание фаз вдоха и выдоха составляет один ритмический цикл.

Когда Дыхание Жизни передаётся по всему телу, оно вызывает очень лёгкое раскачивающее движение всех жидкостей, костей, мембран и органов. Это движение происходит со средней частотой от 8 до 12 циклов каждую минуту и называется краниальным ритмическим импульсом. Краниальный ритмический импульс — это прежде всего выражение того, как отдельные части тела перемещаются в своих взаимосвязях друг с другом.

Краниальный ритмический импульс измерялся в ходе многочисленных экспериментальных исследований. В 1963 г. американский остеопат Виола Фрайманн явно зарегистрировала эти малейшие сжимающиеся и расширяющиеся движения в черепе [3]. Эти эксперименты были первыми, в которых было с научной точки зрения установлено ритмическое движение, непосредственно не связанное ни с сердцебиением, ни с лёгочным дыханием.

Дыхание Жизни несёт в себе основной проект здоровья, который доктор Джеймс Джилоус назвал «Оригинальной Матрицей». Ритмы Дыхания Жизни непрерывно вносят внутренний порядок в жидкости и, следовательно, в каждую клетку тела. Различные системы тканей и жидкостей тела формируются вокруг этого основного проекта и поддерживаются им до наступления смерти.

История Сары


Случай Сары иллюстрирует, как можно испытать возрождение оригинальной матрицы. Сара обратилась за краниосакральным лечением из-за сильной постоянной боли в нижней части спины. Лечащий доктор рекомендовал хирургическое вмешательство, чтобы удалить один из её позвоночных дисков, но Сара отказалась и занялась поиском альтернативного лечения. Когда я настроился на её первичную дыхательную систему, начиная от стоп, стала проявляться внутренняя мудрость её тела. Далее следует её собственное описание.

Сара начала чувствовать медленное движение волны через тело. Эта волна началась в ступнях, прошла через ноги, далее — к нижней части спины и затем в диск, где возникали боли. Когда эта волна проникала в область нижней части спины, она буквально почувствовала восстановление тканей вокруг диска. Волна продолжила своё движение по позвоночнику, но застряла у затылочной кости в основании черепа. Сара начала испытывать интенсивную боль в этом месте, и тогда в её мозгу возникла яркая картина. «О, боже! Я вспомнила, как упала с мотоцикла!» — воскликнула она. Несколько лет назад с Сарой произошел несчастный случай — она упала с мотоцикла и выбила себе несколько зубов. Затем Сара вспомнила, что после этого несчастного случая ей очень долго лечили зубы. Ретроспективные кадры того времени начали возвращаться к ней в течение лечения. Затем она почувствовала движение волны от задней части головы к лицу и обратно через всё тело. После этого боль и все воспоминания, связанные с несчастным случаем, исчезли. Тогда Сара воскликнула: «Теперь моё тело чувствует себя, как нужно!» [58] .


Все части тела выражают первичное дыхание в виде подвижности и мотильности. Подвижность — это движение одной структуры по отношению к другой (например, в суставе или шве, или же между различными органами). Каждая структура в теле выражает естественный специфический паттерн краниосакральной подвижности. Этот вид движения происходит исключительно как функция краниального ритмического импульса.

Мотильность — это внутреннее дыхание тканей, движение, которое возникает изнутри отдельной структуры. Мотильность происходит как прямое выражение потенции Дыхания Жизни, которая мотивирует и оживляет ткани изнутри. Мотильность обычно выражается в тканях как подъём вверх и расширение из стороны в сторону, после чего наступает возвращение назад и сужение. В основном она является фактором среднего прилива.

Считается, что естественная краниосакральная подвижность, происходящая между структурами, прежде всего порождается их внутренней мотильностью.

Пятью компонентами, лежащими в основе первичного дыхательного механизма, являются:

1) врождённая флюктуация спинномозговой жидкости;
2) врождённая мотильность центральной нервной системы;
3) подвижность мембран взаимного натяжения;
4) движение костей черепа;
5) непроизвольное движение крестца между подвздошными костями таза.

Один из основных принципов краниосакральной работы состоит в том, что всё в теле взаимосвязано. Соединительные ткани тела являются важными частями этой интегрированной системы. Непрерывная сеть соединительной ткани идёт от головы до пальцев ног и от центра первичного дыхательного механизма — к периферии тела. Эти ткани выражают первичное дыхание некоторыми определенными способами.

Система дуральных мембран является частью неразрывной цепочки соединительной ткани тела. Эти мембраны соединяются с надкостницей (подкладкой) в костях черепа и крестце. Другие соединительные ткани переходят в надкостницу снаружи этих костей. Кроме того, когда каждый нерв выходит из позвоночного канала, он обёрнут рукавом ткани, которая непрерывна с дуральной трубой позвоночника (рис. 3.19). Как только эти дуральные рукава выходят из позвоночного канала, они соединяются с сетью соединительной ткани остальной части тела, связывая основные ткани первичного дыхательного механизма со всем телом.

Фасция — это тип соединительной ткани, находящейся во всем теле. Это — орган поддержки, который также способствует разделению различных структур тела. Существует поверхностный слой фасции, который лежит непосредственно под кожей, и более глубокие слои, которые окружают все внутренние структуры тела. Каждый нерв, мышца, кость, сосуд, железа и орган тела окружены глубокой фасцией, так же как каждое отдельное нервное волокно, мышечное волокно и каждая группа волокон. Фактически всё в теле окружено фасцией. Если бы мы убрали все внутренние органы тела, то у нас остались бы формы каждой части тела, сделанные из фасции.

В здоровом состоянии все фасциальные оболочки во всём теле скользят совместно друг с другом, а также выражают свою внутреннюю мотильность. Жидкость, находящаяся между различными фасциальными слоями, помогает уменьшать любое трение, чтобы это скользящее движение могло происходить более легко. Это фасциальное скольжение происходит во время наших явных произвольных движений, а также во время нашего тонкого первичного дыхательного движения. Фасциальное скольжение позволяет каждой части тела легко перемещаться рядом с соседней частью и приспосабливает её для внутреннего дыхания, или мотильности, органа или структуры, которую она содержит. При отсутствии ограничения со стороны окружающих фасций все ткани могут свободно дышать и, следовательно, выражать свою оригинальную матрицу здоровья.
Области, в которых расположена поперечная фасция, являются в основном переходными участками в теле. Они обеспечивают разделение различных полостей тела. (Например, дыхательная диафрагма отделяет живот от груди, а тазовая диафрагма создаёт границу тазового дна).

Эти переходные области были описаны психотерапевтами как места, в которых поток чувств и ощущений часто становится блокированным [69]. В стрессовом состоянии может создаваться фрагментация функции на участках между головой и телом, животом и грудью или ногами и позвоночником.

Холистическая точка зрения http://healthy-back.livejournal.com/187775.html

Стресс и травма http://healthy-back.livejournal.com/188570.html

Специфические формы и паттерны в теле создаются событиями, которые происходят в нашей жизни. Например, при стрессе или травме ткани имеют тенденцию сокращаться, что является частью естественной защитной реакции. Если эти сокращения остаются неустранёнными, это приводит к длительным состояниям фиксации, которые ограничивают оживляющие свойства Дыхания Жизни. Это препятствует проявлению нашего основного руководящего принципа в тканях.

Краниосакральное лечение работает совместное физиологией тела, а не против неё. Оно признаёт мудрость симптомов так же, как мудрость попыток тела бороться с ними. Однако, для того чтобы это оценить, прежде всего мы должны быть готовы услышать то, что говорит тело. Вместо того, чтобы бороться с мудростью тела, нам, возможно, придётся сесть за стол и повести переговоры о заключении перемирия.

Хронические состояния болезни являются результатом истощения ресурсов, которые помогают нам рассеивать силы напряжения или приспосабливаться к ним [22]. Если мы не можем обеспечить эффективную реакцию адаптации, то появится тенденция к вырождению и смерти.

Часто создаётся впечатление (по крайней мере, на первый взгляд) что во время краниосакрального лечения ничего не происходит. В течение многих минут подряд руки оператора могут мягко соприкасаться с телом пациента, и всё же в результате применения тонких навыков на глубоком уровне нашего физиологического функционирования может произойти очень многое.

Краниосакральная работа является подходом, сосредоточенным на пациенте, поскольку лечение приспосабливается к индивидуальным потребностям. Слушая и отвечая на сообщения, посылаемые организмом пациента, оператор получает возможность правильно и безопасно установить связь с состоянием больного, поэтому именно организм пациента всегда диктует оператору, как и где проводить лечение. Таким образом, оператор просто сопровождает процесс лечения, а не назначает или предсказывает его.

Предписывающие подходы, основанные на протоколах лечения и применения различных методов, никогда не бывают столь же эффективными, как следование указаниям самого Дыхания Жизни.


Навыки краниосакрального лечения стремятся облегчить наиболее благоприятные состояния для наших естественных руководящих сил. Три основных принципа, на которых базируется применение этих навыков лечения:
1. Выздоровление происходит в точке опоры, создающей нарушение.
2. Выздоровление происходит, когда силы, поддерживающие эту точку опоры, высвобождаются.
3. Выздоровление происходит в неподвижности, а не в движении.

Один из основных способов поощрении точки уравновешенного натяжения состоит в том, чтобы создать замедление в паттернах краниосакрального движения вокруг специфической точки опоры, с которой работает оператор. Это осуществляется введением указаний успокоиться через руки оператора. Когда точка уравновешенного натяжения найдена, устанавливается движение внутри вовлечённых тканей и жидкостей. Хотя иногда используются относительно активные навыки помощи (при работе на уровне краниального ритмического импульса), нет никаких дополнительных сил, которые нужно применять. Неподвижность просто обнаруживается при следовании за паттернами ткани или жидкости повсюду внутри выражаемого ими диапазона движения и создания какого-либо поощрения.

Когда достигается точка уравновешенного натяжения, ткани и жидкости приходят в нейтральное положение. Это иногда называется локальной точкой покоя, поскольку эта неподвижность ограничена специфическими тканями и жидкостями вокруг точки опоры, с которой работает оператор. Это по существу является положением, в котором тело может производить самокоррекцию.

Когда ткани и жидкости двигаются к точке уравновешенного натяжения, иногда возникают пульсации, вибрации или другие движения, поскольку начинается перестройка. Когда выпускается любая пойманная потенция, часто выделяется высокая температура. Именно тогда старые воспоминания, запертые в теле, могут также всплыть на поверхность и начать процесс своего устранения. Поэтому опыты стресса, которые мы, возможно, ранее были не способны осознать, могут быть пересмотрены.

В биодинамической краниосакральной практике эффективность лечения опирается на работу с более глубокими приливными ритмами первичного дыхания как с отправной точкой. Если установить связь с этими более глубокими приливами, можно напрямую затронуть паттерны, которые организуют ткань и жидкость. Поэтому когда лечение ориентируется на средний или на долгий прилив, изначально создаётся возможность затронуть организм пациента более глубокими аспектами Дыхания Жизни и врождённого здоровья, который оно несёт.

Трёхфазовый процесс исцеления


Ниже коротко перечислены эти три фазы:
Первая фаза — поиск: ткани, жидкости и потенции ищут состояние равновесия.
Вторая фаза — регулирование: состояние равновесия достигнуто, и «что-то происходит».
Третья фаза — перестройка: движение возобновляется, и происходит изменение.

Создание паттернов тела организовано очень точно, поскольку наш организм разумно ограничивает неразрешенные стрессы и напряжения, обеспечивая по возможности наилучшую компенсацию. Следовательно, подобно тому, как происходит разумное урегулирование возникших нарушений, существует разумный (и точный) путь для решения проблем. Другими словами, в нас также присутствуют определённые приоритеты для выздоровления. Это — физиологическая мудрость, которая лучше всего знает, как устранить наши фиксированные паттерны. Эти естественные приоритеты исцеления называются «врождённым планом лечения».

Если оператор может определить потребности врождённого плана лечения, процесс исцеления будет значительно упрощён. Это требует определённого умения слушать и следовать за тем, как ткани, жидкости и потенции организма пациента естественным образом ищут разрешения проблемы. По словам доктора Беккера, «мы должны... позволить физиологической функции внутри пациента буквально обучать нас. Мы стремимся узнать, где находится здоровье в этом пациенте и как мы можем вытащить его на поверхность. Организм пациента буквально обучает нас» [23]. В действительности это означает сойти с пути и стать слугой этого разума.

Иногда, если пациент очень напряжён или травмирован, нельзя получить доступ к холистическому смещению. При состояниях активизации симпатической нервной системы или при состояниях диссоциации может быть особенно трудно соединиться с физиологическими ресурсами, означающими наступление холистического смещения. В этих случаях оператору, возможно, надо поспособствовать образованию ресурсов в качестве предпосылки к работе с врождённым планом лечения и с любыми определёнными паттернами фиксации. Поощрение точек покоя является основным навыком, который может помочь в этом процессе (см. далее раздел «Точки покоя»).

Следование врождённому плану лечения имеет практические и эффективные клинические последствия. Одной из особенностей является то, что место, где лечение является наиболее эффективным, находится не обязательно там, где пациент испытывает боль или симптомы [28]. Это может напоминать распутывание мотка верёвки; когда вы берётесь за нить, то никогда не знаете заранее, каким образом нужно развязать следующий узел.

Предположим, что к вам обратился за лечением пациент с болью в пояснице. Оператор может установить контакт с поясницей, чтобы настроиться на то, что там происходит, но если он расширит свою область восприятия, то сможет узнать о паттернах в других областях тела. Например, может иметься скопление фиксированных сил в диафрагме и сокращение тканей в этой области. После того, как в этом паттерне будет достигнуто состояние равновесия, потенция может начать перемещаться в шею. Если уделить внимание этой области, можно обнаружить, что начинает проявляться некоторая активность ткани и быстрые сотрясения, указывающие на то, что из этих тканей рассеивается удерживаемое там сотрясение, полученное, возможно, от старой раны. Когда это прекратится, весь верхний отдел позвоночника сможет реорганизоваться и корригироваться. Возможно, только тогда, наконец, пройдёт боль в пояснице.

Дело в том, что оператор заранее не знал порядок, в котором он должен был разрешать эти проблемы: план лечения был выявлен только благодаря следованию за приоритетами и разумом собственной первичной дыхательной системы пациента [29].

Чтобы способствовать доступу к состояниям равновесия, могут быть развиты следующие основные навыки:
— способность ощущать проявления первичного дыхания, которые поддерживают физиологическую функцию и здоровье;
— способность ощущать фиксированные паттерны, которые затрагивают первичное дыхание;
— способность ощущать местоположение фиксированных точек опоры, которые организовывают эти паттерны;
— способность достигать состояния равновесия;
— способность ощущать мобилизацию задержанных сил, содержащихся внутри фиксированной точки опоры;
— способность следовать за происходящими изменениями.

Когда мы следуем за приоритетами врождённого плана лечения, могут быть восприняты четыре ключевых стадии урегулирования по мере продвижения лечения. Эти урегулирования, указывают на существенное продвижение вперёд процесса лечения:
— урегулирование в отдельной области; обеспечение поддержки, пространства и вместилища для любых возможных потребностей;
— урегулирование единства тела; физиологический переход от фрагментированных паттернов движения к ощущению целостности и связи с ресурсами;
— урегулирование состоянии равновесия; системное равновесие, найденное в отношениях со специфической фиксированной точкой опоры;
— урегулирование более глубокого состояния равновесия, долгого прилива и динамической неподвижности; перемещение через таинственные ворота к прямой связи с основным источником здоровья.

В ходе краниосакрального лечения иногда могут возникать старые симптомы или усиление существующих симптомов, показывая, что тело находится в процессе перестройки. Эти острые реакции, названные кризисом выздоровления, могут произойти как часть попытки тела рассеять повреждение или травму, и они часто появляются непосредственно перед восстановлением первичного дыхательного движения в месте фиксации. Они могут быть признаком того, что устранение фиксированного паттерна близко к завершению. «Терапевтическая боль», иногда связанная с кризисом выздоровления, даже часто испытывается как «хорошая» боль, потому что она появляется, когда имеет место прояснение паттерна.

После устранения фиксированной точки опоры может потребоваться до нескольких дней, для того, чтобы это изменение интегрировалось во всю первичную дыхательную систему. Это в основном происходит, если переместился старый или укоренившийся паттерн. В этот период можно испытывать ощущение, как будто вы стоите на зыбучем песке или из-под ваших ног выдернули ковер, поэтому непосредственно после лечения пациенту не рекомендуется бегать или заниматься любой напряжённой физической деятельностью. Это позволит любым произошедшим изменениям более легко интегрироваться. Кроме того, прочно укоренившиеся фиксированные паттерны могут потребовать множества сеансов лечения, прежде чем они будут полностью устранены. Это может вызвать ощущение некоторой чувствительности или дискомфорта до окончательного завершении процесса перестройки.

Существует множество терапевтических подходов, которые могут помочь организму пациентов находить равновесие, и одним из часто используемых и эффективных является облегчение точек покоя. Кроме того, уравновешивание различных тканей, которые функционируют в гармонических отношениях друг с другом, может также способствовать этому процессу интеграции. Например, крестец и затылок имеют тенденцию отражать паттерны первичного дыхания друг друга. Если фиксация будет удерживаться в одной из этих костей, она часто будет затрагивать и другую, поэтому если проводилась работа с одной костью, то также будет полезно проверить функционирование другой. Это может способствовать интеграции первичного дыхания более низких и более верхних частей тела. Многие кости черепа функционируют в гармонических отношениях с костями таза (рис. 7.7 [67]). Когда эти гармонично связанные структуры обретают равновесие, это приводит к большей функциональной интеграции во всём теле.

Как и для многих жизненных навыков (типа управления автомобилем или даже перехода дороги), краниосакральная работа безопасна до тех пор, пока она осуществляется правильно. Одним из золотых правил лечения является, по меньшей мере, не причинить вреда. Любая попытка исправить первичную дыхательную систему силой является не только конфронтационной, но также и потенциально опасной. Отрицательные реакции на лечение могут произойти, если техники применяются без надлежащего рассмотрения внутреннего руководящего принципа тела. Первичное дыхание является благоразумным и чувствительным и может реагировать даже на незначительные воздействия или даже намерения силы. Даже мягкие контакты, используемые в краниосакральной работе, могут вызвать проблемы, если они будут неправильно применены, особенно если доступные ресурсы потенции пациента являются низкими.

Следование за внутренним планом лечения пациента всегда подразумевает движение к наилучшему здоровью и никогда не приведёт к неблагоприятным реакциям, вызванным неправильным лечением, поэтому можно справедливо утверждать, что нет никаких универсальных противопоказаний к краниосакральной работе. Однако, имеются противопоказания к применению определённых процедур в определённых ситуациях. Например, даже очень лёгкие надавливания не должны применяться на черепе при таких состояниях, как очень высокое кровяное давление, а также после недавнего удара, внутричерепного кровоизлияния или аневризмы или при состояниях, когда происходит увеличение давления жидкости в голове. Точно так же нужно соблюдать предосторожности после любого недавнего перелома или серьёзной раны. Также может быть риск при работе в области злокачественной опухоли из-за возможности её распространения.

Преодолевая стрессовые ситуации, мы можем стать сильнее и увереннее. Стресс может стать движущей силой, которая толкает нас на продвижение в выбранной профессии, требует создания лучших условий жизни, заставляет улаживать наши взаимоотношения и совершать творческие перемены в окружающем нас мире. Стресс можно рассматривать как раздражение в устрице, создающей жемчужину. Различие между стрессом неудачи и срыва и другими формами благоприятного стресса заключается в нашем умении управлять их силами.

Травма


Травма — это более серьёзная форма стресса, которая всегда бывает неприятна. Хотя травма тоже является неизбежной частью жизни, из неё можно извлечь выгоду, если решить проблемы её воздействия. Травма может проявляться в виде единичного мощного и подавляющего события или как серия повторяющихся стрессовых событий. Примерами могут служить автокатастрофа, падение, неласковый родитель, удаление зуба или трудные роды.

Мы реагируем на травму тоже индивидуально, и только когда наши ресурсы полностью подавлены, мы страдаем от длительных последствий. Далее рассматривается развитие травматических паттернов и принципы их лечения краниосакральными методами. Более подробные сведения о травме можно найти в ранее вышедших книгах «Разбудить тигра» Питера Левина и «Тело помнит» Бабетты Ротшильд [4].

Воспоминания о травме сохраняются не только психологически, но и как физиологический опыт тела. Во время травматического события автономная нервная система постоянно перевозбуждена [5]. Это происходит оттого, что люди напрягают мышцы, сердце «подскакивает» по малейшему поводу, человек может покрыться холодным потом или «застыть» в неподвижной позе при появлении страха.

Когда тело сталкивается со стрессовой или травматической ситуацией, его первым импульсом является сокращение. Сокращение мышц — это часть нашей защитной системы. Сокращение сохраняется, если нет возможности справиться с вызвавшими его силами. Попытки тела уменьшить разрушение и травматические силы отражаются на определённых участках, поэтому отпечатки травмы сосредоточиваются в виде фиксированных точек опоры, рычага, который начинает функционировать при малейшем движении дыхания и создаёт паттерны расстройства.

В 1960-х и 1970-х годах в различных терапевтических кругах стало популярным поощрять пациента к выражению подавленных переживаний, чтобы избавиться от них. Появились послабляющие методики лечения, при которых пациента просили сгустить свою боль или гнев, обиду или ужас. При методиках очищения тело тоже может участвовать, его можно заставить вновь пройти и пережить свои паттерны травмы и тревожности, однако многие терапевты заметили, что вместо освобождения от травмы методики послабления часто вызывают повторное травмирование пациента [6]. Более того, восстановление паттернов тревожности часто может привести к усилению травмы, поэтому в настоящее время развитие методов лечения травмы направлено на использование природной мудрости тела, чтобы безопасно и эффективно облегчить проблемы травмы (не открывая тёмное прошлое и не прибегая к конфронтации). Чтобы понять, как действуют такие методики, необходимо оценить, как происходит травмирование. Для этого надо рассмотреть биологические основы травмы.

Предположим, что лев догнал вас. Если он схватил вас, вы уже не можете проявить все физиологические силы, которые мобилизовались в вашем теле как часть реакции «бей или беги». В результате того, что силам некуда выйти и они заперты внутри тела, наступает состояние шока. Шок происходит тогда, когда подавлены наши природные физиологические реакции на страх.

Два основных элемента составляют состояние шока: застывание и диссоциация. Застывание происходит, когда мы понимаем, что не можем убежать. В краниосакральной практике это состояние узнаётся по внезапному прекращению краниального ритмического импульса, называемого выключением (см. «Выключение и диссоциация»). Доктор Левин объясняет это тем, что «подобно тому, как в греческом мифе о Медузе крайнее волнение человека, когда он смотрит в глаза смерти, может превратить его в камень, мы можем буквально «застыть» от страха, что приводит к появлению травматических симптомов» [9].

Диссоциация включает раскол или отделение нашего сознания от ситуации, как бы уменьшая боль переживаемых страданий. Это — очень умная и полезная реакция. Ребёнок, бессильный против издевательств учителя, может реагировать подобным образом. Так же может вести себя жертва насилия или травматического события.

Пожалуй, люди не так ловко, как некоторые дикие животные, справляются с воздействием шока. Социальные и культурные влияния, информацию о которых обрабатывают высшие центры головного мозга, влияют на то, как мы реагируем. Вместо того, чтобы следовать нашим инстинктивным реакциям, кора головного мозга может переоценить ситуацию. Часто мы не можем естественно избавиться от психологических воздействий шока, и они остаются запертыми внутри нас. К примеру, когда у вас на работе напряжённая обстановка, а начальник вызывает вас к себе в кабинет. Вы можете позволить себе реакцию «бей и беги», но драться и спасаться бегством не очень подходящая реакции — можно потерять работу! Поэтому у энергии, которая начала мобилизовываться в вашем теле, нет выхода. Доктор Питер Левин сравнивает подобную ситуацию с одновременным сильным нажатием ноги на педаль газа и на тормоза [11].

Следы, оставшиеся от травматического воздействия, с которым не удалось справиться, могут привести к возникновению различных клинических симптомов. Прежде всего, травмированный человек страдает от повышенной чувствительности, реактивных вспышек, неуверенности, беспомощности, недоверия, перемены настроения или приступов паники. Так как организм перестраивается в соответствии с присутствующей травмой, то могут возникнуть и такие симптомы, как нарушение пищеварения, головные боли, напряжение челюсти, хроническая усталость, астма, проблемы с мочеиспусканием и боль в спине.

Воздействия стресса или травмы могут накапливаться, так как новые случаи накладываются на предыдущие. Так как защитные реакции заморожены, а на проявление диссоциации требуется огромная энергия, доступные биодинамические силы организма могут соответственно снижаться, и наши ресурсы для борьбы с новыми случаями травмы уменьшаются, поэтому травмированного человека очень легко сломить. Многие исследователи отмечают, как хронический или повторяющийся стресс ослабляет эффективность любой будущей реакции на стресс [13]. Как отмечает Питер Левин, «когда мы не можем плавно справиться с травмой и выполнить все инстинктивные реакции, то эти незаконченные действия подтачивают наше здоровье» [14].

Наши жизненные реакции, таким образом, становятся обусловленными прежней травмой. Зигмунд Фрейд признаёт биологическую основу тенденции сохраняющейся обусловленности. Он утверждает, что «после сильного шока... сны постоянно возвращают пациента к ситуации бедствия, отчего он просыпается с возобновлённым ужасом... Пациент только что испытал физическую связь с травмой» [16], поэтому для решения этой проблемы направленное лечение должно точно достичь наших клеток.

Одной из основных черт «подавления» и травмирования является отключение ощущений. Такая диссоциация хорошо действует как кратковременный приём, и вряд ли будет столь полезна, если её сохранить надолго. Диссоциация помогает нам на какое-то время справиться с ситуацией, но она не может полностью решить проблемы травмы. Человек, у которого сохраняется состояние диссоциации, может стать медлительным, забывчивым, необщительным и не сможет ощущать в своих действиях собранности и плавности. Это часто влияет на естественное направление средней линии первичного дыхания и выявляется по искажению и фиксации этих трудноуловимых ритмов тела.

Практикующие остеопаты имеют чёткий и прямой подход к воздействию травмы. Когда бы ни случались состояния подавления и отключения, происходит прекращение краниального ритмического импульса, а в более тяжёлых случаях — прекращение среднего прилива. Это состояние называется «выключение». Это явление поддаётся пальпированию и ощущается оператором как ритмическое движение, ведущее к резкой остановке. Выключения происходят тогда, когда во всей системе сохраняется неустранённый шок; они часто появляются в связи с проявлением травматической памяти. Выключение — это защитная реакция, несущая ограничение жизненной деятельности. Эта реакция обычно длится от нескольких секунд до нескольких минут, но в случаях, когда ресурсы человека в сильной степени подавлены, выключение может сохраняться значительно дольше. Во время отключения ткани и жидкости не могут подпитываться энергией Дыхания Жизни, что ведёт к их отсоединению от природной матрицы здоровья.

Мы можем найти ресурсы в различных областях нашей жизни. Ресурсы бывают физическими, эмоциональными, психологическими, духовными и связанными с окружением.

Травмирование сохраняется до тех пор, пока мы не найдём ресурсы, чтобы закончить процесс его ослабления и исчезновения. Это — не воспоминание о прошлом, а то, что происходит в настоящее время, но может иметь корни в прошлом. Решение проблемы травматического опыта, который не достиг точки завершения, становится бесконечным процессом, как физиологический паттерн, имеющий цикличное повторение. Создаётся впечатление, что большая часть нерастраченной энергии травмированного человека оказывается запертой в нервной системе.

Было обнаружено, что средний мозг (особенно лимбическая система), а также ствол мозга контролируют большинство физиологических реакций на стресс и травму. Эти участки содержат нервные ядра и другие нервные центры, которые могут всё время оставаться в состоянии раздражения при постоянном процессе подавления. Нервная система травмированного человека может находиться в напряжённом состоянии из-за постоянного возбуждения, и в то же время этой энергии некуда выйти. Подобное воздействие травмирования может восприниматься при пальпации как потеря движения первичного дыхания в этих жизненно важных центрах. Вместо того, чтобы участвовать в передаче естественного движения в циклах вдыхания и выдыхания, участки нервной системы становятся фиксированными.

Сохраняется привычная неправильная концепция о необходимости вновь пережить старую травму, чтобы разорвать путы, мешающие её урегулированию. Считается, что только через регрессию можно обрубить корни травмы [23]. Однако, оживление паттерна травмы не всегда помогает справиться с травмой: чаще случается, что её разбуженное прошлое вновь начинает активизироваться и даже усиливаться [24, 25, 26]. Мне приходилось работать со многими пациентами, которые глубоко увязли в паттернах своей травмы при попытках избавиться от неё подобным способом. Далай-лама как-то сказал: «Чем больше вы потворствуете мыслям или эмоциям, тем сильнее они могут стать» [27]. От травмы можно избавиться только тогда, когда можно изменить силы, поддерживающие её. Для этого требуются ресурсы.

Травмы можно лечить только в настоящем времени, потому что они удерживаются именно в настоящем. Более того, наши ресурсы здоровья можно тоже обнаружить только в настоящем. Способность оставаться в контакте с настоящим является одним из ключей к решению проблемы травмы.

Паттерны травмы часто могут естественно возникать на поверхности, когда начинается процесс их завершения. Когда это случается, в теле могут возникнуть ощущения, связанные с травмой, и может произойти усиление существующих симптомов или повторное переживание старых. Иногда это явление называют «кризисом выздоровления» (см. главу 7). Чувства боли, страха, гнева или отчаяния могут выйти на поверхность, когда зажатые силы травмы находятся в процессе уничтожения. Чтобы дать возможность завершиться этому процессу, ему не нужно ни помогать, ни мешать, а нужно просто включить его в процесс лечения как часть. Паттерны травмы смогут легко и безопасно рассеять свою энергию, если нам удастся найти путь их принятия без вмешательства. Нахождение безопасного всеобъемлющего, но сдержанного способа управления данным процессом является ключом к лечению травмы.

Существуют основные правила, которые дают возможность проводить безопасное и успешное избавление пациента от мощных сил, которые часто сопровождают паттерны травмы:
— выжидание при выключениях;
— создание ресурсов;
— доступ к ресурсам;
— сохранение ощущений в теле;
— присутствие в настоящем;
— торможение событий;
— наличие ощущения пространства;
— способствование избавлению от шока.

Когда травма переживается вновь, требуется некоторое замедление процесса, чтобы предотвратить новое подавление [34]. Это заключается в том, чтобы вернуться к травме в небольших, поддающихся управлению объёмах. Иногда может потребоваться притормозить процесс, когда всё происходит слишком быстро [35]. Если мы сможем вести медленное лечение, то нам удастся управлять значительной степенью травмирования, постепенно делая успехи. Так как при состоянии повышенной возбудимости дыхание обычно бывает частым и неглубоким, то совершение нескольких медленных и глубоких вдохов и выдохов будет одним из путей замедления процесса. Это может предотвратить потерю контроля в состоянии диссоциации.
Tags: Книги, Неврология, Психосоматика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments