Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Данилов И. М. Остеохондроз для профессионального пациента


Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/225083.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/223058.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/216799.html

Вот ещё трагический случай во время проведения необоснованной операции.



На МРТ № 106 состояние шейного отдела пациентки до операции. Наблюдается сглаженность физиологического лордоза, ликворные пути свободны, компенсированные протрузии межпозвонковых дисков в сегментах C3—C4.

На МРТ № 107 состояние шейного отдела той же пациентки после дискэктомии с межтеловым спондилодезом в сегменте C5—C6, кроме того наблюдается травма спинного мозга на данном уровне хирургической фрезой.


Если до операции у данной пациентки были незначительные вертебробазилярные нарушения, то после... Травма спинного мозга хирургической фрезой — это, конечно, трагическая случайность. Ведь от ошибок никто не застрахован и добросовестный врач никогда не даст гарантии на положительный исход любого вида лечения. Но в данном случае проведение самой операции было абсолютно необоснованным, фактически она превратила нормального человека в инвалида.

Следующий пример также демонстрирует, какие бывают последствия после дискэктомии с межтеловым спондилодезом.



На МРТ№ 108 состояние шейного отдела позвоночника пациента через 11 месяцев после дискэктомии с межтеловым спондилодезом в сегменте C4—C5. Наблюдается постхирургическая травма спинного мозга на данном уровне хирургической фрезой, кифозирование физиологического лордоза, стеноз позвоночного канала с блоком ликворных путей.

На МРТ № 109 состояние шейного отдела позвоночника того же пациента через 23 месяца после дискэктомии с межтеловым спондилодезом в сегменте C4—C5. Наблюдается усугубление стеноза (абсолютный стеноз), спондилолистез (смещение вышележащего позвонка по отношению к нижележащему) C2— C, секвестрированная грыжа межпозвонкового диска C5—C6.


На данных снимках наглядно отображается, как подобные операции усугубляют биомеханические нарушения и тем самым способствуют развитию дегенеративно-дистрофического процесса в других сегментах позвоночника. Во время операции грыжу межпозвонкового диска в данном сегменте убрали. Но причины, которые как раз и спровоцировали образование грыжи, а именно биомеханические нарушения (дегенерация выше- и нижележащих межпозвонковых дисков, стеноз, кифоз), как были, так и остались! Несмотря на то, что отдалённые последствия этой операции легко прогнозировались и полученный результат, как факт, абсолютно закономерен, подобные операции, к сожалению, как делались, так и делаются и, пожалуй, самое печальное, что и будут делаться дальше.

Случаи послеоперационных рецидивов грыж межпозвонкового диска бывают разные, но причины, как правило, идентичны. Вот одна из типичных ситуаций.

Врачи во главе с хирургом после хирургической операции пациента по поводу грыжи межпозвонкового диска в сегменте L5—S1 в качестве профилактики посоветовали ему заниматься вытяжением позвоночника под собственным весом и укреплением мышечного корсета путём выполнения специальных упражнений на наклонной плоскости. Результат усердия пациента, последовавшего такому совету, можно наблюдать на МРТ №110.



На МРТ № 110 наблюдается состояние поясничного отдела позвоночника: секвестированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5 с разрывом задней продольной связки, абсолютный стеноз спинномозгового канала.


Исходя из анатомического и физиологического строения позвоночника человека и неизбежного действия законов физики, результат от такой «профилактики» вполне прогнозируем. Поэтому логично предположить, что врачи, посоветовавшие данному пациенту такую «профилактику», спровоцировавшую секвестрированную грыжу межпозвонкового диска в сегменте L4—L5, просто не знали о её последствиях. Если бы здоровье пациента позволило бы продолжить эти упражнения, то аналогичные осложнения неизбежно образовались бы и в вышележащих позвоночно-двигательных сегментах.

Но не спешите обвинять хирургов. Как бы это странно не звучало, это не их вина — они всего лишь удаляют часть ткани организма (грыжу). Ведь профессия хирурга заключается в знании и умении оказать пациенту своевременную хирургическую помощь, а вот послеоперационным восстановлением и «профилактикой» должны заниматься врачи-реабилитологи (Шарман! Очень удобно — виноватых нет, а пиздёж про «комплексный подход» продолжается в полный рост — H.B.). Даже самые лучшие хирурги в мире, в совершенстве владеющие своей специальностью, за пределами операционной становятся обыкновенными людьми, которым, как и многим, свойственен относительный процесс познания.

Требовать от них большего, это значит требовать от человека абсолютного процесса познания. (Ни хера. Если они за пределами операционной — обычные люди, значит, не хуй «давать консультации» и разводить проций пиздёж про стаж работыи уровень образования — H.B.) Если вы считаете, что на это способен любой человек, попробуйте начать с себя. Гораздо хуже, когда врачи-реабилитологи в качестве «профилактики» дают такие «советы», вот это уже можно назвать профессиональной безграмотностью.

Вот ещё случаи послеоперационных рецидивов грыж — естественной реакции организма, когда проблема решается однобоко — всего лишь с помощью хирургической операции в поражённом сегменте без общего восстановления биомеханики позвоночника.


На МРТ № 111 поясничного отдела позвоночника отмечается рецидив — грыжа межпозвонкового диска L4—L5 после трёх операций. Даже если прооперировать в четвёртый раз, то это всё равно не решит проблемы и не добавит здоровья данному пациенту, так как неизбежно возникнут осложнения в вышележащих сегментах L1—L2, L3—L4 в силу биомеханических нарушений в позвоночнике и выраженных дегенеративно-дистрофических изменений в указанных сегментах.

На МРТ № 112 поясничного отдела позвоночника отмечается рецидив — секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4—L5 после четырёх операций. Здесь, как говорится, без комментариев.


К сожалению, в жизни бывает так, что даже профессиональный специалист иногда вместо пользы может принести серьёзный вред пациенту, исключительно из-за шаблонного подхода (Значит, это не специалист, а болванчик. Робот — H.B.). Как ни парадоксально это звучит, но это так.

Приведу один пример по этому поводу. Ко мне на приём привели женщину. Привели в буквальном смысле этого слова под руки, при этом она ещё дополнительно опиралась на тросточки. Первое о чём я подумал, когда увидел, с какой осторожностью её ведут и как она переставляет ноги, что у данной пациентки как минимум перелом позвоночника с травмой спинного мозга или как максимум — опухоль в спинномозговом канале. Но в данном случае причина оказалось совсем иной.

На протяжении последних десяти лет у пациентки периодически возникали боли в поясничном отделе позвоночника. Она к ним привыкла и не переживала по этому поводу, так как боли были умеренные, быстро проходили и довольно легко переносились. Но полтора года назад, после физической нагрузки, появились сильные, тянущие боли в ноге. Женщина вынуждена была обратиться в больницу по месту жительства. Пациентку направили к невропатологу, который, осмотрев её, сделал предположение, что возможно у неё «грыжа межпозвонкового диска» и направил женщину на МРТ.

Так вот, сделав МРТ (МРТ №№113—115), женщина вернулась со снимками к невропатологу. Он ознакомился с результатами обследования и вместо того чтобы назначить ей консервативные методы лечения при таком диагнозе, направил её... на консультацию к нейрохирургу. Нейрохирург, между прочим, специалист высокого класса, с большим опытом работы, спасший много человеческих жизней. Однако, и он, ознакомившись с результатами обследования, осмотрев пациентку, сделал вывод, что необходима срочная операция по удалению грыжи межпозвонкового диска в сегменте L4—L5.



На МРТ № 113 (в режиме Т2-ВИ) и МРТ № 114 (в режиме Т1-ВИ) наблюдается небольшая, частично компенсированная спондилёзом протрузия в сегменте LIV-LV.

На МРТ № 115, помимо протрузии, хорошо виден спондилоартроз дугоотростчатых суставов в трёх нижних сегментах поясничного отдела позвоночника, а также стеноз фораминалъного отверстия на уровне L4-L5.

Это и послужило истинной причиной люмбоишиалгии — появления тянущих болей в ноге. То есть, имеются все показания к применению обычных консервативных (нехирургических) методов лечения.

После операции у данной пациентки боли в ноге не уменьшились. Но зато добавились боли в поясничном отделе позвоночника. Оперировавший её хирург пояснил, что после операции на позвоночнике боли могут присутствовать ещё длительное время, что необходимо принимать лекарства и постепенно воспаление спадёт и всё будет хорошо. Но «хорошо» в течение трёх месяцев так и не наступило, а вот боли усилились, и лекарства практически уже не действовали. Для того чтобы разобраться в причинах, вызывающих эти боли, повторно сделали МРТ.



На МРТ № 116 (в режиме Т2-ВИ) и МРТ №117 (в режиме Т1-ВИ) той же пациентки наблюдается состояние через три месяца после хирургического вмешательства.

На МРТ № 117 в режиме Т1-ВИ отчётливо видно, что был прооперирован межпозвонковый диск в сегменте L3—L4 вместо диска в сегменте L4—L5.

В передней части тела позвонка L4 наблюдается очаг воспаления, реактивный асептический дисцит (частая и можно сказать естественная реакция тканей на операцию, вследствие развития аутоиммунных реакций).

Нейрохирург, ознакомившись с результатами обследования МРТ и увидев, что произошла ошибка (был прооперирован не тот межпозвонковый диск), настоял на проведении ещё одной операции. Естественно, пациентка не хотела идти на вторую операцию на позвоночнике, так как уже была напугана результатами первой операции. Однако, лекарства не помогали, а боли, по её словам, «просто сводили с ума». В общем, она согласилась на повторную операцию.

После повторной операции боли немного уменьшились, но ненадолго. Менее чем через две недели они возобновились с новой силой. За последние десять месяцев данная пациентка трижды (практически по месяцу) лежала в больнице. Острые боли ушли, но появились онемение в ногах и тазовые расстройства. Снова сделали МРТ.



На МРТ №119 в режиме Т1-ВИ отчётливо видно (по следу), что хирург пытался исправить свою предыдущую ошибку и прооперировал на этот раз протрузию межпозвонкового диска в сегменте L4—L5.

Также наблюдаются последствия спондилодисцита, образовавшегося после операций, вследствие развития которого произошла деструкция замыкательных пластин в сегменте L3—L4 и деформация тела L4 позвонка.

А также произошло послеоперационное образование грыжи межпозвонкового диска в сегменте L3—L4. На данных снимках наблюдается выраженный рубцово-спаечный процесс на уровне прооперированных сегментов, который опутал своими тяжами дуральный мешок и спинномозговые корешки, чем, собственно, и объясняется столь тяжёлое состояние данной пациентки.

Конечно, печально, что всё так произошло. Но это жизнь, а в жизни, как говорится, и на старуху бывает проруха. Анализируя данный случай, я ещё раз убедился, что как бы ни был высок профессионализм специалиста, а к каждому делу, даже привычному, необходимо подходить не индифферентно и шаблонно, а с новизной взгляда, присущей пытливому исследователю. Особенно это касается области медицины, где за каждым случаем стоит судьба человеческая. Ведь каждый человек индивидуален и требует к себе такого же индивидуального подхода в лечении, поэтому шаблонность опасна даже для специалиста экстра-класса.

Хирург, оперировавший данную пациентку, специалист экстра-класса, профессионал, проведший сотни операций по поводу грыж межпозвонкового диска. Да, он допустил ошибку, случайно прооперировав не тот межпозвонковый диск. Но, как говорится, не ошибается лишь тот, кто ничего не делает (Ни хуя себе утешеньеце — H.B.). В остальном же одной из причин данной трагедии, на мой взгляд, был шаблонный подход к делу.

Я специально уточнил у пациентки, что она сказала хирургу, когда впервые попала к нему на приём. Она подтвердила мои предположения.

Во-первых, она пришла к нему с жалобами на тянущие боли в ноге, то есть с симптомами люмбоишиалгии (причиной возникновения которой в большинстве случаев как раз и является грыжа межпозвонкового диска).

Во-вторых, первое, что она сказала хирургу, это то, что у неё грыжа межпозвонкового диска.

В-третьих, самое главное, надо учитывать, что хирург в силу своей специальности смотрит на заболевания, в том числе и позвоночника, «через остриё своего скальпеля». Когда к нему в кабинет вошла данная пациентка с явными признаками люмбоишиалгии, да ещё и заявила, что у неё грыжа межпозвонкового диска и что невропатолог направил её на операцию (подчёркиваю — на операцию, а не консультацию), становится понятным, почему произошло такое печальное недоразумение. Просто в такой ситуации мозг профессионала сработал по привычной для него схеме. И хирург, толком не рассмотрев МРТ и не разобравшись в данном конкретном случае, по «привычке» назначил операцию. (Если бы нормально работала судебная система и он платил из своего кармана компенсации, он бы явно относился внимательнее к своим обязанностиям и рассмотрению МРТ — H.B.)

Не думаю, что данный хирург так поступил из-за меркантильных интересов и тем более специально нанёс вред своему пациенту, хотя подобные случаи в современном мире, к сожалению, не редкость. Лично я не знаком с данным хирургом, но я видел его качественные работы по снимкам МРТ, так как у меня уже не раз лечились пациенты, которых он оперировал, с послеоперационными рецидивами грыж межпозвонковых дисков. У данных пациентов в большинстве случаев я наблюдал очень аккуратный шов и оптимальную локализацию разреза. Это говорит о многом.

Но здесь у читателя может возникнуть естественный вопрос, раз этот хирург столь профессионален, то почему возникают послеоперационные рецидивы грыж межпозвонковых дисков? Отвечаю с полной ответственностью, что вины хирургов в возникновении послеоперационных рецидивов нет и быть не может по одной простой причине — хирург удаляет, а не лечит! (См. Медицина, или почему так всё запущено http://healthy-back.livejournal.com/19606.html — H.B.)

Хирург устраняет следствие дегенеративно-дистрофического процесса — всего лишь маленький фрагмент пульпозного ядра, который, выпав через разрыв в фиброзном кольце, сдавливает спинномозговой корешок или непосредственно спинной мозг. В этом и заключается его профессиональная работа. Хирург не лечит и не может лечить остеохондроз (дегенеративно-дистрофический процесс), который является первопричиной образования и грыж, и протрузий, и всех остальных осложнений, связанных с этим заболеванием позвоночника.

Хирургия — это, в первую очередь, грубое вмешательство в хрупкую систему человеческого организма с чрезвычайно сложными процессами, которые до сих пор далеко не изучены. Поэтому хирургические вмешательства и операционные способы удаления грыж межпозвонкового диска должны применяться только в исключительных случаях в качестве экстренной, локальной помощи организму.

Но, как бы там ни было, жизнь есть жизнь. Большую её часть человек зарабатывает свой собственный опыт, а потом оставшуюся часть жизни на него опирается. Порой за серостью будней он утрачивает чувство новизны восприятия, которое свойственно его далёкой молодости — той поры, когда ещё нет столь прочной опоры в виде двух костылей под названием «Практика» и «Личный опыт» (Именно поэтому пафосное 20*30*40 леь опыта работы — первый признак того, что надо бежать дальше и быстрее — H.B.), и исследователь жизни вынужден перед каждым своим шагом «ощупывать пространство» лишь лёгкой тросточкой под названием «Теория». Однако, постоянное совершенство тем и прекрасно, что даёт возможность пытливому исследователю раскрывать всё новые горизонты познания с вершины своего опыта, благодаря незаангажированному взгляду на мир, его процессы и сущность.



Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/225083.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/223058.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/216799.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments