Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

К посту о ресурсах и танцевально-голосовых техниках

К посту о ресурсах и танцевально-голосовых техниках http://healthy-back.livejournal.com/128952.html

http://breqwas.livejournal.com/222127.html
Русская народная музыка как живая традиция, передающаяся среди людей - мертва. Совсем мертва. Она умерла вместе с традиционным деревенским укладом в ХХ веке, и не возродилась в городах, как это случилась в других странах европы. Сейчас вместо народной музыки существует некий муляж - академическая народная музыка, которой учат в музыкальных школах, училищах, консерваториях. К живой русской музыке она относится как риверданс к ирландскому танцу. Из телевизора и радио вместо живой музыки мы получаем пустышку - ансамбли народной песни и пляски, где поставленным голосом поют некую стилизацию бабы в кокошниках.

http://m-petra.livejournal.com/97578.html
http://m-petra.livejournal.com/98893.html
Немолодые, сверхвиртуозные танцоры вытворяли ногами такое, что не всякому молодому профессионалу под силу. Захватывало дух, назвать это «дробями» не поворачивался язык. Даже на детей произвело впечатление:
- Мам... а что это – дядя фокусы ногами показывает?
- Ну типа того, да.
- Тебе нравится? Очень депрессирует, почему они музыку не поменяют?
- Нельзя, это самое настоящее фламенко, таким оно было раньше, другие исполнители меняют и делают приятным, но эти люди хотят танцевать то самое, настоящее.
- Зачем? Оно пугает.
- Чтобы мы знали, каким оно было раньше.

И дети потом, по дороге домой, среди многочисленных других вопросов о концерте задали такой:
- А о чём они пели?
- Не знаю.
- А как понимать тогда?
- Это, в принципе, не так важно, это – танец, его понимают без слов, как музыку. Танцор танцует о своём горе, а зритель думает о чём-то своём, это иногда совсем разные вещи.
- Да, точно, дядя рядом со мной всё время грустно вздыхал: "- Оле...".
- Но если у тебя в башке пусто, - занудствовала я, - то ты вряд ли начнёшь думать-отвечать. Тебе просто будет скучно.
- Тебе было скучно?
- Нет.
- А у тебя какое горе?
- М-м… да никакого…
Вставляется другая дочь:
- А у меня вот тоже никакого горя нет, поэтому мне за просто так испортили настроение!

Как-то готовила детское выступление на русском фестивале. Заказывала ростовой костюм медведя. Звоню знакомой из ансамбля Покровского, с которой подружились после того концерта, и прошу накидать материал "вокруг" медведя.
- А медведь-то к чему? – охнула она.
- Ну так символ же? Символ России.
Как она расшумится:
- Да какой медведь?! Стилизаторы несчастные! Хоть бы почитали чего-нибудь! С медведем цыгане по ярмаркам ходили! Коза – тотемное животное России, вокруг неё все песни-игры-пляски, маску козы вам нужно, а не костюм медведя.
- Ой, так как же... теперь всё на козла переделывать?
- Не козёл, а коза, это разное, - записывай!
И она гортанно пела в трубку «Мы не сами йдё-ом, мы козу ведёоооом», а я записывала и повторяла, а она исправляла и требовала повторить правильно, так и летело через океан туда-сюда: «О-го-го коза-а, ого-го сера»...
а потом, на выступлении мы шли с детьми и голосили «Мы не сами йдё-ом, мы козу ведём», и прыгал мальчик в настоящей маске, присланной из Москвы, и были не нужны нам зрители, это не для них мы шили костюмы, репетировали без конца и учили незнакомые, чужие нашему уху песни, это было наше, пусть игрушечное, но несиротство.

Они приезжали к нам, я обзвонила семьи, которые водили ко мне детей на занятия – приходите, вряд ли второй раз будет такая возможность. Я раньше не видела их живьём, но представляла, что это не будет простое зрелище, поэтому собрала всех детей на первый ряд и села за ними, чтобы Цербером пресекать прыганье по рядам, но случилось невиданное: 4-6 летние дети, застыв и разинув рты, сидели, не сводя глаз со сцены. Тогда мы рискнули оставить их на второе отделение, на котором исполнялась сложная современная музыка. И это они прослушали на одном дыхании. (До концерта мы успели напроситься на фрагмент мастер-класса - водили на сцене хороводы и пытались петь гортанным звуком эти дикие и совершенно чуждые нам русские народные попевки, мы и повторить-то их не могли толком, и только одна маленькая новгородская девочка вдруг заголосила правильным звуком, а ведущая тихонечко показала мне на неё, мол, смотрите. Мы спросили девочку – Занималась ли? – Нет. Слышала раньше? – Нет. - Но какая молодец, ты всё правильно поёшь! – Так просто же, - удивилась она.
Ничего себе просто, я даже приблизительно не могла воспроизвести этот звук).

И меня вдруг поразила эта параллель – два ансамбля, две похожие, но бесконечно далёкие друг от друга планеты, два отголоска из далёкого прошлого, две фольклорные лаборатории, которые ездят в экспедиции, живут деревенской жизнью месяцами на натуральном хозяйстве, собирают, архивируют, добывают уходящее, бережно, как величайшую ценность хранят. У девушек из Покровского костюмы сшиты из тканей, подаренных старушками, которые сами ткали их для своего приданного, да так и не пригодилось, вернее, берегли на чёрный день. Достали из старых сундуков и отдали гостьям, а те с гордостью рассказывали нам об этом и могли объяснить каждый вышитый стежок на своих костюмах (да и костюмами их уже не назвать – музейные экспонаты).
Tags: Культура, Психосоматика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments