Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Психосоматическая медицина: краткий учебник

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/266187.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/266583.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/255694.html#contents

ОКОЛОРОТОВОЙ ДЕРМАТИТ


Заболевание проявляется локализующимся на лице сильным воспалением кожи, которое захватывает главным образом область вокруг рта, а также другие участки лица. Характеризуется
— покраснением,
— инфильтрацией или
— отёком кожи,
— псевдопустулами и
— субъективным ощущением напряжения и зуда.

Картина болезни впервые описана в последнее десятилетие, причём были высказаны различные мнения о причинах и путях лечения болезни.

Дискутируется вопрос о возможности влияния
— бактериальной и грибковой инфекции,
— аллергических реакций или
— применения косметических средств и
— кортикостероидов, а также
— «перелечивания» в качестве причинных факторов.

Дерматологи обратили внимание на то, что заболевание встречается чаще у личностей определённого типа. Это очень деловые, чаще незамужние женщины среднего возраста, которые имеют проблемы в отношениях с мужчинами.

Пациентка 40 лет, старший инспектор юстиции, одета обычно, с завитыми светлыми волосами и обезображенным волдырями и красными пятнами лицом, пришла по направлению специалиста с диагнозом: околоротовой дерматит. Вначале она выглядела отстранённой, позже стала говорить о сердцебиениях, о неуверенности в себе, из-за чего она и пришла к врачу, а затем стала вдруг очень откровенна.

Болезненные проявления на лице появилась 7 мес назад, когда она познакомилась с мужчиной старше её на 4 года. Врачи якобы сказали, что это перешло с его бороды на её лицо. Теперь проводится аллергологическое исследование волос бороды этого человека, но она не думает что дело в этом. В последние месяцы при лечении кортизоном отмечено кратковременное улучшение, но после посещения сауны произошло резкое ухудшение: лицо стало красным и горело.

О значении этого знакомства в её жизни она сообщила, что она не замужем и живёт с родителями, «всё ещё не оторвалась от пуповины». 7 мес назад познакомилась с мужчиной старше её на 18 лет, который был другом её брата и вместе с ним служил в полиции. Он показался ей заслуживающим доверия. Она была очень сдержанна с мужчинами, так как много лет назад пережила разочарование. Полицейский, которого она давно немного знала, усиленно ухаживал за ней, и 7 мес назад она вступила с ним в связь. При этом она не возвращалась домой на выходные к родителям, ночевала у него, отчего ей было немного стыдно. Этого человека она воспринимала как спрута, который обвил её своими щупальцами. Хотя он подчёркивал, что не собирается на ней жениться, она в этом не была уверена. Вместе с тем она говорила о своём одиночестве.

Больная родилась в Судетской области. Её отец был солдатом, воевал на фронте и вернулся домой, когда ей было уже 6 лет. Отец пришёл в дом, как чужой, она его воспринимала как подавляющего женщин, авторитарного человека и плохого отца. «Я бы не хотела иметь такого супруга». С матерью отношения сложились лучше, но тоже были прохладными. Будучи беженцами, они жили в разных городах Германии, после начальной школы больная училась в годичной строительной школе, а затем решила поступить на службу. Позже она продолжила образование, чтобы достичь более высокого положения. Теперь у неё и в этом отношении имеются трудности, «так как в юстиции, как и в кино, женщине нужно пройти через постель начальников, а она этого избегает, и поэтому к ней придираются, стараются ей навредить». Первый половой контакт был в 26 лет; больная чувствовала себя скованной и не получила никакого удовольствия. Она ощущала превосходство своего партнёра; впоследствии он её бросил по требованию своей матери, к которой был очень привязан. «Я не побежала за ним, но была этим очень расстроена». Позже у неё были непродолжительные связи, но всегда оставалось впечатление, что мужчины только используют женщин. Больная настойчиво подчёркивает, что хочет остаться свободной, она боится попасть в пожизненное рабство; она страдает от своей зависимости от родителей и хотела бы иметь собственный дом. Ей нравится песенка: «Я хочу остаться свободной и всё-таки иметь дружка».

Пациентка преодолела свои страхи в ситуации обследования без затруднений и проявила открытость при первом же контакте. Она чувствовала облегчение после разговора, но затем у неё возникло опасение, что ей будет назначено слишком долгое и интенсивное лечение, в результате которого она попадёт в зависимость от врача.

Конфликтную ситуацию обусловили
— амбивалентное сближение с мужчиной,
— выход из состояния одиночества и
— опасение быть слишком тесно связанной с другим человеком, а также то,
— что почвой для этих страхов было отрицательное отношение к отцу.

Отец переживался как чужой и вызывающий страх мужчина, что ограничивало возможности естественного развития отношений с мужчинами, тогда как бесцветная и недостаточно нежная и любящая мать не давала ей чувства защищённости. Скорее всего это шизоидная проблематика сказалась и в нарушении её сексуальной сферы.

В дальнейшем проявления дерматита довольно быстро исчезли под влиянием белого лосьона и нацеленных на конфликт психотерапевтических бесед.

Данных о течении заболевания и влиянии на него лечебных соматических и психотерапевтических мероприятий недостаточно для того, чтобы говорить о прогнозе и показаниях к психотерапии. Однако, несомненно, следует переходить от локального восприятия болезни к пониманию всей ситуации в целом. Как и при ряде других кожных заболеваний, при наличии конфликтов в сфере контактов и шизоидных расстройств личности целесообразно не слишком тесно связывать пациента в терапевтическом контакте.


ПРОЧИЕ КОЖНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ


Наличие психосоматических связей обсуждается и при других кожных заболеваниях, таких, как
— ангионевротический отёк,
— кожный зуд,
— красный плоский лишай,
— почесуха,
— экскориированные (уртикарные) угри, а также
— розовый лишай,
— гнёздная алопеция и
— псориаз, в происхождении которых играют роль, кроме прочих, и психические факторы.

Неясны психосоматические связи при
— обыкновенных угрях,
— болезни Рейно и
— склеродермии.

При многих невротических нарушениях возникают кожные вегетативные реакции, такие, как
— эритема,
— гипергидроз (в первую очередь потливость рук) и т.д.
— Почесуха, или кожный зуд (особенно анальный и генитальный зуд), не имеющие морфологической основы, может быть обусловлена чисто психически или, во всяком случае, с участием психических факторов.

Как и всегда при психосоматическом подходе, необходима индивидуальная диагностика с учётом ситуации, вызывающей заболевание, и личностного фона при этих столь различных нарушениях.


РЕВМАТИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ


Под обобщающим понятием «ревматические заболевания» объединяются разные формы заболеваний различной этиологии. К ним относятся такие заболевания, как
— острая воспалительная ревматическая лихорадка,
— ревматоидный артрит,
— анкилозирующий спондилоартрит (болезнь Бехтерева),
— псориаз и другие реактивные и прочие спондилоартриты и артропатии вплоть до фибромиалгий, т.е. так называемого ревматизма мягких тканей.

Эта шкала очень гетерогенных заболеваний суставов и позвоночника в первую очередь показывает, что обобщающим понятием объединены заболевания
— воспалительной,
— дегенеративной и
— системной природы, хотя в частностях они имеют мало общего.

Тем не менее их значение в медицине и здравоохранении очень велико. Эпидемиологические данные показывают, что эти заболевания поражают 5–33% населения, причём такой большой разброс показателей свидетельствует о диагностической нечёткости и неопределённости.

В настоящем разделе мы остановимся только на фибромиалгиях и ревматоидном артрите, которым посвящено большинство психосоматических исследований.

К ревматическим заболеваниям относятся болезни, протекающие с болевыми ощущениями и ограничениями движений мышц и суставов. В их число можно включать различные ревматические заболевания с поражением суставов, протекающие как в воспалительной, так и в дегенеративной форме, а также несуставные формы ревматизма, прежде всего ревматизм мягких тканей.

Психосоматические влияния обнаруживаются чаще при воспалительных заболеваниях, прежде всего при ревматоидных артритах, называемых также хроническими полиартритами, и менее часто – при
— анкилозирующем спондилоартрите (болезнь Бехтерева),
— артрозах,
— спондилоартрозах и
— повреждениях связок.

При несуставных формах ревматизма и прежде всего при ревматизме мягких тканей, или функциональном мышечном ревматизме, часто выявляются психосоматические связи.

При разных нарушениях влияние психических и соматических факторов различно. Поэтому особое значение имеет индивидуальная психологическая диагностика, поскольку соматические причины малодоказательны, а соматические симптомы часто имеют спорное значение.

При деформирующих спондилитах обнаруживаются выраженные рентгенологические изменения позвонков как случайные находки, без наличия субъективных ощущений в этой области; в то же время могут наблюдаться самые сильные болевые ощущения без наличия изменений или с их минимальным проявлением.

В свете дискутируемых здесь психосоматических связей это расхождение анатомических данных и клинических симптомов можно объяснить психологическим «пронизыванием» всей внутренней жизненной ситуации, чтобы иметь возможность определить значимость соматических симптомов во внутренней истории жизни.


РЕВМАТОИДНЫЙ АРТРИТ
(хронический полиартрит, хронический воспалительный суставной ревматизм)


Ревматоидный артрит – хроническое прогредиентное системное заболевание, которое клинически манифестирует в синовиальных оболочках суставов и околосуставной ткани и при котором находят характерные, но неспецифические изменения в суставах. В 80% случаев определяются серологически характерные для ревматического заболевания иммунные тела (ревматоидный фактор).

Симптоматика. Начало болезни медленное, с утренней скованностью и болезненностью некоторых суставов и мышц. Обычно суставы поражаются симметрично, а отёчность и чувствительность к давлению чаще всего наблюдаются в суставах
— пальцев кистей,
— рук,
— коленях,
— суставах стоп.

Суставные и мышечные боли сильнее выражены после периода покоя и облегчаются после того, как больной какое-то время двигается. Примечательно, что сами больные обычно не оценивают серьёзно свои ощущения и ограничения, долгое время их деятельность остаётся активной, несмотря на ограничение движений.

Эпидемиология. Частота ревматоидных артритов среди населения, по данным исследований, проведённых в разных странах, колеблется от 0,3 до 3%. Распространённость их увеличивается с возрастом, чаще заболевают люди среднего и пожилого возраста. Преобладают женщины; соотношение полов колеблется от 1,2:1 среди индейцев хайда до 7,8:1 среди населения Питтсбурга (в среднем 3:1).

Ревматоидный артрит распространён среди представителей всех рас и во всех странах, однако у японцев и эскимосов встречается несколько реже, у негров в США – несколько чаще. Болезнь поражает городское население больше, чем сельское. Люди при изменении социального статуса выше или ниже среднего уровня болеют ревматоидным артритом чаще, но представители низших социальных слоев всё же болеют несколько чаще.

Психофизиология. Психофизиологические экспериментальные исследования касаются влияния эмоциональных факторов на моторику. Экспериментальные исследования показали, что при хроническом суставном ревматизме отмечается повышенный мышечный тонус при раздражениях и отягощающих ситуациях по сравнению с показателями в контрольной группе. Очевидно, что больной суставным ревматизмом переносит свои конфликты преимущественно на мышечные реакции.

У больных ревматоидным артритом обнаруживаются различные психические раздражители, что определяется
— в ходе интервью по поводу конфликта,
— во время психоаналитических сеансов или
— при применении психологических тестов.

Одновременно регистрируются электрические потенциалы действия больных или здоровых мышц. На миограмме можно видеть, что сила потенциалов действия в основном пропорциональна мышечному напряжению. Показано, что агрессивные чувства и конфликты у больных ревматоидным артритом приводят к повышенной электромиографической активности, которая определяется больше всего в поражённой области и в мышцах вокруг больных суставов. Мышечное напряжение сохраняется дольше, чем действует раздражитель.

Результаты исследований подтверждают психосоматические гипотезы. Но их следует оценивать и критически, поскольку повышенное мышечное напряжение в области больного сустава можно рассматривать как следствие заболевания сустава.

Нельзя отрицать и наличие порочного круга: болевой синдром, обусловленный возбуждением рецепторов в суставе, в его окружении или в околосуставных мышцах, приводит к рефлекторному ишемическому болезненному состоянию напряжения. Эмоционально повышенный мышечный тонус скелетных мышц или мышц туловища обусловливает повышенную сенсомоторную возбудимость [A. Slruppler, 1975]. Такова соматопсихосоматическая специфика реакции в виде порочного круга.

При этом всегда возможно, что поражение сустава, микротравмы и аутоагрессивный, т.е. иммунный, ответ могут оказывать усиливающее действие (первично или вторично) на ситуационно и психологически обусловленное повышение мышечного тонуса.

Результаты иммунологических исследований при хроническом полиартрите свидетельствует в пользу психосоматического аспекта. Инфильтрация синовиальной ткани с локальным образованием иммуноглобулинов и ревматоидных факторов и наличие последних в синовиальной жидкости указывают на нарушение иммунной системы. Для психосоматической трактовки важно, что сохраняются центральные нервные влияния, а в экспериментах на животных гипоталамическая стимуляция может изменять ревматоидные факторы и центрально подавлять гуморальные и целлюлярные иммунные реакции. Следовательно, кроме психосоматических, имеются процессы, влияющие на мышечную активность через центральную нервную систему, воздействующие на иммунную защиту.

Ситуации, вызывающие развитие болезни. Исследователи отмечают, что эмоционально напряжённые события оказывают влияние на хронический суставной ревматизм. Так, часто находят ограничения двигательной активности вследствие внешних воздействий
— несчастные случаи,
— хирургические вмешательства,
— состояния истощения,
— интеркуррентные инфекции.

Психические нагрузки включают прежде всего
— кризис в межличностных отношениях,
— смерть и утрату близких людей,
— проблемы личного авторитета и
— брака.

В целом каждое возможное психическое влияние может способствовать развитию ревматоидного артрита. Что же касается вопроса о значении отягощённости для отдельного больного в его нынешней жизненной ситуации и с какой внутренней конфликтной ситуацией она совпадает, то при этом обычно описывают два основных вида этого значения:
— внешняя причина мобилизует подавлявшуюся до этого агрессию;
— внешняя или внутренняя причина прорывает сверхкомпенсированные до этого формы защиты.

Психодинамика. Английские авторы описывают относительно единую психодинамическую констелляцию, которая наилучшим образом проявляется у женщин. В понимании Erikson (1961) фаза приобретения автономии посредством моторной деятельности или получения инициативы не достигается без чувства вины. При этом рано возникает агрессивность, выражаемая и реализуемая мышечной деятельностью, и таким образом компенсируются фрустрации детской жизни, прежде всего конфликты эдиповой фазы.

Тенденции ревматиков выражать вытесненные агрессивные устремления через скелетную мускулатуру проявляются также в сновидениях больных ревматоидным артритом.

Подобно больным эссенциальной гипертензией, больные ревматоидным артритом испытывают большие трудности в подавлении своих враждебно-агрессивных импульсов. Однако попытка разрешить эти импульсы протекает у них иначе и представляет собой комбинацию самоконтроля и «благотворительной» тирании над другими.

Матери, страдающие ревматоидным артритом, склонны строго контролировать почти все двигательные проявления у своих детей. Многие из них испытали в детстве сходные материнские влияния, имея таких же властных матерей (см. ниже).

Психосоматика хронического полиартрита. Если в 50-х и 60-х годах XX века ещё описывали специфическую структуру личности – «ревматическую личность» – и пытались выявить специфичность конфликтов, то сегодня на первый план выходят не столько генетические, сколько системно-теоретические связи и описанный уже соматопсихосоматический порочный круг. Наблюдаются нарастающие самоограничения в жизненных отношениях, в собственном «Я», в собственном теле и в коммуникативной сфере, в том числе в социальном поведении.

Подчёркивалась роль первичной детской моторики, торможение которой рассматривается на сегодня не более, чем защитное. Вероятно, этой первичной активности придавалось слишком большое значение. Сказанное можно отнести и к двигательным агрессивным импульсам, которые, начиная с раннего детства, описывают как проблемную сферу. Нельзя игнорировать также обусловленное болезнью
— развитие личности при выраженной её хронизации и медленной прогредиентности,
— угрожающую инвалидность и ухудшающееся взаимопонимание, а также
— вытекающие из этого изоляцию и ограничение интересов узкой областью обыденных жизненных потребностей.

В отношении социального положения наблюдения показывают, что из 307 больных с хроническим полиартритом через 9 лет 50% были полностью работоспособны [Raspe], другие исследователи приводят ещё более высокий показатель – до 75%.

Структура личности. В целом можно говорить об отсутствии в ней или неудачном уравновешивании полюсов мягкости и жёсткости. Обычно тенденция к мягкости подавляется усилением моторной напряжённости, мышечными действиями, у женщин – «мужским протестом». Путём напряжения и жертвенности приобретается право смешивать стремление к господству и мазохистское самопожертвование. Отмечены предпочтение занятий на свежем воздухе и силовых видов спорта, тенденция к подавлению спонтанного выражения чувств, к их сдерживанию. Эта характеристика применима в первую очередь к женщинам, которые в психосоматических наблюдениях по изучению ревматизма чаще всего обнаруживают контрастные или противоречивые показатели.

У всех больных ревматоидным артритом с достаточным постоянством встречаются три черты характера:

A. Стойкие проявления сверхсовестливости, обязательности и внешней уступчивости, сочетающиеся со склонностью к подавлению всех агрессивных и враждебных импульсов, таких, как злоба или ярость.

Б. Мазохистски-депрессивные проявления с сильной потребностью к самопожертвованию и чрезмерным стремлением к оказанию помощи, сочетающиеся со сверхнравственным поведением и склонностью к депрессивным расстройствам настроения.

B. Выраженная потребность в физической активности до развития заболевания (профессиональный спорт, интенсивная работа по дому, в саду и т.д.).

Эти три особенности характера представляются при ревматоидном артрите как нечто застывшее и преувеличенное; они негибки и не приспособлены к требованиям среды. С психодинамических позиций это характерологически-невротическая переработка конфликта в сфере агрессивности и честолюбия.

Вышеупомянутые черты характера являются, кроме того, гиперкомпенсаторными защитными мерами против основополагающего конфликта. Сверхсовестливость, отказ от выражения своих чувств и жертвенность создают защитный барьер для возможного прорыва агрессивных импульсов и позволяют избавиться от враждебных чувств. Навязчивые и депрессивно-мазохистские проявления расцениваются как защитные структуры против деструктивно переживаемого произвола. Часто описываются своеобразная терпимость, смирение с судьбой, оживлённость, несмотря на ограниченную подвижность и боль, что по психоаналитическим воззрениям имеет двойственное толкование: J. Cremerius (1968) говорит о «злой покорности» или «любвеобильной тирании», которые исходят от больного.

Психологические тесты подтверждают многие психодинамические предпосылки и личностные данные. В тесте Кеттелла (тест-опросник с 200 вопросами, которые охватывают 16 факторов личности) обнаруживаются выраженная скромность, покорность, уступчивость как свойства личности. Далее выявляются признаки сильного «сверх-Я», т.е. больные совестливы, выдержанны, ответственны. В проективных тестах обнаруживается мало толкований двигательных актов по сравнению с контрольными группами. Этот факт можно объяснить как вторичную реакцию, т.е. обусловленную имеющейся ограниченностью движений.

Развитие личности под влиянием болезни. Непредубеждённому наблюдателю бросаются в глаза постоянно встречающиеся у больных ревматоидным артритом общие признаки, к которым относятся как первичные свойства характера, так и зависящие от болезни проявления.

Впечатляет своеобразное, труднообъяснимое неизменное терпение этих больных. Больные с первичным хроническим полиартритом – это умудрённые опытом пациенты, с которыми бывает мало хлопот, хотя именно у подобных больных следовало бы ожидать наибольших трудностей. Они скромны и нетребовательны, часто до безразличия. Они почти никогда не бывают явно депрессивны, хотя судьба ограничивает возможности их деятельности; они почти никогда не брюзжат, не бывают несносными и язвительными, не впадают в отчаяние или злость. Их терпеливость и умеренность находятся в резком противоречии с той катастрофой, которая происходит в их судьбе.

Если сопоставить, насколько это вообще возможно, состояние этих и других больных, страдающих нарушениями движений или больных с ампутированными конечностями, то состояние больных полиартритом примечательно. Как часты у больных с ампутациями расстройства настроения, как агрессивны бывают парализованные! При хронических заболеваниях суставов этого практически не бывает; больные обычно терпеливы, уступчивы, доступны, непритязательны, скромны. В целом им присуще стремление оставаться неприметными. Н. Plbgge (1953) в течение 6 лет наблюдая эти особенности поведения у 36 из 38 полноценно обследованных больных с первичным хроническим полиартритом.

До болезни это были люди тихие, незаметные, в основном активные, деятельные и неутомимые, которые берутся за всё и упорно трудятся. Никакая работа для них не в тягость, они объединяют семью, решительно преодолевают все встречающиеся препятствия. Особенно бросается в глаза их альтруистическое поведение, которое в сочетании с их энергией и активностью делает их превосходными матерями или неутомимыми воспитателями.

Уравновешенность, скромность и нетребовательность, по Н. Plugge, – это результат того, что эти больные не в полном мере оценивают все симптомы болезни и тяжесть её последствий. Больные воспринимают свои деформированные руки не столько как больную часть тела, сколько как досадную помеху. С удивлением можно видеть, какие действия они этими руками выполняют. Вопреки ожиданиям, больные руки для них не исключаются из схемы тела; они их не щадят, не изолируют, а воспринимают как хотя и редуцированные и «заторможенные», но вполне пригодные для употребления органы и используют их соответствующим образом.

Их мир самовосприятия проявляет определённую ограниченность, обусловленную редукцией их сознания на своей телесной сфере. Больной тогда непритязателен, скромен и терпелив, когда «редуцированно» воспринимает себя самого, свою болезнь и болезненное состояние своих частей тела. Скромность является своеобразным способом бегства от правды.

Н. Pltigge сопоставил этот феноменологический аспект с преморбидной личностью. Как и большинство других исследователей, он нашёл, что большая часть больных с первичным хроническим полиартритом до болезни были особенно активными и деятельными. Примечательна их неутомимость в заботе о близких. Это люди, которые помогают в нужде и годами могут выполнять роль помощника без всякой позы и безвозмездно, без претензий на благодарность. Это бескорыстие служения и неутомимости, а впоследствии (после заболевания) бескорыстие нетребовательности и скромности. Оба качества – псевдоальтруистический аскетизм и терпеливо-безропотное самоотречение – исходят из одного и того же структурного признака (Насколько я вижу из описания, аскетизм самый что ни на есть альтруистический, без всяких «псевдо» — H.B.). Общее для преморбида и для болезни – это господствующий на протяжении всей жизни больного полиартритом процесс самосокрытия, редукция восприятия самого себя.

Сегодня эти ограничения способности воспринять собственные чувства и использовать их как сигналы в широком смысле слова описываются также при алекситимии. Многие, если не все больные с хроническим полиартритом обнаруживают эти признаки.

Имеются указания на то, что под обобщающим диагнозом «хронический полиартрит» скрываются гетерогенные, в том числе и психосоматически разные формы (Это всех заболеваний касается — H.B.). Так, Vollhardt и соавт. (1982) среди 68 амбулаторных больных артритами с помощью психометрических тестов выделили 3 подгруппы, которые различались прежде всего по переработке динамики агрессии.

Подгруппа с серопозитивными ревматоидными факторами психопатологически характеризовалась как совершенно «нормальная» и гомогенная, а серонегативная и смешанная подгруппы (с неревматическим артритом) обнаруживали выраженные особенности (подгруппы сопоставлялись по
— возрасту,
— полу,
— социальному положению больных,
— длительности болезни и
— соматическим нарушениям).

Наблюдения показали, что психометрически определяемые особенности при хроническом ревматизме нельзя оценивать лишь как вторичные, возникающие в результате болезни. При этом должен оставаться открытым вопрос, насколько правильно определяется психометрическая «нормальность» серопозитивной подгруппы, истинное ли это положение дел или за ним скрывается, как это предполагают и указанные выше авторы, защита и стремление отвергнуть эмоционально насыщенные агрессивные тенденции (например, в смысле алекситимии).

Эффективность психотерапевтических мероприятий при ревматоидном артрите изучена мало. Первые сообщения кажутся обнадёживающими [Lindberg и Lindberg, 1988].



ФИБРОМИАЛГИЯ


Многообразные формы фибромиалгии, в том числе синдром фиброзита, ревматизм мягких тканей, или функциональный мышечный ревматизм, описаны под разными названиями:
— «миалгия»,
— «боли внизу спины»,
— «прострел»,
— «жёсткие лопатки».

В отличие от органических ревматических заболеваний, они имеют изменчивые локализацию и симптоматику, причём отсутствуют объективные признаки воспаления. Наиболее частая локализация симптомов – поясница и плечезатылочная область.

При биопсии болезненные мышечные затвердения определяются как реактивная гипоксия мышечных клеток: «Их причина заключается в нервном возбуждении, которое вызывают разные факторы, в том числе и психические» [Н. Fassbender, 1975].

В психическом состоянии отчётливо выражены переживания
— страха и
— депрессии.

Больные с мышечным ревматизмом мало склонны к гиперкомпенсированному поведению. Их латентные или явные желания, заботы и тенденции к зависимости ярко выражены, отчётливо определяется склонность к самопожертвованию и зависимости.

Описан конфликт между
— самопожертвованием и стабильностью (Не вижу здесь никакого конфликта — H.B.),
— жертвенностью и эгоизмом,
— кротостью и агрессивностью.

Эмоциональные состояния, прежде всего
— страх и
— депрессия, вытесняются меньше.

Таких больных можно сравнивать с боксёрами перед ударом гонга, с бегунами перед стартом, когда готовность долго не реализуется. При склонности к самопожертвованию и зависимости часто можно выявить наличие рентных установок.

В качестве разрешающей ситуации описывают большей частью такую, которая вызывает мобилизацию всего тела, особенно при агрессивных импульсах. W. Grace и D. Graham (1952) у больных с болями в спине описали наличие сложной ситуации, сопровождающейся яркими представлениями о ходьбе и бегстве.
— «Мне больше всего хотелось бы убежать из дома»;
— «Я хотел бы бежать отсюда»;
— «Я хотел бы уйти прочь»;
— «Я чувствую себя так, будто улетаю с этого острова».

Среди особенностей личности этих больных отмечаются тенденция к
— вторичной выгоде,
— потребность в щажении,
— более или менее открытое желание нетрудоспособности. (Чего можно ожидать от людей с многолетними болями? — H.B.)

Нередко наблюдается разрыв между объективными данными и субъективными желаниями. Во всяком случае, совместное влияние невротически-тенденциозных мотивов выражено значительно больше, чем при хроническом суставном ревматизме. (При ревматизме есть дискомфорт от деформированных суставов, причём, развивающийся на протяжении многих лет. Боли не постоянные. При фибромиалгии есть сильные хронические боли — H.B.)

В психодинамическом плане отмечаются амбивалентный конфликт между посторонним господствованием и самогосподствованием и в то же время услужливое и жертвенное поведение. Из этой амбивалентности и хронически заторможенной агрессивности и происходит повышение мышечного тонуса в типичных местах, чаще всего в области шейных и поясничных позвонков.

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/266187.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/266583.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/255694.html#contents
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments