Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Психосоматическая медицина: краткий учебник

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/267174.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/255694.html#contents

СНИЖЕНИЕ СЛУХА


Идиопатическое снижение слуха (англ, sudden hearing loss – внезапная потеря слуха) – остро возникающая, как правило односторонняя, тугоухость вследствие поражения внутреннего уха (иногда до полной глухоты) без видимой причины. В связи с большим количеством спонтанных ремиссий прогноз скорее благоприятный, но нередко остаётся некоторое снижение слуха и возможны рецидивы.

В то время как ещё недавно обсуждался ряд различных патогенетических факторов (особенно вирусная инфекция), сегодня господствует мнение о сосудистом генезе заболевания (поражение в области лабиринтной артерии). Если раньше в центре внимания были соматические причины, то постепенно становилось всё более очевидно, что психосоматический фактор (стресс), по крайней мере при возникновении заболевания, играет существенную, а в ряде случаев даже решающую роль. Снижение слуха рассматривается опытными клиницистами как типичное современное «стрессовое заболевание»; оно встречается нередко (1:5000 населения), и в последние годы отмечается постоянный рост заболеваемости, который нельзя объяснить только улучшением диагностики.

Симптоматика и ситуация заболевания. Молниеносное, часто драматически воспринимаемое развитие симптоматики с внезапным ослаблением слуха почти всегда сопровождается
— необычным шумом в ушах,
— сильным головокружением при изменении положения тела и
— часто ощущением давления («как вата») в ушах. Пациент незамедлительно обращается к врачу, и диагностика не вызывает никаких трудностей.

Жан Жак Руссо, у которого снижение слуха наступило в 24 года, в своих мемуарах дал впечатляющее и очень типичное описание этого состояния.

«Когда я однажды утром, которое было ничем не хуже предыдущих, ставил маленький столик на его ножки, внезапно я почувствовал во всём моём теле совершенно необъяснимую тревогу. Я мог представить это себе как род шторма, который поднялся у меня внутри и в тот же момент разбушевался во всех моих членах. Мои артерии начали стучать, так что я этот стук не только чувствовал, но и слышал, прежде всего в сосудах головы. К тому же появился сильный шум в ушах, который имел три или четыре вида, а именно глубокий глухой рёв, более звонкий шум как бы падающей воды, пронзительный свист и явственный стук, удары которого я легко мог сосчитать без того, чтобы чувствовал свой пульс или касался своего тела руками. Этот внутренний шум был так силён, что он повредил мой дотоле хороший слух, и хотя я не совсем оглох, но он сделал меня тугоухим, каким я стал с того времени».

Ситуация заболевания и психодинамика. Издавна опытные клиницисты обращали внимание на то, что многие больные перед началом заболевания жаловались на значительные внутренние перегрузки или внешнее напряжение. Они сообщали
— о реальных перегрузках или
— о чувстве внутреннего сверхнапряжения («стресс»), которые выражаются, например, в неожиданном внешнем травмирующем переживании – реальной или мнимой «утрате объекта», достигающем степени непереносимости.

В наших собственных наблюдениях (90 больных со снижением слуха в университетской ЛОР-клинике) удалось с помощью клинического интервью
— у 70% опрошенных обнаружить связь снижения слуха с острыми психическими переживаниями.
— Примерно 60% больных сами указывали на эту связь [А. Кгорр и М. Rad, 1988].

Чаще всего в анамнезе отмечается следующая типичная констелляция: на фоне хронической, с трудом компенсированной, но неразрешённой и латентно текущей конфликтной ситуации возникает неожиданная острая дополнительная нагрузка (англ, life event – жизненное событие), которая и вызывает симптоматику заболевания.

Пациентка 44 лет сообщила, что она была воспитана как очень обязательный человек. Отношения с матерью определила как очень близкие, с отцом и братом у неё тёплых отношений практически не было. Когда отец умер от рака желудка, а вскоре вслед за ним умер и брат, она и мать стали ещё ближе друг другу, к тому же пациентка, тогда ещё 16-летняя девушка, приняла на себя многие обязанности, которые до того выполняли отец и брат. Когда она вышла замуж, мать переехала с ней в дом супруга. У него больная никогда не чувствовала себя свободно, её беременность закончилась рождением мёртвого ребёнка, брак остался бездетным. Чувство долга призвало её помогать мужу в его делах. С возрастом мать стала нуждаться в уходе. Двойная нагрузка в связи с работой и уходом за матерью была чрезмерна, и больная решила, хотя и после раздумий и по настоянию мужа, отправить мать в дом престарелых. До последних дней жизни своей матери больная упрекала себя за это и считала себя неблагодарной.

Когда мать умерла, больная была «подавлена чувством вины». За несколько недель она похудела на 8 кг, у неё развилась аменорея и впервые наступил гипотонический криз с потемнением в глазах; при дополнительных нагрузках возникала пульсирующая головная боль. Наступили выраженные расстройства сна, пациентка «потеряла радость жизни». Она чувствовала, что выполнение служебных обязанностей не приносит ей прежнего удовлетворения, но не могла оставить мужа одного в его работе и поэтому не хотела даже брать отпуск. Когда однажды утром в понедельник, который она «с ужасом вспоминает», она узнала, что помощники мужа бросили работу, у неё развилась полная потеря слуха на правое ухо. Ещё около недели она работала, но затем поступила на стационарное лечение. После 4-дневного пребывания в клинике, которое больная восприняла как отдых («я сравниваю мою болезнь с отпуском»), её слух восстановился, но с тех пор при психических нагрузках она испытывает чувство давления и звон в ушах.

J. Neuser и Т. Кпоор (1986) в 20 тщательно проконтролированных наблюдениях также отметили высокодостоверные различия в наличии отягощающих, ещё «не переработанных» жизненных ситуаций перед началом заболевания. Различия психопатологических черт личности, выявленные с помощью краткого варианта MMPI, менее определённы, хотя и имеются особенности в отдельных аспектах, например по шкалам «депрессия» или «истерия».

Тем не менее Н. Greuel (1983) у своих пациентов описал даже типичный профиль личности, который характеризовался постоянным чувством напряжённости при наличии установок на выполнение задачи и достижение цели, которые никогда не завершаются успехом. Эти люди «создают» себе перенапряжение сами, и это рано или поздно выливается в жизненный кризис.

Легко поддающаяся описанию структура личности в наших наблюдениях не была выявлена. J. Neuser и Т. Кпоор (1986) также пришли к заключению, что «расстройства личности совершенно не обязательны как условие снижения слуха у больных». Они истолковывают данные MMPI как следствие заболевания и лишь частично как специфические для личности.

Из всего, что известно о психосоматических связях, кажется невероятным, чтобы одна специфическая (например, психическая) констелляция привела к одной соматической симптоматике. Все достаточно полно исследованные расстройства здоровья гетерогенны в отношении предрасполагающих к ним, выявляющих их и формирующих болезнь факторов. Следует ожидать, что в будущем и при тугоухости выкристаллизуются какие-то подгруппы и различные виды соматической и психической предрасположенности в плане готовности к заболеванию и его развития выступят более отчётливо.

Подгруппы больных можно, вероятно, выделить уже теперь. Имеются больные, у которых «акустический обмен» с окружающим миром был всегда особенно подвержен нарушению и структурно раним. Для них слух имеет большое значение: они
— интравертированы,
— направлены на свой внутренний мир,
— ранимы и легко «выбиваются из колеи», если неожиданные или нежелательные звуковые сигналы вырывают их из привычного ритма.

Некоторые больные с тугоухостью, несмотря на своё недомогание, с глубоким удовлетворением говорят о том, что с момента заболевания они больше не воспринимают ряд определённых неприятных переживаний извне (например, детский плач по ночам) и никто не может упрекать их за это.

В подобных случаях примечательна символическая обусловленность слуха и не исключена вероятность «конверсионных процессов». Однако у большинства больных не обнаруживается указаний на символически обусловленный «выбор органа», а скорее имеется общая готовность реагировать на изменяющиеся психические вредности различными нарушениями соматических функций (тенденция к соматизации).

Патогенез болезни до сих пор неясен. Ещё недавно большое значение придавалось инфекционным факторам. В более поздних работах на основе серологических исследований было определено, что связи между подозреваемым инфекционным генезом и снижением слуха нет. Теперь обращают внимание на сосудистую систему, причём обсуждается роль как гипер-, так и гипотензии.

Согласно J. Naujoks (1979), важным общим фактором этиопатогенеза снижения слуха является «васкулярный компонент при гипотоническом состоянии системы кровообращения», что соответствует и нашим наблюдениям. Доказано также, что гипотоническое состояние системы кровообращения является сильным стимулом для сужения сосудов внутреннего уха. Такие факторы, как
— артериальная гипертензия,
— сахарный диабет или
— гиперлипидемия, действуют скорее как хроническая дополнительная вредность, способствуя патологическим изменениям стенок сосудов и ангиосклерозу.

Другие механизмы сосудистого поражения внутреннего уха, например микроэмболии или «засорение», т.е. обратимая закупорка сосуда эритроцитами, могут быть воспроизведены в экспериментах на животных, но их клиническая значимость ещё неясна. И всё же «засорение» привлекает к себе особое внимание в патогенетическом плане, так как известно, что под влиянием стресса усиливается слипчивость тромбоцитов и таким путём могут развиться замедление и даже полная блокада сосудистой циркуляции во внутреннем ухе.

Терапия. При оценке разных терапевтических методов следует обращать внимание прежде всего на возможность спонтанного выздоровления, которое отмечается в 50-86% случаев. В таких же пределах колеблются показатели описываемого медикаментозного улучшения, причём упоминаются все возможные виды мероприятий по улучшению кровообращения.

Показатели психотерапевтического лечения пока ещё изучены мало. Только Н. Greuel (1983) сообщил об аудиометрически верифицированных улучшениях при применении модифицированной гипнотерапии. Если согласиться с тем, что снижение слуха – по большей части лишь неспецифический, но психодинамически объяснимый вид соматической реакции на внешние трудности в сочетании с внутренними конфликтами (и соматической предрасположенностью), то наряду с необходимой соматической лечебной помощью показаны понятийно-психологическая диагностика и рекомендации, поскольку снижение слуха как факт единичного болезненного проявления часто приобретает функцию сигнала перед лицом угрозы опасности для больного.

На основе ситуационно возникших случаев болезни можно определить, какие внешние и внутренние перегрузки, какие стрессы представляют опасность для данного больного. Общеврачебная и психотерапевтическая задача состоит в том, чтобы давать больному рекомендации и помогать ему путём изменения образа жизни и с помощью других оздоровительных мероприятий избегать этих кризисных ситуаций. В отдельных случаях при снижении слуха больным показана аналитическая психотерапия, если у них в анамнезе имели место кризы, приведшие к глубоким личностным нарушениям.


ПСИХИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ
ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭНДОГЕННЫХ ПСИХОЗОВ


Психосоматический подход целесообразен при так называемых больших психических заболеваниях, которые проявляются психической симптоматикой, в той или иной мере влияют на течение жизни и, наконец, могут иметь процессуальный характер.

Однако в психиатрии существует традиция, длящаяся столетиями и сохраняющаяся поныне, характеризовать исследователей в плане научного подхода к пониманию болезней либо как «соматиков», либо как «психиков». Их критическим, постоянно вновь выступающим на первый план исходным пунктом является великая и удивительная загадка эндогенных психозов – шизофрении и маниакально-депрессивного психоза. Именно в этих заболеваниях больше всего отражается односторонность взглядов как «психиков», так и «соматиков».

В комплексном единстве соматических процессов и переживаний проявляется неустранимая трудность осмысления соматической и психической реальности в её своеобразии и закономерностях. В отношении эндогенных психозов была предпринята попытка понятийно и теоретически поднять на уровень метафорического воззрения телесно-душевный характер процессов с помощью понятия «эндон» [Н. Tellenbach, 1983].

Следует подчеркнуть, что манифестация именно эндогенных психозов нередко воспринимается как ситуационно понятная, а в их психической картине проявляются изменения черт личности, которые можно обнаружить в преморбиде у больного и в его семейном окружении.

Самостоятельность и своеобразие процессуальных закономерностей психотических процессов, с другой стороны, указывают на соматические закономерности.

Как и при большинстве психосоматических заболеваний, имеются многочисленные указания на наследственно обусловленные факторы риска при психозах.

В психотическом отношении к миру проявляются, хотя и в изменённой форме, общечеловеческие установки, которые подвергают антропологической интерпретации как алиенацию (отчуждение). Притягательная сила и страх, которые могут исходить от психотического больного, имеют свою основу в близости к человеческому бытию.

Излишне альтернативно звучит давний вопрос: (органный) процесс или (личностное) развитие"? Современные концепции, вытекающие из психологических исследований личностной структуры и её нарушений перед началом заболевания, показывают, что эндогенные психотические процессы могут быть примером соматопсихосоматических связей.


ЭНДОГЕННАЯ ДЕПРЕССИЯ
(униполярные или биполярные аффективные психозы)


Наиболее частым заболеванием этой группы является эндогенная униполярная депрессия. Реже встречается противоположная ей форма – чистая мания. Наконец, возможна смена этих фаз в виде циклотимической формы маниакально-депрессивного заболевания – биполярный аффективный психоз.

Диагноз. Наличие при эндогенной депрессии
— выраженного расстройства настроения,
— утраты побуждений,
— моторной заторможенности и
— так называемой витализации, т.е. ощущения давления в голове, в груди или во всём теле, не вызывает диагностических трудностей.

Характерна тенденция к самообвинению и самоуничижению, которые могут достигать степени бреда виновности и приводить к суицидальным действиям. Имеются суточные колебания настроения с ухудшением по утрам, тогда как в маниакальной фазе и при чистой мании наблюдается усиление потребностей; маниакальные больные сверхактивны, эйфоричны, им требуется минимум сна.

Отмечается определённая зависимость от уровня культуры: у простых людей в низших социальных слоях слабее выражены идеи виновности, зато налицо более соматизированная переработка депрессий [W. Pfeiffer, 1969]. Для депрессивного психоза характерны фазное течение и возврат к исходному состоянию настроения и побуждений без изменения личности. Это помогает при диагностическом отграничении его от шизофрении. Отграничение от невротических депрессий возможно по вызывающей их ситуации и картине симптомов, но при депрессиях у больных среднего, пожилого и старческого возраста осуществить это становится труднее. Частота эндогенной депрессии среди населения составляет 0,5–1,5%.

Патогенез. Если попытаться оценить эндогенную депрессию как видоизменённое отношение к окружающему миру, то она представляет собой динамически экспансивное состояние ограничения, при котором поражаются интенционные и пропульсивные способности человека.

Планирование своих сил на будущее, открытость по отношению к другим людям затруднены. Больные остаются в прошлом, которое связано с их бытием. В преморбиде у них отмечаются динамические ограничения, которые оцениваются такими понятиями, как «инклудентность» и «р-манентность» (т.е. ограничение себя во всём – в потребностях, поступках и т.п.) [Н. Tellenbach, 1983], а также «динамическое сдерживание» [W. Janzarik, 1988], и описываются дифференцированно.

При мании человек находится в настоящем и постоянно стремится в будущее, некритичен в отношении своих реальных возможностей. Эндогенную депрессию можно охарактеризовать как форму распада подвижности аффектов [Ch. Mundt, 1991], «сморщивание» пространства и времени.

Соматопсихосоматические связи. Не приходится сомневаться в наличии психофизического риска, зависящего от наследственной предрасположенности, о чём свидетельствуют исследования близнецов, семей и усыновлённых детей. Преобладают первичные силы, связывающие человека с людьми, внешними обстоятельствами, дающими поддержку, которые любой разлуке и любой необходимости стоять одному против всех позволяют проявляться в виде перегрузки и кризисной ситуации. Ситуации потерь из-за смерти близкого человека или разлуки с ним, а также при переездах описываются, как правило, при эндогенных депрессиях в качестве ситуаций, вызывающих заболевание. Парадоксальным образом они, однако, могут стать также ответственными за развитие маниакальной фазы.

Прослеживается также и биологический аспект в виде связи с циркадными суточными и годовыми ритмами с ухудшением состояния по утрам и с осенне-зимними рецидивами. Терапия лишением сна, которая при депрессиях приводит к преходящему улучшению, также указывает на наличие суточных и сезонных колебаний.

Терапия. У многих больных современные методы медикаментозного лечения позволяют «заглушить» крайние степени отклонений в эмоциях, если не полностью нормализовать эмоциональные реакции. Попытка повлиять психотерапевтически на колебания настроения во время фазы приводит к разочарованию и врача, и больного. Необходимо отметить возможности раннего начала психотерапии в период ремиссии, которая расширяет возможности малоподвижной, недостаточно гибкой личности, подверженной риску рецидива. Это делает важной задачу изучения у каждого больного его прежних трудностей и провоцировавших прежние приступы ситуаций, чтобы с помощью такого изучения кризов успешнее бороться с рецидивами и избегать новых срывов.

Важной врачебной задачей всегда остаются напутственные ободряющие советы в плане поддерживающей терапии.


ЛИТЕРАТУРА
1. Ader, R., D.L. Feiten, N. Cohen: Psychoneuroimmunology. Academic Press, San Diego 1991
2. Alexander, F.: Psychosomatische Medizin. De Gniyter, Berlin 1951
3. Alexander, F., T.M. French, G. H. Pollock: Psychosomatic Specificity. Experimental Study and Results. University Chicago Press, Chicago 1968
4. Aresin, L: Über Korrelationen zwischen Persönlichkeit, Lebensgeschichte und Herzkrankheit. VEB Fischer, Jena 1960
5. Arnold, H.O.: Therapie der arteriellen Hypertonie. Erfolge, Möglichkeiten, Methoden. Springer, Berlin 1970
6. Baeyer, W., H. Häfner, K. P. Kisker: Psychiatrie der Verfolgten. Springer, Berlin 1964
7. Balint, M.: Der Arzt, sein Patient und die Krankheit. Klett, Stuttgart 1957
8. Basler, H.-D., H. Otte, T. Schneller, D. Schwoon: Verhaltenstherapie bei psychosomatischen Erkrankungen. Kohlhammer, Stuttgart 1979
9. Basler, H.-D., C. Franz, B. Kroner-Herwig, H. P. Rehfisch, H. Seemann: Psychologische Schmerztherapie. Springer, Berlin 1990
10. Beck, D.: Psychosomatische Aspekte des chronischen Gelenkrheumatismus. Wiss. Dienst. Rоche, Basel 1971
11. Becker, H., W. Senf: Praxis der stationären Psychotherapie. Thieme, Stuttgart 1988
12. Benedetti, G.: Psychotherapie depressiver Psychosen. In: Psychiatrie der Gegenwart. Springer, Berlin 1987 (S. 369-385)
13. v. Bergmann, G.: Funktionelle Pathologie. Springer, Berlin 1936
14. Beutel, M.: Bewältigungsprozesse bei chronischen Erkrankungen. Edition Medizin VCH, Weinheim 1988
15. Binswanger, L.: Kasuistik: Der Fall Ellen West. In: Schizophrenie. Neske, Tübingen 1960
16. Blankenburg, W.: Der Verlust der natürlichen Selbstverständlichkeit. Enke. Stuttgart 1971
17. Bock, K. D.: Hochdruck, 2. Aufl. Thieme, Stuttgart 1975; 3. Aufl. 1981
18. Bowlby, J.: Separation anxiety. Int. J. Psycho-Anal. 41 (1960) 89
19. Bräutigam, W.: Grundlagen und Erscheinungsweisen des Torticollis spasticus. Nervenarzt 25 (1954) 451
20. Bräutigam, W.: Über die psychosomatische Spezifität des Asthma bronchiale. Psyche 8 (1954/55) 481
21. Bräutigam, W.: Reaktionen – Neurosen – abnorme Persönlichkeiten, 5. Aufl. Thieme, Stuttgart 1985
22. Bräutigam, W., U. Clement: Sexualmedizin im Grundriß, 3. Aufl. Thieme, Stuttgart 1989
23. Burton-Bradley, B.G., K.J. Pataki-Schweizer: Culture and psychosomatic illness in Papua/New Guinea. In: Proceedings of the 4th Congress of the International College of Psychosomatic Mediane. Kyoto 1977
24. Buytendijk, F.J.J.: Prolegomena einer anthropologischen Physiologie. Die drei Niveaus der Regelung der Nahrungsaufnahme. Kap III, S. 3. Die allgemeine physiologische Fundierung der Eßlust, Kap. III, S. 5. 0. Müller, Salzburg 1967
25. Buytendijk, F.J.J.: Prolegomena einer anthropologischen Physiologie. O. Müller, Salzburg 1967
26. Christian, P.: Anthropologische Medizin. Springer, Berlin 1989
27. De Boor, C.: Zur Psychosomatik der Allergie insbesondere des Asthma bronchiale. Huber, Bern; Klett, Stuttgart 1965
28. Delhis, L.. J. Fahrenberg: Psychovegetative Syndrome. Thieme, Stuttgart 1966
29. Dreifuss-Kattan, E.: Praxis der klinischen Kunsttherapie. Huber, Bern 1986
30. Dunbar, F.: Psychosomatic Diagnosis. Hoeber, New York 1943
31. Dunbar, F.: Mind and Body. Random House, New York 1948
32. Dunbar, F.: Synopsis of Psychosomatic Diagnosis and Treatment. Kimpton, London 1948
33. Dunbar, F.: Emotions and Bodily Changes. Columbia University Press, New York 1954
34. Ellis, A.: Die rational-emotive Therapie. Pfeifer, München 1977
35. Engel, G.L.: Psychological Development in Health and Disease. Saunders, Philadelphia 1962
36. Engel, G.L., A.H. Schmale jr.: Psychoanalytic theory of somatic disorder. J. Amer. psychoanal. Ass. 15 (1967) 344-365. Deutsch in: Overbeck, G., A. Overbeck: Seelischer Konflikt - körper liches Leiden. Rowohlt, Hamburg 1978 (S. 246-268)
37. Eysenck, HJ.: The Biological Basis of Behavior. Thomas, Springfield/111. 1968
38. Ferenczi, S.: Bausteine zur Psychoanalyse. Huber. Bern 1939
39. Friedman, M., R.H. Rosenman, V. Carroll: Changes in the serum cholesterc and blood clothing time in men subjected to cyclic Variation of occupational stress. Circulation 17(1958) 822
40. Fuchs, M.: Die funktionelle Entspannung. Hippokrates, Stuttgart 1989
41. Grace. W.J., D.P. Graham: Relationship of specific attitudes and emotions to certains bodily diseases. Psychosom. Med. 14 (1952) 143
42. Grace, W.. S.T. Wolf, H.G. Wolff: The Human Colon. Hoeber-Harper, New York 1951
43. Groddek. G.: Psychische Bedingtheit und psychoanalytische Behandlung organischer Leiden. Hirzel, Leipzig 1917.
44. Groddek. G.: Das Buch vom Es.: Int. Psychoanalyt. Verlag, Leipzig 1923
45. Habermas, T.: Heißhunger: Historische Bedingungen der Bulimia nervosa. Fischer, Frankfurt 1990
46. Heyck, H.: Der Kopfschmerz, 5. Aufl. Thieme, Stuttgart 1982
47. Hippius, H., H. Seibach: Das depressive Syndrom. Urban & Schwarzenberg. München 1969
48. Hollingshead, A.B., F.C. Redlich: (1975) Social Class and Mental Illness. Wiley New York 1958 (deutsch Der Sozialcharakter psychischer Störungen. Fischer, Frankfurt)
49. Holzkamp. K.: Kritische Psychologie. Fischer, Frankfurt 1972
50. Horowitz, M.J., Ch. Marmer, J. Krupnide, N. Wilner: Personality Styles and Brief Psychotherapy Basic Book, New York 1984
51. Huebschmann, H.: Psyche und Tuberkulose. Enke, Stuttgart 1952
52. Jacobson, E.: Progressive Relaxation. Univ. Chicago Press, Chicago 1938
53. Janzarik W.: Strukturdynamische Grundlagen der Psychiatriev. Enke, Stuttgart 1988
54. Jores, A.: Praktische Psychosomatik. Huber, Bern 1976
55. Jores, A., M. v. Kerekjarto: Der Asthmatiker. Ätiologie und Therapie des Asthma bronchiale aus psychologischer Sicht. Huber, Bern 1967
56. Katz, D.: Mensch und Tier. Concett und Huber, Bern 1984
57. Klein, M.: New Directions in Psycho-Analysis. Tavistock, London 1955
58. Koster, M., H. Musaph, P. Visser: Psychosomatics in essential hypertension. Karger, Basel 1970
59. Kübler-Ross, E.: Interviews mit Sterbenden. Kreuz-Verlag, Berlin 1973
60. Kuhs, H.: Angst und Depression. Springer, Berlin 1990
61. Ladwig, K.H.: Kardiovasculäre Hyperreaktivität und Depression. Differentielle Psychosomatik der koronaren Herzerkrankung. Springer, Berlin 1986
62. Lain, Entralgo, P.: Heilkunde in geschichtlicher Entscheidung. O. Müller, Salsburg 1936
63. Lang, H.: Wirkfaktoren der Psychotherapie. Springer, Berlin 1988
64. Langner, T.S., S.T. Michael: Life Stress and Mental Health. The Free Press of Glencoe, Toronto 1963
65. Lasarus, R.S.: Psychological Stress and the Coping Process. Mc-Graw-Hill, New York 1976
66. Legewie, H., L. Nusselt: Biofeedback-Therapie. Urban & Schwarzenberg, München 1975
67. Levi, L.: Society, Stress and Disease, Vol I. Oxford University Press, London 1971
68. Meerwein, F.: Einführung in die Psycho-Onkologie, 3. Aufl. Huber, Bern 1985
69. Meyer, V., E.S. Chesser: (1975) Verhaltenstherapie in der klinischen Psychiatrie, 2. Aufl. Thieme, Stuttgart 1975
70. Mitscherlich, A.: Zur psychoanalytischen Auffassung psychosomatischer Krankheitsentstehung. Psyche 7 (1953/54) 561
71. Mitscherlich, A.: Krankheit als Konflikt. Edition Suhrkamp, Frankfurt 1971
72. Nemiah, J.C., P.E. Sifneos: Affect and fantasy in patients with psychosomatic disorders. In O.W. Hill: Modern Trends in Psychosomatic Medicine. Butterworth, London 1970 (pp. 26-34)
73. O’Connor, W., L. Franks: Childhood upbringing and the environmental factors. In HJ. Eysenck. Handbook of Abnormal Psychology. Pitman, London 1960
74. Overbeck, G., A. Overbeck: Seeischer Konflikt – körperliches Leiden. Rowohlt, Hamburg 1978
75. Pfeiffer, W.: Die Symptomatik des Depressiven in transkultureller Sicht. In H. Hippius, H. Seibach: Das depressive Syndrom. Urban & Schwarzenberg, München 1969 (S. 151)
76. Popper, K.R., J.C. Eccles: Das Ich und sein Gehirn. Piper, München 1982
77. v Rad, M., F. Lolas: Psychosomatishe und psychoneurotische Patienten im Vergleich. Unterscheide des Sprechverhalyens. Psyche 32 (1978) 956-973
78. v Rad, M.: Alexithymie. Springer, Heidelberg 1983
79. Rechenberger, I.: Tiefenpsychologisch ausgerichtete Diagnostik und Behandlung von Hautkrankheiten. Vandenhoeck & Ruprecht, Göttingen 1979
80. Richter, H.E., D. Beckmann: Herzneurose, 3. Aufl. Thieme, Stuttgart 1986
81. Rohrmeier, F.: Langzeiterfolge psychosomatischer Therapien. Springer, Berlin 1982
82. Roitt, I.M., J. Brostorff, D.K. Male: Kurzes Lehrbuch der Immunologie, 2. Aufl. Thieme, Stuttgart 1991
83. Schaefer, H., M. Blohmke: Sozialmedizin, 2. Aufl. Thieme, Stuttgart 1978
84. Schepank, H.: Psychosomatische Faktoren bei Endoknnopathien. Z. psycho-som. Med. 3 (1957) 77
85. Schepank, H.: Erb- und Umweltfaktoren bei Neurosen. Springer, Berlin 1974
86. Schepank. H.: Psychogene Erkrankungen der Stadtbevölkerung. Springer, Berlin 1987 Schepank, H.: Verlaufe. Seehsche Gesundheit und psychogene Erkrankungen heute. Springer, Berlin 1990
87. Schulte, W., R. Tolle: Psychiatrie. Springer, Berlin 1971
88. Schultz-Hencke, H.: Lehrbuch der analytischen Psychotherapie. 5. Aufl. Thieme, Stuttgart 1988
89. Sears, R.R., E.E. Maccoby, H. Lewine: Patternsof Child Rearing. Evonston, III. 1957
90. Senf, W.: Behandlungsergebnisse bei stationärer Psychotherapie. Habilitationsschrift, Heidelberg 1987
91. Sheldon, W.H., S.S. Stevens: The Varieties of Temperament. Harper, New York 1942
92. Spitz, R.: Die Entstehung der ersten Objektbeziehungen. Klett, Stuttgart 1957
93. Stauber, M.: Psychosomatik der sterilen Ehe. Grosse, Berlin 1988
94. Straus, E.: Geschehnis und Erlebnis. Reprintausgabe. Springer, Berlin 1979
95. Stunkard, A.J.: The case of obesity. Psychosom. Med. 37 (1975) 195-236
96. Tellenbach, H.: Melancholie, 4. Aufl. Springer, Berlin 1983
97. Thomä, H.: Anorexia nervosa (5 ausführliche Krankengeschichten aus analytischen Behandlungen). Klett, Stuttgart 1961
98. v Uexküll, Th.: Grundfragen der psychosomatischen Medizin. Rowohlt, Hamburg 1963
99. v Uexküll, Th.: Psychosomatische Medizin, 4. Aufl. Urban & Schwarzenberg. München 1990
100. Ullrich de Muynck, R., R. Ullrich: Diagnose und Therapie sozialer Störungen. Assertivemess Training Programm. ATP, Pfeifer, München 1980
101. Verwoerdt, A.: Psychopathological responses to the stress of physical illness. Advanc. psychosom. Med. (Basel) 8 (1972)119-141
102. Vogt, R. et al.: Experimentelle Rorschach-Untersuchungzur"pensee-opratiore". Psyche 9/10 (1979) 829-873
103. Waadt, S., G. Duran, R.G. Laessle, P. Herschbach, F. Strian: Eßstörungen bei Patienten nut Diabetes mellitus: Eine Übersicht über Falldarstellungen und Therapiemöghchkeiten. Verhaltensmodifikation und Verhaltensmedizin 3–4 (1990) 281–305
104. Walcher, W.: Die larvierte Depression. Holhnek, Wien 1969
105. Weber, G., H. Stierlin: In Liebe entzweit. Rowohlt, Rembek 1989
106. Weiner, H.: Essential hypertension. In: Psychobiology and Human Disease. Eisevier, New York 1977 (pp. 102-217)
107. Weiner, H.: Graves’ disease. In: Psychobiology and Human Disease. Eisevier, New York 1977 (pp. 319-414)
108. Weiner, H.: Psychobiology and Human Disease. Eisevier, New York 1977
109. Weiner, H.: Ulcerative colitis. In: Psychobiology and Human Disease. Eisevier, New York 1977 (495ff)
110. v Weizsäcker, V.: Studien zur Pathogenese. Thieme, Leipzig 1937
111. v Weizsäcker, V.: Der Gestaltkreis (Theorie der Einheit von Wahrnehmen und Bewegen). Thieme, Leipzig 1940
112. v Weizsäcker, V.: Der Gestaltkreis, 2. Aufl. Thieme, Stuttgart 1947
113. Willi, J.: Die Zweierbeziehung. Rowohlt, Rembek 1975
114. Windgassen, K.: Schizophreniebehandlung aus der Sicht des Patienten. Springer, Berlin 1990
115. Wittkower, E., R. Hügel: Transkulturelle Aspekte des depressiven Syndroms. In H. Hippius, H. Seibach: Das depressive Syndrom. Urban & Schwarzrenberg, München l (1969) 141
116. Wolf, S., H.G. Wolff: Human Gastric Function. Oxford University Press, New York 1944
117. Wolfersdorf, M. et al.: Klinische Diagnostik und Therapie der Depression, Regensburg 1988
118. Wolff, H.G.: Life stress and Bodily Disease. William & Wilkins, Baltimore 1950
119. Wolff, H.G.: Stress and Disease. Thomas, Springfield/Ill. 1953
120. Wolff, H.G.: Headache and Other Headpain. Oxford University Press, New York 1963
121. Zimmer, D.E.: Experimente des Lebens. Hoffmann, Zürich 1989
122. Zwiener, U.: Pathophysiologie neurovegetativer Regelungen und Rhythmen. Fischer, Jena 1976


Назад: http://healthy-back.livejournal.com/267174.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/255694.html#contents
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments