Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Эриксоновский гипноз. М. Р. Гинзбург, Е. Л. Яковлева

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/276367.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html#cont

Вслед за Милтоном Эриксоном мы различаем три вида транса.

1. Повседневный транс — обычная мечтательность.

Все мы бываем в трансе много раз в день. Мы проходим через транс, когда мы засыпаем и когда просыпаемся. Когда вы читаете книгу и ловите себя на том, что глаза бегают по строчкам, а вы не знаете, что там написано, потому что мыслями вы далеко-далеко, — это транс. Когда вы слушаете скучную лекцию или доклад и изображаете на лице напряжённое внимание, а мысленно переноситесь на пляж, — это транс. Когда вы едете в транспорте и, задумавшись, проезжаете свою остановку или вдруг спохватываетесь — надо выходить! — это транс. Хорошо известен так называемый «транс водителя»: человек, который водит давно и хорошо, не думает о том, как он ведёт. Он знает только, что он сел и приехал, а что было посередине — он не помнит, все происходило автоматически, он был в трансе. Всё то, что делается автоматически, не думая, — делается в трансе (:)))) А вот П. Левин писал (http://healthy-back.livejournal.com/270694.html), что признак травмы — когда: "Вместо того, чтобы сохранять информацию, которая не имеет смысла, наша психика «забывает» её". И ещё что-то у него было по поводу выпадения из реальности как признаке травмы — H.B.).

Таким образом, транс — это нормальное, физиологически естественное и жизненно необходимое состояние. Современными исследованиями показано, что психическая активность человека изменяется циклически: каждые полтора часа чередуется подъёмы и спады активности. То есть, каждые полтора часа мы спонтанно входим в транс. Так что можно сказать, что мы систематически находимся в трансе. Считается, что в трансе та информация, которую мы восприняли с помощью наших органов чувств, укладывается в наши когнитивные схемы, или, проще говоря, «раскладывается по полочкам». Наши повседневные проблемы разрешаются в наших повседневных трансах — этих состояниях мечтательности, ничегонеделания или автоматического выполнения привычных действий.

Это и есть то психическое переструктурирование, которое осуществляется в трансе.

После Эриксона оказалась снятой одна из традиционных проблем гипноза — проблема гипнабельности. В классических трудах по гипнозу написано, что 30% людей негипнабельны, то есть их невозможно загипнотизировать. Что это значит? Что они не могут входить в транс? Это нонсенс, все могут входить в транс. Это просто значит, что им не подходит ритуализированная процедура наведения транса, которая использовалась в традиционном гипнозе. Просто для них нужно подобрать такой способ, который позволит им комфортно, в соответствии с их индивидуальными особенностями войти в транс.

В одной из своих работ Эрнест Росси писал: «Когда я наблюдал за работой Милтона Эриксона, мне иногда казалось, что я наблюдаю за работой интеллигентного взломщика. Он пробует одну отмычку, другую, третью — пока не находит ту, которая подходит». То есть, он пробует одну технику наведения транса, другую, третью и т. д. — пока не находит ту, которая подходит данному конкретному субъекту.


2. Углублённый транс — намеренное усиление естественного феномена, обычно с помощью другого человека.

Это то, чем мы занимаемся, под названием «гипноз». Мы вызываем естественный для человека феномен и продлеваем его во времени, чтобы осуществить в трансе определённую терапевтическую работу.


3. Сомнамбулический транс (от слова «сомнамбула» — лунатик). Глубокий транс, при котором человек выглядит и ведёт себя как человек, не находящийся в трансе.

(Всё чудесно, кроме того, что я не вижу ничего про самогипноз (самостоятельное наведение углублённого транса) — H.B.)

Важно понимать, что транс — это не потеря сознания, не утрата контроля. Транс — это такой способ психического функционирования, при котором задействованы и сознательный, и бессознательный уровни. Это опосредующее звено между двумя типами психического функционирования.

Эриксон выдвинул важнейшее положение относительно транса, сказав: «Сам факт транса терапевтичен». Транс терапевтичен, потому что в нём возможно психическое переструктурирование, невозможное в обычном состоянии сознания. Это значит, что если мы помогаем человеку войти в транс (или он сам входит в транс, занимаясь самогипнозом) и побыть в нём, то это уже полезно, даже если при этом и не осуществляется никакая целенаправленная терапевтическая работа: открывается возможность спонтанного психического переструктурирования.

Пребывание в этом состоянии благотворно:
— оно позволяет воспользоваться ресурсами бессознательного,
— позволяет ему включиться в работу и
— помогать в достижении наших целей.

Когда мы бьёмся над решением какой-то задачи, не можем её решить и откладываем её в сторону, а затем вдруг решение всплывает как бы само собой, — это работа нашего бессознательного.

Спонтанного переструктурирования часто не хватает, поэтому мы осуществляем в трансе определённую терапевтическую работу.

В традиционном гипнозе считается, что хорошую работу можно сделать только в глубоком трансе, что чем транс глубже, тем лучше; поэтому в традиционном гипнозе систематически стремятся к глубоким трансам. В эриксоновском гипнозе эффективность терапевтической работы не связывается с глубиной транса: в очень лёгком трансе можно сделать очень хорошую работу.

Более того, хотя мы по привычке и говорим «более глубокий транс», «менее глубокий транс» и пользуемся так называемыми техниками «углубления транса», некоторыми авторами само понятие «глубина транса» сейчас подвергается сомнению. Так, Стивен Гиллиген замечает: «Говорить более или менее глубокий транс — это то же самое, что говорить "Более или менее солёный транс" или "Более или менее жёлтый транс"». Он обосновывает это тем, что в один и тот же момент времени относительно разных моментов реальности можно быть на разных уровнях транса.

Кроме того, в классических шкалах гипнабельности глубина транса определяется теми гипнотическими феноменами, которые могут быть получены. В частности, каталепсия и левитация руки считаются феноменами, свидетельствующими о среднем уровне транса. А как тогда быть с наведением левитацией руки и с наведением каталепсией руки, когда гипноз получают с помощью этих феноменов? Какова в данном случае глубина транса? То есть, сначала получают гипнотический феномен и уже благодаря этому — гипноз. Это сложный теоретический вопрос, и эту дискуссию нужно иметь в виду, когда мы будем пользоваться терминами «лёгкий транс», «глубокий транс», «углубление транса» и т. п.

Интуитивно все мы понимаем, что, говоря о более или менее глубоком трансе, мы говорим о степени самопоглощённости, о той степени, в которой человек не обращает внимания на окружающее.


Утилизация

Одна из основных характеристик эриксоновского подхода заключается в том, что это утилизационный, то есть «использующий», подход. Используется всё — всё то, что знает и умеет терапевт, всё то, что исходит от клиента. Очень важно признавать и использовать субъективную реальность клиента: имеющиеся у него на данный момент ощущения. Умение использовать и адаптироваться — одна из важнейших черт эриксоновского терапевта. При одном и том же наведении один человек войдет в лёгкий, а другой — в достаточно глубокий транс; терапевт будет работать с тем, что ему предъявлено и утилизировать это.


Бессознательное

В эриксоновском гипнозе оперируют понятием бессознательного. Собственно, суть подхода заключается в обращении к творческому бессознательному человека. До Эриксона бессознательное понимали в основном по Фрейду: как такую область человеческой психики, в которой существуют первичные, неокультуренные влечения. Для того, чтобы их сдерживать, имеются такие инстанции, как «Эго» и «Суперэго». Если эти первичные влечения прорвутся из бессознательного в сознание, это чревато для человека большими неприятностями.

Это, кстати говоря, один из основных страхов перед гипнозом — страх утраты контроля: «Я войду в гипноз и буду делать и говорить такое... И все узнают...». Человек ничего не будет делать в гипнозе такого, чего бы он не стал делать без гипноза, за одним исключением: когда гипноз используется как извинение для того, чтобы сделать то, что очень хочется, но чего человек не может себе позволить. Чтобы потом можно было сказать: «Ну что же вы хотите, я за себя не отвечал, я был под гипнозом...».

Милтон Эриксон полностью изменил наше представление о бессознательном. Для него бессознательное — это позитивная инстанция, огромный склад ресурсов. Или, пользуясь современным языком, — компьютер с огромным количеством позитивных программ. Бессознательное работает на нас, для нашей пользы.

Понятие бессознательного позволяет решить ещё одну очень важную проблему — проблему атрибуции, то есть приписывания.


Кто отвечает за результат терапевтической работы?

Если терапевт будет думать, что за него целиком отвечает он, то это означает взваливать на себя груз огромной ответственности — ответственности за жизни других людей. Давайте разберёмся, кто за что отвечает.

Клиент отвечает за содержание — он принёс проблему, с которой будет осуществляться работа.

Терапевт отвечает за процесс. Он организует процесс, в ходе которого у клиента могут возникнуть необходимые изменения. Терапевт — техник; как у всякого уважающего себя техника, у него есть чемоданчик с инструментами. Он на время предоставляет в распоряжение клиента свой инструмент и свои профессиональные навыки. Но, поскольку он добрый техник, он ещё и дарит ему свой инструмент — обучает его самогипнозу А у него самого от этого не становится меньше.

Итак, клиент отвечает за содержание, терапевт — за процесс. За результат отвечает бессознательное клиента.

Это очень удобная и практичная точка зрения. Она удобна для терапевта — она избавляет его от чувства вины в тех случаях, когда клиент не изменяется в той мере, в какой хотелось бы терапевту. Каждый изменяется тогда и настолько, когда и насколько он к этому готов. Как любил говорить Жан Годен: «Делаешь, что можешь, а потом ждёшь».

Эта точка зрения также удобна для клиента. Мы объясняем ему: «Ты не можешь справиться со своей проблемой, но есть часть тебя самого — твоё бессознательное — которое может. Дай ему поработать». Можно сказать, что гипноз — это временное снятие ответственности.

Не обязательно пользоваться именно термином «бессознательное». Можно использовать любой синоним, понятный для клиента:
— «часть тебя самого»,
— «твой внутренний разум»,
— «твой глубинный разум»,
— «твоё глубинное Я»,
— «твоё истинное Я»,
— «твой внутренний учитель»,
— «твой внутренний мудрец» и т. д.

Важен не термин «бессознательное», а сам факт разделения, диссоциации: «Ты не можешь справиться со своей проблемой, но есть часть тебя, которая может, и эта часть может работать самостоятельно. Дай ей поработать».


Ресурсы

Что такое ресурсы? Откуда они взялись в бессознательном? Они взялись из нашего опыта. У каждого из нас за плечами — огромный опыт обучения, достижений, преодолений и побед. Каждый из нас когда-то не умел ходить, а потом встал и пошёл. Не умел говорить — и овладел человеческой речью. Научился читать, писать, пользоваться одеждой, ножом, вилкой, транспортом и другими так называемыми «культурными предметами», то есть такими, которые один человек создал для другого. Обучение прямохождению и речи — это было самое трудное обучение в нашей жизни. Всё остальное легче. Это было самое трудное — и мы с этим справились.

Весь этот опыт успешного обучения и достижений хранится в бессознательном, и его можно использовать. Даже когда человек находится в глубокой депрессии и говорит, что у него никогда ничего не получалось, можно быть абсолютно уверенным, что это не так.

Кроме того, у каждого человека — даже если он об этом сейчас не помнит — были моменты радостных, счастливых переживаний; эти чувства тоже сохраняются в бессознательном (Всё, кому не лень сейчас эксплуатируют прошлый опыт счастливых переживаний — H.B.). Всё это вместе и образует наши ресурсы.

Беда, однако, в том, что эти ресурсы большей частью для человека закрыты — у него нет к ним доступа. Человек не может использовать весь этот опыт для того, чтобы добиваться успехов и побед в сегодняшней жизни. Человек, лишённый доступа к своим ресурсам, похож на прекрасный приёмник с заблокированной ручкой, который мог бы ловить передачи со всего мира, а ловит только одну программу — да и ту с трудом.

Доступ к ресурсам мы обеспечиваем, помогая человеку войти в транс. Транс — это «состояние доступа». Активность левого полушария (сознания) немного понижается, активность правого (бессознательного) — повышается, открывается доступ в эту волшебную пещеру Алладина. Можно идти и брать то, что тебе нужно.

Почему человек зачастую не может использовать ресурс? Потому что люди представляют себе свою жизнь по принципу подводной лодки — разделённой на непроницаемые отсеки. Для подводной лодки это хорошо; когда один отсек затопляет, другие остаются на плаву. Для представлений о человеческой жизни — не очень.

Какое отношение то, что сейчас человеку нужно найти новую хорошую работу, имеет к тому, что когда-то он научился ходить и говорить? Вроде бы, никакого — на поверхностном уровне. Но есть более глубокий уровень, на котором все события его жизни взаимосвязаны, потому что у них есть общий центр. Этот центр — его «Я», это события его жизни. На более глубоком уровне есть что-то вроде внутренней сети Интернет, и можно войти в эту сеть, взять ресурс в одном месте и перенести его в другое. Как перенести? Мы обращаемся к части нас самих — к нашему внутреннему разуму, к бессознательному — с просьбой найти оптимальные пути использования данного ресурса применительно к каким-то конкретным событиям нашей жизни и привести его в действие.


1.3. Основные принципы


При работе с пациентами ваша цель заключается в том,
чтобы обеспечить их внимание,
обеспечить их сотрудничество и
убедиться в том, что они отвечают настолько хорошо, насколько могут.


Милтон Эриксон


Сотрудничество

Эриксоновский подход к гипнозу построен на сотрудничестве: терапевт и клиент — равноправные партнёры. Человеку ничего не пытаются навязывать и уж тем более его не пытаются «подчинить своей воле» (одно из расхожих представлений о гипнозе). Основная задача заключается в том, чтобы помочь ему максимально полно воспользоваться его собственными возможностями и ресурсами для достижения его собственных целей. Эриксон говорил об этом так: «Цель психотерапии заключается в том, чтобы помочь пациенту максимально эффективно жить в соответствии с его собственными представлениями».

У большинства людей слово «гипноз» вызывает совершенно определённые представления: обладающий некими мистическими качествами («гипнотическими» способностями, сильной волей, «магнетическим» взглядом и т. п.) гипнотизёр таинственными приёмами погружает человека в глубокий сон, в котором тот безоговорочно выполняет любые его приказы. Часто приходится слышать, как люди с гордостью говорят: «Я не поддаюсь гипнозу». За такими словами лежит представление о гипнозе как о борьбе, в которой выигрывает тот, у кого воля сильнее. Рядом со словом «гипноз» часто возникает грозное слово «зомбирование» ("НЛП" и "реклама" часто с ним возникают — H.B.). Эта страшная картина с реальным гипнозом не имеет ничего общего.

В традиционном, классическом гипнозе — таком, который пришел к нам из XIX века, когда гипноз отождествлялся со сном, гипнотизёр действительно стремится погрузить человека в «гипнотический сон» и подаёт ему прямые внушения-команды. Однако эти команды вовсе не обязательно выполняются; уже давно показано, что ни в каком, даже самом глубоком, гипнозе невозможно заставить человека делать то, чего он не хочет делать, что противоречит его моральным принципам и убеждениям.

Современный же гипноз настолько не похож на эту традиционную процедуру, что, увидев сеанс современного гипноза, многие наверняка сказали бы: «Да это вовсе и не гипноз».

Надо хорошо понимать, что гипноз не даёт власти над другим человеком. Это иллюзия. Иллюзия власти умело создается гипнотизёром. Рассмотрим пример.

Эстрадный гипнотизёр показывает «чудеса гипноза» не на всех. Сначала он отбирает людей с помощью определённых проб. Фактически он смотрит, у кого как работает идеомоторика, и отбирает людей с хорошей идеомоторикой. Есть несколько классических проб.

Например, идеомоторную пробу можно провести так: «Вытяните руки перед собой ладонями вверх. Представьте себе, что на правой руке лежит груз весом в пять килограмм. Если вы создадите хороший образ, вы сможете почувствовать, что под тяжестью этого воображаемого груза ваша рука начинает опускаться». Затем можно попросить увеличить воображаемый вес: «А теперь представьте себе, что вес увеличился, что вы добавили ещё пять килограмм. И рука опускается ещё быстрее».

Совершенно ясно, что вы сами это делаете, это ваши собственные идеомоторные процессы.

Что делает эстрадный гипнотизёр? Начало почти такое же: «Вытяните руки перед собой ладонями вверх. Представьте себе, что на правой руке лежит груз весом в пять килограмм. Под тяжестью этого груза ваша рука опускается». Но вот продолжение коренным образом отличается: «Я добавляю ещё пять килограмм! И под тяжестью этого груза ваша рука опускается, опускается, опускается!».

Понятно? Это он кладёт. И когда рука опускается — в результате собственных идеомоторных процессов, — человек верит, что это результат «воздействия» гипнотизёра. Ведь это он «положил гирю». Колдун!

Кусочек власти перешел от человека к гипнотизёру — но только потому, что он сам её отдал. Потом с помощью следующего гипнотического феномена отбирается ещё кусочек власти, потом — ещё... гипнотизёр имеет над человеком только ту власть, которую тот сам ему отдал.

Одна из основных задач эриксоновского гипнотерапевта — обучить человека, чтобы он затем мог сам делать то, что они делают вместе, обучить его самогипнозу.


Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/276367.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments