Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Эриксоновский гипноз. М. Р. Гинзбург, Е. Л. Яковлева

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/276556.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/276179.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html#cont

Поэтому эриксоновский гипноз — это всегда сотрудничество, добровольное взаимодействие двух людей. «Гипнотерапевт», или «оператор», владеет определённым набором техник, которые позволяют человеку войти в состояние транса и использовать его для своих целей. Этим техникам он обучает своего «клиента» (а может быть, правильнее было бы сказать «партнёра»). «Клиент» полностью контролирует ситуацию; здесь не может быть и речи о приказах, о бездумном им подчинении. Транс это не сон и не потеря сознания, транс — это «погружение в себя»: в свои
— мысли,
— воспоминания,
— ощущения,
— переживания.

При этом человек ни на минуту не перестаёт осознавать, где он находится и что с ним происходит, и в любой момент он может прервать сеанс, если ему что-то не нравится.

Особое искусство, которому человек обучается на сеансах эриксоновского гипноза, — это искусство «отстранённости». Всю свою жизнь человек обучается владеть своими сознательными механизмами; мы знаем, что, когда мы хотим чего-то достичь, надо напрячься, сконцентрироваться, собрать волю в кулак...

Однако с бессознательными механизмами это не проходит — они устроены иначе. Их нельзя «заставить» работать: чем больше мы будем напрягаться и «собирать волю в кулак», тем меньше у нас будет получаться. Для того чтобы заработали бессознательные механизмы, надо «отпустить тормоза», «отстраниться» — и предоставить им работать. Это и есть то главное искусство, которым человек овладевает на сеансах эриксоновского гипноза, а затем использует в самогипнозе.

Главное действующее лицо в эриксоновском гипнозе — это клиент; он выполняет определённую внутреннюю работу, а терапевт «сопровождает» его, создавая оптимальные условия для этой работы.

Одна из аксиом психотерапии гласит: «Человек приносит с собой не только проблему, но и её решение — только он об этом пока не знает». Эриксоновский гипноз — это один из быстрых и эффективных способов дать человеку узнать об этом решении.

Эриксоновский гипноз — это инструмент, и, как всякий инструмент, он может быть использован в зависимости от потребностей того, кто им пользуется. Для кого-то достаточно того, что разрешилась та проблема, с которой он обратился. Многие люди, ознакомившись с эриксоновским гипнозом, используют его в дальнейшем как самогипноз и после того, как разрешилась проблема: для того, чтобы
— быстро восстановить силы,
— привести себя в хорошее расположение духа,
— избавиться от неприятных переживаний.

Кто-то идет ещё дальше и, благодаря систематическим занятиям,
— приобретает контроль над болью,
— обучается изменять ход времени и
— овладевает другими гипнотическими феноменами, позволяющими человеку использовать его скрытые способности, о многих из которых он не подозревал.

Эриксоновский гипноз — это самопознание, обучение тому, как стать более успешным и эффективным. Эриксоновский гипнотерапевт выступает в роли учителя, который овладел этими методами и передаёт их тем, кто к нему обратился, — своим клиентам. А ещё можно сказать — как проводник, который знает пути и тропинки в стране транса и помогает идти по ним своим клиентам.


Безопасность и комфорт

Терапевт стремится обеспечить своему клиенту в сеансе гипноза чувство безопасности и комфорта. С этой целью клиенту предоставляется максимум свободы и возможность делать выборы. Для этого по ходу сеанса вставляются своеобразные «предохранители», например: «Из всего того, что я говорю, бессознательное может отобрать то, что необходимо, использовать это и отбросить и забыть все остальное». Или: «Если я скажу что-то, что не подходит, это можно просто не слышать».

Эриксон говорил: «Когда я просматриваю записи моей работы, меня самого поражает, насколько я осторожно и бережно обращаюсь с пациентами».


Обратная связь

Сеанс эриксоновского гипноза — это сотрудничество, поэтому очень важно ощущение контакта. Разрывать контакт недопустимо: клиент во время сеанса не должен чувствовать себя брошенным, покинутым, он должен всё время ощущать контакт с терапевтом.

Существенную роль в поддержании контакта играет обратная связь. Человек никогда не сидит полностью неподвижно, особенно в начале сеанса. Он двигается, у него есть мимика, он может засмеяться, улыбнуться, что-то ещё. Что бы он ни делал — это надо воспринимать как телеграмму, адресованную лично тебе, и дать «расписку в получении» — обратную связь.

Клиент меняет позу — сказать: «Хорошо найти удобную позу».

Смеётся — «Хорошо быть в хорошем настроении» или «Да, это забавно».

Или просто сказать «Да», «Угу», кивнуть головой.

Что бы ни произошло — всё хорошо. Не надо объяснять, почему хорошо.

Здесь важно отметить два момента.

Первое. В сеансе клиент не должен потерпеть неудачи. Поэтому что бы ни происходило — всё хорошо. Всё принимается.

Второе. Когда терапевт даёт такую обратную связь, он транслирует очень важное послание: «Я вижу, что с тобой происходит, и принимаю это».

Такая обратная связь — одна из важнейших техник работы с сопротивлением. Самое простое и лёгкое, что можно сделать с сопротивлением, — это переквалифицировать его в сотрудничество.

Предположим, человек смеётся. Терапевт говорит ему: «Да, это может быть забавно».
— Что «это»? Неизвестно.
— Может быть, ему просто хорошо и весело.
— Может быть, он вспомнил что-то смешное.
— Может быть, его забавляют слова терапевта.
— А может быть, это сопротивление — смех может быть формой сопротивления. Неважно.

Когда терапевт говорит клиенту: «Это может быть забавно», он фактически говорит ему: «Можно делать то, что ты делаешь. Я это вижу и принимаю. Для меня это нормально. Меня это не смущает. Мы с тобой по-прежнему вместе, рука об руку. Мы идём в одном направлении». А если бы в ответ на смех клиента терапевт сказал себе: «Это сопротивление», — о�бы создал для себя проблему: теперь придётся что-то делать с сопротивлением. Так что обратная связь — это важно.

Прекрасный образ для эриксоновского гипнотерапевта — король из «Маленького принца». На одной из планет жил король, все приказы которого всегда исполнялись. Когда он ехал по своим владениям и видел, что человек работает, он говорил: «Приказываю тебе работать». А когда он видел, что человек отдыхает, он говорил: «Приказываю тебе отдыхать».


Демистификация

Итак, гипноз — это игра, которая разворачивается по определённым правилам. Поэтому первое, что нужно сделать, — это объяснить человеку, по каким правилам с ним сейчас будут играть, то есть создать у него определённые установки. Французы называют это «демистификация техники». Некоторые англоязычные авторы называют это «двухминутиая двухцентовая лекция по гипнозу». На наши деньги — двухкопеечная. Человеку надо объяснить, что в гипнозе нет ничего ни магического, ни мистического, что всё это научно, просто и понятно.

Не надо много рассказывать. Надо объяснить, что у человека есть сознание и есть бессознательное; работа сознания связана с работой левого полушария головного мозга, а работа бессознательного — с работой правого полушария. Обычное наше состояние — такое, при котором левое полушарие активизировано значительно больше правого. Наши упражнения позволяют немного понизить активность левого полушария и немного повысить активность правого.

Полезно привести несколько повседневных примеров работы бессознательного.

«Мы с вами разговариваем, и вы меня слушаете сознательно, и в то же время вы медленно качаете головой в знак того, что соглашаетесь со мной, и это вы делаете бессознательно».

«Мы с вами сидим и разговариваем, и это происходит сознательно, и в то же самое время бессознательное регулирует очень важные и очень сложные процессы в организме — дыхания, кровообращения, пищеварения и другие».

Хорошо подчеркнуть, что происходит обучение. Можно сказать: «Вы здесь для того, чтобы учиться вместе со мной. Я научился раньше вас, а теперь и вы научитесь».


Не надо говорить «Мы проведём опыт» — люди не любят быть подопытными.

Не надо говорить «Мы проведём эксперимент» — люди не любят, чтобы на них ставили эксперименты.

Хорошее слово — «упражнение». Оно абсолютно безопасно. За свою жизнь люди делали тысячи упражнений. «За несколько сеансов вы сделаете серию упражнений».

Очень важно снять основной страх перед гипнозом — страх утраты контроля. Представление о гипнозе в массовом сознании — почерпнутое из книг и фильмов — такое: «Меня усыпят, и я не буду знать, что со мной будут делать». Это страшно, это пугает. Поэтому надо объяснить человеку, что контроль сохраняется, что он остаётся хозяином положения. «В каждый момент нашей совместной работы вы будете осознавать всё, что происходит. Если вам что-то не понравится, в любой момент вы можете прервать упражнение, и мы сможем поговорить. Для этого будет достаточно сделать глубокий вдох и открыть глаза».

Полезно также ввести невербальный сигнал на выход из транса — на тот крайне маловероятный, но теоретически возможный случай, если будет потерян вербальный контакт с клиентом, если он перестанет реагировать на слова. «А если я захочу прервать упражнение, я сделаю вот так» — и прикоснуться рукой к плечу клиента.


Постановка цели

Постановка цели — очень важный момент.

Человек определяется в психологии как существо целеполагающее, то есть ставящее цели. Цели ставятся на уровне сознания. А бессознательное — это реализующий механизм, который помогает в достижении поставленных целей. Так что цель, поставленная перед сеансом, ориентирует все бессознательные механизмы, запущенные в сеансе, на достижение этой цели — независимо от использованных техник.

Постановка цели — важный момент заключения так называемого терапевтического договора, когда терапевт спрашивает своего клиента: «Что бы вы хотели получить в результате нашей совместной работы?» (или «нашего контакта», или «нашего взаимодействия»).

Возможен такой вариант ответа:

«Я хочу, чтобы меня больше не терзали эти головные боли, чтобы у меня больше не было депрессии, чтобы меня прекратили терроризировать члены моей семьи, чтобы ко мне больше никто не приставал».

«Очень хорошо. Это то, чего вы не хотите. А чего вы хотите?»

То есть нужно получить позитивно сформулированную цель. Иногда человек не может сформулировать цель. Может выясниться, что это и есть его основная проблема — у него нет жизненных целей, он не знает, чего он хочет, к чему стремится. Он страдает от чувства неуспеха и нереализованности — а как может быть успех, если неизвестно, где он должен быть, в какой сфере. В этом случае приходится временно оставить гипноз в стороне и посвятить время выяснению целей.

Вспоминается женщина, которая после безуспешной попытки сформулировать цели в отчаянии воскликнула:

«Ну откуда люди берут цели!?»
«Очень просто. Люди берут цели из ценностей. Что для вас в этой жизни важно и ценно?»
«Не знаю».

Она не знает, что для неё важно. Конечно, тогда очень трудно сформулировать цели. В этом случае приходится сначала разбираться с ценностями.

Возможен другой вариант:

«Хочу это, и вот это, и то, и вон то большое, синее, не знаю что, тоже хочу».
«Очень хорошо. Из всего этого — что вы хотите в первую очередь?»

То есть нужно получить конкретную, реалистичную, позитивно сформулированную цель.


1.4. О Милтоне Эриксоне


Милтон Эриксон — наш современник, годы жизни 1901-1980. Он считается «отцом» практически всех современных направлений краткой психотерапии. Семья — из норвежских эмигрантов, отсюда фамилия. Семья была большая, сначала — шахтерская, затем — фермерская.

У Милтона Эриксона при жизни было два прозвища: «Мистер Гипноз» — потому что он был признанным мастером в области гипноза, и «Американский герой» — потому что с самого начала жизни он был поставлен в рамки очень жёстких ограничений, сумел их преодолеть и стать тем, кем он стал.

Милтон Эриксон в детстве отличался некоторыми особенностями развития. Он не говорил до четырёх лет. Когда сердобольные соседи говорили матери: «Мамаша, а ребёночек-то не говорит», мудрая мама отвечала: «Он занят. Он думает. Настанет время — заговорит». По этому поводу Эриксон затем говорил своим ученикам: «Да, я заговорил в четыре года. Ну и что? Вот моя младшая сестра заговорила в два года, говорит до сих пор, пока ещё ничего не сказала».

Эриксон плохо различал цвета. Лучше всего он различал фиолетовый цвет. Поэтому у Эриксона было много предметов фиолетового цвета — ему их дарили, чтобы доставить удовольствие. У него был даже фиолетовый телефон.

Милтон страдали тональной глухотой, то есть не различал и высоты звука. Он долго не мог понять, почему люди сбиваются в кучку и громко орут, и это называется «пение». Тем более удивительно то, что некоторые из разработанных им позже техник построены на изменении высоты звука.

На долю Эриксона выпало немало испытаний. В 17 лет он перенёс приступ полиомиелита, после которого оказался надолго парализован, а в 42 года перенёс повторный приступ, после которого оказался до конца своих дней прикован к инвалидному креслу-каталке.

Описание биографии Милтона Эриксона не входит в нашу задачу, в настоящее время уже достаточно многое о Милтоне Эриксоне переведено на русский язык. Сейчас вспомним лишь об одном эпизоде, так как он связан с последующими представлениями Милтона Эриксона о гипнозе.

Итак, в 17 лет Милтон Эриксон был парализован. Иногда он лежал на кровати, а иногда его пересаживали в кресло-качалку. И однажды его оставили в этом кресле-качалке на несколько часов. И вдруг он заметил, что кресло слегка раскачивается. Рядом никого не было, так что никто, кроме него, не мог раскачивать кресло. Но он не мог его раскачивать, потому что он был парализован. Но ведь кресло раскачивалось! И тогда он стал представлять себе, что оно раскачивается всё больше и больше, — и кресло стало раскачиваться всё больше и больше. Так в возрасте 17 лет Эриксон открыл для себя идеомоторные движения. И тогда он стал мысленно перебирать и воспроизводить ощущения от разных движений — ощущения, которые возникали у него, когда он бегал, прыгал, плавал, лазил на деревья. То есть он использовал идеомоторные и идеосенсорные феномены. И в результате он восстановил у себя движения в полном объёме — до такой степени, что смог в одиночку на каноэ проплыть через несколько штатов, чтобы полностью восстановить и укрепить мышцы.

Позже, когда он стал признанным специалистом в области гипноза, этот опыт повлиял на его представления о гипнозе. Он писал:

«Гипнотическое состояние — это опыт, принадлежащий субъекту, исходящий из его собственных накопленных обучений и воспоминаний, не обязательно осознанных».

И ещё: «Гипнотический транс принадлежит только самому субъекту; оператор может лишь научиться, как предоставлять стимулы и внушения, вызывающие поведение, основанное на собственном прошлом опыте субъекта».

Кстати, этот опыт Милтона Эриксона — одна из причин того, что мы занимаемся сопровождением в приятном воспоминании. Фактически он сам себе делал сопровождения в приятном воспоминании.


1.5. Микродинамика транса


Эриксон и Росси проанализировали работу Эриксона и выделили те этапы, те формально-динамические моменты, которые обязательно присутствуют в любом трансе. Они назвали это «микродинамика транса».

1. Фиксация внимания

Транс можно рассматривать как внутренний фокус внимания. Гипноз вообще можно рассматривать как «игры с вниманием». Процитируем Эриксона: «Гипноз наступает не вследствие повторения. Он наступает в результате облегчения способности вашего пациента принимать идею и отвечать на эту идею. Не надо много идей — это может быть одна-единственная идея, предъявленная в подходящий момент, так, чтобы она поглотила всё внимание пациента. При работе с пациентами ваша цель заключается в том, чтобы обеспечить их внимание, обеспечить их сотрудничество и убедиться в том, что они отвечают настолько хорошо, насколько могут».

Поэтому любой гипноз — традиционный, эриксоновский, всегда начинается с одного и того же — с фиксации внимания.

В традиционном гипнозе гипнотизёр часто фиксировал внимание на каком-нибудь блестящем предмете, предлагая неотрывно на него смотреть; одно время для этого было модно использовать хрустальные шарики. Эриксон по этому поводу говорил: «Воображаемые шарики обходятся намного дешевле» (то есть можно предложить смотреть на воображаемый хрустальный шарик). Или же гипнотизёр предложит смотреть себе в глаза. Невропатолог может предложить смотреть на обратную сторону неврологического молоточка.

Это фиксация внимания в зрительной модальности. В принципе неважно, на чём и в какой модальности фиксировать внимание. Его можно фиксировать на чём угодно.

Внимание можно фиксировать в слуховой модальности. Можно предложить услышать окружающие звуки. Можно предложить услышать воображаемые звуки (тоже «обходится намного дешевле»), например, услышать любимую мелодию.

Можно фиксировать внимание в кинестетической модальности — на ощущениях. Фиксация внимания в кинестетической модальности используется при работе с человеком, испытывающим боль, так как в этом случае фиксация внимания в какой-либо другой модальности весьма проблематична. Когда к Эриксону приходил пациент, испытывающий боль, он начинал его подробно расспрашивать об этой боли, задавал о ней много вопросов. Описывая свою боль, пациент входил в транс.

Можно фиксировать внимание в ольфакторной модальности (обоняние) — предложить клиенту ощутить в своём воображении какой-нибудь запах.

Можно фиксировать внимание в густативной модальности (вкус) — предложить вспомнить какой-нибудь вкус.

Часто для фиксации внимания используется рассказывание историй, но рассказывать надо не бог весть что, а то, что заинтересует клиента. Например, «параллельную» историю о другом клиенте, у которого была такая же проблема и который имеет много сходного с тем клиентом, которому рассказывается история.

Один из способов зафиксировать внимание — вести себя необычно. Те, кто работает с детьми, для того чтобы зафиксировать внимание, могут изобразить какое-то животное. Некоторые терапевты для этой цели осваивают фокусы.


2. Депотенциализация сознания

После того как внимание зафиксировано, нужно сделать так, чтобы понизилась активность сознательного разума. Собственно, это и есть вхождение в транс. Эриксон и Росси называют это депотенциализацией сознания. Депотенциализация — временное снижение действенности, активности сознания.

Эриксон и Росси описывают четыре основных способа депотенциализации сознания.

Первый способ — замешательство. Техникам создания замешательства посвящена отдельная глава. Сейчас отметим, что замешательство всегда полезно для гипноза — оно практически мгновенно «выбивает» человека из левополушарного, сознательного, логического функционирования. Особенно хорошо его использовать с теми, кто стремится всё объяснить логически.

Второй способ депотенциализации сознания — насыщение. Насыщение приносит клиенту такое количество сенсорной информации, которое превышает его возможности получения этой информации. Русский глагол «грузить» полностью соответствует этой технике.

Насыщение вызывает у человека такую мыслительную активность, которую ему трудно поддерживать.

Врач может подробно описывать какой-нибудь совершенно неинтересный физиологический процесс — например, процесс пищеварения. Психолог может подробно рассказать о том, как работает человеческая память или восприятие. Человек сначала будет слушать, а потом отвлечётся, так как даётся слишком много информации. Он не в состоянии её воспринять и, чтобы «спасти лицо», погружается в транс.

Можно рассказывать истории без конца или круговые истории.

Третий способ депотенциализации сознания — удивление. Оно близко к замешательству, но часто приятнее для клиента, потому что в нём есть юмор и игра слов.

Хорошо использовать в наведениях само слово «удивление» («сюрприз»):

«И может быть через несколько мгновений вы испытаете удивление, отметив...»
«Возможно, вы удивитесь тому, что...»
«Для вас будет сюрпризом».



Можно удивить каким-нибудь гипнотическим феноменом. Очень хорошо для этого подходит каталепсия. Можно вывести руку в каталепсию, предложить человеку, оставаясь в трансе, открыть глаза и «удивиться той вашей способности, о которой, возможно, вы не знали... и вновь закрыть глаза... и погрузиться в транс ещё глубже».

Четвёртый способ — психологический шок. Шок — это очень сильное замешательство. Психологический шок очень эффективен в наведении транса. Фактически это мгновенный транс. В связи с тем, что субъективно это весьма неприятное переживание, в эриксоновском гипнозе он используется редко. Зато достаточно часто используется эстрадными гипнотизёрами.


3. Запуск бессознательного поиска

Третий этап микродинамики транса — запуск бессознательного поиска. Это собственно терапевтический этап, активизация работы бессознательного, самая важная часть работы гипнотерапевта. Здесь используются все виды внушений, в том числе метафоры.


4. Бессознательные процессы и гипнотическая реакция

Четвёртый этап микродинамики транса — «бессознательные процессы и гипнотическая реакция».

Бессознательные процессы — это те внутренние процессы поиска и использования ресурсов, которые запускаются в результате терапевтической работы.

Гипнотическая реакция — это та непроизвольная реакция, которую можно получить в трансе, в частности:
— каталепсия,
— левитация,
— пальцевый идеомоторный сигналинг.

М. Эриксон и Э. Росси в дидактических целях описывают этапы микродинамики транса как последовательные. Это удобно, это помогает лучше сориентироваться, лучше понять, что ты делаешь, зачем ты это делаешь и в каком моменте процесса ты находишься. Но надо хорошо понимать, что всё это может происходить одновременно.

Например, наведение левитацией руки.
— Здесь есть и фиксация внимания,
— здесь есть и депотенциализация сознания (например, можно удивить видом или ощущением поднимающейся руки),
— здесь может быть и запуск бессознательного поиска (с помощью составного внушения: «В то время как рука поднимается, бессознательное отыскивает необходимые ресурсы...»), осуществляются бессознательные процессы и сама по себе левитация уже представляет собой гипнотическую реакцию.

Надо также понимать, что какие-то этапы могут очень сильно сокращаться.

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/276556.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/276179.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments