Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Эриксоновский гипноз. М. Р. Гинзбург, Е. Л. Яковлева

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/279269.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/278662.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html#cont

Вмятина на вазе

В средние века жил в Японии мастер-гончар, который делал на продажу посуду: тарелки, вазы, кувшины... он лепил их из глины, обжигал и вёз на базар — продавать. И вот он делал сосуд совершенной формы, но, перед тем как поставить его в печь для обжига, он надавливал сбоку пальцем и делал на стенке сосуда вмятину; А когда его спрашивали, почему он это делает, он отвечал: «Потому что это вещь, которую один человек делает для другого, а человек несовершенен, и поэтому он не должен делать совершенные вещи. Совершенен только Господь Бог, который сотворил человека, и он сотворил его несовершенным и, наверное, тем самым дал ему право делать несовершенные вещи...».


Сексуальные проблемы

Сексуальные проблемы встречаются часто. Мы приведём чудесную метафору, опубликованную во французском журнале эриксоновской гипнотерапии «Феникс». (Жоэль Миньо. «Феникс». Июнь 1989. С. 27-29.)


Интимность в сеансе гипноза

Удовольствие...

Может быть, вам захочется сейчас отдаться удовольствию...

Вам нет необходимости ни двигаться, ни говорить, ни даже слушать меня. Вы просто отправитесь внутрь себя самого, может быть для того, чтобы найти удовольствие открытия, может быть, вы найдёте также Южный Ветер...

В одной культуре, очень похожей на нашу, культуре американских индейцев, Аниш На Бе, мужчина хотел стать эротичным мужчиной, любовником, мастером любви. Он задал себе вопрос, поразмыслил и приступил к действию.

Мы проследим глазами сердца его блуждания, его открытия и его сообщничество с ветром. С южным ветром, это тот ветер, который наши метеорологи зовут «шинук» и который пролетает над западными равнинами Канады, чтобы быстро обогреть область Великого Севера.

Позволим унести себя и обогреть Южным Ветром.

Южный Ветер — это ветер, который приходит из самых глубин горизонта, он приходит нежно, затем постепенно его сила нарастает и сметает всё на своём пути.

Это тёплый ветер, пронизывающий и нежный одновременно, который проходит сквозь листву деревьев, который гладит волосы, который колышет поля пшеницы.

Это ветер чувственности, это ветер, который несёт любовь, любовь тел, любовь сердец.

Аниш На Бе опасался южного ветра. «Сколько раз нежным дыханием Южный Ветер легко касался её ног цвета табачных листьев, опалённых солнцем. Сколько раз он скользил по бедрам Шквисс и терялся в самых интимных местечках.»

Шквисс, прекрасная индианка, с гармоничными формами, с кожей цвета карамели, Шквисс с гладкими волосами эбеновой черноты, Шквисс, от которой исходит запах спелой пшеницы при дуновении Южного Ветра.

В этот весенний день Аниш На Бе погрузился в своё сердце. Преисполненный любовного огня и желания к своей красавице, он попытался своей силой и своей мужественностью заставить её забыть соблазнительную власть Южного Ветра.

Потому что Шквисс любила Южный Ветер. Она любила отдаться его ласкам с множеством интимных ощущений, которые мог ей предоставить Южный Ветер. Этой огромной чувственности, всем этим интенсивным вибрациям в своём воспринимающем, открытом теле. Шквисс любила, когда её нежно, медленно ласкал Южный Ветер. Она могла оставаться так часами, просто принимая ласки, чувствуя всей своей женственностью, всей своей душой благостность Южного Ветра.

Тогда Аниш На Бе стал наблюдать за Южным Ветром, и в один прекрасный день он понял. Он занял место Южного Ветра и стал подражать ему. Он долго ласкал Шквисс, не торопясь, следуя за каждой из её форм, переходя от самых открытых мест её тела к самым тайным, самым скрытым, пользуясь изгибами её благоуханных впадин, открывая все сокровища тела Шквисс.

Долго, медленно Аниш На Бе учился быть Южным Ветром.

Так он открыл искусство ласки и любви.

Так он открыл вместе со Шквисс страсть тел и смог прочесть в глазах Шквисс чистое счастье...

Он понял, чем был Южный ветер...

Южный Ветер — это была ласка...



5.6. Метафорическая сказка


Часто в качестве терапевтической метафоры используются сказки. Можно использовать готовые сказки, главное — понимать, какое послание хочешь транслировать. Так, например, «Гадкий утёнок» — готовая метафора для подростка с трудным взрослением.

Английский гипнотерапевт Питер Хоукинс любит рассказывать своим клиентам на нервом сеансе сказку «Волшебник изумрудного города» (естественно, в сокращённом виде). Он им рассказывает сказку о том, как девочка Элли была заброшена далеко от родного дома и как она отправилась в изумрудный город к волшебнику Гудвину, чтобы он вернул её домой. По пути она обзавелась друзьями, которые тоже шли к волшебнику. Соломенное чучело Страшила хотел получить мозги, трусливый лев хотел получить мужество, железный дровосек хотел получить настоящее сердце. Но когда они пришли к волшебнику, он не стал сразу исполнять их желания... он стал давать им задания, и не всегда эти задания были лёгкими и простыми... и, выполняя эти задания, Страшила обнаружил, что у него есть мудрые мозги, лев обнаружил в себе мужество, железный дровосек обнаружил, что у него есть любящее сердце, а девочка Элли вернулась домой...

При этом транслируется следующее послание: не думай, что я просто дам тебе то, что тебе нужно. Я буду давать тебе задания, ты будешь их выполнять, и, выполняя эти задания, ты обнаружишь в себе то, что тебе нужно, то, зачем ты пришёл.

Таким образом, с помощью сказки у клиентов создаются определённые установки.

Часто терапевтические сказки пишутся специально. Есть сказки, написанные для конкретного клиента и конкретной проблемы, а есть сказки «широкого профиля», которые могут использоваться с разными клиентами при определённых группах проблем.

Французский гипнотерапевт Шарль Жуслен — мастер терапевтической сказки. Однажды он совершил традиционное эриксонианское паломничество в город Феникс, где жил доктор Милтон Эриксон. В Фениксе есть гора — пик Скво. И Эриксон часто отправлял туда своих пациентов. Он говорил им: «На рассвете вы подниметесь на пик Скво и узнаете что-то важное для себя».

Шарль Жуслен совершил ритуальное восхождение на пик Скво, и, спустившись вниз, написал терапевтическую сказку, которая так и называется — «Пик Скво». (Сказки Шарля Жуслена печатаются с разрешения автора).

Пик Скво

Однажды были две страны — восточная и западная. И между ними находилась высокая гора — пик Скво. И жители западной страны никогда не видели, как восходит солнце, потому что до полудня оно было скрыто вершиной пика Скво. А жители восточной страны никогда не видели, как заходит солнце, потому что после полудня оно скрывалось за вершиной пика Скво. И вот одна девушка из западной страны решила увидеть, как восходит солнце, и для этого она стала подниматься на пик Скво со своей стороны.

А вто же самое время один юноша из восточной страны решил увидеть, как заходит солнце, и он начал подниматься на пик Скво со своей стороны. И на середине пути они встретились и хотели поговорить, но не смогли, потому что они говорили на разных языках. И они продолжили подъём — каждый со своей стороны.

И на вершине они встретились вновь. И девушка впервые в своей жизни увидела, как восходит солнце. И когда в полдень солнце поднялось над вершиной пика Скво, она легла и уснула. Но юноша не спал, он дождался вечера, и впервые в жизни он увидел, как заходит солнце. А потом он тоже лёг и уснул. И они проспали всю ночь, а когда утром они проснулись, оказалось, что они понимают друг друга, так как говорят на одном языке. И они поговорили, а затем спустились вниз, к своим делам. Когда спускаешься с пика Скво, что-то меняется...


Ясно, какая проблема прорабатывается — проблема отношений.

Приведём ещё одну терапевтическую сказку Шарля Жуслена. Она не требует комментариев — в ней всё узнаваемо.


Филомела

Давным-давно у короля Афин было две дочери, которых звали Филомела и Прокна.

Прокна была замужем, а Филомела жила с отцом.

У Филомелы был огромный недостаток: она уже много лет не говорила и всё это время была очень грустной. Король очень переживал за свою дочь и не знал, то ли она не говорила потому, что была грустной, то ли была грустной потому, что не говорила.

Отец Филомелы делал всё, что мог для того, чтобы она ни в чём не знала нужды. Более того, он постоянно требовал от всех, кто приходил к нему во дворец, чтобы они говорили с Филомелой мягко... и спокойно... он тратил без счёта для того, чтобы её жизнь была приятной... и очень комфортной... всё, что окружало его дочь, должно было быть спокойным... и мягким...

Но, несмотря на все эти усилия, Филомела оставалась грустной и никогда не улыбалась.

Король Афин приглашал всех врачей, всех целителей, всех магов, всех философов, всех учёных своей страны, чтобы они нашли то, что может вернуть улыбку его дочери. Но никто и ничто не могли вернуть Филомеле её улыбку. Она была всё такой же грустной и уже очень давно занимала свои дни тем, что ткала. Она ткала очень хорошо, ткала целыми днями, и ковер уже был очень большим и очень длинным. Конечно, она таким образом выражала себя, но никто не мог понять, что она ткёт. В её ковре было много разных красок, но кто бы ни смотрел на него, не видел ничего определённого. По-видимому, смотреть так, как смотрят обычно, было недостаточно. Это было так, словно видишь не глядя, или словно глядишь, не видя. Так что глядеть или видеть не всегда достаточно.

Однажды к королю пришёл чужестранец, который прибыл с другого континента, до которого надо было плыть несколько месяцев. Король представил ему свою дочь Филомелу и объяснил, как он объяснял это уже очень давно всем своим посетителям, какое великое горе постигло его семью. Этот чужестранец попытался расшифровать ковер Филомелы, но не смог, как и все его предшественники. Тем не менее, он объяснил королю Афин, что он знает кое-кого, кто, возможно, мог бы ей помочь. На юге его далекой страны жил знаменитый врач, который лечил своих пациентов словом.

С помощью определённого языка он исцелял множество несчастий. И если он использовал слова, то он знал, какие слова использовать, когда он их использовал.

Обладая огромным даром наблюдения и понимания, он понимал слова, которые иногда ими не были, рисунки и жесты, которые иногда были словами без звука и речью без слов.

Его собственные слова обладали силой, которой не могли достичь все языки, состоящие из слов.

Его слова, приносившие изменение, иногда были всего лишь тишиной между словами. Он исцелял словом, которое иногда было всего лишь языком.

Путник рассыпался в похвалах этому человеку, который, как феникс, возрождающийся из пепла, умел добиться позитивного изменения с помощью пустяка, который был всем.

Король решил, что его дочь должна встретиться с этим необычайным врачом. Несмотря на расстояние и трудности путешествия к этому отдалённому континенту, он добился того, что врач прибыл к нему во дворец в Афинах.

Этот человек, который ходил с трудом, склонился, как и все его предшественники, над ковром Филомелы.

После долгого изучения, во время которого он, кажется, что-то различал в океане красок, развитом на ковре, он стал выглядеть уверенно и попросил, чтобы ему принесли стул.

Сев рядом с Филомелой, он слегка приподнял ей руку и, вместо того чтобы говорить с ней, он начал свистеть, подражая песне соловья.

Морщинки грусти постепенно исчезли с лица Филомелы, и она улыбнулась.

На глаза короля навернулись слёзы: он так давно не видел, чтобы она улыбалась.

— Какая радость для меня и для неё! — воскликнул король. — Доктор! Что произошло? Что вы увидели? Почему песня соловья? — продолжал король, который, казалось, оживал почти одновременно с тем, как оживала его дочь.

Единственным ответом врача была песня соловья, которая словно бы опустилась на руку Филомелы, парившую над ковром, и которая сопровождала её.

Некоторое время спустя врач согласился дать объяснения.

— Филомела — дальтоник, и путает красный и зелёный цвета. Её ковер может понять только дальтоник. Я сам дальтоник, и поэтому я смог увидеть то, что изображено в её работе.

Здесь изображён человек из вашего окружения, который нападает на неё и лишает её языка, но боги спасают её, превращая её в соловья.

Будем же доверять песне соловья, которая адресуется к части её самой и приносит ей то облегчение, которого она желает.


5.7. Метафора раннего научения



В эриксоновском гипнозе есть два класса метафор, которые годятся абсолютно для всех симптомов и проблем. Один из них — метафора раннего научения. Эриксон и Росси обозначают эту группу техник как «early learning set» — совокупность раннего научения.

Когда мы обсуждали тему ресурсов, мы говорили о том, что ресурсы нарабатываются самим человеком в процессе его жизнедеятельности, в процессе его обучения.

Есть такие виды обучения, которые проходили абсолютно все: так называемое раннее обучение. Это обучение
— прямохождению,
— человеческой речи,
— чтению,
— письму.

Этот опыт успешного обучения можно активизировать и использовать.


Сеанс с использованием метафоры раннего научения

Вы можете выбрать точку, на которую вам удобно смотреть?

Продолжая смотреть на эту точку, отмечайте те изменения, которые могут происходить сами по себе...

Могут изменяться размеры точки... или её цвет... или расстояние до неё... вокруг точки может появляться светящийся ореол... периферия точки зрения может затягиваться чем-то вроде тумана... словно сморишь в длинную трубу... и сейчас у вас на сетчатке есть отпечаток этой точки... и когда глаза закрываются... этот отпечаток сохраняется... и изменения продолжаются... и они нарастают... всё быстрей и быстрей... и очень быстро уводят вас... в эту волшебную страну грёз... в которой образы приходят сами по себе... и вы просто позволяете происходить тому, что происходит само по себе...

И сейчас нет необходимости слушать то, что я говорю... потому что меня слышит ваше бессознательное... и из всего того, что я говорю... оно может отобрать и использовать то, что необходимо... и забыть и отбросить всё остальное...

И когда-то ты был совсем маленьким мальчиком (девочкой)... и не умел ходить... а потом научился... и ты делал свои первые шаги... и, наверное, не всё получалось легко... и не всё было правильно... но рядом были люди... которые поддерживали... и одобряли... и обращали внимание только на то, что правильно... и радовались каждому удачному шагу... и ошибки ушли... растаяли... облетели, как облетают осенние листья... и осталось и закрепилось то, что хорошо... то, что правильно... и ты научился ходить... и бессознательное взяло управление на себя...

И точно так же когда-то ты не умел говорить... и лепетал свои первые звуки, первые слоги, первые слова... и наверное, не всё получалось легко... и не всё было правильно... но рядом были люди... которые поддерживали... и одобряли... и обращали внимание только на то, что правильно... и радовались каждому удачному слову... и ошибки ушли... растаяли... облетели, как облетают осенние листья... и осталось и закрепилось то, что хорошо... то, что правильно... и ты научился говорить... и бессознательное взяло управление на себя...

И когда-то ты учился писать... и надо было выводить палочки, кружочки, крючочки... и надо бьыо соединять их, чтобы получились буквы... и надо было научиться различать буквы строчные и прописные... письменные и печатные... и надо было научиться различать похожие буквы, такие как «ш» и «щ». И надо было запомнить, в какую сторону повернут хвостик у «б», и в какую — петелька у «в» и у «д». И постепенно у тебя сложились внутренние образы букв... и внутренние образы слогов... и внутренние образы слов... и мною других внутренних образов... и бессознательное взяло управление на себя... и сейчас можно погрузиться в свои внутренние образы...

И я не знаю, в какой руке первой может начать возникать ощущение лёгкости... может быть, в правой... может быть, в левой... или в обеих сразу... или наоборот...

И по мере того, как рука становится всё легче и легче... она начинает медленно подниматься... сама по себе...

И в то время, как рука поднимается... твоё бессознательное... может определить... оптимальные пути и способы использования этих ресурсов... применительно к нынешним и будущим ситуациям твоей жизни... в полном соответствии с твоими истинными интересами и потребностями... и целостной структурой твоей личности... и активизировать эти ресурсы... в соответствии с этими путями и способами...

И когда оно это сделает... рука может начать опускаться... медленно... искренним бессознательным движением...

И по мере того, как рука опускается... ты можешь возвращаться... в своём собственном темпе...

И когда рука опустится полностью... можно будет сделать глубокий вдох... и чуть-чуть потянуться... и открыть глаза... и вернуться, полностью присутствующим, здесь и сейчас.


В сеансе использовано наведение фиксацией взгляда (см. «Наведение и углубление транса») и левитация руки (см. «Левитация руки»). Абзац про обучение письму — почти дословная цитата из М. Эриксона, с поправкой на русский алфавит.


5.8. Метафора изменения


Второй класс метафор, подходящих для всех симптомов и проблем, — это так называемые метафоры изменения.

П. Вацлавик пишет о двух представлениях о причинности, существующих в науке. Первое — это представление о линейной причинности, которое пришло из классического естествознания девятнадцатого столетия, если быть более точным — из физики.

В прошлом была причина, которая породила следствие. Если следствие — это проблема или симптом, и оно нас не устраивает, единственное, что можно сделать в этой логике, — это вернуться во времени назад, обнаружить причину и что-то с ней сделать. В такой логике работает психоанализ. (Возможно, я что-то пропустил, но психоанализ предлагает найти причину, при этом не предлагая что-то (что?) с ней сделать. Он предлагает получить облегчение "от осознания" — H.B.)

В кибернетике возникло представление о «циркулярной» (то есть круговой) причинности.

Была причина, которая породила следствие. Которое подкрепило причину. Которая усилила следствие. Которое ещё больше закрепило причину... и так далее. В кибернетике это называется положительной обратной связью. Положительная — не в том смысле, что она хорошая, а в том смысле, что идёт эффект взаимного подкрепления и закрепления. (Так всё и работает в человеке. Это один из основных принципов остеопатии См. http://healthy-back.livejournal.com/123974.html, http://healthy-back.livejournal.com/185140.html — H.B.)

Если следствие — это симптом или проблема, то получаем го, что в обыденной речи называется «порочный круг».

Если следствие нас не устраивает, то надо разорвать порочный круг. А разрывать его можно в разных местах. Неважно где.

Отсюда следует очень важный вывод: не обязательно знать причину симптома или проблемы для того, чтобы эффективно с ней работать.

А что значит «разорвать порочный круг»? Это значит — ввести изменение.

Эриксон говорил: «Изменение работает по механизму снежного кома». Маленькое изменение начинает раскручиваться и влечёт за собой большое, и болезненный, патологический паттерн разваливается.

В детстве М. Эриксон из-за своей дислексии никак не мог правильно произнести английское слово «government» — «правительство». У него всё время получалось «govement».

Молодая учительница — мисс Уолш — применила необычный способ. У них в классе был ученик с фамилией La Verne. Учительница попросила Милтона написать на доске: govLaVernement. Он написал. Предложила прочитать — он прочитал.

«А теперь, — сказала учительница, — убери лишнее La».

И Милтон прочитал трудное слово.

Много позже он говорил: «Этой молодой учительнице, мисс Уолш, я обязан одной из своих основных техник: вводить в патологический паттерн неадекватный элемент, который взрывает его изнутри».

Решение любой проблемы, избавление от любого симптома предполагает изменение. Основная задача терапевтической работы заключается в том, чтобы помочь человеку осуществить изменение. Это можно сделать либо с помощью терапевтического предписания, либо с помощью метафоры изменения.

Метафора изменения — это описание любого процесса, включающего в себя изменение. Это может быть природный процесс, это могут быть изменения в науке, технике, медицине и т. д.

Как работает метафора изменения? Выше говорилось о том, что метафора — это как бы образец для бессознательного; на его языке — языке образов и символов — ему говорят: «Вот, что надо сделать». Предъявляя метафору изменения, бессознательному как бы говорят: «Надо осуществить изменение». Какое изменение? Где и в чём? За счёт каких ресурсов? Ему лучше знать. Такое и там, какое и где это сейчас необходимо для того, чтобы проблема была решена.

Есть несколько общеизвестных и общеупотребительных метафор изменения. Например — рост дерева.

Дерево

Однажды маленькое семечко попало в землю, набухло и проросло. И у него появился корешок, который устремился вниз, и росток, который устремился вверх. Корешок ветвился, разрастался, укреплялся в земле и извлекал из земли всё необходимое для роста и развития. А росток пророс и превратился в стебель, затем в ствол, и на нём выросли ветки, а на ветках листья, и листья извлекали из воздуха, из света, из воды всё необходимое для роста и развития. Сок корней питает рост ствола, ветвей и листьев, а сок листьев питает рост ветвей, ствола и корней. И всё это тихо, гармонично, в полном соответствии с законами природы.

И дерево растёт в окружении других деревьев, более высоких, чем оно... и постепенно оно сравнялось в росте со многими из них и даже стало выше некоторых из них...

Летом дерево покрыто свежей зелёной листвой, а потом приходит осень... изменяются цвета, краски, оттенки... и листья начинают опадать... и иногда бывает так спокойно... видеть, как кружится в воздухе и ложится на землю осенний лист...

Приходит поздняя осень... и опадают все листья...

И может быть иногда дереву бывает грустно или одиноко...

Приходит зима... и выпадает снег... и укрывает ветви дерева... и может показаться, что дерево спит... глубоким сном...

Но приходит весна... и вновь пригревает солнце... и тает снег... и распускаются почки... и дерево вновь покрывается свежей зелёной листвой... и оно стало старше на один год. И оно стало ещё сильнее, ещё увереннее... оно ещё крепче стоит на своих собственных ногах...


Классический пример изменения — превращение гусеницы в бабочку.

Бабочка

Однажды жила-была гусеница, которая изо дня в день делала одно и то же, одно и то же... но в один прекрасный день, ведомая каким-то неясным внутренним побуждением, она начат делать то, чего она никогда раньше не делала... она нашла подходящее место в развилке двух сучков, закрепилась и начала выпускать из себя прочную нить и обматываться ею...

И хотя она делала это впервые в жизни, она всё делала правильно, ведомая каким-то внутренним инстинктом...

И когда она завершила эту работу, оказалось, что она создала вокруг себя кокон... надёжный... прочный... который защищает от внешних воздействий... и который позволяет в тишине... в покое... осуществиться тем внутренним изменениям... которые необходимы... в нужное время... в нужный срок...

И когда время пришло... и необходимые изменения совершились... существо, скрывавшееся в коконе, ощутило потребность выйти на свободу... и оно стало стремиться... со всей силой своего намерения...

И вот лопнула одна ниточка кокона... затем вторая... и третья... и существо, скрывавшееся в коконе, вышло на свободу... и оказалось, что это бабочка... большая... красивая... сильная... которая живет долго... летает высоко и далеко... несёт в мир красоту и гармонию... и бабочка взмахнула крыльями... и полетела...

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/279269.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/278662.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html#cont
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments