Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Эриксоновский гипноз. М. Р. Гинзбург, Е. Л. Яковлева

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/279680.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/279269.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html#cont

Глава 7. Замешательство


С ощущением прекращения ощущаемого
Прекращения ощущения не удержать. Когда
сознание осознаваемого пусто, Пустота
сознания предельно полна.

«Путь мастера цигун»


7.1. Природа замешательства


Замешательство используется для того, чтобы освободить человека от жёсткой привязки к сознательным процессам. Или, проще говоря, «выбить» его из левополушарного, рационального функционирования. Фактически замешательство даёт мгновенный транс.

Замешательство способствует разрушению привычных, но неэффективных шаблонов мышления и поведения и возникновению новых, то есть способствует изменению. Эриксон написал фразу, под которой подписался бы любой мастер дзен: «Из замешательства произрастает просветление».

Замешательство повышает вероятность принятия внушения. Когда человек в замешательстве, он стремится осмыслить — что происходит? Он ищет ответ. Ответ может прийти изнутри — как осмысление ситуации, а может прийти и снаружи — как внушение.

Поэтому замешательство не создаётся просто ради замешательства, замешательство ради замешательства — это шутка. Замешательство утилизируется, то есть используется. Либо даётся внушение войти в транс, либо переходят к более традиционной технике наведения транса, либо даётся какое-то другое внушение.

В основе использования техник замешательства в эриксоновском гипнозе лежат два эпизода из жизни Эриксона, уже ставшие хрестоматийными.


Первый эпизод

Молодой Эриксон бежал на занятия и со всего маху налетел на мужчину. Мужчина открыл рот, чтобы его обругать, а молодой человек посмотрел на часы и сказал: «Сейчас ровно без десяти два», — хотя на самом деле было около девяти. И когда Эриксон добежал до угла и оглянулся, он увидел, что мужчина всё ещё стоит неподвижно, пытаясь осмыслить — что же произошло?


Второй эпизод

Эриксон учился в медицинском колледже. У них был практикум, который проходил в специально отведённой для этого комнате. И вот однажды им предстояло работать в парах; работа состояла из двух частей: интересной и неинтересной. Будущий напарник Эриксона похвастался другим студентам, что он будет делать интересную часть работы, а Милтона заставит делать неинтересную. Нашлись доброжелатели, которые рассказали об этом Милтону, и, когда на следующий день они вошли в комнату для лабораторных занятий и направились к столам, на которых было сложено оборудование, на середине пути Милтон вдруг повернулся к своему напарнику и сказал:

— На самом деле та ласточка повернула сначала вправо, потом резко вверх, а потом я не знаю.

Напарник застыл, Эриксон подошёл к столам, на которых было сложено оборудование, отобрал то, которое нужно было для интересной части задания, и приступил к работе. Напарник постоял, подошёл к столу, взял то, что осталось, и тоже приступил к работе. Через некоторое время он изумленно воскликнул:

— Милтон, как получилось, что я делаю эту часть?

— Ты сам ее выбрал, — скромно ответил Эриксон.


Эриксон о принципах создания замешательства

Эриксон проанализировал эти и подобные им случаи и установил, что они характеризуются сходными психологическими элементами. Он описывает их следующим образом.

1. Имеет место межличностное взаимодействие, которое требует совместного участия и разделённого переживания.

2. Внезапно и необъяснимо вводится иррелевантная идея, сама по себе понятная, но совершенно не связанная с ситуацией и иррелевантная по отношению к ней.

3. Для человека сталкиваются:
(1) понятная ситуация, для которой уже готов паттерн реагирования и
(2) иррелевантная, но сама по себе понятная непоследовательность, которая лишает человека всякого способа реагирования до тех пор, пока не осуществится адекватная мысленная реорганизация, позволяющая устранить непоследовательность из ситуации.

4. Следует создать ситуацию, которая подразумевает определённые и адекватные реакции, но, прежде чем они могут реализоваться, в ситуацию вводится непоследовательность, которая сама по себе является осмысленной коммуникацией, что тормозит естественную реакцию человека в исходной ситуации. В результате у человека возникает состояние недоумения и замешательства, которое ведёт к глубокой потребности сделать хоть что-нибудь — некритично и неразборчиво. Имеет место глубокое торможение естественной реакции.

5. Таким образом, если в любой простой небольшой ситуации, подразумевающей простую естественную реакцию, непосредственно в момент, предшествующий реакции, вводится иррелевантный или непоследовательный стимул, возникает замешательство и торможение естественной реакции.

Непоследовательность сама по себе осмысленна, но её единственное назначение — осуществить разрыв в исходной ситуации, подразумевающей определённую реакцию. Потребность отреагировать на исходную ситуацию и торможение этой реакции ведут к возрастающей потребности сделать что-нибудь. Эта потребность является суммой потребности отреагировать на исходную ситуацию и потребности понять необъяснимое, но внешне осмысленное дополнение. (Это тот самый процесс, в результате которого начинают сбивать температуру или пить антибиотики при гриппе — потребность что-то сделать — H.B.)

Когда процедура продолжается в гипнотических целях, часто возникает невыносимое состояние недоумения и замешательства и настоятельная потребность в какой-либо реакции, позволяющей облегчить это нарастающее напряжение; человек с готовностью хватается за первую ясно понимаемую коммуникацию, адресованную ему.

Практически о том же говорит Стивен Гиллиген, формулируя так называемые предпосылки метода создания замешательства.


Предпосылки метода создания замешательства (по С. Гиллигену)

1. В поведении человека проявляется много автоматических и предсказуемых стереотипов.

2. Нарушение любого из этих стереотипов создаёт состояние неопределённости с преобладанием недифференцированного возбуждения.

3. Большинству людей состояния неопределённости весьма неприятны, и поэтому им свойственна сильнейшая мотивация избегать таких состояний.

4. Возбуждение нарастает, если человек не может приписать его определённой причине.

5. По мере нарастания возбуждения усиливается и мотивация, направленная на его уменьшение.

6. Человек, испытывающий неопределённость, как правило, готов воспользоваться первым же представившимся способом уменьшить неопределённость (например, поддаться внушению, побуждающему погрузиться в транс).

Известный эриксоновский терапевт Майкл Япко формулирует следующие основные допущения относительно техник замешательства.


Основные допущения относительно техник замешательства (по М. Япко)

1. Люди ценят понятность и ясность.

2. Замешательство, или недостаток ясности, порождает неприятное внутреннее состояние, то есть диссонанс. Диссонанс мотивирует к достижению понимания.

3. Стремление достичь понимания мотивирует поиск смысла и повышенную чувствительность к удовлетворительным (даже если и неправильным) объяснениям.

4. Поведение людей осуществляется по шаблонам, и наиболее комфортна реализация знакомого шаблона.

5. Блокировка реализации (то есть прерывание, разрыв) знакомого шаблона требует порождения новой реакции.

6. Промежуток времени, необходимый для порождения новой реакции — это период повышенного реагирования на внешние стимулы.

Различаются две основные категории техник создания замешательства:
— техники разрыва шаблона (прерывания стереотипа) и
— техники перегрузки.

Всё вышесказанное фактически относится к первой группе техник — техникам разрыва шаблона.


7.2. Техники разрыва шаблона


Люди действует по стереотипам, большая часть человеческого поведения стереотипна. Для самых разных ситуаций у людей наготове стереотипные, шаблонные способы реагирования. Поэтому, оказавшись в чужой стране, человек часто попадает в ситуацию замешательства: привычные стереотипы не срабатывают, а новых способов поведения, соответствующих ситуации, пока ещё нет.

Стереотип легко создаётся — для этого достаточно вынудить человека несколько раз повторить одно и то же действие. Этот приём хорошо известен и широко используется в спорте. Например, в боксе: удар в голову, в голову, в голову... в корпус. Удар в корпус проходит — человек «привык» защищать голову. В теннисе или в волейболе: подача в дальний угол, в дальний угол, в дальний угол... под сетку. Подача под сетку не берётся.

Стивен Гиллиген даёт прекрасную классификацию техник разрыва шаблона. Приведем её с некоторыми дополнениями.

Намеренные смысловые несуразности

Те эпизоды из жизни Эриксона, о которых мы говорили («Ровно без десяти два», «Ласточка») относятся именно к этой технике.

Нарушения синтаксиса

Грамматически неправильное построение речи.

В пельменной покупатель таким образом (непреднамеренно, но эффективно) создаёт замешательство у продавщицы; подходит его очередь, и он говорит:
— Мне одну одну и две.
— Что?
— Ну, одну одну и две в одну.
— Что?
— Ну, две, в одну две и в одну одну.

Он хотел одну обычную порцию и одну двойную.

Торможение двигательных проявлений

Ограничить клиента в движениях. Например, попросить его крепко держаться за сиденье стула.

Можно вспомнить такой пример. К Эриксону на приём пришла супружеская пара. Жена говорила без умолку, не давая Эриксону возможности поговорить с мужем. Тогда он предложил ей достать тюбик губной помады, приложить его к губам и с интересом следить за тем, как её губы захотят пошевелиться. И пока она, как завороженная, следила за этим, Эриксон спокойно поговорил с мужем.

Прерывание ключей доступа

Имеются в виду так называемые «глазные ключи доступа». Когда человек внутренне ищет ответ, он уходит в свою предпочитаемую модальность, и это видно по движениям глаз.

— Визуал ищет ответ «на потолке»: глаза уходят вверх.
— Аудиал «слушает»: глаза уходят вбок.
— Кинестетик «прислушивается к телу»: глаза уходят вниз.

Техника заключается в следующем. Как только терапевт видит, что клиент уходит в свою предпочитаемую модальность — он тут же отвлекает его, не давая ему этого сделать: словом, жестом, прикосновением. Техника часто (но неосознанно) используется школьными учителями: «Ну что ты смотришь на потолок, там ответ не написан! На доску смотри!».

У ребёнка-визуала ответ как раз «написан на потолке»; ему не дали уйти в предпочитаемую модальность, создали замешательство, в результате — двойка.


Парадоксы

Парадоксальные истории, шутки, загадки тоже хорошо «выбивают» из левополушарного логического функционирования. Так что надо иметь «домашние заготовки» — парадоксальные истории. Вот несколько примеров.

Парадокс Бертрана Рассела — «Брадобрей»

В одной деревне есть брадобрей, который бреет только тех жителей деревни, кто не бреется сам. Вопрос: должен ли брадобрей брить сам себя?

Если он должен брить сам себя, то он бреется сам, и тогда он не должен себя брить. Если же он не должен себя брить, то он не бреется сам и тогда он должен себя брить.

Бутылка с пробкой

Бутылка с пробкой стоит одиннадцать копеек. Бутылка стоит на десять копеек дороже пробки. Сколько стоит пробка?

Обычный ответ — одну копейку, но этот ответ неправильный. Если пробка стоит одну копейку, то бутылка — на десять копеек дороже, то есть одиннадцать, и вместе они стоят двенадцать.


Наведение рукопожатием

Знаменитое эриксоновское наведение рукопожатием — часть легенды, окружающей его имя. Эриксон пожимал человеку руку, и человек оставался в трансе с рукой в каталепсии. Рукопожатие (особенно у мужчин) — шаблонное, высоко стереотипизировнное действие, и его прерывание создаёт сильное замешательство.

Это наведение очень зрелищно, оно иногда используется эстрадными гипнотизерами. Значение же его в терапевтической практике невелико. Если сделать это наведение, когда человек пришёл к терапевту в первый раз, много шансов на то, что он больше не придёт. Если же человек приходит не в первый раз, нет никакой проблемы в наведении транса и непонятно, зачем его делать.

Наведение рукопожатием может осуществляться в двух вариантах.

Вариант первый. Протягивается рука для приветствия, и в момент, непосредственно предшествующий контакту рук, правая рука партнёра перехватывается левой рукой и выводится в оптимальное для каталепсии положение. Затем фиксируется внимание и даются внушения на вхождение в транс.

Вариант второй. Осуществляется рукопожатие, а затем рука партнера выводится в оптимальное для каталепсии положение и контакт разрывается медленно — как при постановке руки в каталепсию, чтобы человек не почувствовал момента полного разрыва контакта. Часто рука после этого остаётся в каталепсии.


7.3. Техники перегрузки


Перегрузка как способ создания замешательства может принимать две формы — повторения и сенсорной перегрузки.


Повторение

Повторение утомительно для сознания и вызывает скуку. Поэтому человек просто перестаёт слушать и отключается, погружаясь в себя, то есть входя в транс.

Повторение — это когда долго, с разными вариациями и в разных формах повторяется практически одно и то же. А это утомительно и скучно. Потому что скучно слушать, когда тебе долго, в разных формах, с разными вариациями повторяют одно и то же. Всё время одно и то же. В конце концов, слушать становится скучно.

И человек погружается внутрь себя, чтобы не слушать это скучное, утомительное повторение одного и того же. Потому что, сколько же можно слушать одно и то же, когда оно повторяется, пусть даже и с вариациями. Это скучно и утомительно. И человек погружается внутрь самого себя.

Он это делает для того, чтобы не слушать это утомительное повторение. Ну сколько можно повторять одно и то же, навевающее скуку. Конечно, человек утомляется и, чтобы избежать этих повторов, уходит внутрь себя. Ведь всё время повторяется практически одно и то же.


Сенсорная перегрузка

Сенсорная перегрузка заключается в том, чтобы так «загрузить» сознательный разум информацией, чтобы её трудно было воспринимать и обрабатывать.

Человек ориентирован в окружающей действительности, если он ориентирован во времени (знает, какой сейчас год, месяц, число, день недели) и в пространстве (знает, где он находится). Поэтому совершенно естественны попытки построить замешательство на этих координатах.

Когда используется временная координата — это называется дезориентация во времени.

Когда используется пространственная координата — это называется дезориентация в пространстве.


Дезориентация во времени

Рассмотрим технику дезориентации во времени, разработанную Эриксоном.

Первоначально Эриксон разрабатывал её для создания возрастной регрессии, а затем обнаружил, что она годится и для других целей, в том числе и собственно для наведения транса.

Эриксон проводит сеанс 14 июня 1963 года, в пятницу.

«Вы не только завтракали в пятницу на прошлой неделе, но перед этим вы обедали в четверг в мае, и июнь тогда был в будущем, а перед маем был апрель и перед этим был март и в феврале, возможно, вы ели то же самое на завтрак, и вы даже не думали есть это в следующем апреле, но, конечно же, 1 января, в первый день Нового года, вы и не думали о 14 июня 1963 года, это было настолько далеко в будущем, по вы конечно могли думать о Рождестве в декабре 1962 года, и разве это не было прекрасным настоящим — том, о котором вы даже не думали в День Благодарения в ноябре, и обед в День Благодарения, такой вкусный, но День Труда наступил в сентябре 62-го, но перед этим было 4 июля, но 1 января 1962-го вы никак не могли думать о 4 июля, потому что это было лишь начало 1962-го. И конечно был ваш день рождения в 1961 году, и, может быть, на этом дне рождения вы думали о вашем будущем дне рождения в 1962 году, но это было в будущем, а кто может загадывать на год вперёд в будущее? Но действительно замечательным днём рождения был ваш день рождения в год окончания школы. Двадцать один год и окончание школы!»

Проанализируем, что здесь происходит.

1. «Вы не только завтракали в пятницу на прошлой неделе, по перед этим вы обедали в четверг в мае, и июнь тогда был в будущем...»

Идёт сдвиг на неделю назад, затем с пятницы на четверг, с июня на май и с завтрака на обед. Четыре сдвига одновременно в одной фразе. Уже это достаточно трудно удержать — перегрузка сознательного разума.

При этом июнь квалифицируется как будущее, то есть он как бы ещё не наступил.

2. «...а перед маем был апрель...»

Идёт сдвиг на месяц назад.

3. «...и перед этим был март...»

Сдвиг ещё на месяц назад.

4. «...и в феврале, возможно, вы ели то же самое на завтрак, и вы даже не думали есть это в следующем апреле...»

Сдвиг ещё на месяц назад. «Следующий» апрель — это апрель, который как бы ещё не наступил. То есть сдвигаемся назад, в прошлое, и то время, которое ещё как бы не наступило, квалифицируется как будущее.

5. «...но конечно же 1 января, в первый день Нового года, вы и не думали о 14 июня 1963 года, это было настолько далеко в будущем...»

Ещё на месяц назад. Июнь квалифицируется как отдалённое будущее.

6. «...но вы, конечно, могли думать о Рождестве в декабре 1962 года, и разве это не было прекрасным настоящим...»

Ещё на месяц назад. Декабрь 1962 года квалифицируется как настоящее.

7. «...том, о котором вы даже не думали в День Благодарения в ноябре, и обед в День Благодарения, такой вкусный...»

Ещё на месяц назад.

8. «...но День Труда наступил в сентябре 62-го...»

Увеличился «шаг». Теперь сдвиг идёт уже на два месяца назад — «выпал» октябрь.

9. «...но перед этим было 4 июля...».

Ещё на два месяца назад.

10. «...но 1 января 1962-го вы никак не могли думать о 4 июля, потому что это было лишь начало 1962-го».

Ещё больше увеличился «шаг». Теперь сдвиг назад уже на шесть месяцев.

11. «И конечно был ваш день рождения в 1961 году, и может быть на этом дне рождения вы думали о вашем будущем дне рождения в 1962 году, но это было в будущем, а кто может загадывать на год вперёд в будущее»?

Ещё больше увеличился «шаг» — отсчёт уже идёт на годы.

12. «Но действительно замечательным днем рождения был ваш день рождения в год окончания школы. Двадцать один год и окончание школы!»

Это — «целевой» возраст, в который терапевт хочет регрессировать своего клиента.

Обратим внимание на то, что используются положительно эмоционально насыщенные события — праздники: рождество, Новый год, День Благодарения, 4 июля, день рождения.

Теперь рассмотрим общую схему техники замешательства, которую даёт Эриксон.


Общая схема техники замешательства



Я рад, что вы согласились быть субъектом Совместное участие в совместной деятельности
Наверное, вы сегодня ели Иррелевантно — скорее всего истинно
Все люди едят, хотя иногда они пропускают приём пищи Истинное, банальное высказывание
Наверное, вы завтракали сегодня утром Временное настоящее
Может быть, вам захочется завтра съесть что-то из того, что вы ели сегодня Будущее (косвенная импликация определённой идентичности прошлого и настоящего с будущим)
Вы ели это и раньше, может быть в пятницу, как и сегодня Прошлое и настоящее и общая идентичность
Может быть, вы захотите съесть это на следующей неделе Настоящее и будущее
На прошлой неделе, на этой неделе, на будущей неделе — неважно Настоящее, прошлое и будущее уравниваются
Четверг обычно бывает перед пятницей Иррелевантная и истинная непоследовательность
Так было на прошлой неделе, так будет на будущей неделе, так есть на этой неделе Иррелевантно, осмысленно и истинно — но что это значит? (Субъект мысленно бьётся за то, чтобы осмысленно связать всё это будущее, настоящее и прошлое, объединённые в осмысленное, но неуместное предложение)
Перед пятницей наступает четверг и перед июнем наступает май
Как это верно; но отметьте использование настоящего времени в связи между вчерашним по отношению к сегодня и маем
Но перед этим был апрель (Здесь Эриксон приводит стихотворение про апрель, которое русскому человеку ни о чём не говорит, но которое все американцы учат наизусть в начальной школе. Наш возможный аналог — «Апрель, апрель, на дворе звенит капель») Это апрель из прошлого (отдалённого прошлого), и он также указывает на конкретный момент из жизни субъекта — его школьные дни (это создаёт проблему — осмысленно связать это с тем, что говорилось раньше — это задача, создающая замешательство)
И март следует за февральскими метелями, но кто в действительности помнит 6 февраля. Теперь назад к марту, затем к февралю. 6 февраля лишь добавляет замешательства (заранее установлено, что 6 февраля не день рождения или что-то подобное; но и в этом случае оно лишь побудит субъекта валидизировать этот день)
И 1 января это начало Нового 1963 года и всего того, что он принесёт Даётся задача памяти. Он принесёт июнь (который уже состоялся), незаметно отодвигаемый в отдалённое будущее, потому что январь даётся в настоящем времени
Но в декабре было Рождество Истинные, валидные, яркие воспоминания о прошлом декабре и подразумеваемое наступление 1963 года
Но День Благодарения предшествовал Рождеству и всем этим покупкам, которые надо сделать, и такой вкусный обед Ноябрь 1962 с настоятельной необходимостью сделать что-то в наступающем декабре, эмоционально значимое воспоминание об обеде, всё в 1962. (И было много Новых годов, Рождественских праздников и дней Благодарения и все они сильно эмоционально окрашены)


Далее Эриксон говорит:

«Затем можно продвигаться всё более крупными шагами, основанными на реальных истинных событиях — День труда, 4 июля, Новый год — вплоть до 21-го дня рождения и окончания колледжа как намеченного периода регрессии.

Несколько вопросов, даже с полностью незнакомым человеком, дадут достаточно информации, чтобы строить детали техники.

Во временной регрессии можно использовать любой небольшой ряд личностно осмысленных событий».


Другие техники дезориентации во времени

В реальной работе нет необходимости делать всё это в полном объёме для дезориентации во времени. Можно путать человека отдельно на минутах, часах, днях недели, месяцах, годах, временах года.

«Часто думают, что понедельник предшествует субботе, но на самом деле расстояние между субботой и понедельником меньше, чем расстояние между понедельником и субботой, так что на самом деле суббота предшествует понедельнику».

Финансисты разбивают год на недели. Но если обычному человеку сказать: «Сейчас двадцать седьмая неделя года», то это вызовет замешательство.

Хорошая тема для дезориентации во времени — игра на смене часовых поясов.

«Разница между Москвой и Ригой составляет один час. Так что в Риге мне пришлось перевести часы на час назад. А потом прямо из Риги мне пришлось лететь в Уфу. А разница между Москвой и Уфой составляет два часа. И я никак не мог понять: надо от московского времени отнять один час рижский и прибавить два уфимских или, наоборот, отнять два уфимских и прибавить один рижский. А из Уфы мне надо было позвонить в Париж. Я знал, что разница между Москвой и Парижем составляет два часа, и начал считать: от московского времени отнимаем один час рижский... прибавляем два уфимских... нет, пожалуй, один. Потому что мы один час уже отняли... или, наоборот, — три? Но тогда два часа парижских нужно отнять от того, что получилось, или прибавить? Пожалуй, надёжнее будет от московского отнять два часа парижских и один час рижский, а потом прибавить два уфимских... или всё же отнять? Интересно. А сколько сейчас времени во Владивостоке, ведь разница между Москвой и Владивостоком семь часов, но совсем не в ту сторону, что с Парижем, а наоборот...»

Можно путать на переходе с летнего времени на зимнее и наоборот. Можно рассказать о том, что ты купил календарь, но не заметил, что это прошлогодний календарь, и о том, как в нём нe совпадали числа и дни недели, и ты думал, что двадцать третье — это четверг, а на самом деле это был понедельник, поэтому все встречи, которые ты назначил на вторник, не состоялись; люди пришли во вторник, а ты — в субботу...

Можно сравнивать календари разных времён и народов, рассказать о том, что у одних народов Новый год в конце декабря, а у других — в апреле, а в России два Новых года — старый Новый год и новый Новый год, но новый Новый год наступает раньше старого, не говоря уже про Рождество, которых тоже два — католическое и православное, так что, с одной стороны, Рождество перед Новым годом, но, с другой стороны, — после Нового года, потому что православное рождество после нового Нового года, но, тем не менее, перед старым Новым годом...


Дезориентация в пространстве

Как уже говорилось, использование с целью создания замешательства временной координаты называется дезориентацией во времени, а использование пространственной координаты — дезориентацией в пространстве. Дезориентация в пространстве действует ещё сильнее, чем дезориентация во времени, так как время невозможно увидеть, а пространство непосредственно воспринимается, и если человек не знает, где он находится в пространстве, то это действительно сильное замешательство.

С. Гиллиген выделяет две группы техник дезориентации в пространстве, которые он называет «Сдвиг внешней системы координат» и «Сдвиг внутренней системы координат».

«Сдвиг внешней системы координат» подразумевает, что для дезориентации человека в пространстве используются реальные окружающие предметы, на которые поочерёдно направляется его внимание.

Так же, как и в случае дезориентации во времени, мы обратимся к исходной технике, разработанной Эриксоном. Все остальные техники дезориентации в пространстве представляют собой её различные стороны, аспекты, грани.

Предыстория техники такова. В Америку приехал врач из Индии — доктор Говиндасвами (в дальнейшем — доктор Г.). Он изучал мышление шизофреников. Зная, что Эриксон занимается этой проблемой, он попросил его о консультации. Эриксон сказал, что он продемонстрирует ему кое-что.

Эксперимент заключался в следующем. Четыре стула были поставлены квадратом: А, В, С, D.
— На стуле А сидела секретарша Эриксона мисс К.,
— стул В был пустым,
— на стуле С сидел доктор Г.,
— на стуле D сидел Эриксон.

С

д-р Г.
D

Эриксон
В
А

мисс К.



Эриксон (обращаясь к ведущей записи мисс К., сидящей на стуле Л) сказал:

«Я хочу рассказать д-ру Г. кое-что о географии (термин "пространственная ориентация" сознательно избегался) и мне нужна ваша помощь... Вы должны сидеть там, где находитесь постоянно, постоянно, постоянно, не двигаясь. Д-р Г. будет смотреть на вас и я тоже.

Я хочу, чтобы вы знали, что этот стул (указывая на А), на котором вы сидите, для вас тут, а тот (показывая на В) — там,

но для д-ра Г. этот стул (А) там, а тот стул (В) — тут,

но когда мы перемещаемся по квадрату, я нахожусь тут, а вы — там,

но вы знаете, что вы находитесь тут, и вы знаете, что я там,

и мы знаем, что этот стул (В) и д-р Г. находятся там,

но он знает, что он тут, а вы там, и тот стул (В) там, и я там,

и он, и я знаем, что вы и тот стул (В) там, тогда как вы знаете, что я тут, и д-р Г., и тот стул (В) там,

но вы знаете, что д-р Г. знает, что он тут, а вы там, и что этот стул (В) там, и что я, который тут, в действительности там,

и если бы этот стул (В) мог думать, он бы знал, что вы там, и что д-р Г. и я оба думаем, что мы тут, и что мы знаем, что вы там, даже если вы думаете, что вы тут,

так что трое из нас знают, что вы там, хотя вы думаете, что вы тут,

но я тут и вы там,

и д-р Г. знает, что он тут, но мы знаем, что он там, но он знает, что вы там, в то время как он тут».


На этом заканчивается та часть эксперимента, которая поддаётся логическому анализу потому что то, что происходило дальше, уже никакому анализу не поддаётся. А дальше происходило вот что. Эриксон, обращаясь к секретарше, сказал:

«А теперь мисс К., сначала медленно, а затем всё быстрее и быстрее, пока вы не будете говорить с нормальной скоростью, объясните доктору Г., что хотя он думает, что он тут, а вы там, что вы тут, и что он там, даже если я думаю, что этот стул тут и я тут, и вы там, и когда вы скажете это быстро и д-р Г. начнёт понимать, что он тут и что вы там, вы медленно перейдёте с этого стула (А) на тот (В), но удерживая его внимание на вашем объяснении того, как каждый из нас может думать, что он тут, а быть там, или быть там и думать, что он тут, и когда он увидит, как вы сидите там, спокойно вернитесь. Продолжая объяснять и даже смеясь над ним из-за того, что он думает, что вы там, в то время как вы тут, и не понимает, что вы там, в то время как он по-прежнему думает, что вы тут».

Мисс К. начала говорить сначала медленно, затем всё быстрее, перемежая «там» и «тут» и постоянно перемещаясь с одного стула на другой.

У д-ра Г. появился горизонтальный нистагм, головокружение, тошнота и головная боль. И на этом эксперимент пришлось прервать. (Нистагм — непроизвольные колебательные движения глаз высокой частоты (до нескольких сотен в минуту) — H.B.)

Замешательство создавалось очень простыми приёмами:
— постоянное смещение точки отсчёта (поочерёдное указание из разных точек);
— удвоение или утроение точки отсчёта («и он, и я знаем, что»);
— приём, который можно назвать «рефлексивным смещением точки отсчёта» («Вы знаете, что доктор Г. знает, что...») и
— рассогласованные характеристики одной и той же точки («этот стул там, а тот стул — тут»).


Практическое использование сдвига внешней системы координат

На практике нет необходимости выполнять это в полном объёме в реальной ситуации. Это иногда делается «точечно», одной фразой. Так, Эриксон мог сказать своему пациенту: «Сядьте на этот стул справа от меня», показывая на стул, стоящий слева. При этом происходит рассогласование жеста и речи — это мощный фактор, создающий замешательство. Это замешательство, регулярно возникающее у русских в Болгарии, когда тебе говорят «да» и при этом отрицательно качают головой.

Для использования этой техники нет необходимости в четырёх позициях (четыре стула), достаточно двух позиций — терапевта и клиента.

«Сдвиг внутренней системы координат» подразумевает, что внимание поочерёдно обращается на воображаемые объекты. С целью дезориентации в пространстве по типу «Сдвиг внутренней системы координат» можно использовать любые мысленные перемещения в пространстве. Можно путать север, юг, восток и запад, верх и низ, предлагать мысленно подняться в глубину самого глубокого моря или спуститься на вершину самой высокой горы.

Пример

Иногда в детстве было так приятно лежать на траве и смотреть на белые облака в синем небе, и мечтать о том, чтобы плыть с этими белыми облаками по синему небу... далеко-далеко... и, может быть, посмотреть вниз... и увидеть там себя... лежащего на траве... и смотрящего на самого себя... плывущего по синему небу... с белыми облаками...
("Сказка про белого бычка" это называется — H.B.)

Одновременно это — диссоциация.

Антонимы

Берётся противоположная пара понятий, которые перемешиваются так, что человек полностью в них запутывается. Пара может быть любой: «сон — бодрствование», «сознание — бессознательное», «помнить — забывать».

Пример: «Долг — свобода»

Вы хотите быть свободной, чтобы помогать своей семье. Но вы не можете чувствовать себя свободной, потому что у вас есть долг перед обществом. Из-за долга вы не свободны. С другой стороны, у вас есть долг перед своей семьёй. Но вы не свободны из-за долга, поэтому вы не можете выполнять свой долг перед семьёй. Для того, чтобы иметь возможность выполнять свой долг, вы должны быть свободны от долга перед обществом. Таким образом, только свобода от долга даст вам возможность выполнять свой долг, потому что вы не может выполнять свой долг до тех пор, пока не освободитесь от долга. Только свобода от долга даёт возможность действительно свободно выполнять свой долг.

Можно вспомнить знаменитую фразу Эриксона, построенную на паре «знать — не знать»:

«Есть что-то, что вы знаете, но вы не знаете, что вы это знаете. Как только вы узнаете, что это такое — то, что вы знаете, но не знаете, что вы это знаете, ваша проблема исчезнет».

Если у терапевта на это хватает объёма внимания и памяти, то можно использовать две противоположные пары понятий и даже больше. (Не понимаю, зачем эти сложности, честно говоря — H.B.)

На основе этого приёма нами была разработана техника для работы с сопротивлением — с клиентами, которые не входят в транс, потому что боятся потерять контроль.

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/279680.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/279269.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/275857.html#cont
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments