Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

А. Шутценбергер. Синдром предков

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/296588.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/295829.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/294689.html#cont

СКЛЕП И ПРИЗРАК


В 1978 г. два психоаналитика, принадлежащих к классическому фрейдовскому направлению, парижане венгерского происхождения Николя Абрахам и Мария Тёрёк, взяв за основу свои клинические исследования, опубликовали сборник статей «Скорлупа и ядро» [1], в котором впервые ввели понятия «склепа» и «призрака». Они работали с больными, которые говорили, что совершают тот или иной поступок, не понимая причины. А их семьи подкрепляли эти утверждения, объясняя, что те действовали так, «как если бы это был кто-то другой». Абрахам и Тёрёк выдвинули гипотезу о том, что всё происходит так, будто существует активный призрак, который говорит за людей (своего рода чревовещатель) и даже действует за них.

1 L'Ecorce et le noyau, Paris, Aubier-Flammarion, 1978.

Этот призрак — вероятнее всего, некто, как бы вышедший из «плохо закрытой» могилы предка, если того постигла смерть, которую трудно принять, либо с ним произошло что-то постыдное, или же семья из-за него оказалась в трудной ситуации. Что-то было не так, произошло что-то «непристойное», «некрасивое», подозрительное, «нехорошее» для менталитета того времени. Например, это могло быть убийство, смерть при невыясненных обстоятельствах, туберкулёз, «постыдная» болезнь (сифилис), пребывание в спецучреждении, в психиатрической клинике или в тюрьме, банкротство, адюльтер, инцест. Речь шла о том, чтобы забыть что-то или кого-то, кто был опозорен или опозорил семью, стыдившуюся того, что произошло, и потому об этом предпочитали не говорить.

Всё происходило так, будто какой-то член семьи охранял молчание об этом невысказанном событии, которое считалось семейной тайной. Этот человек становился единственным хранителем этой тайны — он как бы хранил её в своем сердце, в своём теле, в своеобразном «склепе» внутри себя, а этот призрак время от времени оттуда выбирался [2] и действовал через одно или два поколения.

2 Разумеется, если «призрак выходит» из склепа одного из членов семьи после несовершённого траура, то это означает, что этот сын или внук не метаболизировал этот несовершённый траур по чему-то или кому-то; он не метаболизировал и не интроецировал этот траур, что могло бы создать в некотором вроде связь между поколениями. Еврейская кабалистическая традиция «Диббук» (призрак).

Исходя из понятия инкорпорирования [3], Абрахам и Терек выдвигают предположение, что имело место внедрение внутрь себя (en soi) запрещённого объекта, компенсируя тем самым неудавшуюся интроекцию , что создает как бы «имажинальную связь» [5].

3 Инкорпорация — процесс, посредством которого субъект более или менее фантазийным способом поглощает и хранит объект внугри своего тела (Лапланш и Понталис). В инкорпорации субъект доставляет себе удовольствие, заставляя объект проникать в себя, разрушая таким образом этот объект и ассимилируя его качества (каннибализм).

4 Субъект переносит неким фантазийным способом извне вовнутрь объекты и присущие этим объектам качества... Это явление близко к инкорпорации... Оно не обязательно предполагает соотнесение с границей тела... Оно находится в тесной связи с идентификацией (Лапланш и Понталис).

5 Имажинальный (Imaginal) — терминология Генри Корбена; чтобы соотнести с понятием shi'ite, с имажинативным (образным) восприятием (не воображаемым (imaginaire), нереальным, а именно имажинальным (imaginal), mundus imaginalis, cf. Cahiers internes du syrnbolisme, n 6, p. 196.). Это в некотором роде интуиция мира Другого.

Но вернёмся к определениям понятий «призрак» (привидение), «склеп», «дуальное единство», данным Николя Абрахамом и Марией Тёрёк:
«Призрак — это некое образование бессознательного; его особенность состоит в том, что оно никогда не было осознанным [...] и является результатом передачи из бессознательного родителя в бессознательное ребёнка, механизм которой пока неясен». («Скорлупа и ядро» , ор. cit., с. 429.) [...] «Призрак — это работа в бессознательном с тайной другого, в наличии которой нельзя признаться (инцест, преступление, внебрачный ребёнок)» (ibid., с. 391).

«Навязчиво преследуют не усопшие, а те пробелы, которые остаются в нас из-за тайн других» (ibid., с. 427). «Его проявление, его преследование — это возвращение призрака в странных словах и поступках, в симптомах» (ibid., с. 429). «Так проявляется и прячется [...] то, что покоится как «живая — мёртвая» наука тайны другого» (ibid., с. 449) (см. примечание в приложении).

Переход, скорее всего, происходит через дуальное единство «мать — дитя».


Непризнаваемая, неуловимая тайна


Это тайна, которую нельзя раскрыть, часто постыдная и имеющая отношение к родственнику: проигрыш, несправедливость. Такой невыразимый словами траур «размещают» внутри себя, в «потайной усыпальнице», в «склепе». Этот тайный «призрак» (который обволакивает тайну другого) может передаваться от бессознательного родителя к бессознательному ребёнка, из поколения в поколение.

Всё происходит так, как если бы некоторые плохо захороненные мертвецы не могли оставаться в своих могилах, приподнимали плиты и перемещались, прятались в этот «склеп», который носит в себе — в своём сердце и в своём теле — кто- то из членов семьи, откуда они выходят, для того чтобы их признавали, не забывали о них и о происшедшем событии.

Подобный пример подала Церковь в своём ежегодном упоминании о Страстях Господних с процессиями, а иногда и театрализованными представлениями перед Собором; евреи и мусульмане помнят об исторических моментах как о национальных светских праздниках. Но до появления трансгенерационной терапии не изучалось влияние такого рода памяти на народы-мученики, жертвы геноцида, убиенных и целые семьи.

Терапевт, работающий в рамках трансгенерационного метода, помогает клиенту идентифицировать свой «склеп», освободить призрак, дав ему имя, а носитель призрака сможет, таким образом, прекратить свою идентификацию, отделиться от «призрака» предка... и уйти с миром.

Один из самых потрясающих случаев — это случай с Артюром Рембо.

Ален Мижола [6] считает, что «анормальное» поведение Артюра Рембо, когда он перестал писать стихи и уехал, в Африку, а затем, исколесив всё, вернулся во Францию, чтобы умереть там от рака колена, было вызвано тем, что его преследовал дух отца. Можно было бы сказать, что Артюр Рембо заблуждался по поводу своей идентичности, он путал свой родной город с родным городом своего деда (Доль). Он говорил, что скрывается от военной полиции, считал себя дезертиром из 47-го пехотного полка, а на самом деле никогда в армии не служил, но его отец служил именно в 47-м полку.

6 Les Vis.iteurs du Moi, Paris, Les Belles Lettres, 1981.

Давайте рассмотрим историю семьи Рембо. Артюра покинул его отец, когда ему было шесть лет, а деда, который родился в городе Доль (поэт заявлял, что он сам якобы там родился), оставил его отец тоже в шестилетнем возрасте. Можно было бы говорить о семейном повторении в том же возрасте, и о «двойной годовщине» («синдроме годовщины»), следствии «неоплаченных счетов».

Призрак, кажется, продолжает делать своё дело молча и тайно. Он проявляется в непонятных словах, в невысказанном, в молчании, в «провалах» в реальной действительности, в пробелах, оставшихся внутри себя из-за тайн другого.

Рассмотрим воображаемый пример.

Предположим, что я — мсье Артур Дюпон и я знаю, что моя мать была незаконнорожденным ребёнком. Я стыжусь этого факта. Я знаю, что моя мать родилась вне брака и воспитывалась в деревне в Изере. Если я не хочу говорить об этом с моими детьми, то никогда не стану упоминать ни о матери, ни об Изере, ни об Альпах. О горах я скажу, что терпеть не могу альпинизм, а люблю только плавание и море... и увезу всю семью на Средиземное море.

Тайна, невысказанное — это как масляное пятно, в нём есть тёмные, все расширяющиеся области.

«Оккультные» слова, по мнению Абрахама и Тёрёк, ведут себя как невидимые эльфы — они стараются через бессознательное разрушить когерентность психики.

Источники повторений не осознаются и даже не рационализируются. Все гораздо серьёзнее: семейные тайны, по- полнямые энергией либидо, судьбоносным образом определяют выбор профессии, времяпрепровождения, увлечений.


Охотник за бабочками


Николя Абрахам (1978) рассказывает историю об одном пациенте, который совершенно ничего не знал о прошлом своего деда. Этот господин был геологом-любителем. Каждое воскресенье он отправлялся искать камни, собирал их, раскалывал. Кроме того, он охотился за бабочками, ловил их и умерщвлял в банке с цианидом. Что может быть банальнее! Однако этот человек чувствовал себя очень некомфортно и старался найти способ справиться со своим состоянием. Он лечился у нескольких врачей, в том числе у психоаналитика, но без особого успеха. Ему было неуютно в жизни. Тогда он обратился к Николя Абрахаму, которому пришло в голову провести исследование его семьи, поднявшись на несколько поколений выше. И тут он узнаёт, что у пациента был дед (отец матери), о котором никто не рассказывал! Это было тайной. Терапевт посоветовал клиенту навестить родню своего деда. Тот выясняет, что дед совершал поступки, в которых невозможно признаться, — его подозревали в том, что он ограбил банк и, возможно, сделал ещё что-то похуже. Его отправили в африканский батальон, в каменоломни, а затем казнили в газовой камере. И внук об этом ничего не знал. А чем занимался в выходные дни наш пациент? Он как геолог-любитель отбивал камни и, охотясь на крупных бабочек, умерщвлял их в банке с цианидом. Символический круг замыкается, он выражает тайну (принадлежащую его матери), тайну, не известную ему самому.

В некоторых случаях способы проводить время, которые являются производными от семейных тайн, удивительно нагружены смыслом. Одного лишь психоанализа или индивидуальной психотерапии, связанной только с символическим прошлым и его травмами в индивидуальной жизни, здесь недостаточно.

«Трансгенерационный анализ» заставляет индивида охотиться за семейными тайнами, вести поиск своей полной генеалогии, своей истории.

Когда раскрываются тайны, делаются пророческие открытия, то пропадают некоторые аффекты, связанные с тяжёлым прошлым, негативными повторяющимися ситуациями и травмами. (И это всё? Одного раскрытия тайны достаточно для исчезновения симптомов? Мне это напоминанет психоаналитическую мантру "лечения через осознание", пока блевать фонтаном не начнёшь от визитов к аналитику. И тогда на тебя навесят ярлык "трудного, ленивого клиента" — H.B.)

В свете трансгенерационной теории человек, страдающий от «призрака, который выходит из склепа», страдает от «семейной генеалогической болезни», неосознанной лояльности семье, от последствий невысказанного, которое стало тайной.

Абрахам и Тёрёк, как психоаналитики, видят в этом «образование динамического бессознательного, которое появилось не из-за вытеснения личной истории единичным субъектом, но вследствие прямой эмпатии к истории рода, осознанной и отвергаемой родительским (парентальным) субъектом» [может быть, это болезненное наложение друг на друга времен и поколений, как мы бы сказали].

Очевидно, что некоторые из нас носят в себе «склепы», или могилы, где они как бы закопали плохо захороненных покойников, «плохо умерших» — похороненных с такими тайнами, о которых невозможно рассказать потомкам, либо преждевременно умерших (ставших жертвами убийства, геноцида).

Странное поведение (его психосоматическое выражение), болезнь или бред часто сопутствуют этому призраку, и тайна, заживо похороненная в бессознательном предков, «выводит на сцену» волнение в его словесных или поведенческих проявлениях.

Но остаётся непрояснённым вопрос о том, как переписываются и передаются семейные тайны в повседневной жизни, если о них не говорят.

В клинике констатируют трансгенерационную передачу серьёзных травм, о которых не говорили или же по поводу которых не объявляли траур, в том числе травм военных времён (отравленные газами, утонувшие, пострадавшие от пыток, изнасилований), что наносит раны родственникам или боевым товарищам.

Возникает вопрос о трансгенерационной передаче. Как она осуществляется?

Всё, что нам известно с психологической, физиологической или неврологической точки зрения, не позволяет понять, как что-то может лихорадить разные поколения одной семьи.

Николя Абрахам и Мария Тёрёк выдвигают гипотезу о «призраке» как свидетельстве о наличии «мертвеца», похороненного в другом. Это сродни дуальному единству «мать — ребёнок», которое трансформируется во «внутренний дуальный союз между сознанием и самостью (Moi)». Потомков носителя «склепа», вероятно, преследуют «пробелы, оставленные в нас тайнами других». По выражению Николя Абрахама и Марии Тёрёк, говорит и действует как раз эта невысказанность, обострённая молчанием и утаиванием.


ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СМЕРТЬ


Эрже и Тентен


Комиксы тоже могут рассказать о скрытом поиске.

Кто из представителей поколения, выросшего на комиксах, не читал увлекательные и прекрасные истории о Тентене и его собаке Милу, и о Капитане Хэддоке?

Психоаналитик Серж Тиссерон по следам этих персонажей восстановил жизненный роман их автора Эрже [1] (Жоржа Реми, инициалы РЖ).

1 Tintin chez le psychanalyste, Paris, Aubier-Montaigne, 1985. Tintin et les secrets de famille, 1992. Entretiens prives, 1988, 1990.

Вы помните капитана Хэддока, этого колоритного персонажа, у которого всегда в руках бутылка? Он искал своего предка и в конце концов нашёл его, пользуясь указаниями, исходящими из таинственного замка с не менее таинственными бумагами, которые сгорели. Этот предок, Шевалье де Хэддок, вероятно, был внебрачным, тайным сыном Людовика XIV. Тайну эту выдал попугай, который повторял разные фразы и указывал на то, что сокрыто. А когда благодаря попугаю восстановили историю, связанную с замком Муленсар (Мансар), и сокрытые тайны, которые указывали на то, что капитан Хэддок происходил от Короля-Солнца, тот излечился от пьянства, стал нормальным человеком.

Психоаналитик Серж Тиссерон, восстанавливая биографию Эрже по серии комиксов («Тентенов»), выдвинул предположение, что Эрже сам имел проблемы с установлением родственников и его мать, вероятно, была внебрачной дочерью какого-то дворянина. В дневниках Эрже, опубликованных после его смерти, обнаруживается, что он страдал оттого, что был внебрачным ребёнком, скорее всего, бельгийского барона, к в зашифрованном виде писал об этом.

Действительно, в 1990 году было установлено, что гипотеза проверялась. При восхождении вверх на одно поколение выяснилось, что отец Эрже, вероятнее всего, был внебрачным сыном дворянина или даже короля (перечитайте в серии Тентенов то, что касается Дюпон(т)а и Дюпон(д)а, которые «ничего не понимают»).

Читая некоторые романы и истории, вы сумеете незаметно обнаружить теневой мир писателя и к тому же понять ваш собственный.


Семейные бессознательные повторения в дни годовщин: несчастный случай со вдовцом


Рассмотрим подлинную клиническую историю, несчастный случай со вдовцом.

Муж секретаря ассоциации, где я работала в Париже, — промышленник, очень серьёзный человек. Он любит свою семью и очень привязан к своему отцу. Его отец — весьма активный и моложавый человек 89 лет. И вдруг он ни с того ни с сего упал на эскалаторе и ударился головой. Ему стало совсем плохо, он умоляет, чтобы его оставили в покое, дали умереть. В какой-то мере его активной жизни пришёл конец. Если знающий человек рассмотрит историю этой семьи, то ему откроются удивительные вещи.

Однажды, 26 октября, дед вышел на улицу один, сел в метро и поехал в Галери Лафайет. Ступив на эскалатор, он упал, ударился головой и скатился вниз на целый этаж. Если мы поищем ключевые точки в истории семьи, посмотрим, что было с его женой, то выясним, что она умерла 10 лет назад 26 октября. Тогда становится понятным, что дедушка упал и ударился головой в годовщину смерти своей жены. Что это — чистая случайность? Совпадение?

Я столько раз была свидетелем таких совпадений, что теперь говорю о неосознанных семейных повторениях и синдроме годовщины.


Болезнь приёмного ребёнка


Одна молодая женщина прежде страдала «синей болезнью» (болезнью сердца, при которой существует риск её генетической передачи по наследству), но после операции она стала чувствовать себя хорошо, так же, как и её бабушка (которую тоже прооперировали от «синей болезни»). Она решает выйти замуж, но детей не заводить, чтобы не было риска передать им болезнь.

Однако они с мужем решают усыновить ребёнка.

Им предлагают ребёнка, который живет в Индии. О нём ничего не известно, кроме того, что он сирота. Супруги соглашаются. Малыш оказался очень красивым. Вскоре после его приезда во Францию выясняется, что ребёнок болен: у него та же самая «синяя болезнь», которой страдает молодая женщина, а ведь она хотела избежать риска генетической передачи болезни. Случайно ребёнка оперирует тот же хирург, в той же больнице, того же числа, что и саму женщину несколькими годами раньше (дату операции назначают больничные службы).

Конечно, совпадение, но любопытное совпадение — «почти семейный» повтор болезни и даты хирургического вмешательства для приёмного ребёнка, которого любят, как родного, и который «всегда был членом семьи».


Тайна смерти родителей и своего происхождения: дети депортированных


О многом может рассказать клиническая практика, касающаяся детей депортированных, которым не сказали правду об отъезде, депортации, лагерях, смерти их родителей.

Одна из исследователей, Клодин Вег [2], свою первую работу на соискание учёной степени по медицине посвятила потомкам людей, умерших во время Второй мировой войны в депортации. Их дети в ту пору ничего не знали о судьбе своих родителей (им не удалось попрощаться), не знали, что с ними стало, к тому же им самим приходилось скрываться. Большинство этих детей приняли к себе другие семьи, им часто давали другие фамилии и имена. А некоторых взяли на воспитание монастыри и церковные общины.

2 Claudine Vegh, Je ne lui ai pas dit au-revoir, Paris, Gallimard, 1980.

Этим детям объяснили, что их мама и папа уехали путешествовать и не разрешали говорить о них. От детей скрывали грустную правду «для их же блага». Впрочем, часто взрослые и сами не знали, что стало с уходящими в туман поездами и людьми, попавшими в облаву.

Для детей это трудная ситуация — не выдать, не рассказать тайну, быть оторванными от близких, расстаться со своими привычками, сколь бы славной ни была принимающая семья.

Но такое тяжёлое воспоминание нередко сопровождается тяжким долгом, иногда даже слишком тяжким (воспоминание или даже месть, вендетта, как на Корсике).

Несколько лет спустя, после Освобождения, они ждали возвращения своих близких, и тогда узнали, что их родители были, вероятно, депортированы и умерли в концентрационном лагере.

Исследования показали, что примерно в трёх поколениях эти дети и их семьи являются носителями кошмаров и травм, от которых они никак не могут излечиться.


Случай Робера — разрывы и тайны


В качестве примера приведём случай с Робером, четырнадцатилетним еврейским мальчиком, о котором рассказала Клодин Вег. Когда его отца забирали (депортировали), при расставании он крикнул:
«Всегда помни, Робер, что ты еврей и должен оставаться им! [...]». Таковы были его последние слова, я их всё ещё слышу, как будто это было вчера.

Он не сказал мне: «Я люблю тебя, ничего не бойся, береги себя», а только эту фразу. [...] Ведь, в конце концов, разве я живу? [...] Ты понимаешь, я обижаюсь на них. Да, я обижаюсь на мёртвых, которые своей жизнью заплатили за мою! Так жить невозможно! Они ничего не сделали, чтобы выжить. [...] Они оставили меня одного из всей семьи, и мне любой ценой нужно было выжить. [...] Я два раза возвращался в Дордонь с женой и дочками. Как известно, преступник всегда возвращается на место своего преступления, не так ли? [...] Да, я так и сказал — «преступник». Странно... Но, в конце концов, ведь они умерли, а я вот жив. [...] Моя старшая дочь, студентка, уезжает на постоянное место жительства в Израиль! Она сказала мне, что должна осуществить то, чего не сделал я... Круг замкнулся. [...] Мой отец гордился бы ею».

Долг Робера перед своим отцом («Никогда не забудь, что ты еврей!») заплатила его дочь. Но Робер знает, что он со своим долгом не рассчитался, и потому считает, что «так жить нельзя».

И это ощущение будет его преследовать, отравлять жизнь. Может быть, это также связано с чувством вины того, кто остался в живых.

По мнению Клодин Вег, невысказанная тайна, связанная со смертью, оказывала столь сильное воздействие, что помешала нормальному функционированию психики: лучше знать правду, даже горькую, постыдную или трагическую, чем скрывать её, поскольку то, что скрывают одни, другие люди чувствуют или угадывают (ведь мы не профессиональные актеры). И эта тайна, это несказанное становится более серьёзной травмой на долгое время.

Тайна — это всегда проблема.

Напомним, что в греческой мифологии парикмахер царя Мидаса не смог сохранить тайну, которую он зарыл в землю. «У царя Мидаса — ослиные уши» — эту тайну стал повторять тростник, выросший на том месте.

Фрейд напоминал нам, что тот, у кого есть глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, констатирует, что смертные не могут хранить никаких тайн. «Тот, чьи губы хранят молчание, выбалтывает кончиками пальцев. Он выдает себя всеми порами».

Это приводит нас к пониманию и правильной оценке важности невербальной коммуникации и выражения чувств как языком тела, так и красноречивым молчанием.

Очень часто настоящие писатели понимают и расшифровывают «чёрные дыры» нашей психики лучше, чем иной профессионал. Я хочу сказать, такие писатели, для которых писать — это как катарсис. Вот несколько примеров: Пруст, расшифровавший память, Музиль и проблематика близнецов, Вирджиния Вульф и переменчивая жизнь сознания, или наши современники Маргарит Дюрас и Патрик Модиано.

О детских травмах замечательно рассказано Марией Кардиналь в книге «Слова, чтобы это высказать» и Франсуазой Дольто в «Детстве» , которая во взрослом возрасте в процессе психоанализа вновь пережила муку от резкого разрыва с со своей молодой няней, от которой она чуть не умерла в шестилетнем возрасте.


Геноцид и пережитая несправедливость: рабство, депортация, массовое бегство. Психологическая энграмма пережитых трудностей


Проблемы, вызываемые геноцидом, очень значимы, и даже тогда, когда речь идёт о давних геноцидах — будь то Холокост, армянский геноцид (в результате которого погибли два миллиона человек) или геноцид по отношению к чернокожим во времена рабства и работорговли [3]. Ответные удары этих народов и современные последствия геноцидов не менее значимы.

3 Проблема остатков рабства ещё не снята, как и обида чернокожих на белых, несмотря на формальное равенство гражданских прав. Это доказывают непрерывные бунты ещё в 1990-х годах, несмотря на то, что рабство (чернокожих у чернокожих) существовало в Африке в эпоху торговли рабами и эбеновым деревом (и остаточные явления этого вроде бы ещё сохраняются).

Теперь мы видим, какие ответные удары вызвали Крестовые походы, и то, что пережили арабы в средние века, современные мусульмане воспринимают как геноцид и убиение невинных. Свидетельством тому является активное пробуждение ислама в конце XX века. Амин Маалуф (Крестовые походы глазами арабов, Париж, Латтес, 1983, переизд, «Жэ лю», 1985) объясняет:
«Как отделить прошлое от настоящего, когда речь идёт о борьбе Дамаска против Иерусалима [...]. В мусульманском мире, постоянно подвергающемся агрессии, эта борьба у некоторых фанатиков принимает форму опасной навязчивой идеи. Разве мы не видели, как 13 мая 1981 г. турок Мехмет Али Агджа выстрелил в Папу, объяснив в письме: «Я решил убить Иоанна Павла II, высшего предводителя Крестоносцев». За этим индивидуальным актом ясно прослеживается то, что на арабском Востоке Запад по-прежнему воспринимают как естественного врага. [...] Травма ещё и сегодня воспринимается как осквернение [4].»


4 Напомним несколько дат.
622 г,: начало мусульманской эры;
638 г.: Калиф Омар берёт Иерусалим; VII и VIII века: арабская империя от Индии до Пиреней;
1055 г.: турки господствуют в Багдаде;
1096 г.: Пьер Затворник разбит калифом Нисеи (1-й Крестовый поход 1096-1099);
15 июля 1099 г.: «Франжи» захватывают Иерусалим (арабская история рассказывает, что город был разгромлен, а евреям и мусульманам перерезали горло); затем арабы отвоёвывают Иерусалим у крестоносцев;
1100 г.: Бодуен провозглашает себя королём Иерусалима;
1115 г.: союз мусульманских принцев и сирийских франков против султана;
1148 г.: король Франции Луи VII и император Германии Конрад разбиты при Дамаске;
1187 г.: Саладин вновь завоёвывает Иерусалим;
1204 г,: «Франжи» захватывают Константинопль и разрушают его;
1218-1221 гг.: стремительное наступление Чингиз-Хана (1167-122?) и вторжение франков в Египет;
1244 г.; франки теряют Иерусалим в последний раз;
1248-1250 гг., 7-й Крестовый поход: вторжение в Египет короля Франции Святого Луи (Луи IX), который будет захвачен, затем выкуплен, возвратится во Францию в 1254 г. и умрёт от чумы у стен Туниса 25 августа 1270 г. в начале 8-го Крестового похода.
(Восемь Крестовых походов:
1-й — 1096—1099;
2-й - 1147-1149;
3-й - 1189-1192;
4-й - 1202-1204;
5-й - 1217-1219;
6-й - 1228 — 1229;
7-й - 1248-1254;
8-й - 1270.)


Память сохраняется долго


Падение Берлинской стены (10 ноября 1989 года), «гласность», падение коммунистического режима в СССР (8 декабря 1991 г.), восстановление России, стран Балтии, Украины, Грузии, Нагорного Карабаха, Азербайджана, Таджикистана и многочисленных республик, которые относительно спокойно жили при социалистическом режиме (своеобразный Pax Sovietica, возможно, соответствует Pax Romana времен императора Августа) — всё это привело к пробуждению национализма, расовой ненависти и религиозным войнам в посткоммунистической бывшей Югославии (между христианами и мусульманами, между католиками и православными). Дело дошло даже до стремления к «этнической чистоте территории» через истребление, депортацию, а ведь казалось, что после Инквизиции и нацистского варварства в Европе такое просто невозможно.

В 1992 г. (когда отмечали юбилей открытия Америки Христофором Колумбом) испанский король Хуан Карлос попросил прощения у еврейского сообщества за высылку евреев из Испании [5] пятью столетиями раньше (1492 г.). Тогда это произошло по просьбе Инквизиции и по приказу королей — католиков Фердинанда и Изабеллы.

5 Согласно Жаку Атали (Jacques Attali, 1492, Paris, 1992), гонение, ссылка, эмиграция — всё было сконцентрировано в одном злосчастном возгласе «спасайся кто может» , в зловещем повороте событий, очень напоминающем уже современное бегство — «boat people». Это был трудный выбор: уехать, бросив всё своё имущество, или принять католичество и остаться в обстановке постоянного подозрения, под неусыпный оком Инквизиции. Но даже при бегстве существовал риск: перехват кораблей пиратами, рабство, убийства, кораблекрушения. Некоторые уехали с Христофором Колумбом в последний день 3 августа 1492.

В 1992 г. американский мэр города Салема устроил церемонию искупления, чтобы «исправить» содеянное и осудить принесение в жертву «салемских ведьм» (тот давний приговор будет пересмотрен в 1993 г. Высшим федеральным судом).

Но в то время как в Европе двенадцать стран готовятся к объединению и расширению согласно Маастрихстскому соглашению, в бывшей Югославии сербы и хорваты (те и другие христиане) убивают друг друга, а бессильная Европа присутствует при попытке геноцида мусульман в Боснии со стороны сербов и хорватских католиков — со стороны сербских православных христиан. Разбужен очень старый антагонизм (1896 г.), возвращаются, как бумеранг, бесчинства пронемецки настроенных усташей в 1941 — 1942 гг. во время войны.

В то же время расовые бунты в Лос-Анджелесе снова показали ненависть и претензии чернокожих американцев по поводу «несправедливогого» [6] приговора, явившегося наследием рабства, отсутствия ассимиляции и неискупления.

6 Как следствие оправдания двух белых полицейских, обвинённых в грубом обращении с чёрным автомобилистом в Калифорнии в апреле 1992, Фотографии Реджинальда Денни, сделанные Бобом Туром во время бунтов в Лос-Анджелесе, были широко растиражированы.

Можно ли забыть, не простив, не попросив прощения и не принимая его?

Убийство президента Джона Кеннеди (22 ноября 1963 г.) и его брата Роберта, чернокожего американского лидера Малкольма X. (21 февраля 1965 г.), пастора Мартина Лютера Кинга (4 апреля 1968 г.) доказывают, что это непросто и что решение не может быть только политическим или экономическим. (Всё свалено в кучу, всё абсолютно без разбора. Может, тогда надо ставить вопрос что это за культура такая, что постоянно нужно кого-то убивать? — H.B.)

Если мне позволят выдвинуть гипотезу, возможно, такое решение связано со скрытой лояльностью по отношению к семье и культуре, с «большой книгой счетов» — семейных, расовых, культурных, а также с появившейся возможностью выразить то, что оставалось невысказанным, непомышляемым, быть услышанным, заставить признать факты, неправоту, попытаться «искупить смерть», перенесённую несправедливость» отторжение, отвержение.

Гражданские войны, внутренние братоубийственные войны также переживаются как травмы. Семьи и страны с трудом приходят в себя, например, после войны в Испании (1936 — 1939 гг.), куда изгнанники, высланные и эмигрировавшие (испанцы называют их «вырванными из земли»), не вернулись. Русские эмигранты также не вернулись в 1992 г. (ни эмигранты 1906 г., ни 1917 г.), как и протестанты, уехавшие в Германию или Швейцарию после отзыва Нантского Эдикта (1685 г.). (Рассуждения абсолютно дилетантские. Через такой срок "возвращение" — это по сути новая эмиграция. Оно им надо? — H.B.)

А если французские колонисты и вернулись к себе во Францию, то лишь потому, что к концу войны в Алжире в 1962 г. у них был один выбор: хватать чемоданы или погибнуть.

Эта многовековая ненависть часто поддерживалась преподаванием национальной истории, местными рассказами и сказками, преподаванием истории религий детям, семейными рассказами... и даже священной историей (в старых текстах). Она пробуждается по малейшему поводу — на Ближнем Востоке, между христианами, евреями и мусульманами, а также между индийскими индуистами и пакистанскими мусульманами. Каждый раз остаются сотни и даже тысячи убитых, невинных жертв, закрепляя память о мучениках и поддерживая вместе с неким представлением о чести желание отомстить, жажду «кровной мести», «искупления», своего рода вендетты. Это дьявольский замкнутый круг, который Организация Объединенных Наций не в состоянии разрубить или предотвратить. Ведь к этому примешивается политика, и многие проблемы возникли из-за утопических представлений тех, кто победил в войне 1918г., из- за незнания проблем, связанных с принадлежностью к своей территории, религии, культуре, племени, с историческими переплетениями и «долгами».

Право территории, право крови, право победителей, право старшинства, право на наследство — вот «справедливые требования», которые вызывают новые смерти. Трудно нести груз наследия библейской истории, рассказанной по-разному, груз геноцидов, вторжений, истребле- ний, крестовых походов, насильственных обращений в другую веру, «этнических чисток» и т.д.

Во второй половине XX века возобновилась массовая депортация и вновь появились концлагеря для тысяч, даже миллионов перемещённых лиц, называемые лагерями «перегруппировки» и «приёма беженцев», покинувших свои дома из страха или по принуждению.

По чернокожим африканцам оценочные данные таковы: 38 миллионов жертв геноцида среди африканцев, вывезенных в рабство между 1490 и 1899 гг., 11,7 миллионов вывезли, 13 миллионов погибших, кроме того, более 13,8 миллионов проданы в Сахаре (с VIII по XIX век). (Пояснения из разряда "в огороде бузина". Не знаю чей промах — автора или переводчика — H.B.)

Семьи погибших от газовых атак в Первой мировой войне помнят Ипр и 22 апреля 1915 года (тогда немцы впервые пустили газ в окопы). А семьи армян помнят 24 апреля 1915 года (тогда турки совершили геноцид и отрицали его, хотя за несколько дней погибло 2,5 миллиона человек).

И только после террористических актов (например, взрыва бомбы в аэропорту Орли) и других проявлений насилия, спустя более полувека после тех событий, о них заговорили и признали во всём мире, по крайней мере эти факты признал Международный суд в Гааге.

Армяне по-прежнему не имеют страны, как и курды, а чернокожие американцы и американские индейцы не хотят довольствоваться «маленьким кусочком» земли, который им уступили белые. Африка отнюдь не решила свои проблемы национальных меньшинств, племенных и расовых: конфликтов, которые рискуют привести её к разрушению. Проблема двух частей Ирландии не решена, как и проблемы Тибета, Косово (1389, 1914, 1989); баски продолжают требовать признания своей особой культурной идентичности.

Казалось бы, проблемы так называемых меньшинств решаются, но в конце второго тысячелетия они внезапно вновь проявились в кровавом варианте. И на горизонте не видится никакого решения.

Может быть, этнологи, или психосоциологи, или специалисты по геносоциограммам смогут внести свой небольшой вклад в попытки решения проблемы?

Ведь нужно одновременно вспомнить («remember», как сказал бы Карл I, поднимаясь на эшафот) и либо простить, либо «перевернуть страницу» и забыть (По-моему, выше шла речь о том, что болезни — это и есть результат попытки забывания — H.B.), чтобы смерть и насилие не закреплялись навечно в форме бесконечной вендетты, чтобы не продолжалось вечное страдание. Чтобы потомкам не досаждали обременительные для них «призраки», или серьёзные физические расстройства (болезни, смерти), или психические расстройства, которые без слов помечают подобные события.

Нам довелось работать над геносоциограммами людей, у которых были проблемы со здоровьем, связанные с геноцидом в разных странах и у разных этносов (армяне [8], курды, евреи, ирландцы, арабы и т.д.). Нам удавалось погасить физические и психологические следы «очисткой генеалогического древа» семьи или группы. Но, конечно же, речь идёт лишь об индивидуальных решениях, которые не препятствуют поиску других возможных подходов. А в дни празднования пятидесятилетия освобождения узников концлагерей и высадки союзников (июль 1944 г.) были услышаны жалобы на ужасные кошмары у маленьких детей.

8 См. клинические примеры, историю Жаклин и армянского геноцида на с. 149 и трансгенерационный травматизм «ветра пушечных ядер» с его кошмарами, происходящими в дни годовщин у потомков тех, кто был травмирован на войне 50, 100,125,200 лет с пустя (а в Косово и 600 лет спустя).

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/296588.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/295829.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/294689.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments