Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

А. Шутценбергер. Синдром предков

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/296990.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/296588.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/294689.html#cont

Условные обозначения


Условные обозначения очень просты.

О — круг обозначает женщин,
Δ — треугольник — мужчин (врачи ставят квадрат),
каждый из них связывается с помощью — U-образной сплошной линии с родителями;
используются — штриховые линии, когда речь идёт об обозначении аборта или выкидыша.

Для двух людей = двойная линия указывает на бракосочетание,
просто линия — на свободный союз,
пунктирная черта подчёркивает привилегированное отношение.

В случае семейной пары наличие наклонной линии ≠ говорит об обособленности супругов,
двойная же наклонная черта # — о разводе.

Кроме того, используются обозначения:
* индивид доминирующий;
∨ третирующий, использующий насилие в различных формах;
третируемый;
эмигрант — иммигрант;
с психическими проблемами;
гомосексуалист или бисексуал;
братья — сёстры, родившиеся с интервалом в 12 — 20 месяцев и воспринимаемые почти как близнецы;
почти тройня;
ещё не женатый в сорок пять лет

Кружочки обозначают любую особу женского пола.
Треугольники обозначают любую особу мужского пола (но врачи изображают квадрат).
Квадрат обозначает, что не известен пол лица.
Пунктирные квадраты обозначают выкидыш или аборт в случае, если пол ребёнка неизвестен; пунктирный треугольник или круг обозначают выкидыш или аборт в случае, если пол ребёнка был установлен.
Круг или треугольник, обрамлённый квадратом (или двойной линией), обозначают лицо, для которого была построена геносоциограмма.
Двойная линия, соединяющая два лица, обозначает бракосочетание.
Простая линия представляет свободный союз.
Штриховая линия указывает на простое отношение.
Наклонная черта обозначает обособленность.
Двойная наклонная черта означает развод, простая наклонная черта обозначает обособленность.
Повторные браки: пронумеровываются горизонтальные линии для указания порядкового номера (например: 1 = первый брак).
Родители .Дети: номер указывает порядок рождения; здесь третий ребёнок (дочерняя связь продублирована пунктиром) является приёмным.
Родители. Близнецы.
Эта линия связи указывает на согласие между двумя лицами.
Эта линия связи указывает на разногласия между двумя лицами, линия с зигзагами указывает на конфликт.
Крестик указывает, что лицо скончалось, дата кончины указывается чаще всего сбоку, вместе с возрастом.
Лица, живущие под одной крышей, обведены замкнутой линией.
Наклонная черта на связях указывает, что отношения были прерваны.
Зигзагообразная черта указывает на супружеский конфликт.





Строя геносоциограмму, мужу чаще всего определяют место слева, а жене — справа; детей пронумеровывают (записывают порядковый номер над значком пола); возраст обозначают в круге или треугольнике. Кончины отмечают крестом (†) с последующим указанием даты и причины; например: † 1915 г. (Верден).

Замкнутая линия окружает лиц, живущих под одной крышей. Лицо, которое строит геносоциограмму (субъект), изображается в центре схемы (в кружке или треугольнике внутри квадрата, чтобы его было легко выявить). Линия (стрелка) указывает связи положительные и отрицательные.

Несколько значков, позволяющих обозначать факты и болезни:
б = бракосочетание
р = развод
с = суицид
н = несчастный случай
в = война
р = рак (Не отличается от "развода" — H.B.)
бс = болезни сердца
ал = алкоголизм
ипб = аборт
дп = депрессия
тб = туберкулёз
в = выкидыш
мр - мёртворождённый ребёнок
О = отец
М = мать
БМ = бабушка по материнской линии
ДМ = дедушка по материнской линии
БО = бабушка по отцовской линии
ДО = дедушка по отцовской линии
ПДМ = прадедушка по материнской линии
ПБМ = прабабушка по материнской линии
ПДО = прадедушка по отцовской линии
ПБО = прабабушка по отцовской линии
ии = инцест, изнасилование, сексуальные злоупотребления
п = побитый (ая)
жс = внезапная смерть

Даты имеют большое значение, так как они являются граничными метками и ключами памяти, сюда же часто относят дни рождения, связи с теми или иными праздниками или значимыми религиозными и историческими событиями.

Точные даты чрезвычайно значимы — иногда они могут быть ключами памяти по отношению к болезням, несчастным случаям, разрывам, бракосочетаниям и всему тому, что относится к памяти о семейных мифах. И если наша память имеет разрывы, то следует поинтересоваться, почему. Крайне важно не забывать как «попугая», который может обнажить тайну семейной памяти, так и дорогую двоюродную бабушку, не состоящую в браке, но которая в некотором роде является «семейным секретарём», семейной памятью.

Такое графическое представление важно, потому что оно позволяет отследить повторения, блуждания «призрака», синхронности или значимые повторения, синдром годовщины. (Мы соединяем их красной линией.)


Биографическая реконструкция. Метки, ключи/границы памяти и ограничения метода


Следует напомнить, что геносоциограмма строится главным образом по памяти на базе генеалогического древа с дополнениями и пометками. Она основана именно на том, что семья хранит в памяти: даты, значимые факты, ключевые моменты, раздел наследства или связь, проявления несправедливости (подлинные или ложные), — то есть на фактах с их мощным зарядом чувств. Геносоциограмма, выстроенная по памяти, отражает также «провалы» и забвения, белые пятна — то, чего не знают о людях, уехавших в дальние края или тех, которых больше не видят.

Ни геносоциограмма, ни генограмма не являются в строгом смысле ни объективным генеалогическим исследованием (по документам), ни генеалогическим древом.

На геносоциограмме одновременно указывают важные факты (события жизни), объективно значимые моменты (уровень образования, даты рождения, бракосочетания, кончины, профессию) и субъективно значимые (встречи, продвижения по службе, провалы, разрывы, переезды, характерные качества личности), а также их связи. Имена, места проживания или проведения каникул, некоторые предметы тоже могут служить ключами: колечко, мебель и т.д..; даты войны, переезда, отставки, семейных праздников.

Параллельно биографической реконструкции семьи важно вспомнить историко-политико-социологический и экономический контекст, который даст много ценных сведений об изменении менталитета и, вероятно, семейного быта той эпохи.

Такую реконструкцию не так уж трудно сделать: надо отвести 25 — 30 лет на каждое поколение. Если ваш отец женился на вашей матери в 1930 г., то вы можете предположить, что, вероятнее всего, его отец женился в 1900 г. Если он женился на вашей бабушке в 1900 г., то ему было, таким образом, 30 лет и родился он около 1870 г. Теперь вы попытаетесь представить, в каком контексте он мог появиться на свет и воспитываться. Если он родился примерно в 1870— 1872 гг., то это будет война 1870 г. против немцев.

Если ваши родственники жили в Париже, то они, может быть, пережили осаду Парижа и голод, который за ней последовал; следовательно, вы можете отметить такие события, как Коммуна, голосование, в ходе которого потерпел провал Наполеон III; в случае необходимости вы возьмёте иллюстрированный «Малый Ларусс» или хороший словарь, чтобы проверить и дополнить ваши исторические знания. Вы знаете, что позже произошла серия экономических скандалов: Панама, Суэц. Чтобы лучше понять особенности той эпохи, надо вспомнить о законах Комба (1905, отделение церкви от государства, в результате которого «монахини были удалены из школ», а имущество церкви конфисковано)... затем война 1914—1918 гг.

Итак, вы сможете выдвинуть несколько социологических или историко-экономико-социологических гипотез о детстве вашего дедушки на основе того, что происходило в это время.

Чаще всего я работаю именно с группами, так как считаю, что это гораздо интереснее для всех, потому что одни и те же проблемы, драмы, семейные конфигурации встречаются у нескольких участников, и также потому, что политико-социо-экономико-историческая память одних дополняет и пробуждает воспоминания у других.

Начиная формулировать историко-экономико-социологические гипотезы, вы замечаете, что, если до этого времени клиент говорил, что не может ни о чём вспомнить, то в этот момент можно сказать, что какая-то «задвижка» открылась в его голове и он сейчас воскликнет; «Ах, да, это правда, я вспоминаю, семья стала очень бедной не во время Панамских событий, это произошло в момент событий на Суэцком канале, когда (мой отец или моя бабушка) сменили школу, так как возникли осложнения».

Внезапно открываются целые блоки памяти — просто потому, что, так сказать, сняты замки с зон запоминания: начинают возникать свободные ассоциации, и люди оказываются в состоянии вспомнить о чрезвычайно значимых вещах, которые они знали, не ведая того.

После этого они смогут вспомнить, что знают двоюродную бабушку, соседку крёстной матери или бабушки, полкового друга дедушки, с которым двоюродная бабушка ещё общается... Они, наконец, смогут навести справки.

Столь внезапно востребованные элементы воспоминаний возвращаются.

В этом контексте вспоминают, откуда ещё можно почерпнуть дополнительные сведения: от друзей или соседей, членов далёкой семьи, из нотариальных архивов, церковных книг, надгробных плит, трудов по региональной истории, местной печати той эпохи, исторической службы армии (ИСА), различных архивов...

Выше я привела несколько примеров и ключевых дат из истории Франции, но подобные примеры можно привести из истории Испании, или Италии, или любой другой страны;
— для протестантов это может быть аннулирование Нантского эдикта королём Луи XIV 18 октября 1685 г.;
— для евреев — бегство из Испании (1492), Холокост (1942) или «шестидневная война» (1967);
— для других — армянский геноцид (24 апреля 1915 г.),
— голод в Ирландии (1846— 1848) с последовавшей эмиграцией,
— имеющиеся воспоминания о Вердене (февраль — декабрь 1916),
— окопы и газы, или военное кладбище при Дуомоне,
— или война в Алжире (1954— 1962),
— или Крестовые походы (1096—1270),
— или 4 июля (1776) — праздник Независимости для американцев.

Очень многообещающий в познавательном плане, этот метод, однако, не является панацеей и не может
— ни заменить сеанса психотерапии (но он его дополняет или придаёт важность в начале работы),
— ни произвести генеалогическую реконструкцию, которая предполагает дальнейшие исследования и дополнительную генеалогическую работу.

Основы идентичности: имя и фамилия. Фамилия или отчество: «Как тебя зовут?»


Представить свою идентичность — это значит назвать своё имя и фамилию. А называя их, мы определяем своё место в социальном, географическом, культурном планах, чаще всего выявляя этнические и религиозные оттенки. Мы определяем своё место («отсюда» мы или оттуда), свою принадлежность к той же группе и к тому же миру («быть одним из наших») или же к чужим, даже к потенциальным врагам или их потомкам, что может вызывать неприятие (или даже агрессию) и страх.

1 Библия рассказывает историю рода, начиная так: «Иаков, сын...» В Иерусалиме монастыри выстроили генеалогическое древо Иисуса, восходящее через Иосифа к Адаму и Еве, пренебрегая тем, что, если он является сыном Бога, то не может быть сыном Иосифа, столь значимой и необходимой казалась им родственная связь по отцовской линии. См.: Himmelman С. (Sd), A Family tree: from Adam to Jesus, Israel, Bethlehem, The 3 Arches, reed, в 1980-х гг.

Подразумевается, что вскоре станет ясно, когда мы родились, где, от кого [1]? Тем самым мы задаём координаты во времени, пространстве и истории. (Классический вопрос в школах: «Чем занимается твой отец?») К какой культуре ты принадлежишь? К какой традиции? Каков твой уровень ? Пол? Раса? Религия? Возрастная категория?

Идентичность, «Я» («self»), глубинная сущность, «Я для самого себя» связаны одновременно с «Я для другого» (с образом, который вы предъявляете другим, и с тем образом, который другие проецируют на вас, со статусами и воспринимаемыми ролями, а также с ролевыми ожиданиями), с «внутренним Я» («soi-en-soi») (так называемым «объективным Я») и с вашим ощущением себя, своей личности. Идентичность отражается в телесных проявлениях, социальных знаках (labeling).

По данным исследования, которое выполнила в 1980 г. Эмэ Пирсон, дети устанавливают родственную связь с четырёх с половиной лет, а после семи с половиной лет обретают способность артикулировать «атом родства», т.е. признают родственную связь со своими родителями.

Лишь позднее ребёнок начинает осознавать понятия поколения и родства.

Родственная связь — это одновременно
— биологическая,
— социальная и
— психологическая реалия.

Биологическая реалия — это в конечном итоге генетическая фикция: родственная связь возникает в связи с браком родителей, даже если речь идёт о внебрачном ребёнке, которого скрывают, или в связи с добровольным признанием родства (что может соответствовать действительности, а может быть социальной фикцией).

Можно анализировать структуру родственной связи по двум осям, как это делал Жан Гиота (в 1979, 1985 и 1986 гг.).

1. Установленное родство — то, благодаря чему человек объявляет себе и другим, что он является сыном, дочерью, отцом, матерью такого-то и относит себя к соответствующей группе.

В русской традиции человек представляет себя сыном того-то, например, Николай Васильевич Гоголь (Николай сын Василия). Невозможно обратиться к кому-либо без непременного использования имени и отчества. Даже если оно точно не известно, то бормочут что-то невнятное.

Точно так же во многих африканских племенах принято указывать свою родственную связь.

Таким образом, установленная родственная связь — это связь, смысл которой придаётся социальной группой через языковые, юридические, культурные структуры (правило наследования и принадлежности).

2. Воображаемая или нарциссическая родственная связь — это психологическая реалия, вписанная в прошлую историю и будущее. Психологическая связь часто становится видна по тому, какое большое значение придают физическому сходству между поколениями: «Это связь сходства, которая проходит через тело» (Гиота, 1985, 26).

Именно сюда следовало бы отнести цепи повторяющихся событий в семье: смерть ребёнка или родителя, самоубийство, наследственная болезнь или воспринимаемая как таковая.

Жак Гиота замечает, что при наличии сложностей в определении статуса родства (внебрачный ребёнок, сомнения в отцовстве, проблемы наследства или лишения прав, изменение отчества) устанавливаемая ось становится хрупкой и вместе с воображаемой осью стремится попасть в своеобразную диалектическую связь.

Можно отметить трудности, связанные с особенностями устанавливаемого родства, такими, как
— отсутствие или преждевременная смерть отца,
— мезальянс (как нарушение социальных условностей),
— смена отчества [2],
— внебрачный ребёнок, плод адюльтера или брошенный ребёнок,
— мать-одиночка.

2 Многие люди сохранили свой военный псевдоним, главным образом, если он был знаменит, как, например, в случае с семьёй генерала Леклера. Или же когда новая идентичность была интериоризирована с иной принадлежностью. Иногда люди сохраняли свои литературные или театральные фамилии; это также видно в случаях соприкосновения с «расовой или религиозной линией», а иногда для легального изменения имени, что разрешалось в случае имён с негативной коннотацией, например, Кошон (в переводе с французского «свинья»), Бош (презрительное обращение во Франции к немцам).

Другие трудности могут быть связаны с особенностями установления родства по имени или с лишением родства (лишение наследства, проклятие). Как следствие подобных ситуаций появляются, например, случаи маргинального поведения. Жак Гиота в работе «Психоанализ в университете» (1979, т. IV, N 16, с. 652) предлагает сетку для отслеживания особенностей родства с некоторыми примерами повторяющихся соматических приступов и т.д.

На вопрос: «Как тебя зовут?» можно было бы ответить: «Так, как назвали».

Фамилия и отчество отмечают отношение к предкам. Фамилию и отчество передают, а «не дают». Дают только имя.

В нашей патриархальной цивилизации мужчина даёт свою фамилию женщине, на которой женится, а также детям, которых он признаёт своими, законнорожденными или усыновлёнными. Психоаналитик Бернар Тис в своём выступлении на канале «Франскультюр» в 1990 г. напомнил, что раньше в документ — земскую книгу вписывали название земель, приходивших вместе с женщинами, и лишь во время Французской Революции во Франции началась передача прав наследования через отчество, получаемое от мужчины.

Важность фамилии (отчества) во многих культурах и цивилизациях связана с фактом рождения сына. Например, в Верхнем Египте мужчина обязан был иметь сына, который гарантировал бы его погребение согласно обычаям и продолжение его фамилии. (См.: Histoire de la famille, 1986, Paris, Colin, 2 volumes.)

Мы живём уже не во времена Церковного Собора в Никее. «Позор тому, кто полагает, что у женщин нет души. У них есть что-то вроде души, как у животных и цветов» — это утверждение на малом Церковном Соборе 538 г. в Меконе оспаривалось одним из епископов (см. приложение, с. 216),

В наших современных законах записано равенство мужчин и женщин, но бессознательное по-прежнему желает сына и продолжения фамилии.


Значимость имени. Нить Ариадны


Имя — одна из основ идентичности.

Имя часто дают в силу семейных традиций, нередко семья даёт ребёнку два или три имени — в честь бабушек и дедушек, в память о пропавших, в честь крёстных, дают имена библейские или связанные с политикой, спортом, кино, театром, а иногда модные имена или те, которые выпали в тот день (по календарю).

В некоторых регионах часто встречается имя Мария, в других — старшего сына в каждом поколении обязательно называют одним и тем же именем, например, в Бретани часто дают имя Ив, а в странах мусульманского Востока — Мухамед или Али.

Многие имена имеют библейское или евангельское происхождение: Жан (Иоанн), Жак (Иаков), Пьер (Петр), Люк (Лука), Анна, Мария...

Иногда имя зависит от личного выбора и бывает связано с приятным воспоминанием супружеской пары, с её свадебным путешествием (например, Флоранс — Флоренция или Франс — Франция). Иногда это тайное напоминание о чьём- то имени, например, имени бывшего жениха... или даже тайного отца. Может быть имя-травести, т.е. слегка изменённое, либо феминизированное, как, например, Мишель — имя в мужском и женском варианте, либо Мишлин — Микаель (Michel — Michele — Micheline — Michael). Иногда дают «модное» имя, как у звезды (кино, спорта, эстрады, театра, политики...)

Порой люди задаются вопросом: откуда пришло их имя!

Я, например, работала с одной молодой женщиной, с которой случилась серия дорожных происшествий, и она задумалась о том, почему её зовут Ариадной, ведь это достаточно редкое имя. Она размышляла над тем, какая связь могла быть между ней и её отцом. Эту проблему было трудно решить: отец умер до её рождения и она знала о нём только то, что имя для неё выбирал именно он, а значит, была связь между именем Ариадна и отцом. Она начала изучать греческую мифологию в лицее: стала искать Ариадну, нить Ариадны, лабиринт Тезея, но это ничего не дало. Она не чувствовала связи между своим именем, нитью Ариадны и тем образом, который создавался у её отца о будущем ребёнке — либо желанном, либо нет.

Мы начали работать с ней, с историей отца и контекстом его жизни.


Важность контекста (исторического, экономического, культурного)


Я всегда настаиваю на важности контекста, в котором протекает жизнь.

К политико-историческому и социо-экономическому контекстам можно добавить литературный, музыкальный и театральный.

Мы с Ариадной размышляли о тех временах, когда её отец был молодым, и вдруг я вспомнила, что видела фильм с Морисом Шевалье и Одри Хепберн, который назывался «Ариадна». Этот фильм был снят по одноимённой книге, которая появилась примерно в 1910—1930 гг., кажется, была и театральная постановка. Тогда я посоветовала своей клиентке продолжать поиски, расспросить родственников, двоюродных братьев, друзей детства отца, не напоминает ли им о чём-то имя русской девушки Ариадны. Одна из её тетушек сказала: «Как же, я помню, что твой отец играл в театральной пьесе, которая называлась «Ариадна — русская девушка» . И с этого момента Ариадна смогла начать поиск ответа на свой вопрос: «Что думал обо мне мой отец?» Очевидно, раз её отец играл в спектакле о русской девушке Ариадне и захотел выбрать такое имя для своего ребёнка, значит, этот персонаж чем-то его привлекал. В романе Ариадна была современной молодой девушкой, училась (до войны 1914 года), была независимой, храброй, не вписывалась в общепринятые рамки, сама выбирала свою судьбу, жила одна и к тому же влюбилась в незаурядного мужчину, который много путешествовал и тоже любил её. Моя клиентка смогла идентифицировать себя с героиней романа. Она начала много путешествовать по свету (на грани спортивного подвига), смогла найти себя и решить проблемы самоидентификации и идентичности.

Часто бывает сложно найти собственную идентичность.

Контекст, в котором люди рождаются, важен, а значит, важны и привычки, обычаи, нравы, кризисы, мода, эпоха: это их этологическая ниша в их экосистеме.

Контекст тоже влияет на выбор имени — имена могут быть связаны с семейными традициями или религией, а могут быть навеяны модой. (Жак Дюпекье изучал частотность имён [3] во Франции XIX века по регионам и в 1987 г. опубликовал данные своих исследований в работе «Время Жюлей»).

3 Жан (7222), Пьер (3141), Луи (2969), Франсуа (2511), Жозеф (2279), Жюль (шестое место в I860 г.) — с Жозефом и Марией во втором имени для мальчиков. Мария (12661), Жанна (2408), Луиза (1466), Анна (1434), Маргарита (1163) ддя девушек. Взято из исследования имён детей у 3000 супружеских пар, вступивших в брак между 1803 и 1832 гг., фамилии которых начинались на «Тра» (Траверс илиТрабю), и 92700 актов о рождении.

Путеводную нить смысла имени для семьи следует «тянуть» с осторожностью: маленькая девочка Виктория, родившаяся в Париже в 1897 г. могла получить своё имя в связи с тем, что родители страстно желали победы и реванша после поражения 1871 г. (Франко-прусская война), или жаждали социальной победы (в борьбе против против нищеты), или политической победы (если отец её отца был «коммунаром»). Она могла получить своё имя в честь королевы Виктории, или в честь прабабушки, или «дамы сердца» отца.

Важно взять за правило выдвигать только рабочие и тем самым нуждающиеся в проверке гипотезы, которые могут вызывать у субъекта аффективный отклик, а могут и не вызывать.


Жизненный контекст (учёба, путешествия, проживание в дальних краях). Имя-код, имя-травести, имя-криптограмма


Несмотря на то, что я обычно работаю во Франции, мне случалось бывать на пяти континентах, с их различными культурами, поэтому я имею некоторое представление об универсальности семейных трансгенерационных проблем.

Вот пример. Речь идёт о внебрачном ребёнке, девочке, и нашей единственной слабой путеводной нитью было её имя. Она была американкой и звали её Элен. Она всё думала, кто же мог быть её отцом и почему её назвали Элен. Мы начали работать. Мы с ней реконструировали тот контекст, в котором жила её мать, когда забеременела. Клиентка вспомнила, что в ту пору её мать училась в колледже, вдали от семьи.

Я стала вместе с Элен искать смысл её имени и предположила, что оно может .быть сокращением — L.N., «эл», «эн» (американцы любят давать имена-инициалы). Я подумала, что речь идёт о тайном напоминании, об имени-травести, о тайном смысле, который надо разгадать, об инициалах. Тогда я посоветовала ей посмотреть список профессоров и преподавателей, которые могли работать в том колледже во время учёбы её матери. Элен искала имена на L.N. и нашла некоего Луи Николя. Она поехала к нему и спросила, не был ли он знаком с её матерью. Оказалось, что этот мужчина и в самом деле её отец, он не знал, что студентка тогда забеременела от него, и был счастлив, что у него обнаружилась дочь.

Существует красная нить, за которую можно потянуть, а есть нити, которые надо вплетать, когда пытаешься восстановить события в их контексте. Это как игра в «паззлы». Получается как при складывании паззлов или отгадывании кроссвордов: чем больше возишься, тем быстрее продвигаешься, обретая привычку, навык и даже изрядный опыт трансгенерационной психотерапии — появляется картотека клинических случаев, а также и некоторые социо-исторические точки отсчёта.

Такая работа по реконструкции позволяет строить гипотезы (часто они оказываются верными), которые всегда следует проверять на месте.

У каждого из нас есть свой семейный роман, и каждая семья хранит истории, которые рассказывают и пересказывают — будь то мифическая история, сага или тайны.

Мы все являемся наследниками этой традиции, точнее, наследниками части этой традиции, этой истории.


Мы все метисы? Наследники двух культур


Мы все — метисы. Мы произошли от смешения двух различных семей: семьи нашей матери и нашего отца. Даже если обе эти семьи живут по соседству на одной улице, если наши родители — дальние родственники или коллеги, принадлежащие к одной расе, к одной религии, имеют один цвет кожи, происходят из одной социальной среды, имеют равное социальное положение, одну национальность, принадлежат к одной культуре, — у них не обязательно совпадают вкусы в области кулинарии, литературы, музыки, не одинаковы реакции на холод и жару, не одинаков образ жизни.

Обычно одна из двух семей в паре становится доминирующей, а вторая — как бы «приложением».

Очень часто мы наследуем одну культуру, а не две: есть доминирующая культура, а есть «изгнанная» и «затертая».

Это отнюдь не просто. Часто дело осложняется тем, что в смешанных браках проявляются проблемы столкновения культур.

Вспомним о том, как в великих государствах XIX века происходило собирание воедино различных культур (братоубийственные войны, религиозные и расовые войны), как в конце XX века пробуждался регионализм и национализм, повторялись «балканизация» и «межплеменные войны».

Отголоски этого взрывоопасного смешения культур (кросскультурные явления) выявляются в процессе терапии и в трансгенерационных исследованиях.


Внебрачные дети, побочные дети. Примеры социального и семейного «стыда»


Часть человеческих проблем происходит из того факта, что люди могут принадлежать к семьям «изгоев», «отодвинутых» на задний план, с одним родителем или возникших в результате повторного брака, хотя внешне речь вроде бы идёт о так называемых нормальных семьях.

Подобные примеры можно наблюдать в литературе. Что случается с потомками людей, которые были «изгнаны, задвинуты» (и что вызывает у них проблемы)?

В знаменитой пьесе «Дама с камелиями» Александр Дюма-сын изобразил драму, которая происходит тогда, когда молодой человек из хорошей семьи влюбляется в женщину из другого круга, которая добивается места под солнцем, становясь «содержанкой». Маргарита Готье благодаря любви Армана Дюваля как бы вновь становится девственницей, очищается и полностью меняется. Семья Дюваля вмешивается, он не женится на Маргарите, и она (от этого) умирает. Задумаемся над тем, почему Александр Дюма-сын написал такую историю. Это был порядочный молодой человек, сын известного писателя, его хорошо принимали в парижских кругах начала века. Если вы посмотрите на фотографии Александра Дюма-отца, то заметите, что у него были чёрные, немного курчавые волосы, которые он унаследовал от матери — уроженки одного из островов, а значит, от чернокожей бабушки. Он метис, цветной (квартерон). Иногда он страдал от того, что отличался от «других людей» в Париже, хоть и был модным писателем.

Можно сказать, что пьеса «Дама с камелиями» — свидетельство того, что отец Александра Дюма-сына страдал от того, что был вынужден скрывать историю своих цветных предков, хотя его привёз в Париж настоящий отец, дворянин. Сын написал об этом страдании, которое отозвалось, как эхо*.

* Этот сюжет также обыгран в одной из книг Марии Вире и в поставленном по книге фильме.

Напомним, что то же самое «литературное» явление встречается у Эрже: Серж Тиссерон, изучая капитана Хэддока, персонаж историй о приключениях Тентена, выявил, что их автор, Эрже, страдал от двусмысленной генеалогии (якобы его отец был внебрачным сыном и, возможно, благородных или королевских кровей) и сам Жорж Реми (в школе он подписывался инициалами R.G. — «эр-же»: Эрже) якобы излечился в процессе сочинения историй.


Задачи геносоциограммы


• Ясно показать историю семьи — «нуклеарной» и изначальной, выявляя отношения между составляющими ее людьми.

Тема моего курса лекций в университете Ниццы в 1986— 1990 гг., а в 1991 г. — и о тайне.

• Обнаружить, что мир начался не с наших собственных родителей, что они происходят из мира, который начал своё существование задолго до них, т.е. определить своё место в трансгенерационной перспективе и начать поиск своих корней, своей идентичности.

• Выявить процессы трансгенерационной передачи и явления трансгенерационного повторения, например, «скрытую семейную лояльность», семейные тайны, мифы, совпадения, «синдромы годовщины».

• Понять последствия незавершённого траура, невысказанности, осознать такую ситуацию, как «замещающий ребёнок», выявить работу «призрака» в семейном бессознательном, «мёртвой матери».

• Выявить различные семейные роли и те правила, которые стоят за ними, чтобы понять, каким образом в семье проявляются трансактные модальности. Затем указать, как мог внутри семьи передаваться жизненный сценарий, или «кто чьих детей воспитывает», рассмотреть «повторы» в выборе специальности, профессии, «убегании», болезнях.

• Геносоциограмма, применяемая в основном в психотерапии, может также использоваться при подготовке профессионалов в области здравоохранения и социальной помощи.

• Наконец, геносоциограмму можно рассматривать как институциональный инструмент, используемый, например, в промышленности и в больницах, в школах (на уроках математики с возраста 11 лет, т.е. по окончании начальной школы).

Понимая, каким образом строилось взаимодействие субъекта в группе, откуда он произошёл, можно сделать ценные выводы о том, как он будет вести себя в институциональной группе: о его
— месте и роли в группе,
— запросах,
— реакции на проблемы других (больных),
— взаимодействии со специалистами из числа лечебного персонала,
— значимости вербального и невербального поведения и т.д.

Но, чтобы пользоваться этим инструментом, важно иметь хорошую базовую подготовку — уметь слушать собеседника и работать над собой с учётом этой перспективы.

Наконец, геносоциограмма является орудием познания самого себя, своей семьи, невидимых семейных повторений.

Составив собственную геносоциограмму, терапевт или преподаватель лучше узнаёт историю собственной семьи, лучше осознаёт, что может передаваться от одного поколения к другому. Зная эти факты, он сумеет лучше понять своё собственное функционирование, а значит, прояснить некоторые свои поступки. Он лучше поймёт, откуда ему что-то слышится и что он может не услышать (например, о самоубийстве, разводе, внебрачном ребёнке, смерти от серьёзной болезни или несчастного случая, или ему слышатся разговоры о немцах, японцах, арабах, «иностранцах»...). Он может не доверять тому, что проецируется, продолжая прислушиваться к своим ассоциациям. Так он сможет лучше слушать, слышать, воспринимать.


Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/296990.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/296588.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/294689.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments