Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

А. Шутценбергер. Синдром предков

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/298679.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/298054.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/294689.html#cont


ВЫВОДЫ. ВЕРХНИЙ ЯРУС ТРОПИЧЕСКОГО ЛЕСА И ЧЕЛОВЕК


Углубление в геносоциограммы и трансгенерационный анализ при современном уровне знаний и научных исследований может лишь дать выход на клиническую работу, целью которой является поиск повторяющихся ситуаций в семье, чтобы в случае необходимости прекратить их, а также нарушений, вызванных невысказанностью, чтобы устранить и преодолеть их. Такая работа позволяет субъекту поставить перед собой жизненно важные вопросы.

Итак, очевидно, что каждый человек обретает идентичность с учётом собственной истории — как семейной, так и личной; обе они связаны с историческим контекстом, который лучше знать и активно использовать, чем пассивно испытывать его влияние на себе.

В начале нового века генеалогия вошла в моду. Мы живём в период радикальных трансформаций окружающей среды и нашего образа мыслей, «обрамления» жизни и её контекста. Как сказал Тоффлер, стресс — это своего рода «шок от будущего», которое многие люди ожидают с тоской: ведь вокруг столько всего неизвестного, в том числе связанного с выживанием нашей культуры, да и всей планеты.

Каждый тренер, каждый терапевт, каждый врач, к какой бы школе он ни принадлежал, сталкивается с трудными случаями, которые классические теории объяснить не в состоянии. Он встречается с тем, что человек «корнями уходит» в собственную историю, часто скрытую, которая проявляется в особые моменты, моменты «ясности» — на уровне речи или представления о «вещи» через тело (болезнь, несчастный случай, смерть).

Задача терапевта состоит в том, чтобы вести своего клиента, анализируя, помогая найти свою «историю», представить её словами в связном виде, увидеть её нити и прояснить смысл. И когда речь идёт о личной истории, в которой было много тягостных событий, ставкой такой работы становится возможность выхода из хаоса, бездумности, невысказанносим и повторений, осознание истории своей семьи и своего прошлого. Начать сначала, перевернуть страницу можно лишь тогда, когда на этой странице всё ясно, всё стёрто или вот-вот будет стёрто или изменено.

Таким образом можно создать и заново «изобрести» свою жизнь.

Весной 1957 г. в лесах Амазонии, куда я, недолго думая, отправилась одна в этнологическую экспедицию, я присоединилась к группе охотников на тигров и золотоискателей. Маленький самолёт, которым управлял воздушный ковбой, должен был доставить нас на место, тогда неизвестное, в лагуну Канаямы, на излучине Ориноко и Рио-Кар-рао. Ориентируясь по остовам брошенных самолётов, мы приземлились на поляне, которая называлась «Прыжок ангела», разбили лагерь неподалёку от огромного водопада Салто дель Анжель, примерно на тысячеметровой высоте, и спали в гамаках, привязанных к деревьям.

Пробуждение ранним утром оказалось незабываемым: чудо серендипити [1] — как если бы трём принцам из Серендипа улыбнулась удача и они нашли бы не то, что искали, а то, что им было нужно и чего хотелось.

1 Серендипити — выражение Горация Уолпула (1717 — 1797), заимствованное из цейлонской сказки о трёх принцах из Серендипа (The Three Princes of Serendip), которые обладали способностью случайно делать счастливые и неожиданные открытия; используется экзистенциальными психологами, cf. Oxford Dictionary, 1964. Уже греки использовали тот же корень, чтобы достигнуть цели и иметь удачу (eutychia, tyche, fortune): Platon, Euthydeme ou le Disputeur, Paris, La Pleiade, vol. 1, 571, 1950, reed. 1989. [Cf. A. Ancelin Schutzenberger, 1996, La serendipite».]

Внизу шла своя жизнь: индейские женщины, вышедшие из леса, забавлялись с моими вещами, передразнивали меня, когда я умывалась, испытывали средства от комаров, духи, мыло, одежду, не понимая их смысла и предназначение. Потом я спустилась, мы познакомились, и они пригласили нас в свою деревню. Это одна из самых незабываемых встреч в моей жизни.

Наверху, очень высоко, шла ещё более таинственная и совершенно неизвестная жизнь под кроной больших тысячелетних деревьев.

С тех пор как исследователи, ботаники, биологи, зоологи, этологи, взялись за изучение того, что называется «верхним ярусом влажного тропического леса» (the canopy, the tree top — вершина деревьев по-английски), они используют для этого «вершинный плот» (the tree top raft) [2], на который они приземляются с помощью дирижаблей или небольших челноков.

2 Верхний ярус тропического леса (the canopy) был обнаружен некоторыми исследователями в конце сороковых после войны, и наиболее важные исследования были проведены в Амазонии, Гвиане и Камеруне около 1986 и 1989 гг.

Так они открыли переплетение неизвестных связей, целую жизнь между небом и землёй, в плоскости лес-атмосфера, в тридцати-сорока метрах от земли, где есть своя особая растительность и мелкие животные, нигде больше не встречающиеся.

Верхний ярус тропического леса — это лиственный экран для организмов, живущих на низких уровнях (на земле). Он является как бы солнечной энергетической станцией, которая обеспечивает рост и функционирование всего леса.

Исследователи (этологи в широком смысле) изучают на их основе происхождение жизни и человека, выдвигают гипотезы о будущем нашей планеты.

Мне показалось, что подобным же образом, взбираясь на вершины нашего генеалогического древа и «психогенеалогии», вникая в её различные формы и переплетения, мы сможем распутать нить нашей семейной и личной жизни (нашу геносоциограмму), понять её. Таковы перспективы верхнего яруса жизни для человека.

Перечитываем Фрейда. В «Толковании сновидений» он говорит о «призраках»: «Имена детей должны определяться памятью о дорогих людях. Их имена делают детей призраками».

Рассмотрим некоторые психоаналитические корни этой работы в наследии Фрейда и Ференци. Отметим «семейные повторения» (и хорошие, и трагические), синхронию возрастов и чисел, «синдром годовщины».

Более двадцати лет назад (1975) Иван Бузормени-Надь открыл «невидимые» связи, «невидимые лояльности» (семейные), которые соединяют каждого человека с его семьей (с представлениями о справедливости и балансе «семейных счетов»).

Николя Абрахам и Мария Тёрёк (1975) столкнулись с так называемыми замурованными «призраками», которые якобы иногда выходят из тайных семейных склепов и являются людям, влияя на тело и дух (как в рассказах о домах с привидениями или в некоторых новеллах Агаты Кристи).

Как такое может быть возможно?

Что это — своего рода энграммация [3], скорее психологическая, нежели физиологическая?

3 Энграмма — след, оставленный в памяти любыми событиями в процессе биоэлектрического функционирования мозга (Larousse).

Говоря упрощённо, при рождении и даже во чреве ребёнок получает определённое количество посланий: ему передают фамилию и имя, ожидание ролей, которые ему придётся играть или же избегать. Эти ролевые ожидания могут быть позитивными и/или негативными. На ребёнка может проецироваться, например, идея о том, что он — «копия дедушкиного брата Жюля», и все вокруг начинают думать, что он будет авантюристом, «недобропорядочным гражданином», как и дед. Из ребёнка сделают «козла отпущения», на него «наденут одежду покойного», которого ему предстоит замещать. Как феи вокруг колыбели Спящей Красавицы, ему много всего предскажут — предписания, сценарии, будущее. Это будет сказано явно или останется невысказанным и будет подразумеваться «по умолчанию» и храниться в строгой тайне. Однако явные или неявные ожидания будут «программировать» ребёнка.

Затем семья и окружение начнут вводить эту программу в психику ребёнка: его жизнь и смерть, брак или безбрачие, профессия или призвание, будущее станут, таким образом, производной от всего семейного контекста— высказанного и невысказанного.

Эта область мало изучена. Каждый тераевт сам разрабатывает собственную концепцию в зависимости от школы, к которой принадлежит. Однако точно известно, что исследованиями Жозефины Хилгард доказана статистическая значимость синдрома годовщины. Существуют клинические подтверждения синхронности дат рождений и смертей, значимой во многих семьях, и, конечно, повторения ситуаций в семье из поколения в поколение.

Одно представляется более, чем вероятным — это то, что мы находимся в области истоков, которую в терминах психоанализа можно было бы назвать областью основополагающего забвения субъекта.

Для большей ясности обратимся к случаю, на который ссылается психоаналитик Сильвана Олиндо Вебер, чьи исследования посвящены изучению соматизации, т.е. «роли, которую бессознательная сфера заставляет играть тело» [4]. Она рассказывает историю женщины, у которой четвёртый ребёнок, мальчик, каждую ночь просыпался с плачем. Во время лечения пациентка вспомнила, что однажды ночью умер её двухлетний младший брат — «внезапной смертью грудного младенца». Тот же печальный конец постиг двух других братьев.

4 Olindo-Weber S. et Mazeran V. (1991), «А Pecoute du corps souffrant» in Journal des Psychologues, sept. 1991.

После того, как она рассказала аналитику об умерших братьях, её ребёнок стал спать спокойно. Это напоминает многочисленные клинические случаи, на которые ссылается Франсуаза Дольто, рассказывая о том, как она работает с грудными детьми и детьми постарше.

На мой взгляд, всё, что происходит в трансгенерационной терапии, имеет ту же природу.

Кстати, Фрейд интуитивно чувствовал важность трансгенерационной передачи. В своей работе «Тотем и табу» он пишет:

«Если психические процессы одного поколения не передавались бы другому, не продолжались бы в другом, каждому пришлось бы вновь учиться жизни, что исключило бы всякий прогресс и развитие. [...] Какими средствами пользуется одно поколение, чтобы передать свои психические состояния следующему поколению? Эти два вопроса ещё не получили удовлетворительного решения, и прямая передача через традицию, о которой есть соблазн подумать в первую очередь, далеко не соответствует желаемым условиям. Каким бы сильным ни было подавление, тенденция никогда не исчезает до такой степени, чтобы не оставить после себя какой-нибудь субститут, который, в свою очередь, становится отправной точкой некоторых реакций»[5].

5 Freud S. (1913), Totem et Tabou, Paris, Payot, 1965, PBP: 181-182.

Не желая сравнивать несравнимое, передача всё ещё (пока) находится под знаком неизвестности и вопроса. Но мы надеемся, что вскоре прогресс междисциплинарных исследований, затрагивающих одновременно гуманитарные науки, биологию, квантовую физику, этологию животных и человека, а также открытия новых нейропередатчиков позволят лучше понять, как происходит эта передача и как осуществляется коммуникация и между индивидами, и между поколениями (то, что Морено интуитивно почувствовал, назвав термином «теле» ).

Карл Прибрам доказал, что мозг работает, как голограмма. Недавние исследования Ильи Пригожина, Давида Бохма, Фритьофа Капры о времени и «теле — пространстве — времени» показали, что всё взаимосвязано.

Этология животных, от Дарвина до Хинде и Шельдрей- ка также затрагивает проблемы передачи.

Руперт Шельдрейк [6] рассматривает вопрос о передаче как своего рода энграммации, подобно тому, как синицы в Англии из поколения в поколение передают друг другу способ вскрывать банки с молоком, выставляемые у дверей коттеджей, — ведь сейчас всё происходит так, как будто им не нужно обучаться этому.

6 Sheldrake Rupert(1981),ANew Science of Life: the Hypothesis of Formative Causation, London, Blond and Briggs, reed. 1985.
Sheldrake Rupert (1990), The Rebirth of Nature, London, Rider.Sheldrake Rupert (1988), The Present of the Past: Morphic Resonance and the Habit of Nature, London, Collins, tr. fr. LaMemoire de l'univers, Monaco, Le Rocher, 1988,184. (Sheldrake reprend les cartes de Fisher etHinde, 1949, British Birds, о вскрытии бутылок молока в 1935,1941, 1945, 1947, в Великобритании.)
Sheldrake Rupert (1990),.Communication privee, 1991/1992.

К проблеме передачи, происхождения и забвения из области первичного вытеснения обращался не только Фрейд [7], но и совсем недавно Анзье и Кэс [8] (1992).

7 Freud S. (1915), Metapsychologie (вытеснение, 48, и бессознательное, 88), Paris, Gallimard, 1952.

8 K Kais Rene (1992), L'invention psychanalytique du groupe; hommage a Didier Anzieu. Portrait d'Anzieu avec groupe, Marseille, Hommes et Perspectives, 1992.

Проблему передачи ставил ещё Платон в «Мифе Эрр Памфлиен»: Платон [9] описывал, как души теряют память обо всём и забывают, что они видели до рождения. Мы могли бы сказать, что это забывание предшествующих знаний позволяет жить здесь и теперь, создавая собственное личное будущее, в известной степени свободное от гнёта прошлого. Если я хорошо понимаю Платона, Лета означает, вероятно, возврат к предшествующим поколениям.

9 Platon (427-347), «Mythe de Er le Pamphylien», in La Republique, X, 614, Paris, Gallimard, La Pleiade, volume 1, 1231-1232, 1950, reed. 1989.
Я напоминаю, что я не специалист по Платону и не говорю ни по-немецки, ни по- гречески.

Уже несколько лет психоаналитики как в США (Мартин Бергман и Хилтон Джакуи, с 1982 г. работающие с поколением детей — жертв Холокоста), так и во Франции (в частности, Франсуаза Дольто-Маретт, Николя Абрахам и Мария Тёрёк, а также Дидье Дюма и Серж Тиссерон) снова выдвигают гипотезу о консервативном вытеснении и цепи передач невысказанного от одного поколения другому, — того, что становится для детей тайной, о которой не говорят (т.е. захороненной), страданием, которое можно представить, но нельзя выразить словами (они не имеют права говорить об этом). Это невыразимое оказывается похороненным в бессознательном как внутренней структуре.

В третьем поколении тайное и невыразимое словами становится непомышляемым (то есть даже подумать о нём нельзя), поскольку это невозможно представить («генеалогическое непомышляемое»), оно становится «призраком», преследующим того, кто часто страдает от необъяснимых симптомов, указывающих на тайну, которую родственник спроецировал на него, а он об этом и не подозревает.

Рассуждая с позиций трансактного анализа, психоаналитик Фанита Инглиш даже говорит, что в замкнутой системе «горячую картофелину» (the hot potatoe) передают из поколения в поколение, чтобы от неё избавиться.

По её мнению, в случаях серьёзных трудностей с родителями маленький ребёнок сам себе строит эписценарий — историю, тайную интригу, основанную на магической вере в то, что ему удастся избежать печальной судьбы, если он сумеет передать её жертве или козлу отпущения (English, 1974, р. 199). Она называет это хамартическим сценарием: передавая проблему другому, человек освобождается от своего «разрушительного трагического сценария».

Монтень, в тридцать лет потерявший своего друга Ла Боэция, вёл себя так, как если бы тот жил в нём, являлся ему — он пытался оживить его, публикуя его записи или говоря о нём, о своей привязанности, дружеских чувствах к нему в своих «Эссе» (1580 — 1582). Монтень описывает это овладение душой так:

«В дружбе, о которой я говорю, [наши души] сливаются, перемешиваются друг с другом, становясь такой универсальной смесью, что стираются и исчезают швы в месте их соединения. Если меня спросят, почему я его любил, я чувствую, что это можно объяснить, только ответив так: потому что это был он, потому, что это был я» (Essais, 1, 28).

Вот как описывает это Ла Боэций (в пересказе Сент-Бева): «Некоторые души объединились однажды, и ничто не может их разъединить. То, что навсегда соединило тебя со мной, о Монтень, что бы ни случилось, — это сила природы, это самая приятная черта любви, добродетель» [10].

10 Sainte-Beuve (1857), Causerie du Lundi, t. IX, Paris, Gamier.

У Монтеня эта одержимость в течение всей его жизни была осознанной. Кстати, он оживил Ла Боэция в своих «Эссе», передал нам память о нём, впрочем, он говорит о «квинтэссенции всей этой смеси», в результате чего более нельзя отделить мысль одного от мысли другого.

Подобная неосознанная одержимость, по мнению Николя Абрахама и Марии Тёрёк, вероятно, является результатом работы «призрака» в бессознательной сфере.

Эти гипотезы вписываются в поле психоаналитических исследований, опираясь на аналитические понятия «проецирования», «инкорпорирования», «вытеснения», «раскола».

Но не будем забывать о том, что Фрейд мыслил также в терминах филогенеза, будучи «биологом по духу» [11].

11 Sulloway F. (1975), Freud, biologiste de Pesprit, Paris, Aubier-Flammarton, 1978.

В работе «Пять случаев психоанализа» [12] он уточняет: «Я склонен думать, что филогенетические схемы, которые ребёнок приносит, появляясь на свет [...] — это сухой остаток истории человеческой цивилизации», даже если эта гипотеза оспаривается некоторыми как фантазийная экстраполяция.

12 Freud S. (1909), Cinq psychanalyses, Paris, PUF, 1954.

Указания на эту интуицию мы снова встречаем в журнале «Соматотерапия» (1991 — 1992). О ней упоминают исследователи, работающие с ребёфингом, которые заметили, что ещё во чреве матери с седьмого месяца беременности ребёнок начинает видеть сны, и, вероятно, эти сны передаёт ему мать: у него те же сны и тем самым он имеет (или может иметь) доступ к её бессознательной сфере. (Аналогичность снов матери и ребёнка — пиздёж (резонёрство) сообще полный и стопроцентный — H.B.)

Аналогичные предположения на уровне интуиции делает Франсуаза Дольто, по мнению которой бессознательное матери и ребёнка связаны, и ребёнок знает, угадывает и чувствует вещи, относящиеся к семье в течение двух-трёх поколений [13].

13 Dolto-Marette Francoise (1908-1988), Euvres Completes et communications privees (1953-1988).

Это в известной мере совпадает с нашим клиническим опытом. На психодраматических сессиях во время повторного переживания рождения у взрослого человека появляются манеры, движения губ и тонкий голос младенца (какой бывает до ломки у взрослого человека), он вспоминает важные и травмирующие факты своего рождения или события, случившиеся до его появления на свет (в некоторых случаях это удалось проверить). (Обычная регрессия во времени — H.B.)

Николя Абрахам и Мария Тёрёк пишут, что «призрак — это то, что производит наше бессознанательное, особенность которого состоит в том, что он никогда не был осознанным и не случайно является результатом перехода (как именно, остается выяснить) из бесссознательного родителя к бесссознательному ребёнка».

Сократ говорил, что он идёт своим путём, по своему усмотрению, кроме тех случаев, когда тихий голос [14] Даймона («внутреннего поводыря», «доброго демона» или привычного духа) не останавливал его и не заставлял повернуть вспять.

14 Platon, Apologie de Socrate, euvres completes, t. I, 31 D (p. 159) et 40 A (p. 170) et 41 D (p. 173), Paris, Les Belles Lettres, Association Guillaume Bude, 1959.
«Это связано с (...) происходящим во мне определённым проявлением Бога или Божественного разума...». «Это нечто, берущее начало в моём детстве, некий голос, который, когда его слушают, всегда уводит оттого, что я собирался делать, и никогда не подталкивает к действию». [31 D, 159.] «Привычное мне предупреждение от Божественного разума доносилось до моего слуха очень часто [...] и сдерживало меня даже в маловаж ных действиях именно в тот момент, когда я собирался делать то, что не было хорошо». [40,170.]
«Итак, ни этим утром, когда я выходил от себя, Божественный голос не остановил меня, ни в тот момент, когда я поднимался [...], ни в то время, когда я говорил, предупреждая о том, что я собирался сказать...» [40 В, 170.]
«Часто, однако, при других обстоятельствах он заставлял меня замолкать в самый разгар моего изложения...» [40 В, 171]. «...Это [...] является для меня убедительным доказательством. Исключено, чтобы мой обычный знак не остановил меня, если то, что, я собирался делать, не было хорошим». [40 С, 171.]

Но нам не всегда хватает мудрости или терпения не спешить, прислушаться к нашему тихому внутреннему голосу.

Я полагаю, что при современном уровне знаний нам, клиницистам, следует наблюдать и описывать эти явления — скажем, странные случаи передачи от одного бессознательного другому, собирать факты, клинические описания, публиковать их, проводить клинические и одновременно статистические исследования (как сумела сделать Жозефина Хилгард по синдрому годовщины). Тогда, может быть, понимание этих «фантомов» бессознательного, этих «повторений», «годовщин» приблизит нас к познанию взаимодействующих существ, имеющих интуицию и язык, т.е. нас.

Мертвец хватает живого, как гласит поговорка и римское право.


Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/298679.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/298054.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/294689.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments