Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Асклепий Хворый. Как бороться с врачами

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/300487.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/300817.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/300487.html#cont

Клятва Гиппократа


Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с родителями, делиться с ним своими достатками и в случае необходимости помогать ему в его нуждах, его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария.

Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство.

Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я не вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.
* * *
Я думаю, что теперь вам стала понятной причина сокрытия. Ведь клятва, с точки зрения сегодняшних цивилизованных представлений, глубоко аморальна! В ней заложены, если вдуматься, многие, если не все, пороки медицины. Проведем небольшой анализ.

Первая заповедь врача, оказывается, не забота о здоровье больных, как мы всегда думали, а забота о материальном благополучии учителя и его семьи.

И вторая заповедь, к сожалению, — не забота о благополучии больных, но забота о бесплатном обучении детей учителя.

Третье же обещание — сохранять в тайне от «непосвященных» медицинские знания.

Дающий клятву через неё фактически принимается в некую закрытую от неприсягавших «семью» с общим «котлом» и общими, но закрытыми от посторонних знаниями. Причем кровному родству явно отдается предпочтение. Вам, читатель, это ничего не напоминает? Правильно, что вы подумали о мафии. Видимо, врачебная мафия появилась куда раньше корсиканской.

Из текста следует, что для не связанных родством обучение медицине было платным и, видимо, отнюдь не дешёвым — раз в клятве этому уделено место. Сохранение же в тайне от больных медицинских знаний — не что иное, как стремление ограничить их возможности по самостоятельному лечению. Зачем? Очевидно, затем, что чем больше вызовов к больным, тем выше доходы врача. Всё это не может давать оснований для подозрения врачей в бескорыстии.

Обещание «воздерживаться от причинения вреда и несправедливости», согласитесь, совсем не то же самое, что «не причинять вреда и несправедливости». Слово «воздерживаться» уже подразумевает необязательность.

Как известно, беременность может развиваться неправильно или быть противопоказанной, и отказ женщине в аборте, в таком случае, не благо, а, возможно, ее убийство. Впрочем, скорее всего, и здесь на первый план выходят не соображения морали, а банальное разделение сфер влияния. В данном случае врач не хочет лишать прибылей тех, кто занимался абортами профессионально.

Такое предположение подтверждается абзацем, где говорится о «каменной болезни». Из него становится ясным, что уже тогда существовали мафиозные врачебные кланы, боровшиеся между собой за источники доходов. Ведь тех, кто делает «сечения», в наше время называют хирургами. А в те времена их даже не допустили до клятвы. Хотя, вполне возможно, что у них была своя клятва, которая просто до нас не дошла. И Гиппократ, и его последователи клялись не делать сечений вовсе не потому, что не умели (ведь могли бы обучиться), а чтобы предотвратить межклановые «разборки».

Апофеозом клятвы звучат слова о жажде «славы у всех людей на вечные времена». Мы ещё раз убеждаемся, что скромность, в понятии врачей, никогда не принадлежала к числу доблестей.

А как понималась врачами ответственность за нарушение клятвы? Весьма абстрактно — только как отсутствие счастья и славы. И это при том, что клятва написана во времена, когда уже существовало государство (Эллада), законы и суды. Сравните такую ответственность с той, что была предусмотрена в «Военной присяге» СССР: «Если я нарушу... то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение советского народа!» Да, реальной ответственности врачи всегда стремились избегать.

И, наконец, в свете общего впечатления от уже нарисованного морально-психологического портрета дающего клятву никак не выглядят убедительными и все прочие обещания.

Открыв Большую Медицинскую Энциклопедию (БМЭ) на странице, отведённой Гиппократу, я удостоверился в том, что в его времена медицина была, в основном, семейным ремеслом. Наиболее известны Милетская, Книдская и Косская семейные медицинские школы. Считают, что Гиппократ относится к семнадцатому поколению Косской школы. Его отец, Гераклид, был врачом, а мать, Фенарета, повитухой.

В БМЭ находим также, что вплоть до XVIII века хирургия и акушерство считались ремеслом и в университетах не преподавались. Хирурги же делились на камнесечцев, костоправов, кровопускателей и др.

Текст клятвы Гиппократа — видимо по причине его аморальности — в БМЭ не приводится.

А теперь я хочу раскрыть читателю три небольшие врачебные тайны. Первая: Гиппократ не является автором клятвы, носящей его имя, но она присутствует в его письменных трудах. Текст клятвы значительно древнее и впервые записан при Герофиле (ок. 300 г. до н.э.).

Вторая: текст клятвы Гиппократа, принимаемой врачами сегодня, не имеет почти ничего общего с исходным, а название клятвы — условность. Врачи разных стран имеют разные тексты клятвы, хотя во многом и совпадающие.

Третья: ещё в древности, с разрушением исключительно семейного характера подготовки врачей, традиция врачебной клятвы была врачами забыта (а кое-где её не было изначально) и возродилась только после Французской революции. Восставший народ, кроме всего прочего, требовал от властей нормальной медицины. Видимо, чтобы как-то разрядить обстановку, декан медицинского факультета Лаллеман из Монтпелье, на основе известного вам текста, создал новый вариант клятвы, назвав его «факультетское обещание». Его содержание куда больше отвечает требованиям современной морали, хотя вы без труда найдете в нем рудименты исходного текста.

Поскольку именно текст Лаллемана лежит в основе всех современных вариантов клятвы, привожу его полностью. Оставляю читателю возможность для самостоятельного анализа.


Факультетское обещание


Я обещаю и я клянусь быть верным законам чести и порядочности в занятии медициной. Я буду оказывать свою помощь неимущему безвозмездно, и я никогда не потребую плату выше моего труда.

Когда меня допустят внутрь дома, мои глаза не будут видеть того, что там происходит, мой язык будет молчать о секретах, которые будут мне доверены, и мое положение не будет употреблено ни для порчи нравов, ни для того, чтобы содействовать злодеянию.

Почтительный и признательный к моим учителям, я передам их детям наставления, которые я принял от них.

Пусть люди воздадут мне своим почтением, если я верен своим обещаниям! Пусть меня покроет позор и презрение моих собратьев, если я нарушил его!

* * *

Сегодня врачи по-прежнему утверждают, что Гиппократ— их главный моральный авторитет, а его клятва — основа медицинской этики. Кстати, новых редакций клятвы вы тоже нигде не встретите, кроме как в медицинских учебниках.

Да, больные, раскроем глаза! Не герои врачи и никогда ими не были! Я не говорю, конечно, о редчайших исключениях, которые, как и во всем, впрочем, имеют место.

Врачи! Если вы действительно хотите доброй «славы у всех людей на вечные времена», хорошо подумайте: не пора ли сменить одно из ваших обветшалых и, к тому же, изначально грязноватых знамен — клятву Гиппократа на что-нибудь более пристойное?

Ну что, уважаемые читатели, не померкли ещё в ваших глазах золотые нимбы, которые врачи бессовестно напялили на себя? Ах, не совсем?!

Вы говорите, что сейчас лекари очень учёны, что учат их дольше, чем во всех прочих вузах? Что они уже сделали и продолжают делать великие научные открытия? Что они изобрели для нашего блага множество сложнейших приборов и прекрасных лекарств? Да, и я, по наитию, до поры тоже так считал.

Но, как оказалось, открытия, которые мы, больные, в своем сознании всегда приписывали врачам, на самом деле принадлежат вовсе не им! Примеры? Пожалуйста, сколько угодно! Начнем с последнего и, видимо, величайшего открытия XX века. Я говорю, конечно же, о расшифровке генома человека. Первые заявления ученых и политиков о великих возможностях практического применения этого открытия многих, я уверен, сбили с толку. Они заявили, что данное открытие позволит лечить болезни, считавшиеся ранее неизлечимыми. У неискушенных больных при словах «лечить» и «болезни» в голове автоматически возник образ врачей-ученых, который они, естественно, и увязали с открытием. И ошиблись! Врачи здесь абсолютно ни при чем. Открытие сделано генетиками вместе со специалистами компьютерных технологий и биохимиками, которые обеспечивали работу первых. Медики же будут только пользоваться результатами этого открытия.

То же самое можно сказать и о подавляющем большинстве других медицинских открытий и изобретений. Практически все сложные современные медицинские приборы созданы не врачами. Так, самый сложный, пожалуй, на сегодня аппарат — т.н. ЯМР-томограф, позволяющий в деталях рассмотреть любой внутренний орган, создан физиками в сотрудничестве со специалистами компьютерных технологий. Этими же специалистами создан и ультразвуковой эхоспанер — прибор известный большинству читателей по названию исследования — УЗИ.

Врачи имеют очень смутное представление о том, как работает эта техника, что не мешает им, впрочем, нажимать на ней кнопки. Кстати, как я имел возможность убедиться, и эта нехитрая наука дается им зачастую с великим трудом, не говоря уже о расшифровке того, что они видят на экранах мониторов.

Большинство известных сегодня микроорганизмов — возбудителей заболеваний — открыты микробиологами. Новые лекарства создаются и производятся фармацевтами.

Но что же открывают, что создают врачи? За редким исключением — ничего. Я видел как-то — на кафедре медицинского университета при одной из больниц — на почетном месте висело авторское свидетельство тамошнего профессора на изобретение «устройства для хранения колоноскопа», т.е. для хранения прибора, которым смотрят кишки через, извините, зад. Причем «изобретение» было сделано в соавторстве с другим врачом — двигателем прогресса. По-моему, очень показательный пример для подражания будущим медикам-изобретателям, даже, если хотите, символичный. К этому остается только добавить, что видеоколоноскоп — прибор довольно сложный и создан инженерным коллективом.

Какова же роль врачей в развитии медицинской технологии? Они только заказывают: «Создайте нам такой-то прибор или такое-то лекарство». А это, как вы понимаете, несравнимо проще, чем создать. Но часто они и заказать-то не успевают, а открытие или изобретение уже сделано. Так было, например, с изобретением рентгеновского и ЯМР компьютерных томографов. У врачей просто не хватило бы знаний и фантазии, чтобы заказать подобное.

Таким образом, по большому счёту, приоритет почти всех открытий и изобретений, который мы приписывали врачам, на самом деле принадлежит больным! И это закономерно! У врачей, как правило, нет необходимых для серьёзного изобретательства знаний. К тому же, мы заинтересованы в своем здоровье, а значит и в прогрессе медицинских технологий не меньше врачей.

Тогда возникает естественный вопрос: «А чем же тогда занимаются десятки существующих, например, в Украине медицинских НИИ?». А занимаются они, главным образом, тем, что, во-первых, пытаются правильнее «рассадить свой оркестр», т.е. разработкой концепций псевдореформирования медицинских структур; во-вторых, разработкой, сравнением, описанием и стандартизацией новых методик лечения различных заболеваний теми средствами, которые мы предоставляем в их распоряжение; в-третьих, анализом санитарно-эпидемической обстановки и разработкой соответствующих профилактических и лечебных мероприятий; в-четвертых, клиническими испытаниями новых — изобретенных нами, больными, лекарств, приборов и внедрением их в медицинскую практику; в-пятых, сбором и анализом медицинской статистики; в-шестых, разработкой уже упомянутых заказов на новые приборы и лекарства; в седьмых, сбором и анализом последних достижений медицины в других, конечно же, развитых странах, главным образом по материалам зарубежной медицинской периодической печати, опубликованным монографиям, а с недавних пор и с использованием «Интернета».

Причем последнему, седьмому пункту, уделяется едва ли не основное внимание, т.к. в отсталых странах сами, понятно, ничего создать не могут. Многие наши «ученые»-медики построили и продолжают строить на таком анализе, обобщении чужих достижений и даже простом переписывании чужих трудов (!) свои кандидатские и докторские диссертации.

Не правда ли, приведенный перечень, хотя и объемен, впечатляет куда меньше, чем изобретение томографа?

Теперь, не желая быть голословным, хочу вернуться к тезису о рассаживании плохого оркестра. Медики не согласны? Ну что же, предоставим слово самим медикам.

Профессор Днепропетровской государственной медицинской академии В. Лехан в интервью киевской газете «Зеркало недели» изложила основные положения своего, названного в некоторых медицинских кругах «лучом света» для украинской медицины, научного доклада на «представительной», как сказано в газете, медицинской конференции [19].

Квинтэссенцией доклада является положение об «огромных потенциальных возможностях, которые таятся в совершенствовании самой системы» (здравоохранения — А.Х.). С этим нельзя не согласиться. Но далее, основываясь на материалах зарубежных исследований, уважаемая профессор предлагала перейти к «современной системе организации медицинской помощи», отдающей предпочтение «наиболее целесообразным с позиции экономических затрат формам медицинского и социального обслуживания». Звучит, согласитесь, многообещающе.

Для реализации этого предлагалось «...перейти от предоставления пациентам медицинской помощи максимально возможного объема и качества (читай — «той убогой, что ещё сохранилась в Украине» — А.Х.) к «предоставлению адекватной медицинской помощи» (читай — «никакой» — А.Х.).

И далее профессор гордо заявляла, что «первый шаг на этом пути уже сделан — в стране начат процесс аккредитации медицинских учреждений, то есть степени гарантий качества и безопасности медицинской помощи».

Но что думают по этому поводу сами руководители медицинских учреждений? В другом номере той же газеты «ЗН» главврач Луганской областной больницы №2 Л. Покрышка, кстати, судя по всему, врач хороший, болеющий душой за свое дело, публикует статью с показательным названием: «От здравоохранения... в обратном направлении». Несколько абзацев из нее заслуживают, на мой взгляд, того, чтобы их здесь привести.

«Сейчас лечучреждения проходят аккредитацию. Минздрав затратил какие-то усилия на перевод соответствующих руководств с английского языка, приспособив стандарты под особенности нашего здравоохранения, ведомственные комиссии разъехались по больницам в глубинке, сжимая кольцо вокруг центров... Медработники страны поголовно заняты написанием тьмы бумаг, инструкций.

Оставив неотложные дела, санслужба и служба стандартизации проявляют титанические усилия, чтобы хоть как-то подтвердить требуемую состоятельность лечучреждений. И все это делается на фоне все ухудшающегося финансирования медицинских программ».

И дальше: «...Повторяются очевидные глупости, когда непродуманно, с азартом делалось одно дело, затем оно бросалось, брались за иное и так до бесконечности».

Когда на встрече депутатов-медиков с руководством области автор статьи всего лишь усомнился в целесообразности проведения аккредитации лечучреждений, он тотчас нарвался на гневную отповедь и был представлен ретроградом. В печати, аудиториях уважаемый Л. Покрышка — по его словам — неоднократно высказывал мысль «...о необходимости наложения моратория на все виды проводимых бесчисленных реформ в здравоохранении (временно, до определённого срока)...» Но, как он сетует, тщетно...[20].

Итак, приведенной выше дискуссии — хотя она и относится к 1999 году, но очень показательна, — я надеюсь, вполне достаточно, чтобы серьёзно принять тезис о псевдореформах в медицине и предположить, что медицина сама себя реформировать не способна. Сегодня и врачи, и больные видят, что после удачно проведенной, но совершенно бессмысленной аккредитации, в украинской медицине ничего, по сути, не изменилось. А сколько было шума!

Впрочем, у меня есть веские основания предполагать, что аккредитация была не совсем бессмысленной, и кое-кто неплохо на ней подзаработал. Но ведь цель ставилась иная! К теме реформ мы ещё вернемся.

Давайте теперь подробнее остановимся на врачебной образованности. В качестве примера я возьму хорошо известную мне систему мед. образования СССР-СНГ, хотя, уверен, есть много других стран, где положение совершенно аналогично, т.к. этому способствуют веками сложившиеся практика отношений врача и пациента, вся «архитектура» медицинского сообщества, или, проще говоря, «мафиозность».

Прежде всего, существовавшая в годы советской власти система высшего образования позволила «броситься» на медицинское поприще массе бездарей, учившихся в средней школе «с двойки на тройку». Конкурс в мединституты в несколько раз превышал таковой в другие вузы. Что это было?

Всеобщая страсть молодежи к целительству? Едва ли...

Объяснение лежит на поверхности: в мед. вузах не было вступительных экзаменов по математике и физике. И, кроме того, быть врачом в СССР всегда считалось престижным и денежным делом. Почему денежным? Благодаря высокой зарплате? Отнюдь... Просто все знали, что врачи берут взятки. В СССР многие брали взятки (сказывались пороки системы), но врачи особенно в этом преуспевали. Здесь, я думаю, как раз и проявилось то, что к недостаткам, присущим социалистической системе, добавились пороки издавна присущие медицинскому сообществу как закрытому клану.

В советской медицине, как, впрочем, и в любой другой, существовало много врачебных «династий». Родители-медики — вполне в духе клятвы Гиппократа — правдами и неправдами проталкивали свои любимые чада на врачебную стезю, не особенно прислушиваясь к их собственному желанию в выборе профессии. Помните? Согласно все той же клятве их дети имеют привилегию на обучение, которая спустя века выродилась в устройство «по знакомству».

Таким образом, врачами, в большинстве своем, становились молодые люди с, мягко говоря, слабыми способностями к абстрактному да и просто логическому мышлению, морально готовые к стяжательству, сделавшие своей профессией нелюбимое дело.

На приёмной комиссии медицинского университета председатель задает вопрос абитуриентке:
— Скажите, что побудило вас выбрать профессию врача?
Та помялась-помялась, а потом и говорит:
— Папа, ну хорош прикалываться!
За долгие годы такого «естественного отбора» сформировалось то медицинское сообщество, которое мы, больные, сегодня знаем и ругаем. Хотя в этом есть, повторюсь, и доля нашей вины. Мы либо сами приучали медиков к подаркам и денежным подношениям, либо не ставили их на место, когда они вымогали взятки. Но чего не сделаешь ради своего здоровья или ради больного любимого человека...

Нет больше СССР, но система мед. образования ничуть не изменилась в странах СНГ. Даже врачи вопиют от колоссального наплыва молодых, безграмотных, но амбициозных конкурентов. Так, например, уже знакомый нам Л. Покрышка в той же статье вопрошает: «В чем смысл функционирования полутора десятков медвузов Украины, из года в год, словно конвейер, выпускающих тысячи слабо подготовленных врачей?» Вопрос, понятно, риторический... К этому остается только добавить, что и в СССР было «перепроизводство» врачей.

Столетия существования и развития медицины как прикладной науки, на мой взгляд, не привели к выработке правильной методологии научного поиска и синтеза новых методов лечения на основе открытий, сделанных в других науках, отбора наилучших методов лечения из тысяч существующих.

Головы многих врачей, в том числе врачей-учёных, забиты кучей лишней информации, которая наряду с порочной методологией медицины иногда становится причиной феномена, известного в психологии как «профессиональный кретинизм»(ПК). Это тот случай, когда специалист не замечает или не понимает в своей области знаний того, что очевидно для любого человека «с улицы». Масштабы такого явления в медицине просто поражают!

Одним из ярких примеров ПК может служить то, что ещё в семидесятых годах XX века большинство врачей и философов от медицины всерьёз считали, что недостаток факторов внешней среды не может быть причиной заболеваний! То есть дефицит железа в пище не может служить причиной железодефицитной анемии; дефицит йода не может являться причиной нарушения функции щитовидной железы и развития зоба; дефицит витаминов — причиной авитаминоза и т.д.! А ведь вокруг такого «знания» писались «научные» диссертации и строился процесс лечения тысяч больных...

Один больной — другому:
— Лечился у доктора в квадрате, а результата никакого.
— Как это — «в квадрате»?
— Да у доктора медицинских наук.

Кстати, ещё о диссертациях врачей. Даже те из них, которые не списаны с трудов западных ученых, в большинстве случаев не представляют никакой практической ценности и после защиты навечно ложатся «на полку». Данные и выводы, которые приводятся в этих «трудах», обычно отражают только субъективную точку зрения их авторов. Они, как правило, никем серьёзно не проверяются, что предоставляет ординаторам и докторантам широкое поле для «фантазий». В медицине, в том числе и на Западе, существует великое множество «научных» работ, в которых авторы, исследуя одну проблему, приходят к противоположным выводам.

«Безнадежно больному раком желудка захотелось борща. Врач сначала запрещал, а потом подумал: «Пусть поест перед смертью» — и разрешил. Больной поел борща и выздоровел. Врач написал по этому поводу статью в медицинский журнал. Через год к врачу обратился другой больной с таким же раком. Врач прописал ему есть борщ. Больной поел и умер. Врач защитил диссертацию, в которой доказывал, что при лечении рака желудка борщ эффективен в пятидесяти процентах случаев.

Достаточно вспомнить, что ещё недавно все медики единогласно уверяли нас, что надо ограничивать потребление поваренной соли для профилактики и лечения гипертонии. К такому выводу они пришли, когда узнали, что натрий участвует в регуляции кровяного давления. Вокруг этого было написано множество диссертаций, появилась и соответствующая «убедительная» статистика... И что же? Новые, действительно серьёзные исследования, проведенные на Западе в конце XX века, показали, что искусственное ограничение потребления соли крайне вредно, в том числе и для гипертоников!

Не случайно профессор Дэвид Эдди из Медицинской школы университета Дьюка (США) утверждает, что 80% аллопатического (традиционного, официального) лечения не имеет научного обоснования! Иногда можно услышать от врачей даже такое признание: «Медицина — симбиоз искусства и ремесла. Науки, строго говоря, в ней мало».

Игнорирование же врачами действительных научных открытий часто носит фактически преступный характер. За двадцать лет до написания этих строк, в обыкновенной больнице небольшого австралийского городка, рядовые врачи-практики Дж. Уоррен и Б. Маршалл открыли, что большинство болезней желудка вызываются бактерией Helicobacter pylori (Нр) и лечатся антибиотиками. Причем для этого им даже не потребовалось какого-то особого оборудования — использовалось то, что есть в каждой заурядной больнице. Просто эти врачи добросовестно выполняли свои обязанности, а Б. Маршалл даже испытал действие инфекции на себе, выпив взвесь бактерий.

Двум врачам-подвижникам пришлось довольно долго доказывать медицинским академикам и профессорам, что они действительно сделали революционное открытие. Все же, через несколько лет после открытия, на Западе стали успешно лечить желудки по новой методике. Но в СССР, а затем в СНГ желудки при язве продолжали резать вплоть до конца XX века! Продолжают, хотя уже чуть-чуть меньше, и по сей день. Видимо врачам очень трудно отказаться от доходов, которые приносит каждая операция. А может быть до них все просто долго доходит? Возможно, что и так. Иначе чем объяснить появление в 2001 году (!) в СНГ медицинской брошюры для врачей с названием, претендующим на сенсационность: «Нр — революция в гастроэнтерологии»?

Как бы-то ни было, общественность не должна мириться с таким торможением врачами прогресса и лечением, основанным только на синтезе «искусства и ремесла».

Врачи раздают лекарства, о которых они знают не много, чтобы лечить болезни, о которых они знают ещё меньше, у людей, о которых они не знают ничего.

Вольтер

Не желая видеть нового, врачи, вместе с тем, очень легко превращают больных в подопытных «кроликов», ставя над ними опыты по своему недалекому разумению. Приведу лишь три примера.

Профессор-врач В. Руданов в 2001 году пишет в своей статье, что в Башкирии местные реаниматологи, как крупное личное достижение демонстрировали ему метод лечения сепсиса путем пропускания крови больного через термически обработанную скорлупу утиных яиц! В любой цивилизованной стране, по словам профессора, такое было бы невозможно.

Ну, насчет «невозможно» профессор немного лукавит, ибо, как врач, он не может не знать, что на Западе проводились эксперименты и «покруче». В пятидесятых годах минувшего века примерно сорок тысяч (!) американцев стали жертвами лоботомии. Так врачи назвали хирургическое вмешательство на головном мозге, которое заключалось в перерезании связей лобных долей правого и левого полушарий. Таким образом врачи пытались лечить повышенную нервную возбудимость пациентов. Когда было доказано, что лоботомия приводит к психической неполноценности больных, ее запретили.

Но на этом эксперименты не прекратились. Вплоть до конца того же века в США очень широко применялось (применяется, кажется, и сейчас, но в меньших масштабах) лечение депрессии электрошоком. Это, по сути, почти та же лоботомия, но только посредством электрического тока, а не скальпеля. Многие пациенты, прошедшие курс такого «лечения», утратили чуть ли не половину воспоминаний о прожитой жизни. Иногда они даже не могут вспомнить свою биографию.

Такие эксперименты стали возможными в США, конечно же, только потому, что в ментальности «среднего» американца присутствует безоглядное доверие к врачам. То, как врачи его добились, может стать хорошей темой для научного исследования.

Один терапевт «старой советской закалки» в моем присутствии пошутил, сказав больному, что каждый человек должен бояться врача, милиционера и налогового инспектора. И действительно, врачи немало потрудились над тем, чтобы вызывать в больных суеверный трепет. Речь идет даже не о лечебных неудачах с печальными последствиями, хотя и это оказывает сильное психологическое воздействие. Свои неудачи врачи стараются на публику не выносить. Для устрашения они избрали другой путь. Известно (и мы об этом вскользь говорили), что ещё с древних времен врачи, кроме лечебной функции выполняли и множество других. Вспомните жрецов... А в средние века врачи по совместительству были алхимиками, астрологами, хиромантами, чернокнижниками... Парацельс был чернокнижником и алхимиком, а врач Нострадамус — астрологом и ясновидящим. Об их успехах в «смежных» профессиях я судить не берусь, но то, что пациентов пугала такая деятельность лекарей — несомненно. Но именно это им и было нужно! Известно, что напуганным человеком гораздо легче манипулировать. У пациента, боящегося врача, не возникнет и мысли оспаривать его действия или требовать компенсации причиненного здоровью вреда.

Ореол тайны вокруг профессии всегда культивировался врачами — ведь все тайное, что касается человека лично, пугает. В наше время тайна остается, хотя ее содержание сильно сузилось. Как и раньше, врачи очень неохотно делятся информацией, которая пациентам, безусловно, необходима.

Врачи знают, что это им невыгодно.

Я вспоминаю, как ещё будучи пяти- или шестилетним ребенком, увидев на дверях аптеки врачебную эмблему, спросил у отца, что это такое. Отец объяснил мне как мог, что такое эмблемы вообще и почему врачи избрали своей эмблемой змею, обвившую чашу. Он говорил о лечебной силе змеиного яда... Ну, в общем, пересказал то, что всегда говорят о своей эмблеме врачи. Помню, что такая трактовка и сама эмблема мне не понравились. Мой шестилетний разум отказывался ассоциировать со змеями что-либо хорошее. Теперь я знаю, что это не случайно. Эмблема врачей вызывает в подсознании любого человека негативные эмоции.

Сами собой напрашиваются совершенно отличные от официальной трактовки: змея-медицина, то ли отравляющая чашу жизни, то ли удушающая ее, то ли собирающаяся ее выпить. Змея в культурах народов, которым навязали такую эмблему, всегда была одним из символов темных, таинственных сил. Этого не могли не знать авторы эмблемы. Я уверен: их целью было внушение больным страха перед медициной, намек на связь врачей с высшими силами. Ведь если бы это было иначе, врачи с гораздо большим успехом могли бы выбрать вместо змеи, например, пчелу.

Целительные свойства всего, что дают пчелы, в том числе их яда, были известны с глубокой древности. И, кроме того, пчела издревле является символом трудолюбия. Сегодняшняя эмблема врачей — рудимент из эпохи тотального запугивания пациентов. Я надеюсь, что достаточно развенчал врачей в глазах читателя. Достаточно для того, чтобы все поняли: больной не должен относится к врачу с благоговением и, тем паче, бояться его, как это издавна заведено. Не должен, несмотря на то, что плохой врач действительно опасен для больного. Ведь он может «залечить», отравить или даже зарезать больного «насмерть».

Во время операции врач обращается к больному, лежащему на операционном столе:
— Будем удалять правое лёгкое.
— Зачем?!
— Печень не влазит.

Ну а хорошего врача бояться тем более не стоит. Главное здесь разобраться, с кем имеешь дело. И я надеюсь, что книга поможет вам в этом. Кто такие врачи, мы, кажется, более или менее разобрались. Но картина будет неполной, если не посмотреть на их «великие деяния».

Давайте попробуем выяснить: а действительно ли столь велики достижения официальной медицины, как это принято считать?

Было бы у нас столько «экстрасенсов» и «народных целителей», если бы медицина решила большинство сегодняшних проблем?

Да, несомненно, есть и успехи. Врачи научились хорошо работать ножом и могут успешно отрезать больной орган или даже заменить его на взятый у донора. Но могут ли они вылечить больной орган? Казуистически редко. Слышали ли вы об успешном лечении хронических заболеваний? Нет?

Правильно. Термин «хроническое заболевание» придуман врачами именно для того, чтобы оправдать свое бессилие. А теперь вспомните историю о полном излечении какой-либо неинфекционной болезни терапевтическими методами. Лично я не припоминаю таких историй. Если они и случаются, то очень нечасто.

Но, может быть, врачи успешно лечат все инфекции? Может быть они могут в 100% случаев вылечить такие давно известные и опаснейшие болезни, как чума, холера, сап, малярия, бешенство, наконец.

Нет, не могут! Они пишут в своих справочниках: летальность (смертность) — 100, 50, 20, 2%. А 2% — это много или мало, когда болеют миллионы? Ежегодно, по данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), в мире от малярии — заболевания давно известного — умирает 1,5 млн. человек! А ведь ещё недавно медики трубили о том, что малярия почти побеждена.

За последние 20 лет в мире зарегистрировано более 31 тысячи заболеваний чумой. Из них в США — 197 случаев, из которых 25 со смертельным исходом. Теракты в США продемонстрировали, что плохо готовы медики и к лечению сибирской язвы.

Несколько лет назад в США задались целью полностью ликвидировать корь — давно известное и хорошо изученное заболевание. В ходе реализации программы врачи столкнулись с большими трудностями и в настоящее время даже не упоминают о своих планах [6].

После изобретения пенициллина (это, между прочим, заслуга не врачей, а микробиолога А. Флеминга) врачи поначалу были «на седьмом небе» от радости. Прекрасно лечились почти все бактериальные инфекции!

Но радость их была, увы, недолгой. Бактерии приспособились и сейчас пенициллин почти не применяется. Нет и не может быть панацеи — это врачи уже поняли.

Больше того, появляются всё новые болезни, ставящие медиков в тупик: СПИД, SARS, коровье бешенство, геморрагические лихорадки Эбола, Марбурга, Ласса и другие опаснейшие инфекции. По прогнозу Минздрава Намибии, половина населения этой страны погибнет от СПИДа.

«Намибия... Африка... Это далеко и не показательно», — можете подумать вы. А что же в «цивилизованных» России и Украине? А в Украине, по данным за 1999 год: 180 тыс. инфицированных ВИЧ, 741 тыс. больных раком, 6 млн. больных сердечнососудистыми заболеваниями, 1 млн. больных диабетом, 2.7 млн — туберкулезом. С 1991 по 2001 год население Украины сократилось почти на 4 млн. человек. По средней продолжительности жизни Украина занимает 120 место в мире. По данным Минздрава за 2001 год смертность населения остается высокой и не снижается (цифры даже не приводятся).

Весьма показательна динамика роста болезней внутренних органов населения Украины в расчете на 100 тыс. населения [21] (см. таблицу).

В России депопуляция населения идет с 1992 года. В 2000 году число умерших превысило число родившихся в 1,8 раза и составляет 2.2 млн. человек. Общий показатель смертности: 15,3 на 1000 — наибольший в Европе. По прогнозам, с 2001 по 2016 год население России сократится ещё на 10.4 млн. человек. К концу XXI века возможно уменьшение вдвое. В некоторых странах СНГ положение ещё хуже.

В России за последнее время появилось более 30 новых инфекций: карельская лихорадка, 1997 г. 2000 г.

Болезни системы кровообращения 26668,0 36322,0
Болезни органов дыхания 33087,5 35169,0
Болезни органов пищеварения 1167,8 13589,1
Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани 7200,9 8256,5
Болезни мочеполовой системы 6235,6 7365,8
Болезни эндокринной системы, нарушение обмена веществ, иммунитета 3679,2 5935,0
Заболевания крови и кроветворных органов 1172,5 1490,9
астраханский риккетсиоз, лихорадка западного Нила и другие.

Сейчас, в начале XXI века, как пишут врачи, перед медициной в области инфекционной патологии больше проблем, чем пятьдесят лет назад. В России ежегодно регистрируется 40-50 млн. случаев инфекционных заболеваний. На один зарегистрированный случай приходится 2-3 незарегистрированных.

Врачи всего мира сами называют борьбу с инфекциями проигрышем века. Я думаю, что приведенных примеров достаточно, чтобы вы убедились в том, что мировая медицина находится в убогом состоянии, что в Украине и многих других странах ее практически нет, что после, казалось бы, близости окончательной победы, она терпит поражение за поражением и конца этому не видно.

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/300487.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/300817.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/300487.html#cont
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments