Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Асклепий Хворый. Как бороться с врачами

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/302276.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/303272.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/300487.html#cont

К примеру, несколько десятков килограммов заплесневелого «варева» из дешёвых компонентов после пропускания через ряд фильтров и фасовочный аппарат превращаются в миллионы таблеток или ампул, продаваемых на вес по цене золота, а иногда и дороже. Чем не Клондайк? (R&D посчитайте — H.B.)

Одни болеют за народ, другие наживаются на лекарствах.

Конечно же, фармацевты оправдывают дороговизну лекарств высокой стоимостью научных исследований. Но, поверьте, она не столь высока, как нам это представляют. Кроме того, значительная часть научных исследований финансируется из государственных бюджетов. (С каких это пор? Из каких государственных бюджетов? Что вообще за шариковщина? — H.B.) Чем, как не чрезмерным завышением реальной стоимости лекарств, можно объяснить сверхприбыли западных фармацевтических компаний?

К сожалению, в таком положении заинтересованы и держатели акций, и государство — сборщик налогов. Ситуация осложняется ещё и тем, что лекарства — товар пересекающий государственные границы. Влиять же государство может только на ценовую политику национальных компаний. Хотя, конечно, возможно и некоторое международное сотрудничество в этой области.

Что, на мой взгляд, могло бы сделать государство в своих границах с целью улучшения ситуации для собственного населения? Оно могло бы, наряду со «стандартными» антимонопольными мероприятиями, через ограничение стоимости медикаментов жёстко ограничить максимальную рентабельность компаний и доходность акций, сделав их такими же, как, к примеру, у предприятий пищевой промышленности. Это повлекло бы увеличение объёмов производства лекарств с одновременным снижением их стоимости при сохранении прибыльности предприятий и, соответственно, доходов бюджета от них. (Господи, какая дилетантщина. Органичение прибыльности НИКОГДА не ведёт к увеличению объёмов производства. Это азы экономики — H.B.)

Подобный механизм необходим и для регулирования цен в аптеках. Последнее, как мне известно, в России уже делают через внедрение государственной экспертизы цен. Есть скромные начинания в этом направлении и на Украине.


Глава 8. Варварология


Скажи мне, кто твой врач и я скажу, сколько тебе осталось.

Эта глава посвящена классификации, уловкам и хитростям варваров. Я надеюсь, что читатели не возражают против обозначения этим словом тех, кто творит варварство — плохих врачей. Надеюсь, что вы почерпнёте полезные для практики лечения сведения.

Когда можно считать, что вы столкнулись с варварством? На мой взгляд, если присутствует хотя бы один из четырёх признаков.

1. Некомпетентность.

Варвары, естественно, стремятся её скрыть. Это, как правило, выражается в виде постановки заведомо неправильного диагноза и назначения заведомо неправильного лечения, абсурдность которых врач сам прекрасно осознаёт.

Врач никогда не скажет больному: «Я не могу понять, чем вы больны» или: «Я не знаю как вас лечить». Впрочем, второе мне однажды довелось услышать из уст «докторши» — заведующей одним из отделений больницы, когда я пришёл к ней с готовым диагнозом в надежде получить соответствующее лечение. Она, как я понял из нашего разговора, действительно впервые столкнулась с такой болезнью. Настоящий врач постарался бы скорее восполнить пробел в своих знаниях и получить практику в лечении «нестандартного» больного. Варварка же поспешила избавиться от лишней проблемы, сказав неправду — что моя болезнь не по её специальности. Конечно же, я не стал настаивать на лечении у неё.

Вместо того, чтобы обратиться за помощью к коллегам или назначить дополнительные исследования, варвар, из-за боязни потерять свой имидж специалиста, просто выдумывает диагноз «позамысловатее» и назначает бесполезное или даже вредное для больного лечение. Или же вам могут сказать, выслушав все ваши жалобы и формально осмотрев, что это у вас «нервное» и что лечения не требуется, а если и требуется, то прежде всего у невропатолога.

2. Нежелание брать на себя ответственность.

Если в результате неправильного лечения вам станет хуже, плохой врач не станет назначать новых исследований, дабы вы не имели объективных оснований жаловаться на лечение. Он просто отменит одни лекарства или процедуры и назначит другие — возможно, ещё менее вам подходящие.

Ухудшение же самочувствия варвар, скорее всего, объяснит особенностями вашего организма — «неадекватностью реакции» или же будет уверять, что вам это только кажется.

Сложившаяся практика взаимоотношений пациентов и врачей позволяет последним безнаказанно играть роль помощников смерти. Врач всегда найдёт причину для своего оправдания, из тысячи имеющихся в его распоряжении при ухудшении состояния или смерти больного: у больного было слабое сердце; болезнь зашла слишком далеко; у пациента оказалась аллергия на лекарство; болезнь была неизлечима; пациент плохо выполнял рекомендации и т.д. и т.п.

3. Защита «чести мундира».

Бывший преподаватель деонтологии Национального медицинского университета профессор А. Грандо в интервью газете «Киевские ведомости» говорит: «Круговая порука существовала всегда, правда не в такой откровенной форме, как сейчас, и не на каждом шагу. Начальство своих подчинённых покрывает — учитывает, что в случае чего ему тоже достанется.(«Куда смотрел главный? Плохо со своими врачами занимаетесь, не контролируете» и т.д.). Вот и сходит с виноватых как с гуся вода».

Уж кто-кто, а профессор знает, что говорит. Помните, что вы имеете дело с закрытым кланом. И хотя в клане медиков нет «законов омерты», существующие здесь негласные порядки достаточно жёстоки и — что самое страшное — тоже приводят иногда к смерти, но только не членов клана, а больных. Врачи ревностно пекутся о защите своей корпорации. Любой врач, даже прекрасно видя, что его коллега проводил лечение неправильно, следуя деонтологии, никогда не признается вам в этом. Он будет всячески обосновывать его неправильные действия и делать это тем упорнее, чем ближе — вверх или вниз — находится по отношению к нему на служебной лестнице.

Один врач — другому:
— Коллега, а симулянт-то помер.

4. Взяточничество.

Этот вид варварства очень распространён. Условно я разделил его на два подвида: вымогательство и грабительство. Подробнее мы остановимся на этом чуть позже.

Теперь же давайте поговорим о механизме, который наряду о основными — уже рассмотренными в гл. 5-6 причинами — способствует «процветанию» варварства в медицине.

Врачи изобрели прекрасную систему, позволяющую безнаказанно и неограниченно долго издеваться над больными. Её название — «специализация».

Надо сказать, что существовала она не всегда, по крайней мере в нынешнем виде. Такого понятия не было во времена Галена или Авиценны. Этих врачей — по сегодняшней терминологии — можно назвать врачами общей практики. Они знали о всех, хотя и скромных, достижениях тогдашней врачебной науки и лечили не болезнь, а больного. Не занимались они лишь хирургией и акушерством.

Больше того, мы знаем, что врачи, кроме лечения, занимались астрологией, алхимией, поэзией и другими делами. И на всё у них хватало времени.

Уже в Новой и Новейшей истории произошло — как объясняют врачи, «в связи с усложнением медицины» — разделение её на множество, сначала довольно условных, а затем всё более очерченных областей.

Специализация в какой-то мере, безусловно, необходима, но в современной медицине она иногда приводит к абсурду.

Дошло до того, что отдельные органы они разделили пополам! Одну половину почки лечит уролог, а другую нефролог; одну половину поджелудочной железы — гастроэнтеролог, вторую — эндокринолог. Причём, никакой серьёзной научной мотивации под таким разделением нет. Сердце, например, тоже выделяет гормоны, но это же не стало основанием для включения его в компетенцию эндокринолога.

«Узкие специалисты» весьма поверхностно знают всё, что «вне их компетенции» и пытаются лечить не весь организм, а какой-то его орган или болезнь без учёта общего состояния и реакции организма.

Но это только одна милая врачам сторона специализации. Другая, и наиболее дорогая им, — возможность гонять нас по кругу. Почему же один врач посылает нас к другому, а тот — к третьему, а третий — к первому? Почему наше хождение «по врачам» превращается порой в нескончаемую карусель?

— Доктор, у меня живот сильно болит, и вообще, плохо мне…
— А что случилось?
— Да ягодки в лесу съел.
— Какие ягодки?
— Да я как-то не разглядел...
— Ну, это не ко мне, это — к окулисту.

Очевидно потому, что специализация очень удобна, как механизм обеспечения существования и сокрытия любого типа варварства. Особенно часто специализация используется варварами для распределения ответственности. Ведь давно известно: если виноваты все — не виноват никто. Порою азарт уводит медиков так далеко, что они и сами не рады, что затеяли гонки.

«...Ни для кого не секрет, что когда участковый врач направляет ребёнка к узкому специалисту, то он отводит его от прививки порой на 6 мес. или на 1 год. При этом участковый врач спокоен, так как в истории развития есть запись узкого специалиста. А узкий специалист, отведя ребёнка от прививки, спокоен в связи с тем, что за ребенком должен следить участковый врач. В итоге ребенок часто остается не только без прививки, но и без необходимого врачебного наблюдения и лечения». (Ничего не может быть лучше отсутсвия прививки. Это раз. Нахуя кому сдалось "наблюдение" у тех, кто не знает что делает, я не понимаю. Это два. — H.B.)

Эта цитата взята мною из «Руководства по внутренним болезням» московского издательства «Медицина». И здесь сетует на существующий порядок не кто-нибудь, а врач-эпидемиолог.

Рассмотрим некоторые приёмы, применяемые варварами для достижения своих целей.

Когда врачи собирают консилиум? Вы, конечно, думаете, что тогда, когда случай особо сложный. Да, и такое бывает. Но чаще, чтобы распределить всё ту же ответственность. Понятно, что могут иметь место и обе причины вместе.

Если больной умрёт из-за неправильного лечения, виновного не будет — решение принимал консилиум. Фактически, это будет убийством, совершенным группой лиц по предварительному сговору — наиболее тяжким преступлением, если следовать Уголовному кодексу, но абсолютно ненаказуемым в данном случае!

Разве кто-нибудь доказал, что решение, принятое не одним, а несколькими дураками, более правильное? Обычно консилиум всегда склоняется к решению, предлагаемому наиболее «авторитетным» членом. А тот, не чувствуя ответственности, не вникая глубоко в историю болезни — ведь не он вёл больного — зачастую анализирует ситуацию поверхностно и принимает неверное решение.

Вот что рассказал в своём интервью газете «Зеркало недели» академик А. Шалимов. «В отделе, которым я руковожу, работают четыре профессора. Недавно один из них оперировал больного с опухолью печени. Разрезал и приглашает меня: «Александр Алексеевич, взгляните — считаю пациент неоперабелен». Моё подтверждение защитило бы его потом от возможных обвинений в бездействии. Я посмотрел, помылся и сделал радикальную операцию». Этому больному очень повезло: А. Шалимов — настоящий доктор.

Варварами широко практикуется «тест на финансовую состоятельность». Когда варвару косвенным путем не удаётся установить ваши материальные возможности, он устраивает такое «тестирование». Оно производится, как правило, при первом же вашем визите. Врач предлагает вам провести за ваш счёт какое-то дорогое исследование или попринимать дорогое лекарство. Если вы принимаете предложение — тест пройден, если нет — варвар теряет к вам интерес как к возможному источнику своих доходов.

Существует и другая разновидность этого теста — «тест на состоятельность с барьером». Это когда врач сразу ставит условием дальнейшего лечения у него обязательное прохождение вами дорогого исследования или платного специалиста, например, психотерапевта. Если вы не в состоянии это оплатить, варвар как бы и не виноват в том, что вы не можете у него лечиться. Если вы взяли «барьер», ждите вымогательств.

Способов вымогательства множество. Вам могут даже прямо сказать, что лечение обойдётся в такую-то сумму. Но чаще варвары прибегают к более тонким методам. Один из очень распространённых — создание у больного «комплекса должника». Его суть довольно проста. Многократные посещения врача не заканчиваются назначением сколь-либо серьёзного обследования или лечения. Врач может назначить рутинные анализы, результаты которых покажут, что у пациента всё нормально, может порекомендовать попринимать какие-нибудь таблетки или попить отвары трав, от которых ни вреда, ни пользы. Состояние больного, соответственно, или не меняется, или становится хуже и он вынужден обращаться к врачу снова и снова.

Вымогатель начинает проявлять признаки раздражения. У больного возникает мысль: «А может быть, у меня действительно всё нормально и я только отвлекаю врача от серьёзной работы?» Обычно на некоторое время несчастный прекращает визиты к врачу. Но плохое состояние здоровья вынуждает его опять идти к варвару.

На этот раз больного гнетёт чувство вины — ведь он уже столько раз отвлекал доктора от работы с действительно больными людьми. Поэтому больной несёт врачу подарок или деньги. Приняв подношение, врач предлагает «сломленному» пройти более серьёзное обследование или лечение.

Далее всё может повториться. Если же больному повезёт и у вымогателя окажутся какие-то знания и остатки совести, а подношение его удовлетворит, он, возможно, поправит здоровье пациента. (дело не столько в совести, сколько в знаниях, вернее, в их отсутстии. — H.B.)

Больной входит в кабинет врача и, роясь в сумке в поиске медицинской карточки, говорит:
— Доктор, у меня рак. И вот, направили к вам.
— Раки?! Прекрасно, давайте их сюда. А пивка не догадались прихватить?

Плохими врачами широко используются два очень удобных оправдания своей несостоятельности в лечении. Больному в возрасте до сорока лет обычно говорят: «У вас хроническое заболевание» или: «Это у вас нервное», а после сорока лет: «Что же вы хотите — возраст».

Конечно же, существуют пока ещё неизлечимые болезни, но, поверьте, их гораздо меньше, чем пытаются представить варвары. Что же касается серьёзных возрастных изменений, то они начинаются у человека только с 55-60 лет! (Ссылочки нет. Возрастные изменения начинаются с рождения — H.B.)

Другим, широко применяемым приёмом «отшития» больного, является ссылка на вредные привычки. Да, курение и употребление спиртных напитков способны существенно подорвать ваше здоровье и могут являться действительной причиной болезни. Но это вовсе не означает, что любая ваша болезнь от курения или употребления спиртного.

Врач — больному:
— Курите?
— Нет.
— Жаль, я порекомендовал бы бросить и вам сразу стало бы легче.

Последняя приведённая уловка является частным случаем приёма, который я называл «зацепка». Обнаружив у вас любое сколь-либо заметное отклонение в работе какого-нибудь органа, варвары часто цепляются за это и пытаются представить, как причину всех ваших бед. Зацепка может применяться варваром для «отшития» больного, для затягивания лечения с целью создания комплекса должника, но может быть и действительным заблуждением некомпетентного врача. Если вы предполагаете, что в вашем случае имеет место именно зацепка, постарайтесь сами изучить вопрос. Можете обратиться к другому врачу, но не говорите ему о поставленном варваром диагнозе.

Врач — больному:
— Курите?
— Нет.
— Пьете?
— Нет.
— Только не надо идиотски ухмыляться, я всё равно что-нибудь найду!

В ряду хитростей несколько особняком стоят те, что применяются варварами-дантистами. Это объясняется спецификой ремесла. Всего арсенала их уловок (видимо, большого) я не знаю. Но я уверен: то, что больные обычно принимают за случайные ошибки, в большинстве случаев является преднамеренными действиями, применяемыми для вынуждения больного к повторному обращению, а значит и платежу. Это может быть:
— некачественное пломбирование зубов (пломбы быстро «вылетают»);
— неполное удаление нерва (зуб болит после «ухода» наркоза);
— пломбирование зуба с преднамеренно оголённым под наркозом (а значит уже подлежащим удалению) нервом;
— пломбирование непролеченного (с воспалением у корня) зуба;
— пломбирование сильно подточенного зуба с оставлением небольшой полости (скол зуба — дело времени);
— преднамеренное повреждение эмали здоровых зубов буром (основа для будущего кариеса); (Мне предлагали в Москве выравнивание зубов с обтачиванием для "создания пространства" — H.B.)
— преднамеренное травмирование дёсен;
— постановка плохо подогнанных протезов и коронок.

К сожалению, практически невозможно доказать преднамеренность всех этих действий. Какую-то защиту от некоторых из них может давать достаточно большая (не менее года) гарантия на качество работы. Не лечите зубы там, где не дают гарантии!

Кроме того, дантистами-варварами применяются:
— пломбирование более дешёвыми (менее прочными) материалами, чем те, за которые вы заплатили (внешне они могут не отличаться);
— меньшее, чем оплачено вами количество золота в протезах (коронках) или подмена его другими материалами.

Последнее иногда можно заметить по цвету. Можно — до постоянной установки протезов —отдать их для анализа ювелиру.

Но вернёмся к врачам-клиницистам. Как «вычислить» плохого врача? Думаю, что вопрос этот совсем не риторический, как может на первый взгляд показаться. В своей многолетней личной практике (естественно, больного) я имел дело со множеством — не одной сотней — врачей, отличающихся специализацией, квалификацией, продолжительностью врачебной практики, возрастом, полом и т.д. Сейчас я с уверенностью могу сказать, что мне не очень везло на хороших врачей, но, к счастью, изредка попадались и хорошие. Такая практика дала, на мой взгляд, неоценимую возможность наблюдения и изучения врачей.

Я думаю, что некоторые из вас, дорогие читатели, долго и упорно лечившиеся у разных медиков, до сих пор пребывают в блаженном неведении, что лечились, по большей части, у варваров. Больные часто склонны винить в плохих результатах лечения кого угодно или что угодно, но только не своего врача. Почему? Сказывается всё тот же эффект «ореола» и то, как искусно научились маскироваться многие варвары под докторов, т.е. действительно хороших врачей. Поэтому предлагаю вашему вниманию признаки, присущие плохим врачам, которые я выявил в ходе своих наблюдений.

Чтобы сразу и окончательно определиться в таком важном вопросе, оговорюсь, что если те душевные качества, которые принято относить к плохим, присущи врачу — этот врач плох, ибо не может (и я в этом абсолютно уверен) плохой человек быть хорошим врачом. Поэтому, прежде всего, спросите себя: а производит ли на вас врач впечатление человека порядочного, т.е. нравственного? Вы скажете, что понятие порядочности очень относительно и у каждого своё. Тем не менее, я надеюсь, что ваше понятие достаточно близко к принятому за «норму» в цивилизованном обществе, и вы сами, даже если когда-то и поступали непорядочно, прекрасно это осознавали.

Осознают ли свою безнравственность непорядочные врачи? Я полагаю, что не всегда. Варварам просто не хватает цивилизованности. А впрочем, вопрос скорее философский, чем практический, и нам это не столь важно знать наверняка. Мы и так отвлеклись.

Понятно, что не всегда больной может достаточно долго общаться с врачом, чтобы заметить в нём непорядочность, да и поднаторели, надо сказать, некоторые современные жрецы от медицины в сокрытии своих истинных лиц, и не только под марлевыми масками.

Вовочка спрашивает у отца:
— Папа, а как правильно пишется: херург или хирург.
— Это, сынок, смотря какой хирург.

Как вы понимаете, условие порядочности является главным, совершенно необходимым, но явно недостаточным для признания врача хорошим. К сожалению, и порядочный человек может оказаться плохим врачом. По этой причине, для окончательных выводов о степени дикости варвара, надо рассмотреть всю совокупность признаков. Помня народную мудрость: «Встречают по одежке...», начнем с простейшего
—внешнего вида. Эта пословица в приведённой части отлично работает и в нашем случае, но вторая её часть применительно к варварам абсолютно не подходит. Если врач грязнуля и неряха, он варвар и вам лучше с ним побыстрее расстаться, не вникая в глубину его интеллекта. Гигиена ведь, строго говоря, основа нашего здоровья.

Обратите внимание: моет ли врач руки перед тем, как ощупать, обстучать вас или, например, удалить зуб; стерилизует ли он свои инструменты; пользуется ли марлевой или другой гигиенической маской и т.д. Небольшая наблюдательность наверняка сослужит вам здесь хорошую службу.

Одежда врача заслуживает особого рассмотрения. Если это медицинский халат — уже хорошо. Если врач пытается вести приём в своей повседневной «цивильной» одежде — это варвар. (:)) В этом нет ничего плохого. Как раз ношение халата без надобности — признак того, что вами пытаются манипулировать. Кроме того, как раз на халатах содер жится большое количество невидимых глазу, но агрессивных больничных бактерий — H.B.) Обратите
внимание на цвет (а иногда даже запах!) халата. Халат должен быть чистым, без пятен, дыр и запаха, к примеру, табака. Я говорю «чистым», а не «белым», т.к. с недавних пор некоторые врачи и даже лечебные заведения уже не считают белый цвет своей рабочей формы обязательным и частенько заменяют его на синий, болотно-зеленый или какой-нибудь ещё. Я не нашел этому вполне достоверного объяснения, но предполагаю, что это может быть по следующим причинам: в стране «напряженка» с белой материей; у врачей трудности со стиркой, а на цветном грязь не так видна; больные при скудном, зачастую, ночном освещении в некоторых больницах, часто путали врачей в белом с привидениями, ангелами и т.п. и сильно, возможно до смерти, пугались; в лечебные учреждения иногда попадали больные — представители народов, у которых белый — цвет траура и преждевременная скорбь, естественно, действовала на них угнетающе; и, наконец, самое вероятное: врачи интуитивно чувствуют, что многолетней варварской деятельностью полностью дискредитировали свою прежнюю «униформу» и белый цвет халатов вызывает у пациентов только раздражение. Как бы то ни было, а я всё ж таки предпочитаю белоснежный цвет халата. (Эта традиция повелась с того, что при обработке, которая действительно даёт стерильность — в автоклавах при высоком давленим — белая ткань желтеет, причём, пятнами, как сложено бельё — H.B.)

Уже записав эти рассуждения по поводу одежды, я натолкнулся на старую журнальную заметку об исследовании, проведённом американскими психологами в двух больницах Бостона. Оказалось, что внешний вид врача во многом определяет настроение больного и его желание лечиться. Вывод психологов: врач всегда должен быть в белом халате — символе медицинского авторитета. Кроме того, 53% опрошенных решительно высказались против ношения врачами джинсов, а 23% — против кроссовок, считая их признаком неуважения к пациентам.

Обратите внимание на другие слагаемые внешнего вида. Если врач — мужчина, то хорошо ли он выбрит, если женщина — не слишком ли много на ней косметики, не соперничает ли её маникюр с когтями пантеры. Впрочем, ногти могут выдавать варвара и в мужчине.

Однажды я попал на приём к врачихе, у которой не было маникюра, но была чёрная грязь под нестриженными ногтями. «Бедняжка копала картошку на дачном участке», — подумал я и поспешил закончить свой визит. Для полноты картины добавлю, что врач была паразитологом.

Много может сказать о своём хозяине врачебный кабинет. Обратите внимание на чистоту и общий порядок. Если на столе стоит пепельница и, тем паче, вы почувствовали запах табачного дыма — это большой минус. Врач не должен курить в своем кабинете! По-моему, истинно хороший врач — всегда некурящий. Скажу больше: борьба Минздрава с курением не может считаться серьёзной, пока врачи сами курят.

Некоторые кабинеты плохих врачей напоминают чем-то зоопарки — столько водится в них живности. Крысы, мыши, тараканы, пауки, мухи — вот далеко не полный перечень возможных обитателей. Как-то раз, ожидая своей очереди на приём, я стал свидетелем настоящей охоты на тараканов, устроенной хозяйкой кабинета вместе с медсестрой и больной. Около пятнадцати минут за дверью кабинета что-то стучало, громыхало и шлёпало. Периодически приоткрывалась дверь и из-за неё высовывалась чья-то нога, давившая убегающую жертву. Всё это действо сопровождалось весьма весёлым смехом «охотниц». Когда подошла очередь и я попал в кабинет, пред моими глазами предстало поле недавнего побоища. Повсюду — на полу, на столах, на стенах — были раздавленные тараканы. Иногда между ними пробегали уцелевшие. Врач, как ни в чём не бывало, спросила: «На что жалуетесь?..» Дальнейшее общение с этой «Дианой-охотницей» окончательно убедило меня в её редкостном варварстве. Ваваркой, как потом оказалось, была и её коллега, с которой она делила (посменно) своё рабочее место. Присутствие «кабинетной живности» помогало мне почти всегда безошибочно определить во враче варвара.

Перейдём теперь от внешних признаков варварства к более скрытым от наших глаз. Прежде всего, здесь следует обратить внимание на стиль общения. Грубость, хамство, чёрствость, невнимание к вашим жалобам сразу выдадут во враче варвара. Но, как уже говорилось, далеко не все варвары так открыто демонстрируют свою дикость. Поэтому больному очень важно знать канонический порядок действий врача при приёме больного. Любое отклонение от него —большой минус, а существенное отступление— несомненный признак варварства. О том, как должен в идеале действовать врач, мы поговорим в гл. 9.

А сейчас позвольте остановиться на ещё одном признаке, стопроцентно указывающем на варвара. Каким бы это не показалось, на первый взгляд, странным — это почерк. Графология, как известно, наука серьёзная и позволяет определить даже черты характера его владельца. Но это, понятно, под силу только специалисту-графологу. В рукописи ему о чём-то говорит каждая закорючка. Мы, больные, как правило, таких знаний не имеем, но нам это, к счастью, и не требуется. Достаточно проанализировать только разборчивость и аккуратность почерка — характеристики очевидные для любого читателя. (Неразборчивый почерк — это старый, как мир, способ прятать информацию и концы в воду — H.B.)

Я неоднократно задавался вопросом: почему у разных врачей так часто одинаковый почерк? Причем одинаково плохой. Почему почерк врачей стал «притчей во языцех» и вошёл даже в устный фольклор?

Вовочка пришёл из школы радостный и говорит отцу:
— Папа, а мне сегодня учительница сказала, что когда я вырасту, то, скорее всего, стану врачом!
— А почему она так думает, наверное ты получил «отлично» по биологии?
— Нет, она сказала, что не разобрала в моем сочинении ни единого слова.

Я нашёл этому несколько объяснений, но главное, сопоставляя почерк с другими признаками, я убедился, что врач с «куролапым» почерком всегда варвар. Вот о чём может свидетельствовать неразборчивость почерка: врач плохо учился в школе — у него проблемы с правописанием и он маскирует неграмотность каракулями; он плохо знает латынь, т.е. плохо учился уже в вузе; он сомневается в своих диагнозах или назначениях; он не уважает больного; он расхлябан и неаккуратен во всём; у него серьёзное нервное заболевание; он вчера перепил или просто алкаш и у него дрожат руки.

Естественно, всё это может относиться не только к мужчине, но и к женщине-врачу. Думаю, что в любом из этих случаев у вас пропадёт желание лечиться у такого лекаря.

Докладчик на конференции египтологов:
— Все папирусы, найденные нашей экспедицией, уже десять лет не поддаются расшифровке. Это неопровержимо доказывает, что мы нашли врачебные рецепты.

Существует мнение, что медики каким-то невероятным образом всегда разбирают почерк друг друга. А между тем, в моей практике врачи неоднократно обращались ко мне с просьбой разобрать, что написано их коллегами в моей же амбулаторной карточке.

Аптекарь вводит в курс дела практиканта:
— А из этой бутылочки мы наливаем лекарство, когда рецепт совсем неразборчивый.

В качестве же утешения для тех, кто имеет плохой почерк, но не является врачом, хочу добавить, что неразборчивый почерк может быть у вас, например, от писчей судороги — заболевания тех, кому приходится много писать. Врач же обязан писать разборчиво, хотя бы и печатными буквами. И здесь мне вспоминается один доктор, который выдавал больным свои заключения и рекомендации отпечатанными на машинке — факт, несомненно, говорящий в его пользу.

И, наконец, возможно, второй по значимости, после порядочности, признак. Варвары не помнят важнейшей заповеди врача, оставленной французским медиком Ламассанем: «Надо уметь сомневаться». Сомнение — побуждение к поиску и залог осторожности. Врач должен вызывать у больного доверие к своим действиям. Именно поисковая активность в диагностике и осторожность в лечении на фоне внушения больному чувства оптимизма, уверенности в результатах лечения, отличают хорошего врача от самоуверенного, самодовольного варвара.

Кроме уже рассмотренных — широко распространённых — существуют и другие, более специфические признаки варварства. По их совокупности мне удалось выявить несколько условных типов. Какое это может иметь практическое значение? Очень большое. Мы прекрасно знаем, что далеко не все больные и, тем более, не везде могут свободно выбирать себе доктора. Часто обстоятельства складываются так, что больной вынужден получать медпомощь от «первого встречного» врача. Особенно скованы в выборе врача жители сельской местности — ведь в селе и даже в райцентре врачей несравнимо меньше, чем, скажем, в областной больнице. Есть местности, где один врач приходится на несколько сотен квадратных километров. Здесь больного может успокоить лишь то, что в таких местах работают, как правило, врачи-патриоты своего дела, с большим практическим опытом. Но всё же... Как быть, если вы столкнулись с варваром?

Оказывается, как я смог убедиться, и с варварами не всё так безнадёжно. Понятно, что, если вы нуждаетесь в скорой медицинской помощи, вам будет не до выбора врача. Но если возле вас и окажется в этом случае варвар — не поддавайтесь панике. Случаи, требующие немедленного медицинского вмешательства, все хорошо изучены, описаны и, можно сказать, стандартизованы. Любой врач, даже самый дикий варвар, знает, что надо делать, если, к примеру, у больного критически повышено давление, сильное кровотечение, пищевое отравление, перелом конечности и т.д. А у некоторых, но только некоторых из них, можно пройти полный курс лечения. И вот тут, для принятия правильного решения, вам понадобится не только выявить варварство, но и определить его тип.

Итак, вот эти типы и соответствующие им рекомендации.

Догматик. Он всегда неприветлив, говорит мало, как бы нисходя до вас со своих медицинских вершин. Иногда много пишет, почти не глядит в вашу сторону. Он груб, может оборвать вас на полуслове. Его не интересует ваше мнение. Он всем своим видом демонстрирует, что относится к касте. За своей напускной суровостью он прячет некомпетентность и неуверенность. Он знает только то, чему его учили в институте, как правило, много лет назад и не хочет знать больше. Он боится упасть в ваших глазах, показать свою неграмотность и поэтому неразговорчив.

К типу «догматик» довольно часто принадлежат врачи из категории «работающий пенсионер». Он не вылечит вас! С ним бесполезно бороться. Выход здесь один — бежать без оглядки к другому врачу!

— Доктор, а когда меня выпишут?
— Когда распрямится ваша кардиограмма.

Хочу сказать, что именно встреча с догматиком-пенсионером (о ней я упоминал в гл. 1) и стала одним из побудительных мотивов, толкнувших меня на написание этой книги. Уж очень неприятен этот тип, уж очень много зла он привносит своей «лечебной» практикой в медицину. В разговоре со мной (если можно назвать наше общение разговором) он продемонстрировал знания, основывающиеся на представлениях медицинской науки двадцатилетней давности — назвал бактерию, вызвавшую мое заболевание, вирусом. В довершение ко всему прописал для лечения токсическую дозу далеко не самого лучшего из имеющихся на тот день в арсенале медицины лекарств. После этого у меня пропало всякое желание ещё раз посетить этого инквизитора.

Если вы столкнулись с догматиком, ищите другого, нормального врача, или обращайтесь к народному (но только к испытанному) целителю. Или же займитесь подготовленным самолечением.

Переученный. Поясню, что давая название этому типу, я отнюдь не имел в виду смену специализации офтальмологом, к примеру, на терапевта или, тем паче, смену профессии слесарем-сантехником на хирурга. Этот врач обычно безраздельно предан выбранной профессии и всю свою врачебную жизнь стремится к совершенству, понимая это весьма своеобразно. Он выписывает и читает множество медицинских журналов, новые научные книги, стараясь не пропустить ничего из последних мировых достижений и открытий. И в этом не было бы ничего плохого, если бы он относился ко всем этим материалам достаточно критично, а главное, не пытался проверить все вычитанное в своей практике. Поздно, доктор — больной реанимирован! Переученный забивает свою голову огромным количеством ненужных фактов, которые, накапливаясь, превращаются просто в «интеллектуальный мусор». Это именно тот случай, когда «за деревьями леса не видно». Переученный просто теряет правильный подход к лечению. Он не видит той стратегической линии, которую каждый нормальный врач должен избрать в лечении больного, умением правильного выбора которой, прежде всего, и отличались знаменитые врачи. Переученный всегда уверен в своей непогрешимости и правоте — ведь он так много знает... Этим он и опасен.

Как распознать его? В разговоре он много и часто оперирует специальными медицинскими терминами, впрочем тут же великодушно снисходя до объяснений больному их значения. Он не преминёт упомянуть, в каких медицинских журналах или умных книгах почерпнул те или иные знания. Может рассказать, между делом, что почерпнул на днях полезного, блуждая по «Интернету». Этот варвар, возможно, возьмёт с заставленной множеством книг полки толстый том и в подтверждение своего бреда зачитает вам несколько строк. Но он будет, как правило, глух к вашим жалобам, будет весьма вольно трактовать результаты ваших анализов и исследований. Он не назначит вам правильного лечения и не вылечит вас! Этого врача больной может использовать, разве что, как хороший справочник.

Я дважды лечился у такого «всезнайки». О результатах вы можете догадаться. Ваши дальнейшие действия: см. «догматик». (Не вижу ничего плохого в знаниях, пусть и отрывочных — H.B.)

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/302276.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/303272.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/300487.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments