Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Асклепий Хворый. Как бороться с врачами

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/303490.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/304366.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/300487.html#cont

Я давно заметил, что с методологией диагностики у врачей что-то не так, но когда немного ознакомился с действующими сегодня теоретическими основами и принципами построения диагноза, то был просто ошарашен! Веками существующие в медицине фатальные причины её кризиса (см. гл. 5), тяга врачей к безответственности, привели к тому, что наука о диагнозе развивалась, в основном, в направлении поддержания, сохранения искусственно созданных противоречий, даже несмотря на очевидные логические несоответствия.

Только в конце XX века врачи, будучи вынужденными под давлением общественности что-то менять в прежних подходах к лечению, признали, что имеет место «глубокий нозологический кризис в современной медицине».

Испуганный больной жалуется терапевту:
— Был, мол, у хирурга, сказал, что болит живот, а он хотел отрезать уши.
— Ох уж эти хирурги! — говорит терапевт. — Им бы только резать и резать. Ничего, сейчас я выпишу таблетку, от которой уши сами отпадут.

Здесь я должен пояснить, что «нозологический принцип» предполагает учёт
— типа возбудителя болезни,
— вызываемых патологических изменений,
— динамики процесса и причинно-следственных взаимосвязей между патологическими процессами.

Всё это раньше, как правило, просто игнорировалось, обычно не учитывается и сейчас! Причём, такие «великие достижения» — достояние не только врачей СНГ. Тон здесь задавала ВОЗ.

Один из ярких примеров алогичности: «болезни века» — атеросклероз и гипертоническая болезнь, являющиеся причинами инфарктов и инсультов были переведены ВОЗ в ранг фоновых заболеваний. Некоторые здравомыслящие врачи, чуть ли не плача, просят ВОЗ признать, что инфаркты и инсульты — это следствие основного заболевания, но «ВОЗ и ныне там».

Борьба между медиками продолжается. Успокаивает здесь только то, что, по словам врачей, «учение о диагнозе — одно из самых динамичных в медицине». Только с конца XX века медицина начала переходить от симптоматического лечения к этиологическому. Образно говоря, веками больной зуб лечили обезболивающими таблетками, и лишь теперь пришли к выводу, что надо лечить кариес!

Учитывая сложности врачей, я буду кое-где пользоваться, в том, что касается диагноза, собственной, понятной читателю терминологией. И хороший, и плохой врач могут поставить больному как правильный, так и ошибочный диагноз — это аксиома. Абсолютно ясно, что варвар делает ошибки чаще. Но самое страшное то, что он может поставить неправильный диагноз преднамеренно. Скажем, он хочет побыстрее отвязаться от больного или надеется выкачать из него побольше денег.

— Ей-Богу, ничего не могу у вас найти! Вы здоровы! — говорит врач больному.
— А если я скажу вам чем болею? Вы поделитесь со мной гонораром?

При этом не следует думать, что неправильный диагноз просто не ведёт к излечению. Нелеченная болезнь, как правило, осложняется (Не факт. организму также свойственно самоизлечение — H.B.), а неправильное лечение чревато возникновением других болезней — ведь многие лекарства имеют побочное действие. Кто из вас не слышал о чудесных исцелениях больных таким смертельно опасным заболеванием, как рак? Я не имею в виду те виды рака, которые действительно признаны излечимыми. Так вот, ретроспективные исследования этих больных в большинстве случаев приводили к выводу об ошибочности ранее поставленных диагнозов. И всё это после того, как люди получили большую психологическую травму и потратили на лечение от «рака» кучу денег и уйму времени!

Как и в случае с анализами, чем больше врачей осмотрят больного и поставят диагноз (только не консилиум!), тем меньше вероятность ошибки. Хочу успокоить, что во многих случаях диагностика не требует большого врачебного опыта и знаний и по силам простому фельдшеру. Это, прежде всего, такие болезни, как ОРЗ, детские инфекции, травмы и др.

Но в большинстве случаев, особенно при хронических заболеваниях, диагноз поставить достаточно сложно. Ещё сложнее врачу поставить углублённый (нозологический) диагноз. Что имеется в виду? Например, врач по результатам рентгеновского обследования и анализа крови «на ревмо-пробы» ставит диагноз «полиартрит» и назначает вам симптоматическое лечение. Вы довольны? Да — если вы неопытный больной. Нет — если вы знаете, что только выявление причины возникновения полиартрита (лично я знаю их несколько) позволит вам вылечить это заболевание.

У меня, например, симптомы полиартрита появились на почве повышения в крови количества мочевой кислоты (гиперуракемия), но ни один врач не предложил мне сделать анализ на определение уровня этой кислоты. Я назначил его себе сам! Адекватное лечение полностью устранило болезненные симптомы. Причины же гиперуракемии до конца ещё не изучены. Известно лишь, что в этом бывают «виноваты» почки или печень. Анализов, позволяющих уточнить причину, нигде не делают, хотя, в принципе, это возможно — необходимо исследовать ферменты крови. Лаборатории не имеют соответствующего оснащения и реактивов. Но никто и не стремится к их оснащению. Врачи предпочитают не забираться в такие «дебри» и лечат, опять же, только симптомы — назначают препараты, снижающие уровень мочевой кислоты в крови или тормозящие её синтез в печени. Последний же способ лечения, уже сам по себе, может привести к серьёзному повреждению печени. Аналогично, как вы уже поняли, врачи лечат большинство болезней. (Необходимо разливать практикующих врачей и непосредственно науку. Если какие-то процессы неизвестны вообще человечуству в принципе — чего хотеть от врача? Только признания собственного бессилия — H.B.)

В таком подходе, в игнорировании золотого правила исследователя — «смотреть в корень» — и заключается нозологический кризис. Варвар почти всегда не ставит углублённого диагноза, даже если позволяет диагностическая база ЛУ. Не ставит он, как правило, и расширенного диагноза — учитывающего несколько, а не только одно заболевание. Недостижимым идеалом, к которому должен стремиться каждый врач, является полный диагноз — вся совокупность частных углублённых диагнозов в их взаимосвязи. Иначе говоря, это то, к чему должен как можно ближе приближаться расширенный диагноз. Диагноз, максимально приближенный к полному, можно назвать условно полным.

При любых, особенно хронических, заболеваниях очень поможет врачу в постановке условно полного диагноза рассказ больного о том, как развивалась его болезнь: какие симптомы появились сначала, а какие — позже. Это, возможно, позволит выявить и устранить первопричину всех недугов.

— Алло! Доктор, вы можете мне поставить диагноз по телефону?
— Раздевайтесь!

Но даже если хороший врач поставил вам условно полный диагноз, а у вас возникли сомнения или диагноз слишком серьёзный (говорят: прогноз неблагоприятный), обязательно обследуйтесь у другого врача, а ещё лучше — в другом ЛУ. Только не говорите новому врачу своего диагноза, не показывайте результатов прежних исследований — они могут быть ошибочными. И, главное, никогда не отчаивайтесь!

Ещё один хороший способ убедиться, что ваши диагноз и лечение правильные — найти «друга по болезни», т.е. больного с той же болезнью, что и у вас или уже вылечившегося от неё. Понятно, что последнее предпочтительнее. Вы сможете взаимно обогатиться неоценимой информацией — сопоставить свои симптомы, узнать полезные сведения о врачах, об исследованиях, о лекарствах, контролировать правильность лечения и многое другое. Именно благодаря «другу по болезни» и я когда-то смог убедиться, что мои анализы и диагноз верны. Имея на руках результаты анализов и зная диагноз, мы просто сравнили свои симптомы. И первое, и второе совпадало, что окончательно рассеяло наши сомнения. Конечно, лучше, если ваш друг по несчастью обследуется и лечится у другого врача. Ещё лучше, если вы познакомитесь с несколькими такими людьми. Тогда у вас будет уже нечто вроде клуба по интересам. Расширяя ваш круг и интересы, со временем, вы сможете составить хорошую конкуренцию даже Пиквикскому клубу. А общение с врачами позволит вам иметь неисчерпаемый источник вдохновения для издания собственных клубных записок.


Глава 13. ВАМ НАЗНАЧИЛИ ЛЕЧЕНИЕ...


— Знаешь, этот доктор просто кудесник. Вчера он за 5 минут полностью вылечил мою жену.
— И как же он это сделал?
— Он сказал, что её болезни — признак приближающейся старости.

Возможно, что этот доктор действительно был прекрасным врачом и действительно вылечил больную женщину. Ведь психотерапия и самовнушение способны творить чудеса. Но на этом зачастую и «выезжают» врачи и, особенно, многие «народные целители». Больные иногда выздоравливают даже вопреки ошибочным диагностике и лечению — только от уверенности в том, что болезнь должна отступить. Эта глава, как и вся книга, ни в коей мере не призвана лишить больных такой веры. Напротив, она должна укрепить её добавлением ещё и действительно эффективного лечения.

Итак, предположим, что вас прекрасно обследовали, и врач поставил вам правильный условно полный диагноз. Вы, естественно, вправе рассчитывать на хорошее лечение. Но и здесь могут встретиться многочисленные «подводные камни».

Врач — пациенту:
— Могу сказать, что все органы у вас в отличном состоянии. Так что будем лечиться.

Известно, что для большинства заболеваний не существует единой методики лечения и единого лекарства. В ходе анализа лечебной практики научными медицинскими учреждениями, из множества существующих на текущий день методик и лекарств выбираются наиболее эффективные. Конечно, из того, что вы уже прочитали, вам известно, что эта работа не может быть признана абсолютно безупречной. Из-за множества допускаемых врачами ошибок конечный результат, т.е. наилучшая методика лечения, на самом деле далека от таковой.

И тем не менее, врачи вырабатывают т.н. «золотые стандарты» диагностики и лечения, т.е. то, что признаётся за наилучшее большинством из них. Такие стандарты, конечно же, весьма условны — они обычно только рекомендуются к использованию, как наиболее предпочтительные. Но многие врачи-варвары принимают их за абсолютную истину и после постановки диагноза действуют по принципу «всех под одну гребёнку». Они забывают о том, что не существует двух одинаковых больных, что могут быть противопоказания к стандартному лечению.

Больной вправе требовать от врача наилучшего варианта лечения из существующих. Правда, этого, к сожалению, часто не позволяет финансовое положение. Поэтому соразмерьте рекомендации врача со своими желаниями и возможностями. Узнайте у врача: какие методики и лекарства применяются на текущий день для лечения вашей болезни, в чём их достоинства и недостатки и сколько они стоят. Учтите, что и не самые дорогие методики и лекарства дают во многих случаях прекрасные результаты.

Всякое лечение относится либо к радикальному (хирургическому), либо консервативному (терапевтическому). Для каждого из них существуют — применительно к конкретному случаю — свои показания и противопоказания. Одни заболевания лечатся только хирургически, другие — только терапевтически. Некоторые болезни лечатся комплексно, с применением обеих методик, некоторые — как радикально, так и консервативно. Поскольку хирургическое вмешательство обычно является для организма серьёзным стрессом, врачи должны, по возможности, использовать в первую очередь консервативное лечение и только если оно безуспешно — прибегать к радикальному. Это хорошо известное врачам правило, к сожалению, далеко не всегда соблюдается. Иногда хирурги-грабители, в погоне за прибылью, рекомендуют операцию там, где можно обойтись терапией. Поэтому, перед тем как идти на операцию, очень желательно проконсультироваться у врачей, занимающихся консервативным лечением.

Пациент — врачу:
— Скажите, доктор, а можно не делать мне эту дорогую операцию? Мне ведь надо кормить жену, детей...
— И мне тоже...

Прежде чем начинать лечение, удостоверьтесь, что у вас нет противопоказаний для этого. Многие, в том числе часто и широко применяемые лекарства имеют то или иное побочное действие. Особенно часто страдают при этом печень и почки, так как они, в конечном счёте, выводят лекарства из кровяного русла. Поэтому, если известно, что лекарство серьёзно влияет на какие-либо органы, врач обязан проверить состояние этих органов перед началом лечения, а если лечение длительное, то и в ходе его.

Больной не всегда может достаточно объективно судить о состоянии своих органов, т.к. какие-либо проявления их функциональной недостаточности могут до некоторой поры никак не отражаться на самочувствии. По этой причине совершенно неприемлемой надо считать ситуацию, когда врач ограничивается вопросом типа: «На печень и почки жалобы есть?». «Нет», — отвечает больной и получает назначение лекарства, добивающего уже больные почки и печень.

Если в ходе лечения ваше самочувствие ухудшилось, немедленно прекратите приём лекарств (получение процедур), сообщите об этом врачу и ждите его решения. В некоторых случаях возможно временное ухудшение, которое может считаться нормальным (например, при получении больными раком курса лучевой или химиотерапии). Но больной должен быть предупреждён об этом заранее! И врач, и инструкция к лекарству должны предупреждать о возможных побочных эффектах.

Приходит больной к врачу и говорит:
— Доктор, у меня хронический насморк.
— Принимайте вот эти таблетки за один доллар, — советует врач.
Через три дня больной снова приходит и жалуется:
— Доктор, от таблеток насморк прошёл, но начался понос.
— Добавьте вот эти таблетки за десять долларов.
Через три дня больной опять жалуется врачу:
— Доктор, от новых таблеток понос прошел, но начался энурез.
— Добавьте вот эти таблетки за сто долларов.

Если же, изначально, ничего такого не предполагалось, а врач скажет, что это вам только кажется или что это никак не связано с лечением, требуйте контрольных анализов или исследований и, возможно, замены врача!

Если в результате достаточно продолжительного лечения ваше состояние не меняется, это тоже может считаться в определённых случаях нормальным. А именно — если ваша болезнь признана неизлечимой и вы получаете поддерживающее лечение. Но если вы лечитесь от излечимой болезни, то вправе рассчитывать на улучшение. Пусть врач объяснит вам причину неудачи и что-то предпримет. Новые исследования должны прояснить ситуацию. Если анализы не улучшаются, а врач не меняет лечебной тактики — меняйте врача.

И, наконец, если ваше состояние улучшается... Что же, это прекрасно. Но и здесь возможна ошибка. Главное — не перепутать действительное улучшение с его видимостью. Скажем, применение обезболивающих средств может полностью устранить боль, но никак не вылечить болезнь. Есть множество заболеваний, которые, сами по себе, протекают циклически — с чередованием обострений и ремиссий. Поэтому узнайте, опять же, как можно больше о вашей болезни.

Действительное улучшение должно подтверждаться объективно — контрольными исследованиями.

Согласно данным ВОЗ медикаментозная терапия составляет 90% от всех видов врачебной помощи. Поэтому я предлагаю поговорить об опасностях, которые могут здесь подстерегать больного.

Приходит один новый русский домой к другому. Смотрит — хозяин держит двумя руками стоящую на столе электрокофемолку, работающую со страшным скрежетом.
— Ты что делаешь? — спрашивает.
— Да понимаешь, — отвечает тот, — вчера была большая разборка и меня поцарапало немного. А сегодня был у врача и этот докторыло прописал смазывать царапины бриллиантовой зеленью. 500 зеленых я быстро смолол, а вот с бриллиантами что-то никак не получается.

Действие лекарства на больного зависит от очень многих факторов. Все их врач должен учитывать при назначении. Однако практика свидетельствует, что врачи чаще действуют шаблонно. Некоторые же «факторы риска» известны врачам, но не могут быть учтены по совершенно объективным причинам. Одним из таких факторов, к примеру, являются врождённые генетически обусловленные отклонения в ферментативной (энзимной) системе больного. Если таковые и имеются, их возможное наличие предполагается врачом, как правило, только после начала лечения — по неадекватной реакции организма. Причина же здесь в том, что в СНГ сегодня практически нигде не делаются анализы на выявление энзимных и, тем паче, генетических отклонений. Утешением здесь может быть лишь то, что такие случаи сравнительно редки.

Но чаще осложнения медикаментозной терапии возникают по субъективной причине — обычного варварства.

— Доктор, после приёма вашего лекарства меня чуть не вывернуло наизнанку!
— Ничего удивительного, ведь лекарство-то наружное.

Рассмотрим наиболее типичные случаи неправильного применения лекарств.

Помните, что лекарства совершенно безобидные для одних людей, могут оказаться вредными или даже смертельным ядом для других.

Во-первых, у вас может оказаться аллергия на лекарство или просто повышенная к нему чувствительность. Поэтому сначала ознакомьтесь со всеми возможными побочными проявлениями и, если это допустимо (уточните у врача), не принимайте сразу полную дозу, а ограничьтесь половинной. Аллергия вовсе не обязательно возникает как иммунный ответ на новое лекарство. Напротив, одним из обязательных условий развития аллергии является повторное взаимодействие иммунитета с аллергеном (а это может быть и ранее принимаемое лекарство). Но аллергия, конечно же, может развиться и на какой-то компонент нового лекарства, который, возможно был также и составной частью ранее принимаемого вами средства. В любом случае, если у вас возникают какие-то непредвиденные реакции, прекратите приём лекарства и обратитесь к врачу.

Во-вторых, в инструкции к лекарству обычно указывается предельно допустимая доза. Убедитесь, что врач её не превысил. Если у вас нет инструкции, узнайте предельную дозу у аптекаря или врача.

— Доктор, я не могу спать по ночам — соседский кот кричит под окном.
— У меня есть прекрасное лекарство. Вот оно, возьмите.
— Спасибо, доктор. А как мне его принимать?
— Это не вам. Дайте его коту.

В-третьих, прежде чем приобретать лекарство, узнайте у врача для чего оно предназначено. Вообще-то врач должен сказать об этом сам. Возможно, что лекарство вам и не столь необходимо, а врач прописал его, совершенно не представляя как вас лечить — только чтобы как-то показать свою работу. В таких случаях врачи-варвары обычно назначают лекарства, от которых ни вреда, ни пользы. Назначение врачом витаминов, успокаивающих средств (и только) часто является именно таким случаем. Встречается также практика назначения «на всякий случай» далеко небезразличных для организма лекарств.

Приходит больной к врачу и жалуется:
— Доктор, у меня энурез.
— Это у вас от нервов, — говорит после осмотра врач. — Я выпишу вам транквилизаторы, попринимайте с недельку, а потом придёте ко мне.
Через неделю встречаются снова, и врач спрашивает:
— Ну что, прошёл ваш энурез?
— Нет, но теперь он меня не волнует.

Существует и такое понятие, как врачебная «мода» на новые лекарства и методики лечения. «Модные» препараты зачастую назначаются не столько по клиническим показаниям, сколько из стремления варвара проявить свою осведомлённость, чем поднять свой авторитет в глазах больного. А между тем, студентов медицинских вузов учат, что нет хороших и плохих, слабых и сильных лекарств, а есть лекарства, которые наиболее эффективны при данном конкретном состоянии, в данный момент, у данного больного. С этим нельзя не согласиться. Поэтому, если врач гордо заявляет, что выписал вам самое новое и сильное лекарство, — будьте настороже. Постарайтесь, прежде чем принимать его, выяснить все «за» и «против».

Возможно также, что врач-дистрибьютор просто пытается продать вам свой товар. Однажды варвар убеждал меня, что мне как воздух необходимо «кембриджское питание» и предлагал тут же купить его у него. Я с благодарностью отказался.

В-четвёртых, лекарство может быть противопоказано из-за имеющихся у вас других заболеваний или беременности. Уточните это у врача. Сам он может забыть об этом. Прочитайте о противопоказаниях в инструкции.

В-пятых, лекарство может оказаться несовместимым с каким-либо из других средств, принимаемых вами. Врач должен это учитывать при назначении. Говорится о такой несовместимости и в инструкции. В случае несовместимости, врач должен решить — какое лекарство отменить, а какое оставить.

В-шестых, покупая лекарство, или, тем паче, получая его бесплатно, убедитесь, что не истёк срок его годности. Просроченное лекарство имеет меньшую эффективность и может содержать токсины, не пейте его!

В-седьмых, помните, что практически все синтетические лекарства имеют вредное побочное действие. Часто такое действие скрыто и негативные последствия проявляются через много лет. Причём, разработчики и производители таких лекарств далеко не всегда знают об этом. А зная, не всегда (по коммерческим соображениям) ставят в известность потребителей. Поэтому старайтесь по возможности избегать лечения такими средствами или хотя бы, ограничивать их применение.

Врач спрашивает у пациента:
— Как вам помогло лекарство?
— Прекрасно. Сына оно вылечило от кашля, у меня благодаря ему перестала болеть спина, а остатком жена отлично вымыла окна.

Если вы согласны с выбранной врачом методикой, будьте целеустремлёнными в процессе лечения. От этого зависит очень многое. Строго выполняйте все назначения. Если ваше состояние начинает улучшаться, не бросайте лечение на полпути — недолеченная болезнь может вернуться.

Даже если после лечения вы почувствовали себя в полном здравии, навестите вашего врача ещё раз. Возможно, он предложит вам пройти контрольное обследование — многие заболевания могут считаться излеченными только по данным объективного контроля. Если вы не знаете, относится ли ваша болезнь к таковым, спросите об этом у врача. Хороший врач должен сам сказать больному о контрольном обследовании. Лечение — свет, а нелечение — тот свет.


Глава 14. ПОМОЩНИЦЫ ВАРВАРОВ


Больной может лечиться у прекрасного врача, хорошо обследоваться, получить правильные назначения и иметь современные лекарства, но не вылечиться, а наоборот, стать инвалидом или и того хуже... Как вы уже поняли, в этом ему «помогут» медицинские сёстры (медбратьев так мало, что не берем их в расчёт).

Смерть иногда приходит к больному именно в образе медсестры. Почему? Да потому, что варварок среди них ничуть не меньше, чем среди врачей. В связи с тем, что медсестры, как и врачи, имеют специализации, сразу оговорюсь, что ниже речь пойдёт в основном о процедурных (манипуляционных) медсёстрах-варварках, как потенциально самых опасных для больного. Т.е. о тех, кто выполняет врачебные назначения. Как и варвары-врачи, они, на мой взгляд, нуждаются в классификации. Каждый тип опасен по-своему. Могут быть, конечно, и смешанные типы.

К сожалению, по внешним признакам можно заподозрить в медсестре разве что «грязнулю». Остальные типы демонстрируют свое варварство только в процессе работы.

Практикантка
— Сестра, вы взяли кровь у больного из второй палаты?
— Да, доктор, её ровно пять литров.

Здесь, в общем, почти то же самое, что и с практикантом-врачом.

Молодая медсестра без достаточной практики может причинить больному существенный вред, даже имея неплохую теоретическую подготовку. Например, довольно часто «практикантка» превращает руки больного в «решето» при попытках попасть иглой в вену. Поэтому, если уже известны её «большие возможности», следует попросить лечащего врача, чтобы «опасные» назначения делал кто-то другой или попросить саму «практикантку», которая, как правило, переживает за свои неудачные действия, чтобы она позвала на помощь свою более опытную коллегу.

Недоучка. Этот тип опаснее предыдущего. Такая не только не умеет правильно, но и не знает — как правильно. Она плохо училась и диплом медсестры, вероятнее всего, купила. Недоучка может не только наделать в руках лишних дырок, но и ввести, к примеру, внутримышечно лекарство, предназначенное для внутривенного применения.

Многие больные (таких фактов сотни, а может и тысячи) получали некроз участков мышечной ткани, когда недоучки вводили внутримышечно хлористый кальций — лекарство очень часто используемое в медицине и предназначенное только для внутривенных инъекций.

Как бороться с недоучкой? Первое, что, естественно, приходит на ум — обучить. Лучше всего будет, если после рассказа больного врачу о её «талантах», врач сам объяснит недоучке, как делается та или иная манипуляция или назначит над ней шефство в лице грамотной медсестры — до тех пор, пока недоучка не обучится.

— Вы меня не учите, я сама знаю где у вас лучше брать анализ.

Если же «ставки слишком высоки», просите врача отстранить недоучку от «экспериментов» на вас. Если он после вашей просьбы этого не сделает, требуйте замены медсестры через медицинских начальников. Если же вы видите, что это невозможно (скажем, осталась только одна медсестра, а другие в отпуске), попросите врача, чтобы он лично контролировал её действия. При этом постарайтесь узнать как можно больше о назначенных вам процедурах и лекарствах. Если почему-либо инструкция к лекарству вам недоступна, узнайте назначенную дозировку и способ введения у лечащего врача. Всё, что обязана знать медсестра, больному знать ни к чему, но некоторые азы, для защиты от варварок при получении самых распространённых манипуляций — уколов и капельниц, надо знать обязательно. Мы поговорим об этом в гл. 17.

Вымогательша. Это менее опасный, чем предыдущий, но очень вредный тип. Её можно «вычислить», прежде всего, по манере общения с больными. Она постоянно демонстрирует свое недовольство:
— разговаривает с вами таким тоном, как будто вы ей задолжали крупную сумму денег;
— выполняет все назначения небрежно, как бы делая вам большое одолжение, иногда в такой спешке, словно опаздывает на свидание.

Она тоже может немилосердно исколоть ваши руки, но сделает это преднамеренно. Может делать и другие пакости, но всё, так сказать, в рамках дозволенного. Она не сделает намеренно такого, за что её уволят с работы, накажут иным образом или что даст вам достаточно обоснованный повод требовать её замены. Она хочет от вас денег или подарков.

Этот тип часто настолько избалован и так поднаторел в своём вымогательстве, что не покупается на «дежурную» шоколадку, а вымогает большего. Шоколадку обычно берёт, но при этом всем своим видом демонстрирует, что недовольна. Как бороться с такой? Возможно, что придётся увеличить размер «презента» — в разумных пределах, конечно.

— Больной, примите успокоительное, а то я не буду спать с вами всю ночь.

Если же вы увидите, что ваши возможности и аппетиты вымогательши очень сильно расходятся, прекратите подношения и дайте ей понять, что ваши финансовые дела совершенно расстроены. Или, всё-таки, постарайтесь найти повод для замены вымогательши. Впрочем, если вы человек достаточно терпеливый, можете просто стоически переносить все издевательства и делать вид, что не понимаете чего она хочет. При необходимости можете жёстко требовать более внимательного и обходительного к себе отношения Иногда это действует. Поняв, что с вас «взятки гладки», вымогательша, возможно, первой прекратит войну нервов.

Грязнуля. Именно грязнуля стала причиной заражения СПИДом более двадцати грудных детей в больнице г. Элиста, сделав всем им укол одним нестерилизованным шприцем. Этот, в своё время сильно нашумевший случай, очень наглядно показывает — сколь опасным может быть данный тип.

Иногда грязнулю можно распознать, как уже упоминалось, по неопрятному внешнему виду. Он в 100% случаев выдаст грязнулю. Но бывают грязнули не столь явно выраженные. Поэтому внимательно следите за тем, моет ли медсестра руки в тех случаях, когда это необходимо, где она берёт инструменты (шприцы, капельницы и др.) и как с ними обращается. Стерильными инструменты и материалы могут быть только после автоклавирования или в заводской упаковке. Например, грязнуля может положить стерильный шприц на стол так, что игла будет соприкасаться с каким-то нестерильным предметом, а потом сделать укол этой иглой.

Если вы убедились, что имеете дело с грязнулей, удвойте своё внимание. Не постесняйтесь сделать грязнуле замечание. Если попытки разводить грязь не прекратятся, поставьте в известность своего врача. Если и его замечания не помогут — требуйте замены медсестры.

Воровка. Что может украсть медсестра у больного? Бутерброд в прикроватной тумбочки? А может ключи от квартиры, где деньги лежат? Нет — воровки воруют у больных лекарства! Однако, если бы дело ограничивалось только этим, это было бы плохо, но поправимо. Но воровки, для сокрытия воровства, часто занимаются подлогом. Именно поэтому данный тип тоже чрезвычайно опасен.

Известно, что многие лекарства довольно дороги, а некоторые — очень дороги. В то же время все медсестры неудовлетворены своей зарплатой. Это вовсе не означает, конечно, что все они становятся на путь воровства, но, поверьте, таких немало. Что я имел в виду, говоря о подлоге? А то, что вместо дорогого лекарства вам могут ввести обычный физраствор (раствор поваренной соли в воде) или глюкозу. Сами по себе эти растворы безвредны, но лекарства-то вы не получите. Воровками изобретено довольно много способов безнаказанного хищения и реализации лекарств. Не гнушаются они даже хищением у больных одноразовых шприцов и капельниц.

Признаки, которые должны насторожить вас:
— если медсестра предлагает оставить ваши дорогие лекарства у неё на хранении;
— если введение лекарства в капельницу (наполнение шприца) производится не у вас на глазах, а в другом месте;
— если медсестра иногда «забывает» ввести вам хранящееся у неё ваше дорогое лекарство;
— если количество сделанных уколов (капельниц) не увязывается с количеством хранящихся у вас шприцов (систем) или количеством ампул (флаконов) с лекарством.

При наличии даже одного из этих признаков, рекомендую усилить бдительность — возможно вы «под колпаком» у воровки. Меры борьбы, а точнее — профилактики, здесь очевидны. Постарайтесь узнать у других больных их мнение о лечащих вас медсестрах. Кстати, это мера защиты не только от воровок. Спросите, не пропадали ли у кого-нибудь из больных лекарства и пр. Знайте, хотя бы примерно, рыночную цену лекарств, которыми вас лечат. Храните лекарства, по возможности, у себя. Попросите медсестру, чтобы лекарство набиралось в шприц (капельницу) у вас на глазах. Знайте и контролируйте время введения лекарств и количество введений. Периодически проверяйте количество хранящихся у вас лекарств и пр. Если вы поймаете воровку «на горячем», прямо скажите ей о своих подозрениях. Вряд ли она после этого продолжит свое чёрное дело. Если медсестра уклоняется от выполнения высказанных вами вышерекомендованных просьб, скажите об этом врачу.

Вообще же, доказать факт воровства и, тем паче, вернуть украденное, в данном случае достаточно сложно, почти невозможно. Поэтому мы и говорили здесь о профилактике, как основной мере борьбы.

Теперь поговорим о том, что ещё желательно знать больному о медсёстрах, и не только о плохих.

Врачи не допускают медсестер до своей святыни — клятвы Гиппократа. Что же, может это и к лучшему... Цену их клятве мы уже знаем. Но медсёстрам уж очень хотелось иметь что-то подобное. А то ведь получается, что врачи герои, а они — нет. Впрочем, героиня нашлась — английская сестра милосердия, участница колониальных войн и учредительница первой в истории школы медсестер — Флоренс Найтингейл. По-моему, это действительно была смелая и очень милосердная женщина. Для отличившихся медсестер даже учреждена медаль её имени. Придумали они и свою клятву. Надо сказать — не в пример гиппократовой — довольно приличную. Возможно, здесь сказалось то, что написана она только в XIX веке — ведь общественная мораль со времен основоположника современной медицины сильно эволюционировала. Как бы то ни было, привожу здесь этот текст.

Клятва Флоренс Найтингейл. (этический кодекс медсестры)

Перед Богом и перед лицом собрания я торжественно обещаю вести жизнь наполненную чистотой и честно исполнять профессиональные обязанности. Я буду воздерживаться от всего ядовитого и вредного и никогда сознательно не использую и не назначу лекарств, которые могут повредить.

Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы поддерживать и повышать уровень моей профессии. Я буду беречь в тайне всю личную информацию, которая окажется в моем распоряжении во время работы с пациентами и их родственниками.

Я буду преданно помогать врачу в его работе и посвящу себя неутомимой заботе о благополучии всех порученных моей опеке.

* * *



— Больной, не волнуйтесь, никакого пульса у вас сейчас нет.

Теперь, сопоставляя прочитанное с увиденным или даже прочувствованным «на собственной шкуре», вы сможете установить степень варварства той или иной медсестры. И, кроме того, всегда сможете напомнить варварке то, в чем она клялась. А вдруг да поможет?

Взаимоотношения сестер милосердия с врачами складывались всегда довольно сложно. Врачи дистанцируются от среднего медперсонала, явно не желая делить с ним свои доходы и привилегии. В то же время часто имеет место простая зависть среднего, впрочем, как и младшего, медперсонала к более высокой зарплате и статусу врачей и, в частности, большим возможностям для получения взяток.

Иногда медсестры, как, фактически, подчинённые врача, недовольны какими-то его действиями. Хотя, формально, начальницей над рядовыми медсестрами является старшая медсестра. Кроме того, многим женщинам свойственно в разговорах «перемывать косточки» сослуживцам. А нам, больным, конечно же, всё это на руку.

От медсестер обычно можно узнать много полезного. Если у вас наладится контакт, они расскажут про вашего врача то, что вы больше нигде не узнаете. Именно от медсестры я узнал, к примеру, что в том отделении госпиталя, где лечился мой отец, начальник — алкоголик. Потом я и сам смог в этом убедиться. Сведения, полученные от медсестры, помогли мне выбрать для отца наилучшего врача из работавших в отделении —для замены врачихи-варварки.

Не следует думать, что варварки-медсёстры встречаются редко. В своей практике я встречал все вышеперечисленные типы. Не стану утомлять вас множеством примеров варварства. Но, поверьте, некоторые из них просто ужасающи. Скажу только, что иногда варваркам, кроме всего прочего, просто не хватает сообразительности. Так, одна недоучка не могла сама сообразить, что для того, чтобы из кислородной подушки поступал кислород, на неё надо просто надавить. Поэтому будьте просто внимательны и вы избежите многих неприятностей.

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/303490.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/304366.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/300487.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments