Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Бодинамика

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/351073.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/351589.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont

Питер Бернхард,
Марьянна Бентиен,
Ажоэль Исаакс

ПРОБУЖДЕНИЕ ТЕЛЕСНОГО ЭГО: Часть I. ПСИХОЛОГИЯ СОМАТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЛИЗБЕТ МАРЧЕР


Waking the Body Ego, part I, by Peter Bernhardt, Marianne Bentzen & Joel Isaacs

Перевод А. Сливковой

Краткое содержание

Первая часть статьи знакомит клиницистов с бодинамическим анализом Лизбет Марчер — психологией соматического развития, придающей особое значение работе с телесным осознаванием как основным средством усиления функционирования Эго. Развитая телесная осознанность (в особенности восприятие телесных ощущений) становится мостом между мыслями, действиями и эмоциями. Она позволяет клиенту контейнировать и усваивать различные уровни стимуляции и активации нервной системы.

Соединение телесной осознанности с опытом определённых движений, связанных с конкретными терапевтическими темами даёт доступ клиенту к новым важным ресурсам (ранее недоступным навыкам и умениям).

В чём заключается роль соматического подхода в работе по интеграции различных областей и сторон Эго? Тело составляет огромную область сознания, что только начинает признаваться традиционными школами психологии. Наряду с мозгом тело обеспечивает нас фундаментальными ресурсами, или наборами средств, для исследования окружающего мира и интеграции опыта. Уникальным свойством мышечной деятельности является её опосредование произвольной нервной системой, поэтому её развитие отражает процесс становления Эго/произвольных процессов. Телесные ощущения обеспечивают основу телесного Эго, а значит и всего сознания.

Дефициты и нарушения развития и травматический опыт непосредственно влияют на сознание, уменьшая, искажая и диссоциируя способности к телесным ощущениям. Мобилизованное телесное осознавание при работе с травмами развития даёт клиенту доступ к телесным воспоминаниям, которые могут быть интегрированы в понимающее Эго, что активизирует спонтанные ресурсы исцеления.

Одним из фундаментальных вкладов Марчер в теорию соматической терапии является обоснование необходимости активизации ресурсов развития. Такой фокус терапии особенно полезен при работе со сложными терапевтическими случаями, при недостаточной организации Эго у клиентов, что встречается, когда, например, клиент «застрял» на ранних стадиях развития.

В статье описаны восемь основных принципов работы с психомоторным развитием в контексте терапевтических отношений, начиная от работы по глубокому телесному осознаванию (краеугольному камню построения телесного Эго), и заканчивая необходимостью чёткого различения терапии характера и терапии шоковой травмы.

Во второй части статьи будут описаны семь стадий развития от внутриутробной жизни до подросткового возраста, а также возникающие в результате проблем развития характеры. Вторая часть содержит краткие клинические примеры работы со структурами характеров.

Введение


Существуют ли те, кто полагает, что опыт наиболее высокой интенсивности переживается только при оргазме или инстинктивных действиях? Моя позиция совершенно ясна: я считаю, что это неверно, опасно неверно. Такое утверждение не учитывает функцию организации Эго (ego-organization). Только для того, кто привносит собственный опыт в процесс общего формирования личности, инстинктивное удовлетворение не является разрушительным фактором или имеет значение, выходящее за рамки простой физиологии... Психоаналитики, справедливо подчеркнув важность бессознательного опыта и реакции на фрустрацию, не сумели достаточно ясно и убедительно установить колоссальную силу не-кульминационного опыта отношений с объектами — Д. Винникотт.

D.W. W innicott, Playing and Reality (1971)

Похожая ситуация с той, что существовала в психоанализе, когда Винникотт писал эти строки, происходит в настоящее время в телесной психотерапии. Соматические подходы к психотерапии обычно связывают с глубоким эмоциональным высвобождением или с регрессией к раннему младенческому и детскому опыту. У клиентов, приходящих на телесную терапию, часто есть желание высвободить свой гнев или ощущение, что с ними что-то случилось в детстве. Они хотят исследовать эту часть своего опыта через соматическую работу, поскольку не добились результатов в вербальной терапии. Возможно, они пришли по адресу, но их запрос указывает на то, как в целом воспринимается природа телесной психотерапии.

Многие профессионалы не считают телесные практики законченной формой психотерапии и воспринимают их только в качестве дополнительного средства. В данной статье мы представляем соматический подход терапии, уделяющей внимание более широкому спектру терапевтических действий, нежели эмоциональное отреагирование или регрессия; акцент, прежде всего, ставится на активации через специфические качества телесного осознавания опыта формирования Эго.

В своей работе Марчер использует чрезвычайно точное понимание развития младенца и ребёнка, в частности психомоторного развития, что позволяет ей лучше постичь проблемы взрослого человека через особенности его позы, движения и языка. Работая соматически, она энергетизирует и разрешает проблемы клиентов быстро и полностью. Она создала подход долгосрочной соматической терапии, в котором строятся психомоторные ресурсы. Мы назвали этот процесс «пробуждение телесного Эго».

Краеугольным камнем своей метапсихологии Марчер считает стремление человека к связи с другими людьми и миром в целом. Функция развития заключается в создании ресурсов для этого процесса установления отношений. И хотя первые связи устанавливаются задолго до завершения формирования Эго, Марчер считает, что, в конечном итоге, наши связи с другими должны включать Эго.

Назначение терапии — в усилении способности человека к установлению Эго-связей.


Исторические предпосылки


Одним из первых современных западных мыслителей, развивших теорию взаимодействия между психологическим/эмоциональным материалом и телом, был Вильгельм Райх. Хотя его работа существенным образом повлияла на направление развития многих соматических подходов, работа Марчер не выходит непосредственно из райхианской системы. Её подход опирается на системы образования и здравоохранения скандинавских стран (некоторые из которых, безусловно, находились под влиянием идей Райха, посетившего в тридцатые годы прошлого века Норвегию).

В первую очередь на идеи Марчер повлияли идеи норвежского психиатра Браагойя (Braatoy), описавшего взаимосвязь между движениями и психологическими вопросами и проблемами. Его методы лечения базировались на неврологическом объяснении этих взаимосвязей (De Nervose Sinn).

Кроме того, на развитие идей Марчер оказало влияние её собственное интенсивное физическое образование, весьма популярное в то время в Дании, и работы норвежского физиотерапевта Лиллимор Джонсен. Если Райх ввёл концепцию мышечного панциря, который он понимал как мышечное напряжение, связывающее энергию, Джонсен сосредоточилась на том, что мышцы в ответ на сокрушительный стресс могут, наоборот, стать слабыми и вялыми. Она первая широко заговорила о том, что назвала гипо-напряжением, а Марчер впоследствии стала называть гипореактивностью мышц. Для высвобождения блокированной энергии Райх использовал агрессивное воздействие на мышечный панцирь. Джонсен же работала с мышцами, не имеющими достаточной структуры и энергии, что существенно повлияло на ее метод работы. Она создала специальные техники работы с гипореактивными мышцами и с тем, что она называла «дыхательной волной в теле». Её техника включала в себя чрезвычайно лёгкие и тонкие прикосновения, предназначенные для пробуждения и энергетизации ослабленных мышц. Благодаря мягкости и тонкости своей работы Джонсен получила доступ к очень ранним стадиям развития, включая внутриутробный опыт, рождение и раннее младенчество.

В результате своей работы она стала составлять карту соматического развития и определять, в каком возрасте активны те или иные мышцы. Марчер расширила работу Джонсен, анализируя, какие психомоторные паттерны активизируются на определённых стадиях развития ребёнка. Активность двигательного паттерна означает его подчинение произвольному сознательному контролю, поскольку сами по себе мышцы, разумеется, становятся активными гораздо раньше образования специфических двигательных паттернов.

Кроме того, Марчер стала устанавливать корреляцию между мышцей и её специфическим «психологическим содержанием». Например, она наблюдала разные стадии развития здорового мышечного паттерна хватания. Она заметила, что каждая стадия развития требует включения новых мышц и указывает на новый уровень когнитивной и психологической организации, т.е. специфическое психологическое содержание паттерна с развитием ребёнка меняется от раннего «держаться за что-то» до более позднего когнитивного «схватывания», в смысле «понимания».

Марчер также в какой-то степени соединила открытия Райха и Джонсен, выдвинув идею о двойственной реакции мышцы на стресс (мышцы могут реагировать гипер- или гипоответом). Если стрессовое воздействие относительно слабое, или оно происходит, когда соматическая организация уже хорошо сформирована, защитная реакция, наиболее вероятно, будет по гипер-типу. Если же стрессор сильный, или воздействует на ранних стадиях организационного процесса, когда мышечный паттерн ещё не сформировался, реакция мышцы, скорее всего, будет «гипо».

Марчер разработала процесс тестирования главных мышечных групп, телесное картирование, в результате которого терапевт получает картинку индивидуального хода развития клиента, понимает основной характер воздействия на него окружения, может оценить его ресурсы и сильные стороны.

Система Марчер, называемая бодинамическам анализом, или психологией соматического развития, или бодинамикой, иногда сложна для понимания, т.к. объединяет знания из различных областей: физиотерапии, исследования детей с задержками развития, систем глубокого телесного осознавания, возрастной психологии, спортивной психологии и различных психотерапевтических систем. Анатомия, физиология, психомоторное развитие, наряду с развитием психологическим и эмоциональным, объединены здесь с психологией отношений и вопросами переноса.

Карта развития ребёнка Марчер охватывает период от внутриутробной жизни до подросткового возраста. Это означает, что для использования этой системы необходимо овладение необычайно широким спектром знаний.


Телесное Эго

Психодинамическое понимание


Концепция телесного Эго охватывает целый спектр психодинамических параметров. Фрейд утверждал, что Эго в основе своей телесно (ср. Эго и Ид). Другие авторы говорили о роли тела в развитии представления о реальности (Фенихел). Подчёркивался также аспект участия тела в установлении отношений, включая ощущение внутреннего и внешнего пространства и телесных границ, «я» и «не-я», функция тела в установлении первичных связей (Винникотт). Некоторые авторы говорили о телесном Эго в контексте формирования «я», включая образ тела и развитие внутреннего пространства. Выходцы из Эго-психологии предпочитают термин «телесное Я» (Крюгер).


Подходы соматической терапии

Работа Райха была в основном направлена на освобождение пациента (через выражение эмоций и спонтанные движения) от блоков, препятствующих вегетативной разрядке, и высвобождение вследствие этого жизненной энергии (оргона). Характерологические защиты рассматривались им как структуры, которые искажают жизненную энергию, и от которых надо освободиться. Райх не считал Эго позитивной организующей силой, полагая, что нормальное, здоровое функционирование достигается тогда, когда человек приходит в контакт со своим энергетическим ядром. По мнению Райха, контакт с ядром сам по себе приводит к установлению саморегуляции. Его модель здорового существования базируется на принципе, что основным регулирующим механизмом энергетической системы является пульсация, охватывающая все виды как живой, так и неживой материи. Позднего Райха не интересовали специфически человеческие проблемы формирования личности и развития Эго, связанные с развитием мозга человека.

Тем не менее, его ранняя работа о структуре характера решающим образом повлияла на формирование идей о структуре Эго и явилась основой разработок других исследователей. Александр Лоуэн, один из основных последователей Райха и один из основателей биоэнергетики, оказался под влиянием идей Эго-психологии о необходимости Эго в самозащите. Он выдвинул концепцию заземления, как основной задачи процесса развития и формирования здоровой личности. Однако основную цель терапии Лоуэн также видел в разрушении характерологических (Эго) защит.

Стэнли Келеман одним из первых обратил внимание на организующие принципы соматической структуры, и, особенно, на стремление человека к более высокой организации, мотивирующее всё его поведение. «Катарсическому» разрушению структуры, он противопоставил обучение клиента более глубокому чувствованию себя и его участие в формативном процессе.

Хотя в настоящее время существует несколько школ соматической психотерапии, фокусирующихся на структурировании Эго, активном участии клиента в обучении формированию границ, контейнированию, заземлению и т.д., термин «телесное Эго» используется в соматической психологии редко. Телесным терапевтам сложно донести до традиционных психологов идею важности и эффективности соматической работы.

Бодинамический анализ, и эта статья в частности, видит своей целью донести до читателя убедительную метапсихологию успешности соматической работы.


Связь между когнитивным развитием и сенсомоторной интеграцией

С эволюционной точки зрения именно сенсомоторное развитие играет решающую роль в формировании синтезирующей функции Эго. Известно, что когнитивное развитие зависит от определённых аспектов сенсомоторного развития. Например, формирование двигательных паттернов играет ключевую роль в латерализации функций мозга. Задержки в ползании и формировании тонкой моторики часто свидетельствуют о задержке когнитивного развития.

Человеку легче думать, когда он может двигать руками, говорить или писать.

Пиаже (1952) определяет первые два года жизни как сенсомоторный период когнитивного развития.

Физиотерапевт Джин Айерс (1979) выявила целый ряд нарушения научения, основанных на слабой сенсомоторной интеграции. А именно, неспособность усваивать визуальные, слуховые и кинестетические стимулы, неспособность воспринимать вестибулярные ощущения, связанные с гравитацией. Она относит возникновение этих проблем к ранним стадиям развития, включая внутриутробные и родовые травмы, и работает с ними, в частности путём активации возрастных двигательных паттернов.


Связь между аффективным опытом/опытом отношений и телесным осознаванием

Если сенсомоторные проблемы ведут к задержкам и дефектам мышления, не влияют ли они также на развитие объектных отношений? Мы знаем, что аффекты и отношения влияют на сенсомоторное поведение. Малер (1975) отмечает: «Первый шаг — это шаг от матери». Если это так, то легко представить, что различные стили поведения матери будут влиять на автономию ребёнка. Чрезмерно опекающая мать, боящаяся исследовательской деятельности ребёнка, будет скрыто или очевидным образом сдерживать, подавлять свободу его движений. Мать, которой не нравится абсолютная зависимость младенца в первые месяцы его жизни, может настаивать на слишком ранней независимости ребёнка в ущерб заботливому контакту с ним.

В обоих случаях такой опыт запечатлевается и накладывает отпечаток на личность ребёнка в целом, и, в частности, на его сенсомоторную сферу. Ребёнок гиперопекающей матери может перестать уходить/ уползать от нее, ребёнок недостаточно заботливой матери может начать воспринимать ходьбу, как деятельность, приводящую к конфликту. В обоих случаях, в мышцах ребёнка, связанных с данным действием, запечатлеется соответствующий отпечаток (импринт), который останется в памяти тела. В этом состоит основная гипотеза теории соматического развития Марчер.

Согласно этой гипотезе на мышечном уровне возможны два основных вида реакции тела на сильное или повторяющееся стрессовое воздействие:
— либо отказ от действия, смирение, что в бодинамическом анализе называется гипореактивностью,
— либо борьба, сдерживание, стремление к сверх-контролю, ригидность, что называется гиперреактивностью.

Если в реакции мышцы нет отклонения ни в том, ни в другом направлении, у неё нормальная (нейтральная) эластичность, считается, что она обладает ресурсами. Чем ближе мышцы человека к нейтральной эластичности, тем больше психологических ресурсов ему доступно, и тем выше степень его осознания психологического материала, связанного с этой мышцей.

Бодинамическая психология соматического развития делает акцент на усилении структуры Эго через развитие телесного осознавания (Какая-то очень гнилая теория — H.B.). Телесное осознавание, в особенности восприятие телесных ощущений, является мостом между мыслями, действиями и эмоциями. Использование навыка телесного осознавания позволяет клиенту контейнировать и интегрировать многие уровни стимуляции и активации нервной системы.

Здоровое телесное Эго характеризуется большим процентом нейтральных или относительно слабо выраженных гипо- или гиперреактивных мышц. Если в результате шоковой или возрастной травмы в тканях тела произошли нарушения, телесное осознавание (ощущений, эмоций) окажется искажённым или подавленным.

Соматический терапевт помогает клиенту различать различные уровни телесного осознавания. Возрастающая сенсорная дифференциация улучшает способность клиента к тестированию реальности, развитию здорового и целостного образа тела, различению внутреннего и внешнего, получению удовольствия от ощущения бытия и источника, из которого берет начало его «Я».

Приведём в качестве примера историю Мэри Ф. Клиентка рассказала, что чувствует себя совершенно больной, но при этом обязанной заботиться о родственнике, живущем с ней. По мере рассказа она всё больше сползала в кресле, а её плечи наклонялись вперёд. Мы попросили её обратить внимание на тело, и она осознала, что чувствует себя перегруженной ответственностью, которой вовсе не желает. Поддержка в середине спины помогла ей чувствовать себя сильнее, а упражнения на вращение плеч вверх и назад уменьшили чувство отсутствия выбора в отношениях с родственником. Постепенно, научившись чувствовать себя хорошо в собственном теле, она изменила позу. Мы поддержали её в вербальной экспрессии решения, которое она хотела бы принять, помогли ей почувствовать мышцы, поддерживающие её в принятии этого решения, и стали развивать телесные ресурсы, позволяющие чувствовать себя в контакте с собой, оставаясь в контакте с родственником.

Её обычным паттерном было заботиться о родственнике и быть обиженной, замкнутой и избегающей контакта. В результате работы она смогла найти другое место проживания для родственника и договориться, когда и как они будут общаться, чтобы это устраивало обоих.


Принципы психологии соматического развития

Психомоторные ресурсы


Пиаже (1952) описывает механизм равновесия/нарушения равновесия как центральный принцип природы всякого развития. Согласно его концепции, организм достигает определённого стабильного уровня организации, а появление нового стимула нарушает существующее равновесие. В идеале организм ассимилирует новый стимул, приспосабливается к нему, и переходит на новый уровень организации.

В модели сенсомоторной интеграции Айерс описывается очень похожий механизм психомоторного развития: «Сенсомоторная организация происходит в процессе реакции адаптации... Кроме того, каждая адаптивная реакция ведёт к дальнейшей интеграции ощущений, возникающих вследствие этой реакции. Хорошо организованная реакция адаптации ведёт к большей организации мозга».

Способность адаптироваться к новым стимулам является ключевым компонентом здорового телесного Эго. Концепция «психомоторных ресурсов» Марчер описывает способности человека к интеграции нового опыта и к реакции на нарушение равновесия. На каждой стадии развития новые моторные способности обеспечивают новые возможности взаимодействия с миром и изменение сознания ребёнка. Новые моторные навыки подразумевают новый сенсорный опыт. «Реальность» расширяется.

Концепция психомоторных ресурсов исключительно важна для бодинамического анализа. Активация ресурсов клиента является основной целью бодинамической терапии. Что такое моторные ресурсы? Возвращаясь к примеру с Мэри Ф., можно сказать, что, помогая ей осознанно двигать мышцей, поднимающей лопатку (levatorscapulae), мы развивали моторный ресурс. Когда эта мышца в коллапсе, плечи «скатываются» вперёд, возникает ощущение несения груза. Когда мы её активировали, Мэри смогла найти новые варианты заботы о родственнике без принесения себя в жертву.

Когда мышцы попадают под осознанный, произвольный контроль, становится возможной новая произвольная деятельность, это даёт новые средства исследования мира. Поэтому — это ресурс. Активизация ресурсов в терапии означает приведение в действие специфических мышц клиента в контексте работы с психологическим содержанием, «разговор» с этими мышцами. Это чрезвычайно важное дополнение к психотерапии, т.к. психопатология связана с потерей или ригидностью ресурсов вплоть до нарушения функционирования.

Привычным паттерном Мэри Ф. было принимать требования других и отказываться от собственных потребностей, причем всё это происходило неосознанно. Построение моторных и Эго-ресурсов и привнесение их в ежедневную жизнь клиентки помогло развитию тех аспектов Эго, которые не были развиты в её детстве, поскольку она жила с вспыльчивым и жестоким отцом и пассивной матерью.

В райхианской традиции было принято уничижительное отношение к характеру как к «панцирю», которому надо противостоять и который надо ломать. Не признавался тот факт, что характер определяется дефицитарностыо, а не ригидностью защитных структур. А сами защитные процессы считались дисфункциональными. Заботиться о потребностях отца, какими бы сумасшедшими они ни были, и как бы трудно это ни было, заботиться, чтобы защитить себя — в этом проявлялась адаптивность поведения Мэри. В детстве это предотвращало побои, но когда она стала взрослой, она попросту не знала, как не заботиться о других, хотя сама нуждалась в помощи.

Для развития Эго ребёнок должен научиться контейнировать возрастающее количество энергии, предназначенной для защиты себя от переполняющих внешних стимулов и для дистанцирования от внутренних стимулов, которые по каким-то причинам не могут быть интегрированы. Ребёнок для того, чтобы справиться с нарастающим беспокойством, естественным образом учится подавлять некоторые импульсы (например, чувства любви и ненависти) и знания (например, о сексуальности и духовности). Весь этот материал появится позже, когда, благодаря зрелому Эго и структуре, ребёнок сможет с ним совладать. Активизация ресурсов, которые становятся всё более функциональными, позволяет терапевту и клиенту объединиться для более специфического и адресного направления работы.


Взаимная связь

По мнению Марчер, движущей силой человеческого существования является желание людей испытывать всё более высокие уровни открытой и чистосердечной связи с другими людьми и миром в целом. Марчер назвала эго стремлением к «взаимной связи». Здоровые отношения характеризуются ясным осознанием реальности. Поскольку развитие человека происходит в коллективе, здоровая личность естественным образом движется к большему заземлению в реальности и большей связи с миром. Связи устанавливаются через посредство Эго и телесного Эго, основанного на телесных ошущениях. Психомоторная деятельность не может быть отделена от связи с миром, поскольку сенсомоторное развитие всегда с ним связано. Наше взрослое поведение и реакции на новые отношения часто определяют ранние детские телесные и психические паттерны развития.


Травма и нарушение связи с миром

Травмы развития и шоковые травмы (травмы высокой интенсивности) оказывают непосредственное влияние на телесные процессы и формирование телесного Эго. Здоровый организм способен переработать и трансформировать некоторые уровни травмы и перейти на более высокий уровень организации. Если ребёнок не может переработать травму, телесное Эго теряет важные аспекты своего функционирования, что будет сдерживать дальнейшее развитие.

Типичные проявления влияния травмы:
— уменьшение и искажение поля сенсорного восприятия,
— ослабление способности тестирования реальности,
— искажение образа тела,
— эмоциональное обеднение,
— изменение восприятия моторных способностей.

Также могут возникнуть проблемы в
— обучении,
— моторной координации,
— установлении чётких телесных границ,
— доверия в физическом контакте,
— получении удовольствия от функционирования тела.

Могут быть нарушены
— удовлетворение потребностей,
— формирование и контроль импульсов и намерений,
— чувство безопасности существования.

Что-то из упомянутого выше можно было наблюдать у Мэри Ф., у которой кроме перечисленных психологических проблем были боли в шее и спине, которая не любила свою позу и не могла во время танца двигать плечами.

Сенсорное поле и процесс изменения

По сравнению с работой с эмоциями и когнитивным пониманием сенсорная информация часто недооценивается как средство достижения глубоких структурных изменений. Благодаря нашей интенсивной работе с телесными ощущениями, связанными с различными состояниями, мы обнаружили, что внимание к сенсорным сигналам даёт значительные результаты. Большинство структурных изменений появляется именно при фокусировании на сенсорной активности и содействии в интеграции ощущений с эмоциями и когнитивными инсайтами.

Например, в работе с Мэри Ф. мы учили её использовать некоторые мышцы, а именно: напрягать широчайшие мышцы спины (latisimus dorsi), чтобы чувствовать поддержку, и мышцы, поднимающие лопатку (levator scapulae), чтобы не нагружать себя лишней тяжестью, не осознавая этого. Она научилась замечать, когда эти мышцы попадают в состояние коллапса и когда она берёт на себя слишком много ответственности. Ей стало гораздо легче принимать правильные для себя решения.

Наиболее интенсивный опыт происходит тогда, когда достигнута высокая степень сенсорного осознавания при одновременном совершении соответствующих движений. По мере того, как движения становятся более плавными и гармоничными, между движениями и ощущениями устанавливается своеобразная обратная связь: ощущения поставляют моторным паттернам информацию, которая, в свою очередь, способствует более тонкой настройке движений.

Цикл обратной связи продолжается, генерируется больше сенсорной информации, которая опять передаётся движениям. Всё это приводит к переживанию пикового (кульминационного) опыта, который запечатлевается на нервно-мышечном уровне в виде нового импринта и способствует созданию новых психомоторных ресурсов.

Мышечная активность, лишённая ощущений, не ведёт к длительным психологическим и физическим изменениям.


Направления развития психомоторных ресурсов

Понятие «направления развития Эго» было впервые введено Анной Фрейд. Марчер описывает десять таких направлений, которые она называет «соматическими Эго-функциями»:
1) установление связей,
2) позиционирование,
3) установление баланса,
4) центрирование,
5) заземление и тестирование реальности,
6) формирование границ,
7) мышление,
8) управление энергией,
9) самовыражение и
10) паттерны межличностного взаимодействия.

Эти функции начинают появляться во внутриутробном и перинатальном периодах жизни ребёнка и развиваются (в разной степени) на различных возрастных стадиях. Моторное развитие в основном завершается к 7-8 годам, но продолжает совершенствоваться в подростковом возрасте.

Период между внутриутробным развитием и двенадцатью годами разбит в бодинамическом анализе на семь стадий развития:
1) стадия существования (от 2-ого триместра беременности до 3 месяцев после рождения);
2) потребности (от рождения до 18 месяцев);
3) автономии (от 8 месяцев до 2,5 лет);
4) воли (от 2 до 4 лет);
5) любви/сексуальности (от 3 до 6 лет);
6) формирования мнений (от 5 до 9 лет) и
7) солидарности/представления своих интересов (от 6 до 12 лет).

Эти стадии будут подробно описаны во второй части статьи. На каждой из стадий устанавливается связь специфических моторных и психологических функций. Мы также наблюдаем, где это возможно, развитие и созревание десяти аспектов телесного Эго. Упомянутые стадии развития частично перекрываются, различные группы мышц также имеют частично совпадающие функции.

Процесс развития, несомненно, интегрирует в себе и другие процессы: созревание нервной системы, тканей, языка и т.д. Но уникальным свойством мышечной деятельности является её опосредование произвольной нервной системой, поэтому её развитие отражает развитие произвольных процессов, т.е. Эго-процессов.

Ниже следует очень короткое описание некоторых соматических функций Эго.


Заземление и тестирование реальности

Зародыш изначально заземлён через контакте материнским телом в матке. В процессе рождения для прохождения через родовой канал ребёнок использует мощный толкательный рефлекс в ногах. Оказавшись вне матки ребёнок ещё не может использовать ноги и заземляется через положение лёжа на животе.

Примерно в возрасте шести месяцев ребёнок научается сидеть, его заземление происходит через дно таза.

В 8-9 месяцев ребенок начинает ползать, сначала по-пластунски, потом на четвереньках, а в 10 учится стоять. При этом активизируются специфические группы мышц и развивается дополнительный ресурс для заземления.

Позже для стабилизации и устойчивости в положении стоя ребёнок начинает использовать и другие мышцы.

В возрасте от 3 до 6 лет происходят более тонкие изменения, ребёнок начинает смещать центр тяжести (например, перемещая вес тела с одной ноги на другую), активизируя новые мышцы таза.

В возрасте формирования мнений локус заземления смещается на когнитивную область, а в возрасте солидарности/проявления себя — на отношения со сверстниками и в группе, однако тело продолжает играть не последнюю роль в заземлении.


Установление баланса

Знакомство с равновесием начинается с рефлекса падения (рефлекса Моро) у новорожденного и продолжается с научением ребёнка держать головку с помощью подзатылочных мышц. Позже, экспериментируя с гравитацией и балансом, ребёнок учится перекатываться. Ползая и в положении стоя, он устанавливает баланс левой/правой и верхней/нижней сторон тела. Психологической задачей этого возраста является установление баланса между собственными потребностями ребёнка и ожиданиями других людей в отношениях. В эдиповой фазе развития он старается найти баланс сердечных и сексуальных чувств и усвоить семейные и культурные нормы поведения.

В возрасте от 5 до 8 лет ребёнок учится держать верхнюю часть спины, что связано с нахождением баланса между собственными мнениями и мнениями других людей. В позднем латентном периоде он интенсивно практикует и совершенствует свои физические умения и навыки. Можно сказать, что это возраст достижения кульминации физического баланса. Кроме того, в это время ребёнок учится балансировать свою потребность в превосходстве и потребности группы, которой он принадлежит.


Установление связей (бондинг)

Связь зародыша с внешним миром осуществляется через пуповину и фасции в верхней части спины плода (которые обычно находятся напротив стенки матки). От этого первого опыта связи зависит, насколько безопасно будет чувствовать себя ребёнок в отношениях и в мире в целом. Базовый импринт установления связи запечатлевается в передних зубчатых мышцах (serratus anterior), в основном в их верхней части. Эти мышцы используются при дыхании и при попытках ребёнка дотянуться до чего-либо, к этой области тела часто прикасаются те, кто ухаживает за ребёнком.

На протяжении всей жизни опыт установления связи с другими людьми связан с дыханием и близким физическим контактом.

Позже ещё одна мышца начинает принимать участие в физическом бондинге ребёнка, а также в его ощущении собственного центра. Это поясничная мышца (psoas) — глубокая мышца туловища, которая инициирует движения ног и интегрирует движения всего тела.

Между 3 и 6 годами дыхательные мышцы, связанные с сердцем — верхние задние зубчатые мышцы (serratus posterior superior) — позволяют ребёнку более осознанно чувствовать любовь.

Позже в действие вступают нижние задние зубчатые мышцы (serratusposterior inferior), которые также связаны с сердцем и через фасциальные прикрепления с грудной клеткой, расширяя возможности дыхательной системы. Это позволяет ребёнку испытывать больше сердечных чувств в связи с отношениями с ровесниками и группами за пределами дома.


Формирование границ

У зародыша и новорожденного ребёнка границ мало или нет вовсе, поэтому он не ощущает себя отдельно от матери. Вначале развиваются энергетические границы, и ребёнок научается разделять своё собственное энергетическое поле и поля других людей. Ребёнок может начать отталкиваться руками (используя трицепсы) и делать различные «нет-движения».

Позже в игру вступают мышцы плеч, что помогает ребёнку создавать собственное пространство и противостоять нежелательным ожиданиям других людей, т.е. чувствовать себя самого, оставаясь в контакте.

Без адекватного ощущения границ ребёнок может чувствовать постоянное вторжение в своё пространство или считать, что он должен отказаться от себя, чтобы оставаться в близких отношениях. Ощущение физических границ продолжает развиваться и усиливаться и на всём протяжении латентного возраста. Часто в простом вербальном описании взрослым человеком своих проблем легко распознать тему границ, относящуюся к разным стадиям развития ребёнка. Многие взрослые со слабыми границами должны обучиться тому, что наличие границ не является преградой для близости.


Мышление

Обычно тело не ассоциируют с когнитивным развитием, хотя исследования убедительно доказывают связь моторного развития и когнитивных процессов. И если определённые вехи моторного развития не пройдены успешно, становятся очевидными когнитивные дефициты. На более тонком уровне мы часто можем наблюдать активность тела во время мыслительных процессов. Когда ребёнок начинает исследовать звуки и овладевать речью, им активно задействуются мышцы лица. Слова, эти краеугольные камни мыслительного процесса, чувствуются в теле и организуются телом. Когнитивное развитие опосредуется через прикосновение, дотягивание, указывание, схватывание. Все эти действия позволяют ребёнку формировать и присваивать трёхмерную модель внешнего мира.

Развитие мышц в задней части шеи опосредует новую способность фокусирования внимания. Прыжком в развитии когнитивной сферы становится сначала кратковременное, а затем долговременное планирование. Установлено, что этот процесс связан с активностью верхушки фасции, покрывающей голову (galia apponeurosis или сухожильного шлема). В это же самое время ребёнок учится формировать и удерживать собственное мнение, что связано с тонкими движениями мышц рук, противопоставлением большого пальца и мизинца, которые активны при выражении мнения. Гипореактивность этих мышц связана с трудностью удержания собственного мнения, а гиперреактивность — с ригидным его отстаиванием, несмотря на противоречащие факты.


Назад: http://healthy-back.livejournal.com/351073.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/351589.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments