Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Бодинамика

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/351401.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/351912.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont

Принципы работы с психомоторным развитием

Психотерапевтическая модель требует создания метода отслеживания потока бессознательного материала, поэтому работа с переносом является наиболее важной. Исходя из нашего представления о взаимных связях, задачей терапевта является распознание нарушений объектных отношений и побуждение клиента к исследованию недостающих элементов. Мы можем, например, разыгрывать роль одного из родителей, чтобы воплотить разворачивающуюся недостающую часть естественного процесса развития, или выступать в качестве тренера, активизируя двигательные паттерны.

Модель Лизбет Марчер предлагает подробную, и при этом высоко специфическую, карту развития ребёнка от внутриутробных стадий до подросткового периода. Каждая стадия развития связана с определённым физическим опытом и двигательными паттернами. Понимая и активизируя специфические психомоторные паттерны, через телесную осознанность, прикосновения и движения мы можем получить доступ к специфическим стадиям развития:
1) к внутриутробному периоду и моменту рождения,
2) периодам ползания, хватания,
3) к периоду развития функции «брать — давать»,
4) к ранней визуальной / кинестетической интеграции и т.д.

Что касается более прздних стадий развития, можно распознать определённое двигательное поведение и специфические положения тела, связанные с когнитивными паттернами и социализацией при формировании детьми групп.

Можно выделить восемь основных принципов работы с психомоторным развитием:
1. Различение уровней телесной осознанности.
2. Привлечение уже сформировавшихся ресурсов клиента.
3. Наблюдение двигательных паттернов, связанных с психологическими проблемами.
4. Переход в ходе терапии от поздних стадий развития к более ранним и привлечение ресурсов поздних стадий для компенсации недостатков ранних.
5. Восстановление естественного хода моторного развития путём привлечения сначала предварительных движений и затем дальнейшего их развития.
6. Удерживание клиента на определённой стадии развития и в определённом паттерне до тех пор, пока не будут активизированы ресурсы данного паттерна и не установится новый паттерн.
7. Регрессивная работа с характером.
8. Различение шоковой травмы и травмы развития.

1. Различение уровней телесной осознанности

Исследуя феноменологию телесной осознанности, мы пришли к выделению четырёх отдельных категорий:
(а) телесные ощущения,
(б) телесные переживания,
(в) эмоциональное выражение и
(г) регрессия.

Такое разделение позволяет клиницистам выбрать категорию, работа с которой будет наиболее продуктивной для клиента, и направить ход сессии в определённое русло. Такой контроль позволяет клиницисту создать определённые ресурсы, где это необходимо, прежде чем клиент войдёт в эмоциональное или регрессивное состояние.

Благодаря высокой энергетической мощи телесной памяти соматическая работа может быстро вскрыть очень ранний или травматический материал, высвобождая интенсивные эмоции. Однако такая катарсическая регрессия не всегда желательна. Опыт показывает, что активация памяти и эмоций без определённой подготовительной и последующей работы не ведёт к интеграции Эго и каким-либо устойчивым структурным изменениям.

А. Телесные ощущения:

— осознание
температуры,
уровня напряжения/расслабления,

— проприоцептивное и кинестетическое чувство расположения,
— позы,
— движения,
— вестибулярное чувство;

— чувство гравитации (ощущение веса, чувство равновесия) и прикосновения,
— восприятие
энергии (вибрации, течения и т.д.),
физической боли,
намерения,
подготовительных движений;

— зрение,
— слух,
— обоняние,
— чувство вкуса.

Б. Телесные переживания:

— эмоции
гнева,
страдания,
стыда,
радости,
страха,
сексуальности.

— Ассоциативные процессы, связанные с телесными ощущениями;

— телесная память,
— образ тела и фантазии относительно него (искажение образа тела, размера, формы, силы и т.д.)

— Все другие формы бессознательной активности, такие как образы, мысли.

В. Эмоциональное выражение:

— эмоциональное высвобождение,
— вегетативная разрядка, пульсация.
— Осуществление намерений.
— Вербализация, издание звуков.

Г. Регрессия:

— телесные движения, когнитивное и эмоциональное выражение, соответствующие определённому периоду развития.

Возможна регрессия как в недавнее прошлое, так и к внутриутробным стадиям развития.


Сначала Марчер помогает клиенту дифференцировать его телесные ощущения от телесных переживаний.

Телесные ощущения относятся к «здесь—и—сейчас», и через их осознание создаётся основа для оценки новых ощущений. Новые ощущения, такие как усиление давления, покалывания, боль и т.д., часто указывают на то, что затрагиваются важные проблемы.

Некоторые клиенты пребывают в фантазиях относительно своего тела: они не имеют прямого доступа к своим ощущениям, которые постоянно фильтруются через бессознательные фантазии клиента, например, о своём бессилии, о том, что он счастлив или всеми любим и т.д.

Другим клиентам могут быть недоступны телесные переживания: они фиксируются только на телесных ощущениях, не осознавая, например, своих эмоций.

Вот примеры описания в каждом из этих случаев:

Язык телесных ощущений:

Я чувствую напряжение в плечах. Мои стопы и кисти рук холодные. Я ощущаю движение в запястье, когда поворачиваю кисть руки. Я чувствую, что моя грудь тёплая. Я могу чувствовать, когда мышцы напрягаются или расслабляются. Я чувствую, какие толстые у меня ноги. Я различаю, когда напряжение на поверхности, и когда оно глубоко внутри. Когда я поднимаю руку, я чувствую её вес. Я чувствую в себе нарушение баланса и хочу восстановить его.

Язык телесных переживаний:

Я чувствую себя расслабленным. Я испытываю волнение и тревогу. Я чувствую дрожь в животе. Я поедаю себя изнутри. Я застываю. Я как бы врастаю в стул. В груди я чувствую металлическую пластину. У меня нет кожи. Моё сердце разбито. Мне кажется, что моя голова может взорваться. Я мог бы плакать не переставая. Я так зол, что мог бы убить. Внутри у меня пустота. Я как компьютер. Я — монстр. Я инертен. Я теряю контроль. Я так силён, что никто не мог бы причинить мне вреда.

2. Привлечение уже сформировавшихся ресурсов клиента

С точки зрения бодинамического анализа формирование структуры характера представляет собой естественный процесс приспособления человека к его окружению. Характер представляет собой «адаптированное «я», приобретение, заслуживающее признания и иногда усиления. Каким бы дисфункциональным ни было бы это приобретение, оно предоставляет определённые возможности и в какой-то степени является ресурсом.

Принимая и поддерживая идею о здоровых защитах, терапевт признаёт, таким образом, внутреннее единство личности. Обнаруживая имеющиеся ресурсы, силы клиента и опираясь на них в терапевтической работе, терапевт устанавливает связь с уровнем развития его Эго. Эта связь, в свою очередь, помогает клиенту расшириться в другие, менее освоенные Эго области.

Кроме того, у клиента обычно имеются здоровые области, которые характеризуются гибкостью тела и отзывчивостью мышц. Осознание этих ресурсов как терапевтом, так клиентам помогает преодолеть трудности, с которыми часто приходится сталкиваться в ходе терапевтического процесса.

В некоторых случаях первоначальной задачей может быть расширение, развитие «адаптированного «я» клиента, поскольку его внутреннее ядро может быть настолько хрупким, что не сможет вынести сколько-нибудь значительной стрессовой нагрузки, пока не будет достигнут адекватный уровень структурирования Эго. Это особенно важно в случаях некоторых пограничных состояний.

Адаптированное «я» должно быть выстроено до такой степени, которая обеспечивала бы достаточную стабильность и силу, чтобы клиент мог встречать трудности и свои ограничения без декомпенсации.

3. Наблюдение двигательных паттернов, связанных с психологическими проблемами

Когда клиент говорит о своих проблемах, мы наблюдаем за его телом — движениями, позами, вербальными паттернами, которые могут указать, какой возраст, какие стадии развития преобладают. Если представлено несколько стадий развития, мы выбираем ту, которая кажется нам наиболее приемлемой или доступной для работы.

Исследуя эти особые движения, клиент может обнаружить, что неосознаваемые ранее двигательные импульсы и чувства теперь активизируются и находят выражение. После того, как эти чувства будут выражены, и связанные с ними когнитивные вопросы проработаны, должны быть созданы новые двигательные мышечные паттерны.

Например, для человека, отказывающегося в детстве просить и принимать пищу и заботу, может оказаться не просто заново пережить чувство лишения, которое привело к смирению. Это является важным первым шагом, но если этот шаг остается единственным, то он становится просто проигрыванием заново травмы, и тогда ресурсы, в лучшем случае, активизируются не полностью. «Внутренняя схема мира» человека не меняется, и гипер — и гипоактивные мышцы будут возвращаться к старым паттернам.

Если первый шаг сопровождается новыми, соответствующими возрасту психомоторными действиями (в данном случае это был бы шаг навстречу другому человеку и притяжение его на более близкую дистанцию), происходит установление нового мышечного паттерна и создаются межличностные ресурсы, которые затем могут быть интегрированы в повседневную жизнь.

Таким образом, переобучение включает три основных шага:
(1) активация исходной ситуации,
(2) создание нового психомоторного паттерна в условиях, где импульс получает успешное эмоциональное и физическое завершение, и
(3) использование новых паттернов в жизни при поддержке терапевта и социальной среды клиента.

4. Переход в ходе терапии от поздних стадий развития к более ранним

Работая сначала с более поздними проблемами развития, мы имеем возможность создать определённые ресурсы, прежде чем углубляться в более примитивный, более ранний материал.

Сталкиваясь с препятствиями в ходе развития, дети сами изыскивают ресурсы, позволяющие им справиться с этими препятствиями:
— они используют промежуточные объекты для смягчения чувства разобщения,
— при помощи фантазий компенсируют чувство неполноценности, не получая адекватного отзеркаливания от своих родителей,
— находят других взрослых или друзей.

Некоторые дети, однако, оказываются неспособны найти такие ресурсы; это бывает либо в случае обеднённости их окружения, либо когда родители слишком требовательны или властны.

В бодинамической терапии клиент прежде, чем приступать к работе с ранними проблемами, часто связанными с чувствами беспомощности и зависимости, может использовать ресурсы более поздних стадий развития. Например, искусство установления дружеских отношений начинает развиваться сравнительно поздно, обычно между 7 и 12 годами, во время стадии Солидарности/Проявления себя, хотя базируется на более раннем опыте привязанности. В случае бедной системы социальных отношений клиента мы обычно начинаем исследовать его историю установления дружеских отношений и пытаемся разрешить некоторые конфликты соответствующего периода. Разрешив эти конфликты, клиент часто начинает заводить новых друзей, и его дружеские отношения становятся более глубокими, более полно удовлетворяя потребности в контакте. Это в свою очередь помогает активировать терапевтический контакт и становится поддержкой для клиента в терапевтическом процессе.

Аналитические терапии, наоборот, делают акцент на исцелении отношений переноса терапевтом, ожидая, что осознание, полученное в этом процессе, будет перенесено затем и на другие отношения клиента.

Ещё одним ресурсом поздних стадий развития (от 5 до 8 лет) является приобретение когнитивных способностей — развитие мышления, способности задавать вопросы и разрешать проблемы. Если у клиента недостаточно развито наблюдающее Эго, то ему, прежде чем переходить к работе с более ранними проблемами, нужно развить эти основные когнитивные навыки. Мы помогаем клиентам научиться выражать своё мнение, высказывать свои мысли, мыслить критически, и словесно выражать свои наблюдения как внешних, так и внутренних событий. Без этих навыков клиент может погрузиться в телесные ощущения и эмоции, которые так и останутся хаотическими и невыраженными.

Как это ни парадоксально, клиенту бывает сложно сфокусироваться на проблемах латентного и подросткового периодов. В этом возрасте дети, хотя уже высоко развиты, все ещё зависимы, незрелы и особенно остро осознают свою уязвимость. (Сарнофф спрашивает ребёнка латентного возраста: «Это действительно так тяжело — быть восьмилетним?». И получает ответ: «А как бы вы себя чувствовали, если были бы в два раза меньше всех и вас бы ни во что не ставили?») Привлечь проблемы подросткового периода может быть наиболее сложно из-за той силы, с которой уже довольно зрелое Эго защищает себя. Работая же с движениями, связанными с определёнными стадиями развития, и с телесной памятью можно относительно легко получить доступ к ранним стадиям развития.


5. Восстановление естественного хода моторного развития

Выдающийся датский физиотерапевт Бритта Холл, обучая детей с задержками развития неразвитым у них моторным навыкам, работала сначала с движениями, которые предшествовали этим навыкам. Такой подход предотвращает подавление ребёнка невыполнимой задачей совершения движения, которое находится за пределами его возможностей. В этом методе, например, для укрепления способности ходить ребёнок может сначала вернуться к ползанию. Если ползание также недостаточно развито, можно пойти ещё дальше, к переворачиванию.

Возвращение ребёнка в ту область, где он чувствует себя уверенным и достаточно способным, и затем продвижение вперёд позволяет естественным образом активизировать ресурсы ранних стадий.

В бодинамической терапии этот подход был адаптирован к работе с психологическими проблемами взрослых людей. Мы часто сознательно решаем не работать регрессивно. Т.е. мы не спешим выявить стоящее за проблемой эмоциональное содержание или травматическое событие; мы не пытаемся сразу прорабатывать эмоциональные слои.

Мы начинаем с телесных ощущений и телесных переживаний. Таким образом, клиент учится чувствовать и понимать свой общий эмоциональный опыт, хотя акцент при этой работе и делается на обучении чувствовать и двигаться в эмоционально поддерживающем окружении.

Процесс включения новых движений часто оказывается для клиента сложным, болезненным и вызывающим неловкость. Клиенту хочется отказаться от этого, ему кажется глупым, например, когда его просят ползать. Однако когда клиент исследует прежде недоступные для него движения, осознавая при этом свои телесные ощущения, происходят структурные изменения. Тогда клиент получает новые ресурсы, новый инструмент для контакта с миром. Телесное Эго освоило и интегрировало новую «территорию». Часто это переживается как смена парадигмы: мир становится другим! С новыми возможностями!

Обе стадии — фрустрации и потери равновесия и радостного возбуждения — отражают естественный процесс развития ребёнка. Когда ребёнок приобретает новые способности, мир меняется и возникает радостное волнение.

Данный аспект нашей работы требует знания процесса развития ребёнка, а также возрастной анатомии. Чем более специфично нам удастся пробудить соответствующие мышцы, тем более устойчивым будет результат привлечения новых ресурсов. Мы называем этот процесс «открытием ресурсов клиента». Результатом этого процесса является чувство достижения, пробуждение телесного «я» и опыт получения поддержки от терапевта, с которым можно встретить глубокое отчаяние, ужас, гнев, чувство одиночества или смирения. Это один из способов подготовки к характерологической работе, которая заключается в более глубоком исследовании стоящих за задержками развития эмоциональных проблем.

Мы стараемся избегать столкновения клиентов с их ранними травмами. Открытие ресурсов особенно важно в случае неадекватного развития Эго и слабого развития навыков жизненного функционирования.

6. Удержание клиента на определённой стадии развития

Удержание клиента на определённой стадии развития» или «контейнирование» — подход, связанный с активацией ресурсов. Клиент удерживается на определённой стадии развития, пока проблема не разрешается психологически и соматически. Это связано с тенденцией клиентов регрессировать к всё более и более ранним проблемам. Хотя часто признаётся, что более ранние проблемы связаны или являются причиной более поздних, это не всегда так. Клиент может просто чувствовать себя более безопасно или уверенно с ранними проблемами.

Этот вопрос касается не только телесной психотерапии. Часто одно воспоминание ведёт к другому, более раннему, а то, в свою очередь, к ещё более раннему.

Техника «сдерживания на определённой стадии развития» возникла из нашего опыта работы с гипореактивными мышечными паттернами. «Смирившиеся» мышцы либо получают слабые импульсы, либо не получают их вовсе. Психологически это выражается так: «Я не могу это сделать...; Это невозможно...; Это слишком болезненно...; У меня нет сил...» и т.д. Именно такое представление о реальности запечатлелось в мышцах. И это представление усиливается при каждой попытке мышц функционировать. Мышцы не знают того, что первоначальной травматической ситуации больше не существует, и что сдерживание теперь только внутреннее.

Однако, это сдерживание реально в том смысле, что мышцы не натренированы принимать импульсы. В состоянии стресса тело может либо использовать другие ресурсы или соседние мышцы, чтобы компенсировать этот недостаток, либо может начать ощущать другие ослабленные участки, что подтвердит безнадёжность ситуации.

Задача при активации этих мышц состоит в том, чтобы «убедить» их в том, что это безопасно — пробудить утраченные импульсы, выйти на свет и жить. Это может означать регрессию к более ранним стадиям развития или переход к более поздним.

Чтобы мышцы начали пробуждаться, терапевт должен побуждать, поддерживать и даже проявлять настойчивость, требуя от клиента упорства.

Сдерживание на определённой стадии требует чувствительности к уровню активации, который может оказаться чрезмерным, а также к другим элементам, которые могут быть необходимы, когда клиенту для пробуждения импульсов нужно почувствовать силу.

Некоторые мышцы могут быть настолько гипореактивны, что с ними не следует работать пока не будут восстановлены другие ресурсы. Но даже когда эти мышцы и их содержание будут задействованы, они будут стремиться вернуться назад в состояние гипореактивности.

Та же проблема потенциально существует в случае гиперреактивных мышц, хотя эмоциональные характеристики здесь противоположные: «Я буду это делать; Я должен это делать; Вы не можете остановить меня; Я должен это делать именно так» и т.д. Здесь акцент должен делаться на отпускании мышц, на разрешении им не делать действие, в котором нет необходимости. Клиенту необходима поддержка, чтобы он почувствовал, что поддержка существует, что кроме исторически сложившихся моделей, которые больше не применимы, существуют другие альтернативы.

Когда клиент обладает достаточными ресурсами, «сдерживание» означает поддержку его во время фрустрации и смирения и удержание фокуса на определённой проблеме, связанной с определённой стадией развития до тех пор, пока эта проблема не будет разрешена и не будут созданы новые ресурсы.

Рассмотрим, например, клиента, имеющего сложности с установлением тесного контакта и принятием поддержки. Если мышцы, связанные с доставанием и притягиванием не действуют, человек либо не будет предпринимать попыток таких действий, либо даже не будет допускать возможности этих действий. Имея в виду, что на этом этапе работы доверие уже установлено, терапевт может начать активизировать соответствующие мышцы (клювовидно-плечевые мышцы и бицепсы для доставания, бицепсы для притягивания и мелкие мышцы кисти рук для приближения предмета к телу), мягко провоцируя определённые мышцы или предлагая клиенту медленно выполнять определённые движения и описывать при этом свои ощущения и переживания.

Часто сначала клиент выполняет упражнения механически, не чувствуя, что что-то происходит, или заявляя, что это сложно для него. Терапевт должен побуждать клиента продолжать, и, если выбранные мышцы действительно связаны с проблемой, появляется осознанность и клиент начинает чувствовать свои психологические проблемы, связанные с доставанием и притягиванием.

Этот опыт очень важен, но обычно этого недостаточно. Могут начать всплывать эмоции и воспоминания, и может возникнуть соблазн исследовать их, и в какой-то момент они действительно должны быть исследованы. Однако, важно помнить, что на телесном уровне клиент только начал работать над созданием данного моторного паттерна в качестве ресурса.

Теперь ему нужно получить успешный опыт доставания и притягивания. Недостаточно просто выполнять движения в эмоционально нейтральном окружении, ситуация должна быть похожа на реальную. И здесь, в отношениях переноса, терапевт выступает одновременно как тренер и как либидинозный объект, поскольку именно он обеспечивает контакт с рукой клиента.

Терапевт должен следить, чтобы мышцы руки активизировались, а также наблюдать, не появляются ли противоположные импульсы, например, импульс отталкивания. Такое возможно, если клиент подвергался в детстве давлению или не получал достаточной заботы, что привело к одновременному проявлению импульсов доставания и отталкивания.

На пути к развитию этой простой, но очень важной функции, может возникнуть много препятствий. Все эти препятствия должны быть разрешены, пока клиент не будет в состоянии бесконфликтно совершать эти простые действия и пока не получит успешный опыт доставания—притягивания. Только тогда можно сказать, что сформирован новый паттерн.

Установление нового паттерна чрезвычайно важно. Оно ведёт к большим структурным изменениям, чем если бы мы фокусировались только на переживании и осознании дефицита, или на процесс высвобождения эмоций, связанных с прошлым неудачным опытом доставания—притягивания.

Мы допускаем, что остались ещё глубинные чувства одиночества, гнева, невыраженный плач, которые должны быть высвобождены. Успешный опыт доставания—притягивания не избавляет автоматически от этих чувств.

Исходя из нашего опыта, предварительное создание ресурсов уменьшает вероятность декомпенсации или ретравматизации.

7. Регрессивная работа с характером

В разных психологических школах концепция регрессии имеет различное употребление.
— В аналитических направлениях это понятие используется для описания примитивных защитных манёвров, нацеленных на избегание конфликта.
— С психодинамической точки зрения, «регрессивный пациент» — это пациент, задержавшийся на ранних стадиях развития: он производит впечатление так и не повзрослевшего человека.

Таким образом, в целом термин «регрессия» подразумевает неконтролируемое инфантильное, или относящееся к ранним стадиям развития, поведение у взрослого человека.

Общим недостатком всех аналитических вербальных подходов является недоступность довербальных периодов развития. Недавние исследования сосредотачивались на доэдиповых периодах, и даже на процессе развития во внутриутробном периоде. Мы считаем очень важным исследование этих, такдолго игнорируемых областей, но мы также отдаём должное работе с поздними стадиями развития, вплоть до подросткового периода.

— Таким образом, когда в бодинамической терапии мы говорим о регрессии клиента, мы имеем в виду переживание в ходе терапии эмоций, воспоминаний, телесных ощущений и т.д., относящихся к широкому спектру возрастных периодов, и в частности к семи стадиям развития.

При регрессивной работе с какой-то проблемой или воспоминанием мы стараемся задержать клиента на этой проблеме и на том возрастном периоде, с которым связано возникновение проблемы. Предварительно можно привлечь наблюдающее Эго клиента, чтобы договориться о границах проблемы, с которой мы собираемся работать. В таком случае, если в ходе работы клиент будет склоняться к другим проблемам или возрастным периодам, можно сказать ему: «Мы можем обратиться к этому позже, но сейчас нам следует вернуться к нашей проблеме».

Для удержания на определённой стадии развития следует уделять внимание только тем темам и словесным выражениям в описании опыта клиента, которые относятся к данной проблеме или возрастному периоду. Подобным же образом следует наблюдать за телесными позами и двигательными намерениями и побуждать только те паттерны, которые связанны с означенным возрастом.

Для большей гарантии сохранения фокуса и удержания на определённой стадии можно стимулировать мышцы, связанные с данным периодом или проблемой.

Опыт свидетельствует, что, хотя подготовительная работа имеет очень большое значение, всё же окончательное исцеление происходит только тогда, когда клиент регрессирует к возрастному периоду, в котором произошло нарушение. С психодинамичесих позиций клиент использует своё взрослое состояние для исправления своего детского опыта. Мы же работаем непосредственно с детским Эго. Эго исцеляется через позитивный опыт недостающих поведенческих элементов и упущенных отношений. Человек, испытывающий в детстве дефицит физического контакта, может позже получить достаточную поддержку и научиться таким образом справляться с этим дефицитом.

Однако, чтобы развить глубокое доверие и внутреннее ощущение себя, человек должен пережить позитивный физический контакт в состоянии регрессии, вернувшись к тому периоду, когда он был лишён этого контакта. Человек, чьё любопытство в детстве было подавлено, может обрести прежние импульсы во всей полноте, только пережив радость обучения ползанию и исследованию в присутствии терапевта, проявляющего заинтересованность и поддержку.

Наш подход был разработан при использовании диагностической карты тела, дающей информацию о том, когда возникают определённые проблемы развития, и как ребёнок на них реагирует. И хотя наш подход во многом расходится с основными аналитическими направлениями, и даже противопоставляется им, в вопросе о «корректировочном эмоциональном опыте» мы едины.


8. Различение шоковой травмы и травмы развития (характера)

Травма развития связана с дефицитом отношений или излишней требовательности раннего социального окружения человека и обычно возникает из хронических взаимоотношений внутри семьи. Примерами могут служить неадекватное отражение, непереносимость эмоций, унижение, недостаток физического контакта, авторитарная требовательность и т.д. Чтобы лучше справляться с этими взаимоотношениями, ребёнок постепенно вырабатывает характерологические защиты.

Поскольку у ребёнка имеется достаточно благоприятных возможностей тренировать и совершенствовать эти защиты, они представляют собой активное решение проблемы и включают элемент выбора (отчасти бессознательного).

Травма характера характеризуется низким или средним уровнем активации нервной системы. В отличие от неё, шоковая травма связана с кратковременным, внезапным и массированным воздействием на индивида. Характерологические защиты допускают сравнительно высокий уровень когнитивного выбора, тогда как шоковая травма запечатлевается в теле и психике совсем иначе.

Шок активирует более рефлекторные уровни нервной системы, включая критические механизмы выживания — тоническую обездвиженность и диссоциацию, или рефлекс бегства/борьбы. Шоковая травма требует совершенно иного терапевтического подхода. Техники, эффективные в работе с характерологическими проблемами (катарсис или анализ сопротивления), в данном случае могут быть ретравматизируюшими, если они чрезмерно стимулируют уже подвергшуюся риску нервную систему/психику.

Ранее мы определили способность адаптироваться к новым стимулам как ключевую функцию здорового телесного Эго. Что касается воздействия травмы на нервную систему, можно процитировать Питера Левина: «Здоровая нервная система, встречаясь со стимулом, выходит из равновесия и затем переорганизуется, достигая более высокого уровня интеграции. Если нервная система подверглась дезорганизующему воздействию травмы, она утрачивает способность адаптироваться к нормальному уровню стимулов и неспособна к реорганизации».

Чтобы смягчить стимуляцию и не перегрузить нервную систему клиента, терапевт должен осторожно вводить активацию «небольшими порциями» и помогать клиенту достичь нового уровня гомеостатического контроля. Эти техники называются «титрование» и «установление нового равновесия».

К другим техникам относится визуализация клиентом реальных людей, способных оказать поддержку, и безопасного окружения, которые существовали в период, близкий к травматическому событию.

В одном методе титрования клиент физически «бежит» на матрасе, представляя, как он перемещается в пространстве и времени из травматической ситуации в безопасное место к способным защитить его людям. Клиент может оставаться в переживании травматической ситуации до тех пор, пока сигналы вегетативной нервной системы не укажут на начало диссоциации или тонической обездвиженности.

Давно признаётся, что физическое и сексуальное насилие приводит к шоковой травме. Менее известно, однако, что «чисто физические» события, такие как падение с велосипеда, тонзиллэктомия, сильная лихорадка, госпитализация, переезд на новое место и т.д. также могут сильно повлиять на процесс развития. Обсуждение шоковых последствий, связанных с такими событиями, не возникает в ходе терапии спонтанно, отчасти, потому что клиент либо не помнит их, либо не считает их важными. Однако когда блокируется или не приходит к завершению терапия характера, причиной может быть неразрешённый шок.

Долгосрочными симптомами неразрешённого шока могут быть
— различные фобии,
— депрессия,
— эмоциональная ограниченность,
— «пограничное» или «психотическое» поведение и т.д.

В ходе терапии, без каких-либо видимых причин, может возникать декомпенсация.

Понимание динамических последствий шоковой травмы может быть чрезвычайно полезно при распутывании самых разнообразных сложных профилей клиентов.

Заключение

Здоровое телесное Эго способно использовать ощущения как форму исследования реальности и как средство интеграции стимуляций из окружающей среды. Марчер делает акцент на уровне ощущений, потому что он является мостом между когнитивной и экспрессивной формами психотерапии, так как сенсорная интеграция является основным компонентом в формировании прямого переживания своего «Я».

Бодинамический подход через развитие телесной осознанности выстраивает телесное Эго, которое служит затем основой в работе с возрастными движениями, активацией ресурсов, эмоциональным выражением и активацией регрессивных состояний.

Пробуждение телесного Эго требует высоко специфических знаний моторного развития в его связи с психологическим развитием. Телесное Эго оказывается искажённым гипер — и гипоактивными мышечными паттернами, отражающими неразрешённые в определённом возрасте проблемы. В результате привлечения в контекст терапии этих двигательных паттернов начинают проявляться связанные с ними психологические проблемы, которые затем могут быть разрешены. Марчер и её коллеги разработали исчерпывающее диагностическое средство, карту тела, которая позволяет бодинамическим терапевтам исследовать терапевтические стратегии на их эффективность. Телесная карта является замечательным исследовательским средством, как в теории соматической психологии, так и при сравнении соматических психологических подходов с более традиционными психологическими подходами.

Травма развития Шоковая травма
• Формируется обычно через повторяющиеся взаимодействия с близкими людьми. • Обычно формируется в результате кратковременного, интенсивного опыта, выходящего за рамки нормальных социальных взаимодействий.
• Слабая или умеренная активация нервной системы. • Высокий уровень активации нервной системы.
• Порождает умеренные психологические защитные реакции (паттерны структуры характера) через посредство центральной нервной системы. • Порождает крайние психологические защитные реакции: рефлекс бегства/борьбы и/или диссоциацию/тоническую обездвиженность.
• Опосредуется через Эго. • Опосредуется через вегетативную нервную систему.
• Недостаток эго-организации.
• Структура характера устойчива к умеренному стрессу. • Происходит фрагментация структуры даже при незначительном уровне стресса.
• Терапия допускает больший уровень стресса. • Терапия требует тщательной регулировки уровня стимуляции. Пока не будет понята лежащая в основе структура, катарсические техники применяться не могут.


РЕКОМЕНДОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Ayers, A. Jean. (1979). Sensory Integration and the Child (Los Angeles: Western Psychological Services).

Bentzen, М ., & Bernhardt, P. (1992). Working with Psychomotor Development (Albany, CA: Bodynamic Institute).

Bernhardt, P., & L. Marcher. (1992). «Individuation, Mutual Connection, and the Body’s Resourses: An Interview with Lisbeth Marcher». Pre and Peri-Natal Psychology Journal 6(4). См. также в настоящем сборнике статей (прим. редактора).

Bernhardt, Р. ( 1992). «Somatic Approach То Shock: A Review of the Work of the Bodynamic Institute and Peter Levin».

Boadella, D., (1990). «Somatic Psychotherapy: Its Roots and Traditions, A Personal perspective». Energy & Character.

Britte, Holle. (1976). Motor Development in Children: Normal and Retarded (Oxford: Blackwell Scientific Publication).

Johnsen, Lillimor. (1981). Integrated Respiration Therapy. (No publisher listed).

Jorgensen, S. (1991). «Bodynamic Analytic Work with Shock/PostTraumatic Stress». Energy & Character 23(2). См. в настоящем сборнике статей (прим. редактора).

Krueger, David W. (1989). Body Self and Psychological Self: A Developmental and Clinical Integration of Disorders of the Self (New York: Brunner/Mazel).

Levine, P., Ph.D. (1992). «Transforming Trauma, Giving the Body Its Due». In Giving the Body Its Due (Suny Series) (New York: State University of New York Press).

Mahler, M .S., F. Pine, & A. Bergman. (1975). The Psychological Birth of the Human Infant (London: Huthchinsos). 109 Питер Бернхард, Марьянна Бентцен, Джоэль Исаакс

Marcher L., & L. Ollars. (1990). «The Bodynamic Analytic Imprint Method of Rebirth». Energy & Character.

Morris, G., & A. Teicher. (1990). «To Touch or Not to Touch». Psychotherapy 25:492-500.

Ollars, L. «Reliability of Bodymap Test» (Danish version). Bodynamic Institute, Denmark.

Piaget, J. (1952). The Origins of Intelligence in the Child (New York: International Universities Press).

Sarnoff, Charles. (1976). Latency (New York: Jason Aronson).

Winnicott, D.W. (1971). Playing and Reality (London: Tavestock Publications).

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/351401.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/351912.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments