Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Бодинамика

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/353150.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/353701.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont

Стин Йоргенсен

СТРУКТУРА ХАРАКТЕРА И ШОК


Character Structure and Shock by Steen Jorgensen

Перевод на английский Кэтрин Махаффи
Перевод на русский К. Герчиковой

В бодинамическом анализе выделяются два фактора, влияющие на развитие личности и способность человека справиться с жизненными трудностями.

Первый фактор — это травмы развития.

В процессе взаимодействия ребёнка с родителями, сиблингами и другими значимыми людьми в раннем детстве и, позже, общения со сверстниками, с взрослыми людьми за пределами семьи и различными общественными организациями, формируются определённые паттерны поведения — структуры характера. Травма развития может произойти, когда ребёнок встречается с противодействием или неблагоприятным влиянием окружающей среды. В результате травмы развития ребёнок оказывается ограниченным в использовании некоторых из структур своего характера. Во взаимодействии с другими людьми он часто вынужден использовать ранние или поздние позиции этих структур.

Структуры характера оказывают влияние на переживание жизненного опыта и поведение взрослого. Некоторые люди в основном испытывают влияние нескольких структур характера, другие — большого их числа. Ригидное и неосознанное использование этих структур приводит ко многим трудностям в общении с другими людьми. Психотерапия травм развития в бодинамике направлена именно на работу со структурами характера.

Второй фактор — травмы жизненных кризисов и шоковые травмы.

В периоды детства, взросления и во взрослой жизни с людьми происходят различные события, которые приводят к изменениям в их жизни. Мы бы сказали, что человек проходит жизненные кризисы. Во многих случаях такой кризис разрешается успешно, человек получает некоторый важный опыт и интегрирует его. В других случаях происходит только частичное разрешение кризиса и интеграция опыта. Реакции и решения, связанные с этим опытом, продолжают оказывать влияние на человека и его поведение, даже если событие, спровоцировавшее кризис, имело место много лет назад. Мы называем это травмой жизненного кризиса.

Последствие такой травмы — наличие некоторого уровня остаточного стресса в системе. В зависимости от уровня стресса, посттравматическое состояние либо остаётся незамеченным, либо диагностируется как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Можно говорить об особой форме травмы жизненного кризиса, когда она сочетается с шоковой реакцией или провоцируется травматическим событием, которое вызывает шоковую реакцию.

Мы говорим о шоковой травме, когда человек имел шоковую реакцию на травматическое событие:
— которое представляло угрозу для жизни (или было воспринято клиентом как таковое);
— которое не было проработано или не было возможности для проработки, использующей механизмы Эго и биологические рефлексы ориентировки, борьбы и бегства;
— когда клиент, напротив, реагировал на уровне примитивного инстинктивного поведения (застывание и другие биологические реакции, происходящие без участия коры головного мозга), одинакового у человека и животных (Jorgensen, 1992).

Человек, имеющий в своём опыте шоковую травму, всегда сохраняет определённый уровень остаточного стресса. В Психиатрической диагностической системе шоковые травмы включены в раздел ПТСР (Американская психиатрическая ассоциация, 1987). Понятие «шоковая травма» часто включает травму жизненного кризиса, однако важно проводить между ними различие, поскольку, исходя из нашего опыта, при работе с этими типами травм должны применяться различные психотерапевтические процедуры.

В начале бодинамического анализа клиент предъявляет те трудности и проблемы, которые он переживает в настоящий момент своей жизни. Мы начинаем психотерапевтические отношения с интервью, в котором нас интересует не только настоящее клиента, но и его прошлое. Далее проводится физический диагностический тест, в основе которого лежит мышечная реакция на пальпацию. Эта реакция регистриру­ется с использованием девяти категорий оценки (четырёх уровней мышечного гиперотклика, нейтральной реакции и четырёх степеней мышечного гипоотклика).

Результаты тес­та отражаются на диаграмме человеческого тела, на которой каждый мышечный ответ представлен на соответствующей анатомической позиции системой разноцветных линий и точек. Полученная диаграмма называется картой тела (Rothschild, 1989).

Используя материал диагностического интервью, карты тела и описания клиентом своих проблем, бодинамический аналитик формирует гипотезу об источниках прошлых и на­стоящих проблем клиента и о его ресурсах на настоящий мо­мент. Первопричины его проблем обнаруживаются при ана­лизе процесса развития характера человека и неразрешённых травм жизненных кризисов и шоковых травм.

Следующие разделы статьи касаются опорных точек бо­динамического анализа при работе со
— структурами характера (травмами развития),
— травмами жизненных кризисов и
— шоко­выми травмами.

Описывая общие соображения относитель­но работы с этими типами травм, я рискую составить у чи­тателя впечатление, что бодинамическое аналитическое ле­чение представляет собой только техническую процедуру. В большинстве случаев это далеко от истины. Любая психотерапевтическая работа проходит в рамках межличностного взаимодействия терапевта и клиента, в которых имеет место перенос. В то же время, в целях оптимального разрешения трудностей клиента, терапевт обязан учитывать (и признавать) диагностические соображения и следовать терапевтической модели.


Работа со структурами характера


В бодинамическом анализе мы выделяем семь стадий раз­вития личности, каждая из которых характеризуется централь­ной жизненно важной темой. Человек развивается и проявляет определённые личнос­тные черты на каждой стадии развития. Мы называем паттер­ны переживания и поведения, типичные для каждой стадии, структурами характера.

На каждой из стадий развития пове­дение человека можно охарактеризовать при помощи одной из трёх позиций:
— ранняя позиция, характеризующаяся сми­рением, покорностью и отказом от деятельности;
— поздняя позиция, ограничивающая и сдерживающая возможности взаимодействия; и
— здоровая позиция, в которой интегриро­ваны различные паттерны переживания и поведения, связан­ные с жизненно важной темой данной стадии (Bentzen, М., S. Jorgensen, & L. Marcher, 1989).

В идеальном варианте здорового развития человек прошёл бы все три позиции на каждой из семи стадий развития, и, таким образом, в его распоряжении были бы все возможные структуры характера. На практике же развитие очень немно­гих людей идёт по этому оптимальному пути. Если человек встречается с противодействием окружающей среды, он будет бессознательно ограничивать себя, используя определён­ные структуры характера в ущерб другим, которые в резуль­тате не будут развиты в полной мере. Следовательно, люди чаще всего испытывают влияние тех структур характера, ко­торые они обычно применяют при взаимодействии с окружа­ющими.

Структура характера включает паттерны переживания и поведения, которые человек использует при выстраивании контакта с другими и самим собой, включая способы защи­ты. Соответствующие психологическому паттерну физичес­кие напряжения в теле проявляются в форме гипер- и гипо­реактивности мышц.

В бодинамическом анализе мы рассматриваем структуры характера как интегрированные части структуры личности. С нашей точки зрения, целью психотерапии является научить клиента свободно выбирать, какую из структур характера он хочет применить в определённой ситуации, а не заставить его отказаться от использования всех структур.

Описания центральных тем и паттернов взаимодействия, характерных для различных структур характера, можно най­ти в статье Bentzen, М., S. Jorgensen, & L. Marcher (1989).

Ра­боту со структурами характера мы часто начинаем с конкрет­ных ситуаций из детского опыта взаимоотношений клиента с родителями. Работа с отдельными фрагментами опыта яв­ляется важным элементом в нашем направлении психотера­пии. Наиболее значимые изменения происходят, когда кли­ент становится способным узнавать и разрешать свои струк­туры характера в тот момент, когда они проявляются в его повседневной жизни и в отношениях переноса с терапевтом.

Психотерапия проблем характера (особенно в случае первых пяти структур, до 6 лет) требует установления отношений пе­реноса между терапевтом и клиентом, проработка которых является одновременно и работой со структурой личности.

В течение последних 10 лет в рамках бодинамического анализа были сформулированы некоторые основные положе­ния для работы с различными структурами характера. Далее я представлю некоторые наиболее важные из них. Я буду го­ворить только о ранней позиции (позиции смирения и отка­за) и поздней позиции (сдерживающей и контролирующей) каждой из структур характера. Очевидно, что нет смысла ра­ботать со здоровой позицией, которая, разумеется, будет включена в работу как ресурсная, и ресурсами которой тера­певт поможет клиенту пользоваться.

Структура Существования (2 триместр беременности — 3 ме­сяца после рождения).

Две позиции структуры существования в большей мере противоположны друг другу, чем позиции остальных структур, поэтому и методы работы с этими по­зициями очень разные. Общее для работы с обеими позици­ями — важность повышения телесного осознавания клиента. Это способствует развитию когнитивного осознавания, а так­ же способности контейнировать энергию, чувства, и эмоции.

Важно, чтобы в процессе работы с ранней позицией, мен­тальной структурой существования, клиент постепенно на­ учился чувствовать эмоции и справляться с тревогой, кото­рую вызывает у него эмоциональный контакт. Терапевт при­нимает мысли и представления клиента, и таким образом постепенно выстраивает его способность переживать значи­ мые эмоции и находиться в эмоциональном контакте.

Напротив, при работе с поздней позицией, эмоциональной структурой существования, клиент должен постепенно на­учиться понимать причинно-следственные связи и справлять­ся с тревогой, которую провоцирует сепарация. Терапевт при­нимает сильные чувства клиента и его реакции с понимани­ем.

Нужно учитывать, что рациональный уровень понимания редко оказывает влияние на человека, поведение и переживание которого основаны на эмоциональном способе воспри­ятия. Следовательно, именно на основании эмоционального контакта терапевт развивает у клиента понимание сути его взаимодействий с людьми, которые оказывают на него силь­ ное эмоциональное воздействие.

Структура Потребности (1 месяц — 1,5 года).

Общим для ранней и поздней позиций структуры потребности является неспособность клиента быть в контакте со своим телом, осоз­навать его потребности. Часто, кроме того, у клиента недо­статочно физической или психической энергии. Физические упражнения, включающие сопротивление давлению, часто используются в таких случаях для того, чтобы укрепить телесную осознанность клиента.

В работе с позицией отчаяния структуры потребности клиенту необходимо накопить некоторый опыт принятия чего-либо от других и переживания значимости такого опы­та. Когда будет выстроена его способность получать, он смо­жет начать просить и требовать что-то для себя. Возможно, ему придётся сначала упражняться в этом с терапевтом, преж­де чем он сможет сделать это в реальной жизни. Клиент не сможет почувствовать боль и гнев из-за того, что он не полу­чил желаемое, пока не разрешит себе принимать и не почув­ствует, насколько это для него важно.

Для позиции недоверия структуры потребности характер­но прямо противоположное. Клиент, который ограничен дан­ной позицией, не способен принять что-либо от другого че­ловека до тех пор, пока не будут хотя бы частично прорабо­таны его сильная горечь, гнев и печаль, которые он чувству­ет, когда не получает желаемого автоматически, не прося об этом. Клиенты, застрявшие в позиции недоверия, чувствуют мощный протест против того, чтобы попросить что-нибудь для себя, из-за накопленного опыта неудовлетворения их по­требностей.

В то же время, чувство безысходности, свойствен­ное человеку в этой позиции, не даёт ему принять то, чего он сам не просил. Если то, что ему предлагают, не совсем точно отвечает его потребности, он почувствует, что опять, как обыч­но, получил не то. Разумеется, шансы догадаться, что конк­ретно ему нужно, невелики. В случае, если другому человеку это всё же удастся, клиент, скорее всего, примет подарок как должное, не оценив проявленной заботы.

Структура Автономии (8 месяцев - 2,5 года).

Для обеих по­зиций структуры автономии важно получить опыт пережива­ния ответственности за самого себя и свою жизнь. По этой причине открытые или скрытые конфликты за власть между терапевтом и клиентом в этой позиции могут стать более ин­тенсивными. В то же время, терапевтические изменения для этих клиентов возможны только в том случае, если они хотят исследовать и примириться со своим сознательным или нео­сознанным стремлением доминировать и контролировать все обстоятельства своей жизни. В обоих случаях терапевту очень важно иметь чёткий терапевтический контракт и ясную договорённость о содержании и целях работы с клиентом, и не вовлекаться в борьбу за власть.

Клиент со структурой невербального изменения деятельно­сти избегает неприятных элементов опыта и воспоминаний, вытесняя их. Образовавшаяся таким образом в памяти пус­тота в то же время является реальной и представляет собой способ избегания продолжения деятельности. Данная струк­тура развивалась, когда поведение ребёнка зависело от вне­шних стимулов, и прежде, чем его речь была полностью раз­вита или достаточно дифференцирована. Таким образом, в соответствии с терапевтическим договором, терапевту важно исследовать это ощущение пустоты вместе с клиентом в по­иске вытесненного содержания.

Это также необходимо для того, чтобы поддержать кли­ента в его первых попытках испытывать, выражать и контейнировать эмоции. Важно, чтобы он переживал эти эмоции как свои собственные, и был способен нести ответственность за них вне зависимости от реакций окружающих. Терапевт дол­жен помочь клиенту связать происходящее в процессе тера­пии и в его реальной жизни. К примеру, полезно задавать ему «домашние задания», и обязательно спрашивать клиента о том, какие важные события произошли в его жизни со вре­мени предыдущей сессии. Клиентам с такой позицией харак­тера сложно испытывать чувство привязанности к другому человеку, и, конечно, это влияет на их контакт и отношения переноса с терапевтом.

В структуре вербального изменения деятельности клиент избегает чувствовать и распознавать свои собственные эмо­ции, активно и вербально изменяя предмет разговора. Он бо­ится связывать себя обязательствами; ситуация, в которой он вынужден просить о помощи, кажется ему опасной и угрожа­ющей; и у него есть сильное сознательное и бессознательное сопротивление манипуляции. Поэтому люди с сильно выра­женными паттернами данной позиции редко приходят в пси­хотерапию, если их не принуждают к этому, или, по крайней мере, приходят с другим запросом.

Основная трудность терапевта в работе с клиентом с этой позицией состоит в том, что клиент меняет тему разговора, как только неприятные чувства начинают приходить в сферу осознания. В работе с этим паттерном крайне важно, чтобы клиент осознавал свои чувства, и в начале именно терапевт должен направлять клиента, чтобы он продолжал работать с затронутой проблемой. Делать это, не вовлекаясь в борьбу с клиентом за контроль над процессом, главная терапевтичес­кая задача в работе с данной позицией.

Установление чётких условий терапевтического договора и выбор направления работы — наиболее важная часть рабо­ты со структурой автономии. Если терапевт спрашивает кли­ента, над чем тот сегодня хотел бы поработать, клиент часто предлагает два возможных варианта, но не может выбрать между ними. В случае, если терапевт сделает выбор за него, клиент избегает ответственности и чувствует себя в праве не включаться в полной мере в процесс терапии. Если же тера­певту удаётся привести его к необходимости совершить вы­бор, клиент может предложить два различных подхода к про­работке данной проблемы и т.д.

Может показаться, что, если в терапии имеет место постепенное установление договорен­ностей и постоянный процесс совершения выбора, собствен­но работы не происходит, однако это не так.

Структура воли (2—4 года).

Под влиянием структуры воли клиентам сложно координировать свои усилия с усилиями других людей при выполнении какой-либо коллективной де­ятельности. Следовательно, чрезвычайно значимым элемен­том работы терапевта с обеими позициями этой структуры является работа с вербальным и физическим самовыражени­ем клиента в присутствии других людей.

Клиенту со структурой воли, направленной на самопожер­твование (принесение себя в жертву), трудно делать что-то для себя лично, в соответствии со своими желаниями, и терапевт должен подталкивать его к этому. Клиент испытывает слож­ности, когда ему нужно сделать выбор или планировать на­перёд, ему необходимо руководство в области планирования. Он нуждается в помощи для того, чтобы принять тот факт, что, делая выбор, необходимо отвергнуть другой вариант. Ему сложно справиться с амбивалентными эмоциями; ему нужна помощь, чтобы научиться выдерживать их.

Описываемая по­зиция складывается в том возрасте, когда развивается способ­ность ребёнка различать реальный мир и мир фантазий. Его способность разделять мысли и действия, отделять себя от другого на этой стадии развита ещё не полностью. Для дан­ной позиции важно развивать осознавание в этой области. В такой работе мы используем специальную модель комму­никации, которую мы называем модель Bodyknot (Описание модели см. в данном сборнике в статье Эрика Ярлнеса и Лизбет Марчер «Модель BodyKnot. Инструмент для личностного раз­вития, коммуникации и разрешения конфликтов». — Примечание ре­дактора.). Эта мо­дель систематизирует соматические основания осознавания себя и других. Часто клиенты фиксируются на структуре са­мопожертвования в результате слишком сильных наказаний со стороны родителей или гиперопекающего стиля воспитания. В этих случаях тем более важно, чтобы клиент разрешил свои отношения со значимыми в его детстве людьми.

Клиент со структурой воли, направленной на формирова­ние оценки и осуждение других в большей мере способен дей­ствовать в соответствии со своими желаниями. Его пробле­ма состоит в том, что, несмотря на то, что он может пред­принимать некие действия независимо, он не может соотносить свои намерения с планами других людей. В этом слу­чае важно, чтобы терапевт смог адекватно ответить на про­явления силы клиента своей силой, давая при этом клиенту возможность почувствовать, что во время активного испол­нения своих желаний он может оставаться в контакте и со­гласии с другим человеком. Под влиянием этой позиции клиенты проявляют характерное стремление выражать своё неудовольствие в безличной форме, часто в форме саркас­тических или унижающих ремарок, а не чётко сформулиро­ванных пожеланий, адресованных другому человеку. Тера­певту важно конфронтировать с этим паттерном и поддер­живать клиента в том, чтобы он прямо и энергично выра­жал свои желания.


Структура любви/сексуальности (3—6 лет).

Клиенты со структурой любви/сексуальности испытывают трудности в области романтических отношений, сексуальности и интим­ного контакта. Терапевт, работающий с таким клиентом, дол­жен быть человеком, определившимся в сфере близких отно­шений и в своей собственной сексуальности, и обязан уста­новить недвусмысленные сексуальные границы между собой и клиентом. Сексуальный контакт между терапевтом и кли­ентом ещё глубже зафиксирует клиента в этой структуре. Это­го НЕ ДОЛЖНО случиться. Клиент нуждается в том, чтобы терапевт повёл себя с ним таким образом, как его родители на самом деле должны были бы вести себя с ребёнком: при­нимая его любовь и сексуальность и, в то же время, устанав­ливая и сохраняя чёткие сексуальные границы.

В работе важна направленность на осознавание различия между нейтральным и сексуализированным контактом, поскольку клиенты с про­блемами в этой структуре не имеют чёткого представления о сути этого различия.

Если клиент воспринимает происходящее и действует из романтической позиции данной структуры, в процессе терапии он будет влюблён в терапевта. Клиенту необходимо, чтобы в контакте с ним терапевт удерживал чёткие границы, а также способствовал осознаванию клиентом наличия в его поведе­нии элементов флирта.

В работу с этой позицией включены как отношения переноса с терапевтом, так и отношения кли­ента с его отцом и матерью (и другими значимыми людьми, которые сыграли роль в развитии этой позиции). Если клиент фиксирован на соблазняющей позиции данной структуры, он попытается обольстить терапевта для того, что­ бы установить с ним контакт. Неудачная попытка терапевта простроить чёткие сексуальные границы может стать катаст­рофой — многие клиенты, у которых данная структура доми­нирует, испытали сексуальное насилие или были жертвами инцестуозного поведения со стороны одного или обоих ро­дителей. Работа с отношениями переноса, а также с отноше­ниями клиента с его родителями, являются наиболее суще­ственными элементами такого терапевтического процесса.

Структура мнений (5—8 лет).

Клиенты со структурой фор­мирования мнений имели проблемы во взаимодействии и ус­тановлении контакта в возрасте, когда ребёнок учится фор­мулировать и выражать своё мнение, осваивает правила со­циального взаимодействия и исследует различия и сходства функционирования таких сообществ как его собственная се­мья, другие семьи, школьная организация и группа сверстни­ков.

Таким образом, важно, чтобы терапевт поддерживал кли­ента в выражении его собственного мнения, помогая ему на­учиться ладить с другими людьми, несмотря на разницу во взглядах, и справляться с необходимыми правилами взаимо­действия так, чтобы не терять при этом чувства собственной целостности.

Клиенты с позицией замкнутости структуры формирова­ния мнений не выражают терапевту своё неудовлетворение открыто. Вместо этого они саботируют взаимодействие и про­цесс терапии в скрытой форме: уклоняются от контакта, раз­личными способами нарушают условия психотерапевтиче­ского контракта и установленные им правила. Задача терапев­та — таким образом добиться осознавания клиентом его пат­тернов взаимодействия, чтобы он почувствовал в себе силу от­стаивать своё мнение, в то время как терапевт утверждает свою собственную точку зрения и устанавливает необходимые ог­раничения и правила терапевтического процесса.

Разумеет­ся, работа с этой структурой также включает проработку чувств клиента по отношению к мнениям и правилам. Мы об­наружили, что работа с этим паттерном может быть успеш­ной только в том случае, если разрешён свободный обмен мнениями, в процессе которого клиент может почувствовать значимость своей точки зрения. Насколько мы можем судить, невозможно эффективно работать с этой позицией, если фокусироваться только на аспекте «высвобождения эмоций».

Клиенты с фиксацией на позиции чрезмерной самоуве­ренности структуры формирования мнений обычно про­воцируют открытый конфликт с терапевтом, не соглашаясь с правилами и рамками процесса терапии. Паттерн этих клиен­тов состоит в том, чтобы конфронтировать с психотерапевтом, пытаясь убедить его в том, что именно они правы, и уйти, хлоп­нув дверью, если это не удаётся. В подобных случаях трудность для терапевта состоит в том, чтобы принять силу мнения, вы­ражаемого клиентом, придерживаясь при этом собственной точки зрения и необходимых правил и рамок терапии.

Обе позиции данной структуры отчасти развиваются во вза­имоотношениях с родительскими фигурами и другими людьми, имеющими власть над ребёнком, и, с другой стороны, в отношениях со сверстниками. По этой причине клиентам с такой структурой необходима проработка некоторых проблем в про­цессе групповой психотерапии. В индивидуальной терапии ред­ко возникает возможность затронуть те аспекты паттерна, которые включены в контекст группового взаимодействия.

Структура солидарности/ представления своих интересов (7 -1 2 лет).

Последняя структура характера более сложна для индивидуальной работы с клиентом, поскольку в основном она развивается в отношениях с одноклассниками и товари­щами по играм и проявляется в отношении клиента к груп­пе. Проработка паттернов, принадлежащих этой структуре, следовательно, часто требует участия в групповой терапии.

Клиенты с фиксацией на уравнивающей позиции должны получить поддержку для того, чтобы претендовать на какие-либо достижения и признание своих личных качеств, умений и способностей. Конечно, терапевт может оказать клиенту поддержку в таких попытках в процессе индивидуальной те­рапии, однако до тех пор, пока клиент не будет в силах изме­нить данный паттерн в своей обычной жизни, будет необхо­димо работать над этим в конструктивной ситуации группо­вого взаимодействия.

Клиенты с фиксацией на конкурирующей позиции пытаются «добиться выхода» из своих трудностей. Они часто старают­ся быть хорошими клиентами, уходя от проблемы в процессе терапии, даже когда процесс требует, чтобы они позволили себе почувствовать, какое влияние оказывают на них опре­делённые события и элементы опыта.

Некоторые аспекты этого паттерна могут быть проработаны в индивидуальной терапии, особенно когда речь идёт о самопредъявлении с це­лью получения одобрения родителей. Обычно, тем не менее, для полной проработки данной позиции также показана до­полнительная групповая терапия.

Упомянутые выше структуры характера формируются в процессе продолжительных взаимодействий во вполне опре­делённые возрастные периоды. Это отличает их от шоковых травм и травм жизненного кризиса, в которых некое особен­ное событие или изменение жизненной ситуации оказывает сильное влияние на развитие личности клиента. В следующей части я буду говорить о трудностях, возникающих в процессе терапии травм жизненного кризиса и шоковых травм.

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/353150.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/353701.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments