Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Бодинамика

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/353901.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/354916.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont

Про пиковые состояния посмотреть: http://healthy-back.livejournal.com/340508.html

Эрик Ярлнес,
Жозет ван Лойтелаа

ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ СИЛА ПИКОВЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ: ВОПЛОЩЕНИЕ СТАРОЙ ИДЕИ МАСЛОУ


The Therapeutic Power of Peak Experiences by Erik Jarlnaes & Josette van Luytelaar

Перевод А. Чумакова

«При пиковом переживании субъект хотя бы на миг теряет всякий страх,
включая страх расщепления, безумия и смерти»
— А. Маслоу


Введение

В этой статье авторы изучают идею пиковых переживаний и задаются вопросом, как с помощью бодинамической тера­пии можно вызывать и развивать пиковые переживания. Их сведения, главным образом, почерпнуты из множества бесед, проведённых Эриком Ярлнесом в роли журналиста и терапев­та.

Авторы исследуют концепцию «пиковых переживаний», разработанную Маслоу, в сравнении с концепцией «потока» Чиксентмихайи. Дополняя эти концепции собственным опы­том, они приходят к обобщающему определению и десяти основным признакам пика. Переходя к деталям, авторы об­ращают внимание на телесные аспекты и выявление взаимо­связи, различия и сходства между шоковыми и пиковыми переживаниями. Авторы полагают, что в пиковых пережива­ниях содержится источник энергии и силы «я».

Многие участники проведённых бесед не могли исполь­зовать ресурсы, порождённые их пиковыми переживаниями, для повышения качества своей повседневной жизни, потому что просто не знали, как это можно сделать. Более того, они не делились своим опытом с другими. Эта нехватка знаний и побудила авторов к изучению того, могут ли пиковые пере­живания использоваться в терапии, и как именно. Исследо­вание авторами различных подходов к пиковым (и шоковым) переживаниям проводится в рамках бодинамики — системы соматической психотерапии развития.

С тех пор, как тридцать пять лет назад Маслоу разработал концепцию пиковых переживаний, она вызывала постоянный интерес психологов, а также упоминалась во многих самоучи­телях по личностному росту. Однако, до сих пор не существует ни систематического исследования этой темы, ни системати­ческого раскрытия её качеств как терапевтического средства. В большинстве книг даются только самые общие сведения.

Многие годы исследований Эрика Ярлнеса привели его к таким основополагающим вопросам, как: «Можно ли специ­ально вызвать пиковое переживание?» и «Как помочь людям испытать новые пиковые переживания?» Он заинтересовал­ся темой как журналист, беседуя с атлетами об их пиковых переживаниях. Он обнаружил, что беседы сами по себе уси­ливают у интервьюируемых степень и качество таких пережи­ваний. Беседа помогает человеку тесно сблизиться с каче­ственной основой собственной жизни, с тем, чем он обычно не делится с другими, что подобно большому секрету (в дан­ном случае — положительному).

Затем Ярлнес решил заняться более методичным иссле­дованием, проводя «пиковые беседы» (насыщенные диалоги, где предмет и состояние «пика» раскрывается в конкретных подробностях) с различными людьми, от лучших атлетов (включая золотых медалистов и чемпионов мира) до лидеров, руководителей и терапевтов, а также «обычных людей». В кон­це концов, это привело его к использованию пиковых бесед в качестве определённого терапевтического средства (это опи­сывается во второй части статьи). Он также занялся изучени­ем литературы и разработкой в рамках бодинамики приёмов и упражнений для терапии и личностного роста.

Одним из известных атлетов-призёров, с которыми Эрик Ярлнес проводил пиковые беседы, был Боб Бимон, американ­ская звезда «дорожки и ямы». Он испытал пиковое пережи­вание, когда прыгнул в длину на 8 м 90 см, установив ошело­мительный мировой рекорд в разреженном высокогорном воздухе Мексико-Сити на Олимпийских играх 1968 г.

Шестнадцать лет спустя, на Олимпийских играх в Лос-Анджелесе, Боб Бимон сказал Ярлнесу: «Это — будто прыжок сквозь преграду, бег в тоннеле со стенами из звенящей тиши­ны, время замерло, я полностью владею всеми мышцами, всем своим телом, мои ощущения ярки, пришло чувство радости и любви...» Хотя это переживание до сих пор осталось ярким, вначале Боб Бимон, даже не представлял, что именно про­изошло. Он был поражён случившимся не только сразу пос­ле прыжка, но и позже, пытаясь разузнать у всех подряд, что же с ним происходило. Никто не мог ответить — никто не знал, что. Продолжая искать ответ, Боб однажды наткнулся на книги Абрахама Маслоу. Только тогда он понял, что у него было пиковое переживание.

Многие, как и Боб Бимон, не представляют, что с ними произошло, и не осознают возможностей этого ресурса. В ос­новном, поэтому мы занялись изучением вопроса, можно ли (и как именно) применять пиковые переживания в терапии. В этой статье мы:

• Изучим определение пикового переживания, данное Маслоу, и сравним его с потоком, идеей позднее введённой Чиксентмихайи. Сравнив их с находками, сделанными в ис­следованиях Ярлнеса, мы придём к более полному определе­нию пикового переживания и перечислим признаки пика.

• Взглянём на различия и сходства между пиком и шо­ком, и взаимосвязи между ними. Для этого мы расскажем о терапии шоковой травмы, развитой в бодинамике.

• Прольём свет на телесные аспекты потока и пика.

• Рассмотрим пиковую беседу, разработанную Ярлнесом, не только в виде вводной беседы, но в качестве важного тера­певтического приёма.

• Опишем несколько терапевтических случаев, в которых работа с пиковыми переживаниями, на наш взгляд, полезна и даже незаменима.

1. Пиковое переживание и определение пика

В этой части статьи мы исследуем идеи пика и потока, имея в виду три следующих вопроса:

Во-первых: у каждого ли может возникать пиковое пе­реживание? Или чтобы пройти через пиковое переживание, нужно быть «психологически зрелым», как предлагает Мас­лоу?

Во-вторых: пик — это момент или процесс? Состояние бытия или подвижный поток?

В-третьих: пик — это нечто, происходящее само по себе, или его можно специально вызвать? Можно ли повторить пиковое переживание? Можно ли взрастить пиковое пережи­вание в процессе терапии или в повседневной жизни? И, если да, то что для этого требуется?

Дальнейший рассказ основан на исследованиях Маслоу, Чиксентмихайи и Ярлнеса. Из-за различий в их точках зре­ния задаваемые в беседах вопросы также различаются, а ре­зультаты сложно сравнивать напрямую, хотя все они одина­ково ценны для ответа на наши вопросы.


Маслоу: счастливейший момент http://www.peakstates.com/definition.html

Исходная идея пикового переживания была выдвинута Маслоу. Он был важным представителем гуманистической психологии, центральная концепция которой — «самоактуа­лизация» индивида. По Маслоу, пиковое переживание — не­отделимая часть самоактуализации человека. В своей книге «Психология бытия» (1968) он даёт следующее определение пика:

... эпизод или внезапная волна, в которой возможности человека текут все вместе особенным, целенаправленным и очень радостным образом, когда он более целостен и менее раздроблен, более открыт переживаниям, в которых он бли­же к своей собственной природе или наклонностям, более непринуждён и выразителен, полнее действует, более созида­телен, шутлив, полнее выражает себя, менее зависим от сво­их низменных инстинктов и т.д. В такие периоды человек ста­новится более всего собой настоящим, более могучим в про­ явлении своих способностей, ближе к сути своего Бытия, бо­лее всего человеком...

Маслоу описывает пиковое переживание достаточно общо, в основном цитируя артистов и философов, описыва­ющих свои переживания в мистических или религиозных выражениях, или же в категориях прекрасного.

Создаётся впечатление, что, хотя в теории у каждого существует возмож­ность пережить пик, на практике такие переживания насту­пают лишь у очень редких людей. Маслоу выделяет характер­ные черты «людей пика», хотя в более поздних работах стремится придать более «светский» облик переживаниям, допус­кая их в обыденности, в пределах досягаемости для большин­ства людей.

В восьмидесяти проведённых им исследовательских бесе­дах Маслоу сосредоточивается на счастливейшем моменте в жизни. Он указывает на момент или состояние, а не на про­цесс, и его описания тяготеют к статичности.


Чиксентмихайи: движение потока

Чиксентмихайи, в отличие от Маслоу, больше стремится заглянуть в динамику пикового переживания. Он изучал ты­сячи людей различного социального и культурного происхож­дения, и обнаружил, что не менее чем у тридцати процентов из них когда-либо были пиковые переживания. Он говорит о состоянии сознания — как о процессе, так и о моменте пика.

Определяя пиковое переживание, он произвольно называет его оптимальным переживанием, самоцельным переживани­ем или потоком (переживаний), как, например, здесь: Оптимальное переживание — это чувство того, что необ­ходимое умение и захватывающая вас задача уравновешива­ют друг друга, складываясь в целенаправленную упорядочен­ную систему поведения, из которой ясно, как нужно действо­вать. Сосредоточенность настолько сильна, что человек пе­рестаёт отвлекаться на второстепенное, и более не тревожит­ся сомнениями. Самосознание исчезает, а рамки времени ис­кажаются.

Его концепция потока показана на диаграмме ниже, где «вызов» (задача) и способности приходят в равновесие, по­рождая поток мощной энергии. Однако, если умение челове­ка в какой-то момент «слишком велико» для предстоящей задачи, он теряет интерес к деятельности, и начинает скучать; а если задача «не по силам», он испытывает тревогу.

Оба ва­рианта побуждают его снова вернуться в состояние потока, уже более качественного, чем тот, что был вначале.



Например, А — мальчик, который учится играть в тен­нис. На диаграмме показано состояние А в четыре разных момента.

Вначале (А1) его умение игры в теннис невелико, и единственная задача, стоящая перед ним — перебросить мяч через сетку. Ему это нравится, потому что степень слож­ности соответствует его начальным навыкам. То есть, он, вероятно, находится в потоке. Продолжая заниматься, он играет в теннис всё лучше, и от выполнения всё той же за­дачи начинает скучать (А2).

Затем, однажды он играет с луч­шим противником, и обнаруживает, что в теннисе существует больше захватывающих задач, чем он думал. В этот момент (АЗ), он начинает тревожиться из-за своей довольно сред­ней техники.

Ни тревога, ни скука не являются положительными пе­реживаниями, и А вынужден снова попасть в поток: из состо­яния А2 он может выбрать более сильного противника, соот­ветствующего его уровню, и попытаться его победить (А4).

Из АЗ он может повысить своё мастерство, больше занимаясь (А4). Как А1, так и А4 — состояния потока. Хотя А4 сложнее, чем А 1, оба доставляют ему равное удовольствие.

Эта динамика объясняет, почему деятельность в пото­ке ведёт к росту и открытиям. Суть потока — усложнение задач и развитие себя. Человек не способен долго радовать­ся одному и тому же. Оставаясь на одном и том же уровне, мы впадаем в скуку или в разочарование. Жажда удоволь­ствия приводит к действиям, расширяющим наши способ­ности, и к открытию новых способов реализации этих спо­собностей.

Чиксентмихайи определяет поток как момент, в котором соединяются процесс и результат: «Кажется, что действие не требует усилий; цель в потоке — необходимость продолжать течение». С его точки зрения, «оптимальные переживания» могут происходить чисто случайно. Однако чаще они проис­ходят вследствие упорядоченной деятельности человека, либо в результате способности создавать поток, или при их соче­тании. Таким образом, с его точки зрения вызвать или повто­рить пиковое переживание можно путём совершения актив­ных действий.


Процесс и момент

Однако в своём определении потока Чиксентмихайи сме­шивает идеи потока и пика. Опираясь на результаты наших пиковых бесед, мы предпочитаем проводить между ними раз­личие. Мы определяем поток как процесс, «работу на», или подготовку момента пика. Это процесс перехода в состояние наполненности мощной силой, повышающей вероятность достижения пикового переживания. К пику можно готовить­ся, но нельзя рассчитывать, что он случится в результате под­готовки.

Мы согласны с Чиксентмихайи в том, что на первый взгляд пики выглядят спонтанными, но при ближайшем рас­смотрении они часто являются результатом своего рода под­ готовки — «упорядоченной деятельности». На наш взгляд, вероятность пика можно повысить, как в обыденной жизни, так и в терапии, готовясь к нему (без гарантии, что он про­ изойдёт).

Основываясь на беседах Эрика Ярлнеса, мы предполага­ем, что пиковые переживания испытываются значительно большим процентом людей (чем тридцатью процентами со­гласно оценке Чиксентмихайи). По сути, мы думаем, что практически каждым человеком. Различие в результатах объясняется использованием разных подходов. Начальный вопрос в беседах Ярлнеса — узнает ли человек качества пика. Чиксентмихайи не проводил беседы, а делал случайную вы­борку из повседневных переживаний своих испытуемых, впоследствии выискивая в них черты потока.

Мы спрашивали многих, узнают ли они у себя пиковые переживания. Большинство сразу отвечало утвердительно. С некоторыми требовалась более долгая беседа. И лишь мень­шинство из тех, кто начинал с очень низкого уровня энергии (см. на диаграмме — слабое умение, простые задачи), сооб­щало, что вообще не испытывало пиковых переживаний, но определённо испытывало переживания потока. Подобно Мас­лоу, Ярлнес сосредоточивался на счастливейшем моменте, но при этом добавлял вопросы о динамике вхождения в пик и выхода из пика, сопровождающих сам пиковый момент. Об­ращение к этой динамике способно, на наш взгляд, помочь людям включить пиковые переживания в собственную жизнь, и таким образом повысить её качество.


Пиковое переживание и пиковая результативность

Скажем несколько слов о концепциях пиковых пережи­ваний и пиковой результативности, поскольку многие авто­ры их путают. В частности, совсем не проводит различий меж­ду этими понятиями Чиксентмихайи. На наш взгляд, пико­вая результативность имеет отношение в основном к спорту. Это высший успех в царстве соперничества, измеримый в сравнении по количеству, и в терминах победы и поражения. Пиковая результативность — это спланированная деятель­ность по целенаправленному сознательному улучшению не­обходимых навыков.

Пиковое переживание, однако, измеряется не количе­ственными, а качественными категориями. Оно само по себе уникально у каждого, и не сравнимо с пиками других. Оно относится к «бытию», а не к «деланию». Это и есть предмет нашей статьи.


2 . Признаки пика

На склоне лет мы представляем ценность лишь тому существенному,
что заклю­чено в нас, а если уж не заключено — то и вся жизнь впустую.
— К. Г. Юнг.

В итоге примерно трёхсот бесед, проведённых начиная с - 1982 г., Ярлнес обнаружил, что в пиковых переживаниях обыч­но присутствуют определённые признаки. Он выявил, что эти характерные черты относятся как к самым разнообразным переживаниям, так и к самым разным людям — чемпионам мира, золотым олимпийским призерам, чемпионам Дании, управленцам, военным, артистам и рядовым людям. Можно выделить десять основных черт, включая признаки пика Маслоу и Чиксентмихайи; некоторые из них — психологические, другие — телесные:

1. Изменённое восприятие времени, т.е. кажется, что вре­мя замедляется (останавливается или растягивается до беско­нечности), или, наоборот, ускоряется.

2. Изменённое или искажённое восприятие пространства; изменяются физические размеры или форма, например, лунка для гольфа внезапно становится размером с ванну, так что не промахнёшься. Переживание становится «обрамлённым», т.е. выпирающим из фона в мощном ореоле силы.

3. Обычно обостряются все чувства. Меняются все сенсор­ные ощущения: восприятие цвета, запаха и звука. Цвета мо­гут изменяться и становиться ярче; заснеженное дерево мо­жет «превратиться» в пышнозелёное; тишина может зазвенеть, а зрение обостриться.

4. Люди говорят, что испытывали надличностное, преоб­ражающее или религиозное переживание. Появляется ощу­щение благоговения, которое воспринимается как достиже­ние цели жизни и выражается как, например: «умри я прямо здесь и сейчас, это было бы замечательно».

5. Тело всегда участвует в переживании, иногда физичес­ки; может также изменяться восприятие тела, телесных ощу­щений и движений. Люди часто иллюстрируют рассказ о сво­ём пике движениями рук, показывая процесс расширения — чего-то большого, большего, чем они сами.

6. Переживание сопровождается чувством доброты, люб­ви, блаженства, лёгкости, единства, изящества тела (есть так­ же указания об уменьшении или полном отсутствии страха). Люди всегда помнят такой опыт очень ясно, как «вспышку»; хотя бы часть воспоминания остаётся кристально чистой, независимо от того, сколько лет прошло.

7. Пиковым переживанием нелегко поделиться; обычно оно воспринимается как что-то исключительно личное. Мно­гие чувствуют одиночество или изоляцию наедине с ним, если момент переживания был не на глазах других людей; иногда даже застревают в нём.

8. Появляется внутреннее чувство осмысленности, по­добное получению «послания», обнаружению направления или смысла жизни; бывает слышен голос, обращённый к че­ловеку.

9. Деятельность, в связи с которой произошёл пик, обыч­но бывает целенаправленной.

10. В переживание вовлечён высокий уровень энергии или сильный заряд.

Эти черты приводят нас к следующему описанию пико­вого переживания:

Пиковое переживание — это миг, когда человек чувству­ет, что всё объединяется, когда он ощущает чрезвычайный восторг великого достижения. Это переживание, раздвигаю­щее границы, даже когда оно не приводит к золотой медали. Пиковое переживание — одно из величайших событий в жиз­ни, когда нормальное восприятие расширяется так, что ста­новится возможным лежащее за гранью обычных способно­стей. Это переживание, в котором время замирает, размер и форма выглядят по-другому; цвета становятся ярче. Есть чув­ство доброты, блаженства, открытости и любви; ощущение преображения. Человек не может ни с кем поделиться под­робностями пикового переживания, но в точности помнит его, оно всегда ясно.


3. Различия и сходства между пиком и шоком

Опираясь на бодинамический анализ, мы обнаружили, что существует связь и поразительное сходство (хотя есть и раз­личия) между пиковыми переживаниями и так называемыми шоковыми переживаниями. Опишем понятие шока с точки зрения теории шоковой травмы из бодинамики.

Шок определяется как травматическое событие со следу­ющими признаками:

• ситуация действительно угрожала жизни (или воспри­нималась клиентом как таковая);

• ситуация не проработана, или у клиента не было воз­можности соответственно отреагировать на ситуацию (или заново пережить её), т.е. с вовлечением «я» и биологических рефлексов ориентировки, борьбы или бегства, которые род­нят нас со многими животными;

• вместо этого клиент проявлял глубинную и примитив­ную инстинктивную реакцию оцепенения/замирания.

Экстраполируя данные, полученные при изучении живот­ных, мы допускаем, что во внезапной опасной ситуации люди инстинктивно реагируют одним из трёх способов:
— нападени­ем,
— бегством или
— замиранием.

Это реакции выживания; и здесь следует добавить, что выжить удаётся не всем.

Бодинамика, вслед за Левиным, исходит из предположе­ния, что шок — на самом деле разновидность застывания в ситуации, в которой человек был лишён возможности движе­ния (реакции борьбы или бегства). Это проявляется в
— оцепе­нении,
— частичном «выходе из тела» (диссоциации) и
— «удер­жании в напряжении» определённых мышц.

Впоследствии телесное застывание в ситуации распространяется на жизнь человека; застывание становится образом жизни, и человек отказывается от активной деятельности. Результат — снижен­ное качество жизни.

Например, когда в 1995 г. в Балтийском море тонул паром «Эстония», многие юноши и девушки, сидящие у барной стой­ки, оцепенели и так и не сдвинулись со своих мест в рестора­не на верхней палубе. А другие двигались, спасаясь с корабля (реакция бегства), и в итоге спаслись.

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/353901.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/354916.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments