Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Бодинамика

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/354916.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/355654.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont

Бабетта Ротшильд,
Эрик Ярлнес

ПОСТ-ТРАВМАТИЧЕСКИЙ СТРЕСС И НАРУШЕНИЕ СОГЛАСОВАННОСТИ РАБОТЫ ОТДЕЛОВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

ПСИХОФИЗИЧЕСКИЙ ПОДХОД


Nervous System Imbalances and Post - Traumatic Stress: a Psycho - Physical Approach by Babette Rothschild & Erik Jarlnaes

Перевод М. Ораевской


Вступление

Тело и разум тесно связаны. Нигде это не проявляется так явно, как в ответе человека на стресс и травму. Эта статья ос­вещает психофизические реакции на травму и представляет интегративный терапевтический подход к лечению посттравматического стрессового расстройства.


Связь мозга и нервной системы со стрессом

Стоит только прочесть основную литературу, посвящён­ную функциям мозга, нервной системе и физиологии стрес­са, сразу становится понятно, что разум и тело, несомненно, связаны.

На сильный стресс и травму — эмоциональную и физическую — мозг отвечает активацией симпатической ветви (СНС) автономной нервной системы (АНС) (В русском языке более принято название вегетативная нервная система. — Примечание редактора) и таким обра­зом делает тело способным реагировать. Это инстинктивная реакция, регулируемая гипоталамусом и лимбической систе­мой — областями мозга, которые вырабатывают гормоны, стимулирующие активацию СНС.

Эта активация СНС ха­рактеризуется, в числе прочего,
— повышенной частотой серд­цебиения,
— расширением зрачков,
— расслаблением гладкой мус­кулатуры, что уменьшает сопротивление дыханию,
— расслаб­лением и торможением работы мышц пищеварительного тракта,
— снижением интенсивности мочевыделения,
— сжатием кровеносных сосудов кожи,
— повышением силы и активности скелетных мышц (см. Bloch, 1985).

Такая активация подготав­ливает тело к ответу на стрессор/угрозу. Если стресс или трав­ма пролонгированы, может активироваться также парасим­патическая ветвь АНС (ПНС), что может привести к симпто­мам ослабленности, в том числе
— замораживанию,
— неподвиж­ности и
— обмороку.


ПТСР и Автономная Нервная Система

Все мы переживаем травматические события в нашей жизни, но не все из нас страдают от состояния, известного как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Четвертая редакция Диагностического и Статистического Руководства (ДСМ-4) Американской Психиатрической Ассо­циации (АПА) предполагает, что ПТСР развивается при:

(...) воздействии экстремальных уровней стресса, включа­ющих
— прямой личный опыт события, связанного с фактичес­кой или угрожающей смертью, ранением или угрозой физи­ческой целостности;
— участии в событии, связанном со смертью, ранением или угрозой физической целостности другого человека;
— или если человек узнаёт о неожиданной или насиль­ственной смерти, серьёзном вреде или угрозе смерти или ра­нения, испытанных членом его семьи или другим близким человеком (...) (см. АРА, 1994).

Однако не все пережившие столь травматические собы­тия будут страдать ПТСР, в то время как некоторые люди, пе­режившие события меньшей степени травматичности, разо­вьют симптомы ПТСР. Почему?

Между событием травмы и ПТСР существует множество промежуточных ступеней. На которую из них «приземлится» человек, переживший травму, зависит от степени активации автономной нервной системы, а также того, насколько полно и как быстро система разря­жается и расслабляется.

(Все последующие иллюстрации вымышлены; каждая си­туация является смесью нескольких клиентских опытов для сохранения конфиденциальности).

Иллюстрация 1: Вскоре после автокатастрофы бригада скорой помощи прибыла на место аварии и вытащила женщину из ис­корёженного автомобиля. У неё были только незначительные повреждения. Бригада была обучена обращению с переживши­ми травму и смогла дать женщине эмоциональную поддержку; продолжая обрабатывать её раны и лечить проявления медицин­ского шока, они также смогли эмпатически ответить на её страх. Её муж быстро приехал в больницу и был способен позаботить­ся о ней, поддержать её, когда она с плачем рассказывала о сво­ём пережитом испуге. В данном случае была оказана адекватная помощь и поддержка. Женщина смогла выразить свой ужас, что позволило снизить активацию СНС. ПТСР не наступило.

Иллюстрация 2: Мужчина подвергся нападению; таксист держал его на острие ножа на безлюдной улице. Несмотря на стрессо­вую ситуацию, мужчина смог опереться на свой профессиональ­ный опыт общения с трудными подростками. Он понял, что юноше нужны только его деньги и его жизнь вне опасности. Он отдал нападавшему кошелёк, и тот скрылся.

Травматичное событие? Да. Но активация СНС в момент травмы была очень низкой благодаря профессиональному психологическому опыту, позволившему потерпевшему вос­принимать степень угрозы как низкую.

Иллюстрация 3: Молодая женщина была изнасилована, сбежа­ла и добежала до дома, чтобы вызвать полицию. Полицейские поддержали её, также как и женщина — прокурор, проведшая её через весь судебный процесс, и её семья.

У этой женщины было гораздо меньше затяжных проблем, чем у большинства изнасилованных женщин, не получивших такой поддержки.

Иллюстрация 4: Молодую женщину на улице преследовали двое мужчин, но ей удалось побежать и оторваться от них. Она добе­жала до полицейского участка, который, как она знала, был не­подалёку.

Высокая степень активации СНС, в сочетании с доступ­ными этой женщине физическими и психологическими ре­сурсами, привели к формированию эффективного рефлекса бегства и успешному спасению. Активность СНС пришла в норму вскоре после прибытия в полицию.

Последствия травматического события иногда могут быть быстро разрешены, если оказана адекватная помощь и дос­тупен эмоциональный контакт, или если у человека есть для этого внутренние ресурсы, физические и психологические. ПТСР является признаком того, что СНС всё ещё находится в состоянии активации и готова реагировать на событие как на стресс и травму, даже если оно таковым не является. «Трав­ма свидетельствует, что нервная система мобилизовала тело для ответа на угрозу и не вернула тело к нормальному уров­ню функционирования» (см. Levine, 1992).


ПТСР как психофизическое состояние

Травма — это событие (т.е. изнасилование, нападение, хирургическая операция, авария) или серия событий (т.е. война, инцест, насилие в семье, пытки). Посттравматический стресс является психофизическим состоянием, форми­рующим реакцию человека на это событие, когда нервная си­стема не способна вернуться к нормальному уровню функ­ционирования.

ПТСР возникает, если под воздействием очень тяжёлой травмы или накопления травматического опыта нервная система приходит в такой дисбаланс, что по­вседневное нормальное функционирование оказывается нарушено. Симптомы, указанные в ДСМ-4 в связи с дисба­лансом в АНС при ПТСР, включают:
— трудности со сном,
— раз­дражительность,
— проблемы с концентрацией внимания,
— по­вышенный тонус,
— повышенный порог возбуждения (см. АРА, 1994).

К этому списку мы хотели бы добавить
— тяжёлую, ус­тойчивую, обычно диффузную тревогу,
— панические атаки, а также
— многие (если не все) фобии, особенно агорафобию (см. Levine, 1992).

Иллюстрация 5: Молодой мужчина обратился за помощью к пси­хотерапевту из-за стойких симптомов нарушения сна в сочетании со страхом оставаться одному ночью. Он чувствовал, что «ночью он исчезает». Он ходил босиком по холодному полу, принимал холодный душ, или гладил свою собаку, чтобы почувствовать, что он «здесь». В течение дня он испытывал трудности с концентра­цией внимания на работе. Эти симптомы появились вскоре пос­ле смерти его дяди. Стали появляться фрагментированные обра­зы его дяди, подвергающего его сексуальному насилию. Клиент надеялся, что эти образы были просто фантазиями.

Типичные симптомы ПТСР, демонстрирующие актива­цию и дисбаланс АНС, сочетаются в этом случае с образа­ми, которые могут относиться к забытому событию травмы. В такой манере обычно проявляется отсроченный дебют ПТСР.

Иллюстрация 6: Год спустя после аварии, молодая женщина была всё ещё не способна вернуться к работе. Физические травмы были вылечены, но она боялась садиться за руль. И даже когда она была пассажиркой, она покрывалась холодным потом, у неё начиналась дрожь и гипервентиляция. Дома у неё не возникали панические атаки, но она была беспокойна и легко возбудима.

Агорафобия с корнями в ПТСР. Здесь мы снова видим типичные симптомы активации АНС. Причиной этого состо­ яния видимо является авария.

Травматическое событие только провоцирует ПТСР, а не является его корнем: «прежде чем разовьётся ПТСР, должен произойти нейрофизиологический ответ на травму» (см. Scrignar, 1988). Корень ПТСР — это комбинация
— состояния АНС в момент травматического события (наличие или отсут­ствие дисбаланса в АНС из-за предшествовавшей неразре­шённой травмы),
— психологической интерпретации события (связанной с прошлым опытом) и
— физических и психологи­ческих ресурсов, доступных человеку на момент травмы.


Иллюстрация 7: Сильный человек, способный бороться, скорее всего, будет менее травмирован попыткой уличного ограбления, чем слабый пожилой человек или маленький ребёнок, у кото­рых недостаточно физических способностей к самозащите.

Доступные физические ресурсы отчасти зависят от уров­ня моторного развития человека: дети, лица с ограниченны­ми физическими возможностями и пожилые люди имеют меньше физических ресурсов, доступных им в ситуации травмы, из-за физических ограничений, связанных с возра­стом.

Человек может быть ещё более ограничен в физичес­ких ресурсах из-за
— слабого здоровья,
— недостаточной заботы о своём физическом состоянии, или
— подавленных моторных ресурсов.

Моторные ресурсы могут быть подавлены из-за
— задержки в развитии или
— ранее пережитого травматическо­го опыта.

Иллюстрация 8: Жертве изнасилования, неуспешно попытав­шейся оттолкнуть насильника, может быть ещё труднее оттолк­нуть атакующего снова. Мышцы, необходимые для отталкива­ния, становятся слабыми из-за «принятого решения» о том, что отталкивание не помогло или сделало ситуацию хуже.

Иллюстрация 9: Старший ребёнок или взрослый может иметь сниженную способность убегать из угрожающей ситуации (сни­женный рефлекс убегания) из-за прежней травмы, когда возмож­ность убегать была ограничена или воспринималась как неосу­ществимая, или если он не был ещё способен убегать (по уров­ню моторного развития), или если он вырос в среде, где бегство по какой-либо причине не одобрялось.


Психофизический подход к лечению ПТСР

Телесные психотерапевты, которые особым образом обу­чены
— анатомии,
— сенсорному осознаванию,
— физиологии стрес­са,
— психомоторному развитию и
— психологии развития имеют преимущество в лечении ПТСР.

Им доступны инструменты и знания как психотерапевта, так и телесного психотерапев­та. С точными знаниями о том, как тело и разум отвечают на стресс, они могут помочь страдающим от травмы излечить и тело, и душу.


Восстановление баланса в работе АНС

Основной инструмент для телесного психотерапевта в ра­боте с ПТСР — это уменьшение дисбаланса работы АНС через телесное осознавание. ПТСР сопровождают неприятные, иног­да пугающие физические ощущения:
— нервозность,
— беспокойность,
— тревога,
— нарушения работы сердца,
— головокружение,
— приливы жара,
— приливы холода,
— непостоянство температуры и пр.

Это всё симптомы дисбаланса АНС, которые могут воз­никнуть из-за травмы; некоторые из них — проявления акти­вации СНС, а некоторые — ПНС. Перенёсшие травму обычно хотят замаскировать или «избавиться» от этих ощущений, пре­рывая связь между телом и разумом с помощью:
— наркотиков,
— неистовой активности, даже
— само-деструктивного поведения.

Однако способ освободиться от этих симптомов — как раз в том, чтобы изучить их, сфокусировать на них внимание, а не убегать от них. В результате, к удивлению клиента, интенсив­ность этих ощущений обычно падает, со временем они исче­зают, и появляется ощущение самоконтроля.

Иллюстрация 10: Молодая женщина страдала от симптомов ПТСР — тяжёлых панических атак и агорафобии. После неко­торого обучения телесному осознаванию она испытала «самую ужасную паническую атаку в её жизни». Она смогла описать на языке тела течение этой атаки: что происходило с её дыханием, сердцебиением, мышцами, температурой, когда начиналась тре­вога. Она закончила рассказ так: «и тогда мне стало очень тепло во всём теле, и всё закончилось». Атака длилась всего 1-2 мину­ты. Она очень гордилась собой, это был первый раз в её долгой истории панических атак, когда она смогла проследить весь путь развития и завершения тревоги и поняла, что этот опыт длился очень короткое время. Она больше не боялась снова испытать паническую атаку, так как чувствовала, что может её контроли­ровать. И действительно, у неё больше не случались паничес­кие атаки, и ей стало проще справляться с приступами тревоги меньшей интенсивности, которые случались всё реже.

Следуя за телесными ощущениями и осознавая их, мож­но также прийти в контакт с неразрешённой травмой, кото­рая является их причиной. Часто когда телесное осознавание медленно и аккуратно налаживается, перенёсший травму кли­ент может начать испытывать физические импульсы, связан­ные с защитными движениями, которые он не мог завершить в ситуации травмы: бег, отталкивание, свёртывание, пр. Если дать ему возможность следовать за этими импульсами, он обычно будет демонстрировать некоторые симптомы актива­ции АНС, и если его поддержать в том, чтобы следовать за импульсом до его завершения, иногда активно, иногда с те­лесным осознаванием, то происходит снижение активации АНС и повышение ясности в отношении травматической си­туации (см. Levine, 1992, Jorgensen, 1992).


Диссоциация

Важной психофизической особенностью ПТСР, затрудня­ющей лечение, а иногда и диагностику, является диссоциация.

Диссоциация — это первая линия защиты человека в ситуа­ции травмы (см. Levine, 1992). Диссоциация подразумевает разделение или расщепление, и может затрагивать:
— полнос­тью или частично память о событии травмы,
— эмоции или эмо­циональное значение этого события,
— физические ощущения,
— движения,
— мускульную координацию, связанную с событием, а в крайних случаях и
— части тела (конверсионная истерия) или личности (множественная личность), вовлечённые в событие.

Иногда физические симптомы (т.е. боли, тики, онемение, необъяснимое с медицинских позиций) происходят из «забы­той» травмы. Мы использовали термин «забытый» в кавыч­ках, поскольку из наличия физических симптомов следует, что тело ничего не забыло!

Некоторые наиболее сложные случаи ПТСР связаны с диссоциацией событий, которые были или слишком ошеломляющими, или/и случились раньше, чем появилась способность их сохранить в вербальной памяти. Однако они остались в памяти тела в виде ощущений, обра­зов и символов.

Возрастает количество свидетельств тому, что то, что мы называем
— психозом,
— шизофренией,
— пограничным психозом, а также
— другие тяжёлые расстройства психики осно­вываются на ранней травме и могут быть в действительности случаями диссоциации при ПТСР. (см. Famularo, Kinscherff& Fenton, 1991; Herman, 1990 and 1992; Watson, 1989; Heins, Gray & Tennant, 1990).

Иллюстрация 11: У женщины с пограничным расстройством личности (см. DSM IV, 1994) были физические симптомы нео­жиданного упадка сил, истощения, которое она связывала с хирургической операцией, во время которой, как она подозрева­ла, она подверглась сексуальным домогательствам, находясь под анестезией. После некоторой работы с физическим ощущени­ем истощённости (которое, видимо, было воспоминанием тела об анестезии) она вспомнила факт сексуального насилия над ней в детстве, и позже поняла, что операция, хоть и была вторжением (как и всякое хирургическое вмешательство в силу необхо­димости), но не была связана с сексуальным насилием. Хирур­гическое вмешательство было воспринято ею так из-за диссо­циированной детской травмы.

Иллюстрация 12: Мужчина пожаловался на физический симп­том боли в руке. Он связывал эту боль со своим дискомфортом в контакте (при прикосновении), после чего он открыл, что был ограничен и в другой области контакта — в зрении. Боль в руке исчезла, когда по ассоциации всплыло такое воспоминание: в юности его ударили ножом в правый глаз, а он попытался за­щитить его рукой. Он почти полностью потерял способность видеть этим глазом. Рассказывая подробно это новое воспоми­нание, он покрылся холодным потом и начал дрожать (актива­ция АНС). Он не осознавал, что это событие травмировало его, и что его тело до сих пор было в состоянии травмы.


Узнать и принять мудрость тела

Очень важно помочь пережившему травму узнать и при­нять мудрость его тела. Симптомы ПТСР могут быть очень неприятными, особенно диффузная тревога и панические атаки, от которых многие страдают. Но в симптомах заложен ключ к излечению и разрешению травматического опыта. Большинство самых неприятных симптомов вызваны акти­вацией СНС. Это естественная защитная реакция тела на уг­розу, подготавливающая тело к бегству или борьбе. Однако, если эта реакция продлена, она становится дезадаптивной и может привести к психологическим и физическим болезням (см. Bloch, 1985). Реакция ПНС, обычно замораживание и омертвение, тоже может быть подходящим защитным меха­низмом, но имеет тенденцию служить не столько адаптации, сколько смирению с ситуацией (см. Wiepkema & Schouten, 1992).

Можно помочь пережившему травму понять его тело и телесные симптомы через телесное осознавание.(То есть, как обычно: клиент — неразумный ребёнок, а терапевт — заботливый отец) Через точ­ное осознание тела можно испытать импульсы силы и выжи­вания, которые есть в активации СНС. Фокусируя осознавание на симптомах, а не маскируя и не подавляя их, можно добиться их уменьшения. Фокусировка осознавания позволяет ассоциировать то, что было диссоциировано, помогает человеку быть целостным, а не фрагментированным.

Напри­мер, если принять симптом гипервозбудимости, его можно оценить как важный способ защиты.

Иллюстрация 13: Сорокалетняя женщина не могла говорить «СТОП» или «НЕТ», когда сталкивалась с романтическими на­мерениями мужчин. Она говорила, что мужчине достаточно при­коснуться к ней, и она теряла все силы к сопротивлению. Её руки опускались. 12-тилетней девочкой она подверглась физическо­му и сексуальному насилию, и не была достаточно сильной, что­бы оттолкнуть нападавшего. Во время работы с этой травмой ощущения вернулись в её руки и она смогла ими отталкивать. При последующих романтических встречах она могла говорить «НЕТ» и «СТОП», когда хотела, и даже смогла в буквальном смысле оттолкнуть агрессивного поклонника!


«Пере-принять» «иррациональные» решения

Та часть телесно-ориентированной психотерапии ПТСР, которая касается работы с психикой, включает помощь чело­веку в том, чтобы постепенно вспомнить травму и, что особен­но важно, забытые чувства, события и настроения, которые были до, во время и после события травмы. В этом ассоциа­тивном процессе центральное место занимает обнаружение решения, принятого во время или вскоре после травмы. В каж­дой травме всегда есть хотя бы одно забытое, обычно крити­ческое, жизненное решение (см. Ollars, 1992).

Примеры:
«Когда я злюсь, люди исчезают — значит, я никогда больше не буду злиться»
«Я больше никогда не буду счастлив»
«Если бы я не вышел из дома, ничего бы не случилось, — зна­чит, я больше никогда не выйду из дома»
«Я всегда должен быть настороже»
«Когда я забочусь о себе, происходит что-то ужасное»
«Я пожертвую карьерой, если выживу»
«Если я получу удовольствие, я испытаю боль»
«Я больше никогда не полюблю» И т.д.

Очень важно эти решения распознать. Хотя они были при­няты в травмирующей ситуации для выживания, они распрос­траняются на последующую жизнь человека и снижают её качество.

Решения, принятые под таким давлением, обладают своей «логикой травмы». Две и более идей сливаются, даже если они фактически не подходят друг другу. В результате — катастрофа, когда решение не только не срабатывает, но и отвлекает человека от его жизни. С не травмированной, объек­тивной точки зрения, эти решения могут показаться глупы­ми и ребяческими, но необходимо помочь пережившему трав­му ценить его логику в той травмирующей ситуации. Эти ре­шения принимаются исходя из доступных в тот момент ре­сурсов, а в травматических обстоятельствах ресурсы часто ограничены.

Например, человек решает: «я больше никогда не обра­щусь за помощью». Его боль была невыносима, когда его от­вергли, физически унизили или оскорбили. Но для жизни может быть губительным — стать неспособным обращаться за помощью, когда это необходимо.

Женщина может выжить в ситуации изнасилования, ос­таваясь тихой и замерев, но это ограничивает жизнь, если она замораживается каждый раз, когда нарастает стресс.

При работе с травмой недостаточно воскрешать потерян­ную информацию и излечивать тело. Также необходимо об­наружить решения, которые сделал человек в ситуации трав­мы, и помочь ему принять новые, более жизнеутверждающие решения.

Иллюстрация 14:
Тридцатилетняя женщина переходила улицу, и в этот момент её сбила машина. Женщина сломала ногу. В мо­мент аварии она приняла решение: «Переходить улицу опасно, я больше никогда не буду этого делать». Она забыла (диссоции­ровала) это решение, переместив его в область бессознательно­го. Полтора года спустя, неожиданно и без видимой причины у неё парализовало ноги; она больше не могла ходить — в том чис­ле и через дорогу. Врачи не обнаружили медицинских причин паралича, и она обратилась к психотерапевту. Выяснив подроб­но анамнез, терапевт заподозрил, что паралич является симп­томом ПТСР, скорее всего возникшего вследствие аварии. В ходе терапии было обнаружено (ассоциировано) это решение боль­ше не переходить улицу. Психотерапевт помог женщине принять новое решение, буквально «пере-принять» прежнее, парали­зующее. Дальнейшая терапия была направлена на восстанов­ление подвижности с помощью специальных двигательных уп­ражнений.

Чрезвычайно важно обнаружить такие бессознательные решения. Понимание их и связывание с опытом всегда при­водит к уменьшению или даже устранению симптомов.


Психомоторное вовлечение

Травма создаёт особенный паттерн мышечного напряже­ния. Каждый паттерн индивидуален, но телесный психотера­певт, понимающий анатомию и способность мышц к реаги­рованию, может распознать мышцы, ставшие слабыми или перенапряжёнными. Обучение клиента тому, как пользоваться этими мышцами снова, расслабляя перенапряжённые и тре­нируя слабые, помогает не только улучшить здоровье и теле­сную гармонию, но также наладить связь тела и разума для воспоминания/ассоциирования травмы. Повторяя заблоки­рованные движения, человек, потерявшийся в травме, часто может запустить воспоминания и связанные с ней эмоции.


Иллюстрация 15: Сорокапятилетняя женщина испытывала па­нику почти каждый раз, когда занималась любовью со своим мужем. Исследование, включавшее телесное осознавание, выявило, что паника начиналась, когда она наклоняла голову на­зад, обычно перед оргазмом. В работе с этим движением она вспомнила, что подверглась физическому и сексуальному насилию в возрасте 15 лет. Мужчина напал на неё и удерживал её тем, что лёг на неё. Чтобы оттолкнуть его, ей приходилось выталки­вать тело вверх и сгибать голову назад для усиления действия рычага, как это делает борец. Этот травматический опыт всплы­вал с её мужем, когда она делала то же движение. В терапевти­ческой работе она училась двигать головой вперёд и назад, при­нимая ту тревогу, которая всплывала, набираться силы в руках, чтобы отталкивать. Также она прорабатывала другие физичес­кие и эмоциональные аспекты нападения.


Иллюстрация 16: Молодой человек испытывал тошноту во вре­мя тренировок в спортзале, особенно когда двигались его три­цепсы, которые были слабые и дряблые. В терапии при работе с этими мышцами (в упражнениях с отталкиванием) тошнота вер­нулась. Со временем он вспомнил, что в возрасте 10 лет на него напал мальчик постарше и, прижав к земле, ограбил его. Тогда он не был достаточно силён, чтобы оттолкнуть обидчика. Муж­чина вспомнил свой вывод о том, что он никогда не сможет от­ толкнуть обидчика; он сдался. В терапии он смог приобрести силу и уверенность в своей способности отталкивать руками. Когда он добился этого, тошнота, которую он испытывал на тре­нировках, исчезла.

Психомоторная работа может также помочь восстановить рефлексы, которые были потеряны, диссоциированы, или от которых отказались вследствие травмы. Когда ориентировка (определение источника угрозы) не помогла избежать трав­мы, часто «замораживается» шея. Естественный рефлекс бег­ства может быть подавлен, если человек не смог убежать. Ра­бота с подавленными рефлексами (бегства, борьбы, ориенти­ровки, пр.) всегда активирует АНС и должна проводиться с большой осторожностью. Но восстановление этих рефлексов в ходе аккуратной работы с телом и психотерапии дадут пе­режившему травму телесный якорь восстановленной способ­ности к инстинктивному реагированию (см. Jorgensen, 1992, Ollars, 1992).


Иллюстрация 17: Молодая женщина чувствовала тревогу всякий раз, когда ей нужно было принимать решение. Она не могла от­личить важное решение от незначительного. Она оказывалась сбитой с толку, слабой, её бросало в холодный пот, когда она сталкивалась даже с самыми простыми задачами. Несколькими годами раньше, в позднем подростковом возрасте, она была единственным свидетелем тяжёлой автокатастрофы на сельской дороге. Она не могла решить, бежать ли за помощью (в 15 ми­нутах от места аварии) или пытаться вытаскивать выживших, находившихся в машине без сознания. Она движениями описывала свою внутреннюю борьбу при принятии решения. Она при­няла решение бежать за помощью, так как была маленькой и быстрой, но не очень сильной. Когда она вернулась на место аварии с полицией, она с ужасом выяснила, что за время её от­сутствия одна машина загорелась и все находившиеся внутри погибли.

Медленная работа с телесными симптомами, которые пробуждались при принятии решений, и аккуратное исследова­ние психологических последствий помогли ей простить себя и признать, что она приняла единственно верное решение в тот момент. Постепенно она смогла отделить тот чрезвычайный слу­чай от текущих ситуаций принятия решений. Она научилась раз­личать степень важности различных решений (ведь не все ре­шения касаются жизни и смерти); это позволило ей впервые за многие годы принимать решения без физических или эмоцио­нальных затруднений.


Телесная психотерапия может быть полезным дополнением другого вида лечения

Психологические трудности, возникающие в результате травм развития (дисфункциональные семьи, школьные про­блемы, пр.) и в результате шоковой травмы нужно разрешать с помощью разных подходов.

Наиболее эффективными спо­собами работы с травмами развития являются конфронтация - и интенсификация (углубление) возникающих эмоций. Кон­фронтация при работе с шоковой травмой может привести к дальнейшей травматизапии клиента, а поощрение в усилении переживаний эмоций к эмоциональному кризису (см. Marcher & Levine, 1992).

Телесная психотерапия как самостоятельная психотерапев­тическая модальность может быть использована для работы с обоими видами травм. Она также может стать эффективным дополнением при использовании психотерапии других модаль­ностей. Психиатр, психолог или психотерапевт может напра­вить своего клиента с ПТСР или другими, связанными с телом травмами/проблемами, к телесному психотерапевту. При этом он может сопровождать своего клиента на эти сессии для обес­печения его поддержки ввиду сформировавшихся у них отношений переноса (так же, как мать может сопровождать своего ребёнка на приём к доктору).

Можно также перемежать регу­лярные терапевтические сессии с периодическими сессиями у телесного психотерапевта, интегрируя новый материал в работе в привычной для клиента модальности.


Заключение

Нарушение согласованности работы нервной системы, являющееся признаком ПТСР, может быть с успехом облег­чено, что даёт пережившему травму возможность вспомнить и интегрировать значение травмы в свою жизнь. Минималь­ный результат — это восстановление дотравматического уровня функционирования — физического и психологичес­кого. Однако наиболее часто развивается множество новых ресурсов, так что клиент чувствует общее повышение способ­ности совладания с жизненными ситуациями.


РЕКОМЕНДОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

American Psychiatric Association. DSM-IV Diagnostic and Statistical Manual o f Mental Disorders Fourth Edition (Washington, D.C.: American Psychiatric Association, 1994).

Bloch, G., Ph.D. (1985). «Body and Self: Elements of Human Biology, Behaviour, and Health» (William Kaufmann, Inc.. California, USA).

Famularo, R., M.D., Kinscherff, R., Ph.D., & Fenton, Т., Ed.D. (1991). «Post-Traumatic Stress Disorder among Children clinically Diagnosed as Borderline Personality Disorder». The Journal of nervous and Mental Disease, Vol. 179, N o.7.

Heins, Т., Gray, А., & Tannant, М. (1990). «Persisting Hallucinations Following Children Sexual Abuse». Australian and New Zealand Journal of Psychiatry, Vol. 24.

Herman, J., M.D. (1992). «Trauma and Recovery». Basic Books, USA.

<и>Herman, J., M.D.</и> (1990). «Borderline Personality Disorder: a PostTraumatic Stress Disorder». Conference on Borderline Personality Disorder: Diagnosis, Etology and Treatment, Amsterdam.

Jorgensen, S. (1992). «Bodynamic Analytic Work with Shock/PostTraumatic Stress». Energy & Character 23(2). См. в настоящем сборни­ке статей (прим. редактора).

Levine, P., Ph.D. (1992). «Transforming Trauma, Giving the Body Its Due». In Giving the Body Its Due (Suny Series) (New York: State University o f New York Press).

Marcher, L., & Levin, P., Ph.D. (1992). «Developmental and Shock Trauma». Body-Psychotherapy of the Art of Contact. Verlag B. Maul, Berlin, Germany.

Ollars, L. (1992). «Bodynamic Analytic Work with Assault and Abuse». Energy & Character 25(1). См. в настоящем сборнике статей (прим. редактора).

Scrignar, С .В., M.D. (1988). Post-Traumatic Stress Disorder: Diagnosis, Treatment and Legal Issues. Bruno Press, Louisiana, USA.

Watson, Paddy Burges, MRC Psych. (1989). «А Tormented Mind: clinical and Theoretical Im plications of Overwhelming Life Events». Australian and New Zealand Journal of Psychiatry, Vol. 23.

Wiepkema, P.R., & Schouten, W. (1992). «Stereotypes in Sows during Chronic Stress». 2nd European conference on Traum atic Stress, Psychotherapy and Psychosomatics, Vol. 57.


Назад: http://healthy-back.livejournal.com/354916.html
Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/355654.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments