Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Бодинамика

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/359519.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont

Выберите два упражнения

Однако тренировка эго-навыков — не быстрое и не простое решение проблемы. В каждом человеке живет множество сильных паттернов, которые либо лишают нас некоторых из этих навыков, или затрудняют доступ к ним. Восстановление этих ресурсов требует тренировки, и ещё раз тренировки. И мы обнаружили, что с помощью ежедневных тренировок нескольких упражнений, затрагивающих фундаментальные ресурсы, люди могут запустить процесс глубинных изменений:

Я всегда говорю, что это не так уж и просто. Это вам не увеселительная прогулка! Простого способа тут нет. Даже когда вы интернализуете навыки, остаются паттерны, лишавшие нас этих навыков, и эти паттерны сильны. Но в тот момент, когда вы понимаете, что возможно однажды соприкоснуться с этим, ваша система уже знает, что можно сделать это снова, даже если вы будете терять эти навыки время от времени. Как только вы нашли конкретный способ добиваться этого, его можно использовать как инструмент.

Я знаю, что если люди после семинара или терапевтической сессии выбирают всего лишьдва упражнения, которые действительно затронули здоровый потенциал внутри них; и используют их, начинают выполнять их несколько раз в день, и продолжают так несколько месяцев, это запускает глубинный процесс изменений, помогающий вернуться к себе, вернуть целостность.

Следующий пример иллюстрирует преимущества использования этой стратегии, которые смогла получить одна участница семинара, которая затем стала клиентом.

Эта женщина посещала семинар «Заботясь о других — заботиться о себе», о котором я рассказывала ранее. Семинар обучает особым упражнениям, поддерживающим ощущение центрирования, заземления и базовые навыки контакта.

Она сразу ощутила, что в этих телесных упражнениях может приобрести что-то очень важное для неё. После семинара она выбрала для ежедневных тренировок упражнения на заземление и центрирование, делала их несколько раз в день, и испытала, как по-новому она может прийти в контакт с собой.

Год спустя она участвовала в семинаре, обучающем терапевтической работе с шоковыми паттернами. В её терапии точкой отсчёта было то, что она ощущала огромную разницу между задней и передней частями тела. Более близкое исследование этих ощущений привело её в контакт с воспоминаниями того, как в детстве и юности её унизили и отправили к врачу из-за лишнего веса и из-за того, что она рано достигла половой зрелости. Она вспомнила ужасный опыт того, как её выделили, выставили на показ, как над ней насмехались и её мать, и врач. Какая- то часть этого опыта была повреждающей и вызвала шоковые реакции.

В терапии я помогла ей обрести ощущение некоторых поддерживающих мышц в спине, что помогло ей выдвинуть грудину вперёд. Когда она толкала грудину вперёд, преодолевая сопротивление моей руки, поднялось много силы и гнева. Это привело к импульсу выталкивать стыд и отвержение матери из своего тела. Посреди работы с гневом она выразила удивление и радость. Она несколько раз повторила: «Я не впадаю в истерику, не схожу с ума, я здесь, я могу владеть гневом и силой, которые есть внутри моего тела».

К концу терапии она предположила, что этот опыт был результатом того, что она постоянно и последовательно тренировала эти навыки в течение года. Она знает как контейнировать силу и гнев и как быть способной выражать их, вместо того, чтобы уходить в панический страх, когда сила поднимается в ней, что было известным ей паттерном.


3. Способность справляться с высокой интенсивностью через тренировку телесных адаптаиионных стратегий

Новый вид тренировки: телесный путь к Большему Я


Одних только автоматических эго-навыков недостаточно, чтобы справиться с высокой интенсивностью, возникающей в связи с шоком. Как говорилось выше, шок происходит из событий, которые подвергают эго такой большой нагрузке, что оно не справляется с ситуацией доступными ему навыками.

Шок активирует рефлекторные движения, регулируемые стволом мозга. Это значит, что мышцами управляет уже не головной мозг, а ствол мозга, непосредственно активирующий рефлекторные движения. Этот сдвиг контроля от головного мозга к стволу, сдвиг к рефлекторным движениям делает эго неспособным следовать процессу, и неважно, как много навыков вы натренировали и накопили.

Другими словами, можно сказать, что шок затрагивает более экзистенциальный и глубокий уровень сознания, где эго-навыки уже не справляются, поскольку связаны с сознательной, произвольной активацией мышц.

За последние годы мы разработали новый способ тренировки, фокусирующейся на телесных стратегиях адаптации к высокой интенсивности. В целом он вызывает развитие телесных путей к Большему Я, а более конкретно, связан с тренировкой рефлексов растяжения и падения.

Рефлекторные движения в теле включают не только мышцы, но и в большой степени соединительные ткани, как сухожилия, так и фасции. Вначале инициирование движения происходит в соединительной ткани. Соединительная ткань, таким образом, включена в подготовку к движению и реакции перед совершением действия. Сказанное иллюстрируется следующим упражнением:

Поднимите руку в сторону и почувствуйте, как работает главная мышца, соединяющая плечо с верхней частью руки (дельтовидная мышца).

Теперь, не двигаясь, подумайте о том, чтобы совершить это движение. Мысли о движении вызывают активацию. Эта активация не достигает мышечных волокон, это происходит преимущественно в тканях сухожилий и фасций вокруг мышцы. Эти ткани включены в подготовку мышцы к действию.

Если какое-то время посидеть и подумать об этом движении, всё ещё не делая его, вы создадите готовность и осознанность, поддерживаемую активацией соединительной ткани.

Этот вид готовности активируется в ситуациях высокой интенсивности и шока и связан с активацией, регистрируемой в мозге за полсекунды до того, как её зарегистрирует сознание (см. главу 2). Мы начинаем реагировать до того, как эго узнает об этом — и эта реакция, готовность и осознание возможно включает в себя активацию соединительной ткани.

В нашем сотрудничестве с Питером Левином в середине 80-х мы познакомились с его концепцией «Намерений движений». Она описывает движения, которые мы готовимся совершить, но так никогда не совершаем. Левин понимал эти движения как часть шоковых воспоминаний, которые хранятся в теле. Питер Левин работал, как и мы, с ощущениями от фасций, и использовал их как способ доступа к этому уровню сознания. (Levine, 1986-88)

Путь к такого рода тренировке начинается с игры с телесными упражнениями, в которых мы тренируем рефлекс падения.

Я начала экспериментировать и играть с этим телесно. Я начала делать упражнения, в которых я позволяла себе падать из положения стоя, сдаваясь и предоставляя своему телу находить способ восстановления равновесия.

Я играла с взаимодействием между нисходящей частью заземления, при помощи которого мы можем отдаться гравитации, и восходящим рефлексом растяжения, высвобождающемся в контакте между ступней и землей. Я позволяла телу использовать гравитацию и рефлекс растяжения, чтобы справиться со столкновением с землёй, так что я снова и снова теряла и восстанавливала равновесие и могла танцевать в потоке как в состоянии равновесия так и вне его.

Я поняла, что, двигаясь так некоторое время, вошла в изменённое состояние сознания, и стала переключать медленные движения на неожиданно быстрые. Я заметила, что стала невероятно внимательна и бдительна, что начала реагировать быстро.

Мы систематизировали наш опыте использованием упражнений в терапии и обучении. Мы также стали развивать конкретные упражнения, позволяющие людям шаг за шагом научиться управлять высокими интенсивностями.

Мы выяснили, что с помощью точных движений и вербального и когнитивного руководства возможно поднять уровень энергии всей группы. Мы направляли людей в ощущение наплыва высокой интенсивности при сохранении полного присутствия и контакта, а также способности вернуться на уровень эго.

Для участников наших семинаров и клиентов этот процесс напоминал расцветание прекрасного цветка, а для нас — обучение пилотированию авиалайнера-гиганта.

Многие люди в ответ на высокую интенсивность теряют присутствие полностью или частично, или отщепляют части эго, например, способность к контакту или ощущение заземления. Здесь этого не случалось. Мы выяснили, что можно научить людей телесно справляться с высокой интенсивностью, при этом они реагируют тем же инстинктивным способом, как реагировали бы в ситуации шока, но не покидая эго полностью. Это происходит за счёт движения от нормального сознания эго к более высокому энергетическому уровню эго, к областям высокой энергии Большего Я, или к переходу от эго к Большему Я.

Новый метод тренировки был вначале разработан в обучающих группах, но упражнения и размышления оказались также полезны и в индивидуальной терапевтической работе.

Приведённые здесь примеры происходят в основном из групповой работы.


Доверие

Наш новый метод на фундаментальном уровне включает обучение людей тому, чтобы отпускать часть контроля эго и доверять тому, что в теле есть другие слои, которые при необходимости принимают управление на себя. Можно сказать, что здесь подразумевается отпускание контроля индивидуальным и ролевым эго и доверие взаимодействию между телесным эго и Большим Я. (См. главу 3, часть 1, примечание 13)

С помощью этой телесной тренировки наши клиенты и участники семинаров получают опыт того, что не только эго управляет нами. Всегда присутствует и функционирует более глубокий, экзистенциальный уровень, где нет никакого контроля сознательного эго. На этом уровне можно найти ценные навыки. Это такие навыки, как способность сдаваться и отдавать свой вес, брать поддержку. Важная задача нового метода состоит в том, чтобы использовать телесную тренировку для обучения людей доверять более глубоким слоям присутствия в теле, доверять существованию этого более глубокого слоя, который берёт на себя контроль, когда эго уже не может следовать:

Я уговариваю их принять возможность отпустить часть контроля эго, его способа задавать направление нашим действиям, почувствовать возможность опереться и довериться тому, что есть более глубокий слой в теле, который может держать и нести их. Я обращаюсь к этому слою, например, когда обучаю людей отдавать свой вес полу и принимать поддержку от пола. Когда вы получаете это ощущение, становится ясно, что не только эго несёт тебя, правит тобой.

Существует более глубокий слой, который просто там есть, и функции которого распространяются далеко за пределы сознательного контроля. В этом слое мы обладаем навыками, которые связывают нас с внешним миром, поддерживают нас в движении к этой связи, в том, чтобы взять поддержку о земли, чтобы довериться тому, что мы можем отдать свой вес земле. Я использую такие выражения, как отдаваться, сдаваться, отпускать, брать, зависеть, опираться.

С точки зрения эго, доверие тому, что другая часть тебя несёт тебя, может вызывать страх и казаться угрожающим. Это может ощущаться так, как будто что-то представляет угрозу твоему контролю, твоему видению ситуации, твоей силе. Это может быть вызовом для образа себя в эго.

С другой стороны, это также может восприниматься как шанс убежать от эго, если вы в действительности предпочли бы быть в состоянии высокой интенсивности. Или это просто переживается как очень поддерживающий опыт.


Тело обладает врождёнными собственными здоровыми ресурсами

Через терапевтический процесс и в исходной психомоторной тренировке мы выяснили, что под защитными механизмами эго и его двигательными паттернами в теле есть фундаментальные здоровые ресурсы, которые можно пробудить. Их можно активировать, например, освобождая рефлексы растяжения и падения, что вызывает автоматический подъём энергии в теле:

Существует несколько фундаментальных рефлексов, среди них рефлекс падения и рефлекс растяжения. У людей есть импульсы к рефлекторным движениям, которые можно активировать в теле.

Рефлекс растяжения, например, вызывается впервые в жизни человека во время рождения. Выталкивающееся движение эмбриона это и есть проявление данного рефлекса в движении. Это движение идёт от пяток через крестец вверх по позвоночнику к плечам и выше к макушке. Тело растягивается. Рефлекс активируется, если нажать одновременно на пяточки и голову ребёнка. Ребёнок растягивается. Этот рефлекс живет в наших телах всю нашу жизнь. Частично он всё ещё работает. Этот рефлекс растяжения вызывает автоматический подъём энергии в теле.

В нашей работе мы проводим сознательную тренировку того, как отдаваться этим важным рефлексам. Многие люди потеряли доступ к ним в результате действия защитных паттернов мышц, что проявляется либо в форме сдерживания рефлекса, либо отказа от него.

Можно сказать, что мы разработали метод телесной тренировки, который может помочь людям испытать, насколько способны их тела, дать им опыт обладания способностью автоматически поднимать энергию, используя взаимодействие рефлексов падения и растяжения.

Тренировка приводит людей в контакт со здоровым потенциалом в их теле, что помогает им выносить высокую интенсивность. Другими словами, можно сказать, что мы ведём людей прямо в напряжение, выдающее присутствие пикового опыта, особенно пикового опыта в шоке.

Есть это присутствие... инстинкты пробиваются. Это как быть в центре урагана. Всё стоит неподвижно и вибрирует. Это экстремально высокая интенсивность, при которой ты способен реагировать со скоростью молнии. Здесь вспышка реакции, вспышка действия, или вспышка сжатия появляется неожиданно... инстинкт проявляется как БУМ!, как вспышка, проводящая вертикальную связь в твоём теле.


Поток и шаг за шагом

Обучение совладанию с высокой интенсивностью фокусируется на потоке. Это значит сдаться потоку, что невозможно за счёт одних только эго-навыков. Мы тренируем клиентов и участников шаг за шагом уходить от уровня сознания, контролируемого эго, в направлении уровня высокой интенсивности. Мы также обучаем их оставаться там на какое-то время, прежде чем вернуться назад к эго. Таким образом, клиенты и участники научаются тому, что нужно делать, чтобы войти в это поле, оставаться там и выйти из него.

Цели тренировки прежде всего состоят в том, чтобы помочь человеку обрести уверенность, что тело уже обладает ресурсами, необходимыми для восстановления равновесия в связи с падением или опытом захлестывающих переживаний, и что возможно сохранять высокий уровень энергии. Наша цель — расширить способность справляться с высокой интенсивностью, или что ещё более важно, помочь обнаружить, что как люди мы обладаем этой фундаментальной способностью и она доступна нам. Для этого может понадобиться тренировка, но фундаментально эта способность в нас есть.


Примеры тренировки рефлексов падения и растяжения

Способность справляться с высокой интенсивностью наращивается постепенно. Чаще всего мы начинаем с того, что человек лежит на полу. Далее мы просим его:

Сядь на задницу и поиграй с балансом, позволяя себе заваливаться на одну и другую сторону, перекувырнись, сядь снова и попытайся ощутить поток энергии в теле, где устанавливается доверие между телом и землёй.

Когда отношение доверия тела земле установлено, обычно мы продолжаем работу с позвоночником и седалищными костями.

Я позволяю клиенту или участнику лежать и работать с позвоночником. Я прошу их расслабить позвоночник, найти в нём энергию, поворачиваться из стороны в сторону, передать движение в поясницу, прежде чем попрошу их сесть. Затем я прошу их двигаться сидя. Все эти движения также связаны с нахождением ощущения центра и баланса.

Движение сидя на полу (или стуле) требует контакта с седалищными костями в контакте с землей. Клиент двигается на различных частях ягодиц. Я обучаю их делать эти движения всё меньше и меньше, циркулируя вокруг точки физического равновесия в теле, ощущая седалищные кости, и, в конце концов, позволить движению прекратиться.

Тогда я говорю об ощущении того, как вес опускается вниз через тело и встречается с землёй через седалищные кости, и как земля «отталкивает в ответ», поднимается к телу и поддерживает его.

Заземление работает в двух направлениях. Оно двигается вниз и поднимется вверх. Просто думая, что земля поднимается к тебе, чтобы тебя поддержать, можно стимулировать подъём энергии. Я говорю им, чтобы они делали это, только если могут опереться на землю. Если не опираться на землю, и при этом фокусироваться на этой поднимающейся поддержке, можно потерять заземление и «улететь».

Когда ты можешь сидеть и действительно опираться на землю, и принимать то, что поднимается к тебе снизу, что-то, что поддерживает тебя, тогда энергия начинает подниматься рефлексивно, с более глубокого уровня. Она поднимается не столько через мышцы. Так сидеть можно, не напрягая никаких мышц.

Позже мы просим участника или клиента встать. Здесь мы работаем с активацией рефлекса растяжения очень простым способом. Нужно слегка топать каждой ступней по очереди, чтобы автоматически поднять уровень энергии в теле.

При освобождении рефлекса растяжения автоматически поднимается уровень энергии. Очень простой способ испытать это — встать, поставить стопы параллельно друг другу, и слегка топать то одной, то другой ступней. Если делать это тихо, большинство людей смогут почувствовать, как в теле освобождается восходящая энергия. «Что-то» поднимается. Это происходит не столько через мышцы. Это происходит через освобождение рефлекса.

Позже, когда люди стоят на своих ногах, находятся в более доверительных отношениях с землёй и уверены в своей способности повышать энергию определенными способами, я начинаю позволять им играть с переключением между тем, чтобы позволять себе начинать падать, и позволять ногам восстанавливать равновесие.

Позже я обучаю их быстро переключаться между быстрыми и медленными движениями. У этих упражнений две функции. Они могут ослабить в некоторой степени контроль эго, и повысить уровень энергии.

Вначале я даю инструкцию переключаться между быстрыми и медленными движениями.

Я поняла, что эти переключения являются также способом ослабить в некоторой степени контроль эго. В сочетании с доверием земле, принятием поддержки и т.д., становится возможным повышать энергию до уровня очень высокой интенсивности. Когда люди стоят и играют с переключением между тем, чтобы начинать падать, и позволять ногам поймать себя, а также с переключением между быстрыми как молния, и медленными движениями, уровень энергии поднимается весьма значительно.

Эти и другие упражнения позволяют построить мостик между эго и Большим Я. Эго начинает обретать уверенность в возможности сдаться ресурсам рефлексов. Через точные физические и вербальные инструкции мы сопровождаем людей в этом:

Мы ведём людей в место, где они могут войти в это поле с готовностью и уверенностью, и где они могут понять, что их тело содержит необходимые ресурсы, чтобы удержать эту энергию. Это меняет что-то в людях... В этот момент они осознают, что есть более глубокий слой, на который можно положиться, которому можно довериться... «В тот момент, когда моё тело ощущает и когда я понимаю, о Боже, есть что-то, что я могу сделать телесно, что приведёт меня в состояние высокой интенсивности, тогда я чувствую какое-то блаженство; можно сказать, тогда я чувствую кайф и прилив в теле».


Тренировка удержания высокой интенсивности

Другой элемент тренировки — обучение людей тому, как оставаться на высоком уровне интенсивности какое-то время. Опыт показывает, что сохранение высокого уровня энергии в течение какого-то времени от большинства людей требует тренировки и сознательной фокусировки:

Когда участники или клиенты пришли к ощущению прилива высокой интенсивности и телесные упражнения завершены, большинство из них ходит по залу в очень живом, энергичном, вибрирующем состоянии. Быстро становится ясно, как долго каждый человек способен удерживать высокий уровень энергии.

Без стимуляции от дальнейшей физической активности или когнитивного руководства уровень энергии автоматически начинает падать. Когда это происходит, я говорю им: «Попробуйте почувствовать, что сейчас происходит, я интерпретирую происходящее как падение уровня энергии, попробуйте понять, что нужно сделать, чтобы поднять её снова и удерживать на высоком уровне, что может помочь вам в этом, телесно, ментально, на чём вам нужно сфокусироваться?» Это потрясающе, как люди снова разжигают огонь, и они могут объяснить, какие именно способы они для этого использовали.

Вот так можно обучать людей, тренировать их способность оставаться присутствующим в ситуациях высокой интенсивности — жизненно важный для сохранения присутствия при сильном стрессе и шоковых событиях навык.

Эта способность также важна и для терапевта, особенно при проведении интервью относительно пика в шоке или ресурс-ориентированного интервью. Потенциал контакта с ресурсами Большего Я зависит от удержания энергии на высоком уровне. Риск в этих интервью в том, что клиент склонен к понижению уровня энергии и к выпадению в эго. Терапевт должен быть способен добиваться и сохранять интенсивное присутствие, так как это стимулирует клиента к контакту с Большим Я.


Опускаясь с высот интенсивности

Последний важный элемент такой тренировки это обучение снова опускаться, «приземляться», что значит возвращаться к тому, что считается нормальным уровнем энергии для большинства людей — обратно в эго.

Некоторые люди очень воодушевляются, когда под руководством тренера приходят в состояние высокой интенсивности. Там здорово находиться, над эмоциями, освободившись от эго, присутствуя здесь и сейчас. Это такое непреодолимо приятное состояние, что кто-то может не захотеть возвращаться.

Кому-то наоборот может быть тяжело находиться в состоянии высокой интенсивности, оно может их пугать. Они могут выходить из состояния интенсивности, отпуская своё тело слишком рано, или позволяя своему телу впасть в коллапс, так что интенсивность не имеет телесной поддержки.

«Приземлиться» и снизить уровень интенсивности — это определённый вызов. Это требует способности найти пути назад к эго с такой же точностью и таким же присутствием, как на пути к высокой интенсивности. Это вызов физический, эмоциональный и когнитивный.

Для тела это означает необходимость переключиться обратно к произвольным движениям и, как часто бывает, почувствовать себя медленнее и тяжелее, но также и мускулистее.

В эмоциональном плане подразумевается переход от быстрого как молния присутствия здесь и сейчас, от инстинктивного уровня, к физиологии эмоций и более медленным волнам в теле. (См. главу 1, ч.2, главу 3, ч.2, главу 4).

Когда люди спускаются с высот интенсивности, они часто погружаются в свои эмоции. Некоторые начинают грустить и чувствуют боль, некоторые раздражаются. Какое-то время всё было так здорово, а теперь всё вернулось в норму. Кто-то обретает счастье через контакт с другими людьми и танцует в этом контакте. Некоторые вообще не испытывают никаких эмоций, они близки к пустоте, к отсутствию.

Постепенный переход к произвольным движениям может также испытываться как облегчение, как возвращение в безопасность. А для кого-то он кажется тяжёлым и прозаическим, полным скуки и лишённым удовольствия.

Разные реакции людей на этот процесс «приземления» предполагают различия в динамике между Большим Я и эго, а также разные трудности.

В когнитивном плане это приземление означает движение от состояния высокой интенсивности, характеризующегося быстрыми как молния и проницательными мыслями, или медитативным отсутствием мыслей, обратно к ментальным условиям, известным в эго. Этот переход также воспринимается по-разному, в зависимости от структуры характера и ресурсов, которыми человек располагает.

...Я чувствовал абсолютную ясность в голове — как блестящий белый лёд — когда я мог со всем справиться и видел вещи насквозь — может быть я не мог всё это облечь в слова, но это было неважно — я был очень умным и всё знал.

...теперь всё снова в норме — я могу думать, но это происходит так медленно — и я снова начинаю чувствовать себя тупым...

А вот другой опыт:

Теперь я снова начинаю думать, я узнаю все мысли, которые обычно вертятся у меня в голове. Раньше я был словно пустой без мыслей — это было здорово, но также и немного странно. Что случится теперь, если все мои мысли улетучатся? Не хочу об этом даже думать, лучше пусть крутятся в голове как обычно, это мне знакомо.

Процесс приземления обычно находится под влиянием двух компонентов эго: доступных ресурсов и существующих защитных стратегий (структуры характера). Баланс между этими двумя компонентами внутри каждого индивидуума (в контексте их жизненной ситуации вданный момент) определяет то, будут ли они чувствовать желание возвращаться обратно в эго.

Чем более ригидны защитные паттерны, тем меньше удовольствия обычно человек способен испытать от возвращения в эго. Это даже может восприниматься как возвращение в тюрьму. Или человек может с радостью возвращаться в знакомую реальность эго и сильно отвергать опыт, открывшийся в состоянии высокой интенсивности.

Конкретно обучение приземлению происходит таким образом:

Интенсивность энергии удерживается на высоком уровне до тех пор, пока я не почувствую, что настал правильный момент для конкретного клиента или группы; после того как они позво- лят энергии упасть и испытают, что для них возможно снова поднять уровень энергии несколько раз, и когда они осознают, что могут действительно управлять этим, тогда я прошу их сознательно сбавить газ, постепенно, как будто внутри их позвоночника пламя, которое они могут просто включать и выключать. Я прошу людей обращать внимание на то, как они это делают, как они выключают его? Что вы делаете телесно, что вы делаете ментально? И я прошу их делать это медленно и постепенно. Если они делают это слишком быстро, я прошу их сделать что-то, чтобы снова поднять уровень энергии, чтобы на пути вниз они сохраняли полную осознанность.

Затем фокус перемещается на присутствие в мышцах, я прошу их подвигаться, чтобы ощутить свои мышцы, может быть, подключить свои руки и руки кого-то другого, тянуть и толкаться вместе, в то же время ощущая ноги, ступни и центр.

Я также прошу их обращать внимание на то, какие эмоции появляются, в какие эмоции они приземлились, и просто принять их, позволить их потоку быть в теле.

Иногда в группе появляется спонтанный контакт, или я сама предлагаю его как хороший способ для многих людей вернуться из состояния высокой интенсивности. Этот переход часто лучше контейнируется в групповом поле, чем если человек, вернувшись из состояния очень высокой интенсивности, двигается в одиночестве. У многих в этом процессе возникает чувство одиночество или тоски.

Последний раздел подчёркивает важный момент относительно шока. Самая трудная фаза в плане последствий многих травматических событий происходит, когда в поддержании высокого уровня энергии уже нет необходимости. Например, после похорон, когда уже написаны благодарственные открытки, и начинается снова повседневная жизнь, т.е. когда эго снова может принять контроль. Что же происходит тогда? Когда всё закончилось, человек начинает получать меньше внимания и поддержки, чем в острой фазе. И здесь, в переходном состоянии от Большего Я к эго нужны дополнительные поддержка и контакт.

Описанный способ научиться приземлению из состояния высокой интенсивности важен относительно нескольких аспектов шока и управления стрессом. На одном уровне такая тренировка поддерживает способность человека сознательно ориентироваться и двигаться между различными уровнями интенсивности энергии в повседневной жизни. С этим можно весело поиграть, это может расширить личный репертуар, и для многих людей это открывает новые возможности. Это также помогает людям лучше заботиться о беззащитности, связанной с переходом от высокой интенсивности к низкой, не только в ситуации шока, но и в повседневных жизненных ситуациях.

Я узнаю эту беззащитность, когда я возвращаюсь домой после интенсивного недельного семинара, где интенсивность энергии была очень высока, или после классной вечеринки. Что происходит после? Мне помогает осознание изменения интенсивности энергии, также как и сознательный выбор того, что мне нужно в этом изменении. Если я не обращаю внимания на это, я могу очутиться в состоянии чрезмерной активности, в котором я остаюсь интенсивной и не могу приземлиться. Или же я тогда падаю без сил перед телевизором, не зная, чего я на самом деле хочу, и даже не замечая, что же я смотрю.

Навык переключения между высоким и низким уровнем энергии, сохраняя присутствие в каждом из них, соответствует способности переключаться от активности к регенерации и отдыху. Физиологически этот переход связан с флуктуациями автономной нервной системы между симпатической и парасимпатической активацией. Эта флуктуация — важнейший регулятор стресса в теле. До тех пор, пока человек способен погрузиться в глубокий отдых, сон, переваривание, регенерацию, после серьёзной мобилизации, он способен справиться с трудностями, с высоким уровнем стресса. Когда этот механизм выходит из равновесия стресс становится гораздо большей угрозой для тела, и может привести к выгоранию.

Новейшие исследования стресса рассматривают физиологию тела в состоянии отдыха. В противовес гормонам высокой активности адреналину и кортизолу, окситоцин, как обнаружилось, является важным гормоном, способствующим отдыху. Окситоцин вырабатывается в теле при прикосновении, переваривании пищи, и других процессах, связанных с парасимпатической нервной системой. Книга Керстин Моберг «Окситоцин. Прислушиваемся к гормону Покоя, Любви и Излечения.» (Moberg, 2003) вдохновляла нас в этой части работы с умением справляться с шоком.

Приземлиться после опыта высокой интенсивности такой же значимый компонент совладания с шоком и стрессом, как и обучение самостоятельному управлению уровнем энергии.

Можно провести прямую параллель между процессом, когда участник или клиент обучается навыку снижения интенсивности, и трудностями, с которыми сталкивается человек, пытаясь справиться с шоковой ситуацией. Эти трудности ведут к нахождению способа приземлиться в эго и вернуться к нормальной жизни.

Тренировка простых телесных и когнитивных навыков, описанная выше, может также помочь человеку «приземлиться» после шокового события. Различие состоит в том, что этот процесс может занять полгода, и даже год, хотя его фазы сами по себе те же. Успешное возвращение из шокового события включает нахождение безопасности, достаточной для создания возможности возвращения к сознанию эго.

Сюда входит физическое приземление, погружение в конкретные телесные ощущения, конкретное мышечное ощущение заземления, центрирования, дыхания. В эмоциональном плане приземление включает в себя вчувствование в эмоции, постепенное возвращение от инстинктивного уровня готовности или парализованности к глубоким эмоциями, пробуждённым тем, что действительно произошло.

В когнитивном плане приземление включает нахождение языка и способа мышления, с помощью которых возможно описать и понять то, что случилось. Сделав все это, человек может продолжать жить, снова открываться внешнему миру, и переориентироваться.

J0rgensen (1993) и Jarlnaes (2000) описывают работу с безопасным местом в Бодинамической системе и называют её важным компонентом терапии шоковой травмой. Работа с техникой убегания и безопасным местом включает все эти фазы «приземления» в эго


Ощущение тела и приземление после высокой интенсивности

В общем и целом, для того, чтобы приземлиться после опыта высокой интенсивности, так же как и шокового опыта, большой поддержкой для клиента оказывается способность чётко ощущать мышцы и кости. Это точное чувствование тела помогает оставаться сознательно присутствующим в теле во время понижения уровня энергии. Это уменьшает риск мышечного и психологического коллапса, связанного с понижением уровня энергии.

Есть разница между тем, чтобы отпустить интенсивность, и тем, чтобы сдаться и стать слабым, безвольным:

Некоторые люди испытывают депрессивное состояние, когда возвращаются из опыта высокой интенсивности. Это часто происходит, если приземление слишком быстрое, и если человек сдаётся в теле и становится безвольным. Это происходит, если у человека не получается сохранить присутствие и живость в мышцах и внимание к позвоночнику, который может контейнировать энергию в процессе её понижения.

Когда я обучаю людей этому приземлению, я всегда прошу их продолжать ощущать позвоночник. Это ощущение можно стимулировать, постоянно совершая им небольшие движения, с помощью контакта, особенно на передней части позвоночника, через дыхание, или просто думая о нём.

Я также прошу людей стоять или ходить, или сидеть, но не сидеть сжавшись, в коллапсе, и не лежать. Сохранение вертикального положения позвоночника требует определённой активности мышц. С помощью этих рекомендаций я обеспечиваю то, что люди не впадут в коллапс в своих телах, и не подвергнутся риску погружения в депрессивное состояние.

Продолжайте двигаться, но не слишком усердно и активно; делайте те движения, которые помогают телу приспособиться к изменению энергетического уровня. Используйте те движения, которые вам нравятся. Такова общая стратегия.

Когда я прихожу домой после интенсивного рабочего дня, иногда я очень хорошо приземляюсь, когда просто стою и мою посуду. Или готовлю. Я ощущаю своё тело, когда я это делаю, позвоночник, мышцы позы, контакт моих ступней с полом, и так далее. Или я иду на прогулку с мужем, или катаюсь с ним на велосипеде. Для меня такое приземление срабатывает гораздо лучше, чем просто свалиться на диван.


В заключение

Тренировка мышц и рефлексов, ориентированная на ресурс, выстраивает фундаментальное знание того, что тело действительно уже содержит ресурсы внутри себя. Это делает возможным расслабление с внутренним знанием того, что и я, и клиент, или студент уже обладаем этими врождёнными ресурсами. Работа состоит в том, чтобы найти способ вывести их на уровень осознания.

Можно сказать, что тренировка эго-навыков и тренировка рефлексов, помогающих поддерживать уровень интенсивности, всё это относится к поддержке здоровых возможностей тела. Эти возможности помогают нам справляться с экстремальными ситуациями, например с шоком, а также с повседневными жизненными ситуациями. Знание того, что эта способность тела существует, и что к ней есть доступ, часто вселяет чувство надежды.

Назад: http://healthy-back.livejournal.com/359519.html
Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/350196.html#cont
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments