Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Почему я ношусь с вакцинами

В посте Statement on Federal Vaccine Mandates https://healthy-back.livejournal.com/399724.html (https://healthy-back.dreamwidth.org/391149.html) обновление. Искать ссылку из FB. К нему прилагается картинка — вакцины дают осложнение не только на иммунную систему, но и на нервную. И вероятность развития сколиоза возрастает примерно в 10 раз после вакцинации.

Ну, и еще про сокрытие поствакцинальных осложнений:

https://californiaglobe.com/section-2/why-are-vaccine-adverse-events-not-acknowledged-or-reported-by-medical-professionals/

Why are Vaccine Adverse Events Not Acknowledged or Reported by Medical Professionals?
SB 276 puts these vulnerable children at higher risk for repeat vaccine adverse events

By California Globe, August 31, 2019 2:29 pm

Physicians are bound to their Hippocratic Oath to “First, do no harm,” but government officials do not carry any liability for injury or harm, nor do pharmaceutical companies since the 1986 National Childhood Vaccination Injury Act protects them.
Legislators have the professional and moral obligation to protect children and support equality, but Senate Bill 276 by Sen. Richard Pan, which would eliminate almost all vaccine medical exemptions, aims to segregate a minority of children from their right to an education. And even worse, for families who can’t afford homeschooling, SB 276 puts these vulnerable children at higher risk for repeat vaccine adverse events. As a pediatric intensive care nurse for 13 years, I believe in vaccinations and understand the desire for community immunity, but I have also observed many vaccine adverse events that shouldn’t be ignored any longer.

I administered vaccines without hesitation until a previously healthy teen came into our unit with acute disseminated encephalomyelitis (ADEM) – brain swelling – after receiving the meningococcal vaccine earlier that week. The teen was paralyzed, in a coma, and had to be placed on a ventilator in the ICU for weeks. When I shared with the treating physician that ADEM was listed as a possible reaction to the meningococcal vaccine and asked whether we should report to Vaccine Adverse Event Reporting System (VAERS), I was told a firm “NO” without further discussion. Three weeks later, the teen left our unit still unable to walk or talk, and there was no discussion of the possible cause or the recent vaccination.

After that, I began to notice that most doctors never asked if a new patient was recently vaccinated, despite the child’s diagnosis being listed as a possible adverse event on the vaccine insert. And if I informed the doctor that a parent mentioned their child was recently vaccinated, it was most often ignored. I have seen dozens of cases of seizures, SIDS, paralysis, diabetes, or immune system dysfunction following vaccination, yet I have only seen one report made to VAERS. It begs the question: why are these vaccine adverse events not being acknowledged or reported?

California has immunization rates above 96% for its school children – one of the highest rates in the nation
SB 276 will herd children who were unlucky enough to suffer a vaccine reaction, but lucky enough to have a doctor acknowledge it, into a database where the state will be able to track them, freely violate their rights, and kick them out of school.

Medical professionals agree that all pharmaceuticals carry potential risks. Just as there is a small percentage of children who are allergic to penicillin, there is a percentage of children who have serious reactions after vaccination. SB 276 proponents claim only “1 in a million” reactions, but that’s referring to anaphylactic reactions, not reactions like seizures and paralysis.

Currently, in California, only less than 1% of children have vaccine medical exemptions because of a previous adverse event or family history which puts the child or sibling at risk. Under SB 276, as it’s currently written, there would be a narrow scope of “approved” reactions – anaphylaxis and encephalopathy – and even if a child experienced those, there is no clause for family history so siblings would have to be vaccinated as well. I can’t imagine the decision these parents will have to make, being coerced into risking repeat injury or death, just to keep their children in school.

Physicians are bound to their Hippocratic Oath to “First, do no harm,” but government officials do not carry any liability for injury or harm, nor do pharmaceutical companies since the 1986 National Childhood Vaccination Injury Act protects them. SB 276 would be a liability-free, government-mandated system that harms these vulnerable children again.


Hippocratic Oath
As a nurse, I understand the desire to maintain community immunity. In 2018, the CDC reported that California has immunization rates above 96% for its school children, one of the highest rates in the nation. The California Department of Public Health reported 15 pediatric measles cases this year, not one related to school children with medical exemptions.

Yet SB 276 would systematically discriminate against these children with special needs, their rights to privacy, and their free and equal education would be eliminated.

Is this discrimination of less than 1% of children with medical exemptions really a public health crisis and worth the $40 million it will cost taxpayers? The government should be focused on legitimate public health issues, like the Typhus, Typhoid Fever and TB outbreaks among our growing homeless population, rather than this minority of injured children.

Leah Balecha, RN, CCRN, is a pediatric intensive care nurse in Southern California, and can be reached at leahkalma@yahoo.com

https://www.informedchoicewa.org/education/20-problems-vaccine-science/?fbclid=IwAR3r2H5u5zBT-uIhF0IaWCi6fNibzqRiJ9t9AyyMpQ4INTfMB4BjutSqBvg
https://www.facebook.com/amantonio37/posts/570324333775655
ДВАДЦАТЬ ПРОБЛЕМ С ВАКЦИННОЙ НАУКОЙ
Доктор Элвин Мосс

1. Не существует контролируемых исследований, использующих инертное плацебо.

2. Короткая продолжительность наблюдения (всего несколько дней или недель).

3. Не проводилось исследований безопасности внутримышечных инъекций алюминия.

4. Хотя у новорожденных почки работают лишь на 20% по сравнению с двухлетними детьми (почки является основным путем выведения алюминия), все получают одинаковую дозу вакцины. Такой подход резко контрастирует с точной медициной - новым подходом к лечению и профилактике заболеваний, который учитывает индивидуальные различия в генах, окружающей среде и образе жизни каждого человека.

5. Не существует исследований безопасности полного графика вакцинации.

6. В клинических исследованиях мониторятся в основном предварительно определенные побочные эффекты.

7. Не существует активной системы постмаркетингового наблюдения за побочными эффектами.

8. Не существует исследований, сравнивающих привитых с полностью непривитыми, для определения истинных побочных эффектов вакцинации.

9. Не проводилось исследований для выявления лиц со склонностью к серьезным побочным эффектам.

10. Небольшие размеры выборки в клинических исследованиях не позволяют выявить редкие серьезные побочные эффекты.

11. У производителей вакцин нет стимула разрабатывать более безопасные вакцины, потому что на них невозможно подать в суд (в США).

12. Менее 1% побочных эффектов регистрируются, поэтому не существует хорошего способа оценить соотношение пользы и вреда вакцинации.

13. Не существует исследований канцерогенности и мутагенности вакцин, и их влияния на бесплодие.

14. Отсутствие адекватной научной базы для оценки безопасности. Национальная академия медицины установила, что нет достаточно данных, чтобы принять или отклонить причинно-следственную связь между вакцинацией и 135-ю возможными неблагоприятными эффектами.

15. Чрезмерная зависимость от ретроспективных исследований, в которых не могут быть выделены вмешивающиеся факторы.

16. В обсервационных исследованиях не учитывается "эффект здорового рабочего" (здоровые прививаются чаще больных).

17. Выборочная публикация результатов или опущение противоречивых данных, чтобы прийти к желаемому выводу.

18. Обманчивая публикация результатов, которые опускают важные ограничения для обобщения результатов (например, статус вакцинации двух групп не сопоставим) или когда группы называются "непривитыми", даже когда они получили ряд вакцин.

19. Существуют конфликты интересов у тех, кто проводит исследования, и у тех, кто утверждает вакцины.

20. Хотя CDC рекомендует вакцины беременным женщинам, не существует исследований безопасности вакцин и их ингредиентов на беременных.

https://www.facebook.com/alex.baranets.9/posts/581817792523455
ЕЩЕ РАЗ О ВАКЦИНАХ И РАКЕ

…В научной литературе есть многочисленные свидетельства того, что в вакцинах присутствуют опасные вирусы и бактерии, их биологические компоненты и токсины, а также чужеродные животные (и человеческие) белки и ДНК, связанные с раком.
…Сегодня имеют обоснованные сомнения относительно безопасности вакцин, произведенных с использованием трансформированных или раковых клеток млекопитающих, которые могут содержать эндогенные контаминирующие (загрязняющие) вирусы либо включать в себя цепочки генов онкогенных вирусов.
…Несмотря на имеющиеся свидетельства, что некоторые опухоли головного мозга и другие опухоли человека содержат канцерогенный обезьяний вирус SV40, медики не спешили признать несомненную связь между этим вирусом и человеческим раком. Однако два независимых исследования обнаружили недавно этот вирус в 43% случаев лимфом
…Введённая в организм вакцина может привести к мутагенезу посредством активации онкогенов либо в результате инактивации генов, подавляющих опухолевый рост. Кроме того, содержащиеся в вакцинах ДНК-плазмиды могут привести к хромосомной неустойчивости вследствие хромосомных сбоев и перегруппировок.
…Установлено, что у людей обезьяний вирус SV40 связан со специфическими разновидностями опухолей, таких как опухоли мозга и костей, мезотелиомы и лимфомы. Вирус SV40 – это загрязнитель полиовакцин, которыми были привиты миллионы граждан США между 1955 и 1963 годами, и партии которой позднее разошлись по всему миру. После того как была обнаружена способность вируса SV40 провоцировать трансформации культур человеческих клеток и опухолей у животных, исследователи стали искать этот вирус в человеческих опухолях. А в 2005 году исследования, выполненные в Коста-Рике, доказали, что вирус SV40 статистически значимо связан с различными видами рака иммунной системы человека.
…В настоящее время вакцины, производимые большинством крупнейших мировых корпораций [Merck & Merck & Co Incorporating и других], заражены загрязняющими вирусами, в том числе вирусом птичьего лейкоза.
…Коревая вакцина Attenuvax, возбудители которой выращиваются на клеточных культурах из соединительной ткани куриных эмбрионов, загрязнена вирусом птичьего лейкоза (раковым вирусом миелоидного лейкоза) и птичьим эндогенным ретровирусом.
…Вирус птичьего лейкоза (ALV-J) является рекомбинантом экзогенного вируса птичьего лейкоза ALV и оболочки гена, предположительно происходящего из эндогенного вируса птичьего лейкоза ALV. Хотя птичий онковирус ALV-J сам по себе не заражает клетки млекопитающих, однако его длительное воздействие может вызвать мутации, которые сделают этот агент вирулентным для людей, а вирулентные рекомбинанты всегда могут создаваться эндогенными человеческими вирусами.
…Лично для меня было шоком узнать, что вирусы в вакцинах находятся не в стерильной среде, как можно предположить, а в супе из неизвестных кусочков и частиц, настоящем колдовском вареве из токсичных химикатов, фрагментов ДНК и протеинов, а также прионов и онкогенов. Всё из вышеперечисленного легко проходит сквозь любые фильтры и вводится нашим детям. Вакцины - это не чисто отфильтрованные препараты, а эмульсии или суспензии, инкубационный бак с вирусами, выращенными на каше из птичьих эмбрионов, измельчённых обезьяньих почек или клонированных человеческих клеток.
…Кому понравится подкожное введение «бульона» из раковых человеческих клеток, «гарнира» с кусочками обезьяньих клеток и вирусами на десерт?

Краткое резюме.

В разное время в различных вакцинах были случайно (!) обнаружены следующие «мусорные» вирусы, в той или иной мере обладающие онкогенным потенциалом:
- обезьяний вирус SV40;
- пестивирус;
- вирус бычьей диареи (BVD);
- парвовирусы;
- вирус бычьей полиомы;
- вирус бычьего ринотрахеита;
- вирус параинфлюэнцы-3;
- вирус птичьей лейкемии (Avian leukemia virus, или ALV);
- вирус злокачественной саркомы Рауса;
- вирус птичьего миелобластоза;
- вирус птичьего эритробластоза;
- вирус саркомы Фудзинами;
- вирус птичьего ретикулоэндотелиоза;
- птичий эндогенный ретровирус (AER);
- свиные цирковирусы типов 1 и 2;
- эндогенный ретровирус павианов.
И так далее. И это еще только верхушка айсберга.

Источники:

Viruses and Virus Nucleic Acid Contaminate Many Vaccines
http://www.i-sis.org.uk/Viruses_and_Virus_Nucleic_Acid_Cont… http://www.1796kotok.com/vaccin…/opinions/contamination2.htm
What Is Coming Through That Needle? The Problem Of Pathogenic Vaccine Contamination
https://www.researchgate.net/…/253371948_What_Is_Coming_Thr…
The dangerous impurities of vaccines
http://www.whale.to/vaccine/Janine1.pdf
Свиные цирковирусы в вакцинах
https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3981850/
https://www.researchgate.net/…/221688176_Investigation_of_P…
Компания Merck: послужной список преступлений
https://www.referenceforbusiness.com/…/23/Merck-Co-Inc.html…

https://www.facebook.com/olgamitko/posts/3742613682469756 (https://www.bebee.com/producer/@joyce-bowen/the-real-story-of-dr-andrew-wakefield-and-mmr-by-mary-holland-jd?fbclid=IwAR1NxkZLyvfarWkXRA72YqdJ-V6kAqEiyi55Bqo6NDMXm02FgfiMoOYerUc)
Настоящая история доктора Эндрю Уэйкфилда и вакцины MMR от Мэри Холланд

[Мэри Холланд - научный сотрудник юридического факультета Нью-Йоркского университета. Она написала и отредактировала книги и статьи по правам человека и законодательству. Она работала в федеральном суде, работала в Комитете адвокатов по правам человека и в известных юридических фирмах США. Она закончила Гарвардский колледж и имеет ученые степени Колумбийского университета. Она является соучредителем и членом совета Центра личных прав]

Вступление

Если вы слышали имя доктора Уэйкфилда - а вы наверняка его слышали - то слышали две истории. Вы слышали, что доктор Уэйкфилд - шарлатан, неэтичный исследователь и торговец, который был «вычеркнут» из британского медицинского реестра и чья статья об аутизме и желудочно-кишечных заболеваниях 1998 года была «отозвана» ведущим медицинским журналом. Вы также слышали совсем другую историю о том, что доктор Уэйкфилд - блестящий и смелый ученый, сочувствующий врач, которого любят его пациенты, и герой для семей с аутизмом и повреждениями от вакцин.Что из этого правда?

Кто такой доктор Эндрю Уэйкфилд?

Доктор Уэйкфилд окончил медицинскую школу больницы Святой Марии Лондонского университета в 1981 году; он был одним из четвертого поколения своей семьи, изучавших медицину в этой учебной больнице. Он продолжил карьеру в хирургии желудочно-кишечного тракта по специальности «воспалительные заболевания кишечника». Он стал членом Королевского колледжа хирургов в 1985 году и был принят в Королевский колледж патологов в 2001 году. Он занимал академические должности в Королевской бесплатной больнице и опубликовал более 140 оригинальных научных статей, глав книг и научных комментариев.

Что произошло?

В начале 1990-х годов доктор Уэйкфилд начал изучать возможную связь между вирусом кори и заболеванием кишечника. Он опубликовал исследование 1993 года «Свидетельство персистирующей вирусной инфекции кори при болезни Крона» и стал соавтором статьи 1995 года, опубликованной в «The Lancet», «Является ли вакцина против кори фактором риска воспалительных заболеваний кишечника?» Примерно в то же время, доктор Уэйкфилд написал неопубликованную рукопись объемом 250 страниц с обзором доступной научной литературы по безопасности вакцин против кори. Он быстро стал одним из мировых экспертов по вакцинации против кори.

В 1996 году адвокат, адвокат Барр из юридической фирмы Dawbarns, связался с доктором Уэйкфилдом, чтобы спросить, будет ли он выступать в качестве эксперта по судебному делу со стороны детей, пострадавших от вакцин, содержащих вирус кори. Адвокат предъявлял иск от имени родителей, которые утверждали, что вакцины стали причиной инвалидности их детей, включая аутизм. За шесть месяцев до этого, независимо от судебных разбирательств, родители детей с аутизмом и тяжелыми желудочно-кишечными симптомами уже начали связываться с доктором Уэйкфилдом из-за его публикаций о вакцине против кори, обращаясь за помощью в связи с болью и страданиями своих детей, которые, по их мнению, были вызваны вакцинами. Примерно в это же время доктор Уэйкфилд принял два основных, но отдельных решения: попытаться помочь семьям, имеющим дело с аутизмом и желудочно-кишечными проблемами, и стать экспертом в судебном деле относительно вакцин и аутизма.

Барр попросил доктора Уэйкфилда изучить два вопроса:
(1) может ли вирус кори сохраняться в организме после заражения корью или получения вакцины MMR; а также
(2) может ли вирус кори привести к осложнениям, таким как болезнь Крона или аутизм.

Однако из-за бюрократических проволочек в его больнице доктор Уэйкфилд не смог сразу начать это исследование, связанное с судебным разбирательством, до октября 1997 года. К июлю 1997 года доктор Уэйкфилд и его коллега, профессор Джон Уокер-Смит, уже исследовали двенадцать пациентов с аутизмом и желудочно-кишечными симптомами, которые легли в основу тематической работы 1998 года, опубликованной в The Lancet. Доктор Уэйкфилд и другие рекомендовали направить этих пациентов к профессору Уокеру-Смиту, выдающемуся врачу, которого называли одним из ведущих педиатрических гастроэнтерологов мира.

Проф. Уокер Смит недавно переехал в больницу Святой Марии из другого учреждения и имел там те же клинические привилегии и этические разрешения, которыми он пользовался в своей предыдущей больнице. Он, его коллега, доктор Саймон Мерч, и группа других врачей, провели обширные клинические обследования больных детей, которые профессор Уокер-Смит назвал «клинически значимыми», в то время как доктор Уэйкфилд координировал подробный обзор исследований полученных тканей при биопсии. Клинические испытания включали колоноскопию, МРТ и люмбальную пункцию для оценки митохондриальных нарушений. Эти исследования не требовали отдельного разрешения от комитета по этике Королевской бесплатной больницы, потому что тесты были необходимы для пользы отдельных пациентов. Исследования доктора Уэйкфилда [ как часть общего исследования] так же соответствовали данным этическим разрешениям.

В 1998 году, чтобы объявить о публикации статьи The Lancet, написанной в соавторстве доктором Уэйкфилдом и двенадцатью другими учеными, декан Медицинской школы Святой Марии созвал пресс-конференцию. Хотя это не является стандартной практикой, по-видимому, декан стремился повысить вклад школы в передовых исследованиях. Статья была отмечена в медицинском журнале как «раннее сообщение», в котором говорилось, что «она не доказывает связь между вакциной против кори, эпидемического паротита и краснухи и описанным синдромом. Проводятся вирусологические исследования, которые могут помочь исследовать эту тему».

На этой пресс-конференции доктора Уэйкфилда спросили о безопасности вакцины MMR. В 1992 году две разные комбинированные вакцины MMR были изъяты с рынка США, потому что они были небезопасны, поэтому вакцинация MMR уже была горячей темой задолго до публикации статьи Lancet. Доктор Уэйкфилд ответил, что, учитывая отсутствие исследований по безопасности комбинированной вакцины MMR, и перед дальнейшими исследованиями по безопасности вакцину следует разделить на составные части. Ранее он уже сообщал своим коллегам, что это его личное мнение, и он выскажет его, если его спросят.

Пресс-конференция 1998 года взорвалась вулканом в средствах массовой информации, когда большое количество родителей подняли неудобные вопросы о безопасности «тройной прививки » и потребовали разделить вакцинацию против кори, эпидемического паротита и краснухи. В разгар обсуждения , в августе 1998 года, британское правительство предприняло экстраординарный шаг, сделав недоступными отдельные вакцины против кори, эпидемического паротита и краснухи, что связало руки заинтересованным в них родителям. Именно поэтому на тот момент уровень вакцинации против кори среди детей в Соединенном Королевстве значительно снизился. Вспышки кори стали чаще и включали несколько случаев серьезных осложнений и смертельных исходов. Некоторые пытались обвинить доктора Уэйкфилда в том , что это он безответственно пугал родителей и провоцировал кризис общественного здравоохранения. У британского правительства была большая проблема - та, которая скоро достигнет Соединенных Штатов.

Спор вокруг доктора Уэйкфилда кипел на медленном огне. В феврале 2004 года она достигла точки кипения, когда д-р Ричард Хортон, редактор The Lancet, провел пресс-конференцию, чтобы объявить, что статья 1998 года была «ошибочной », потому что доктор Уэйкфилд не раскрыл свои финансовые конфликты интересов в ходе судебного разбирательства. Британский репортер Брайан Дир опубликовал статью в Sunday Times с подробным описанием предполагаемых нераскрытых конфликтов интересов. Сразу после публикации г-н Дир направил подробное письмо в Генеральный медицинский совет Великобритании (GMC), который регулирует медицинскую практику. Затем GMC возбудил дело против д-ра Уэйкфилда, результатом которого стало лишение д-ра Уэйкфилда лицензии в мае 2010 года и отзыв статьи 1998 года из The Lancet.

Обвинения против доктора Уэйкфилда

Широко разрекламированное многолетнее судебное преследование против доктора Уэйкфилда за несколько миллионов долларов заявило, что:
• Д-р. Уэйкфилду заплатили 55 000 британских фунтов стерлингов (около 90 000 долларов США) за исследование, опубликованное в журнале The Lancet, и он не сообщил про этот конфликт интересов;
• Он и его коллеги провели ненужные с медицинской точки зрения тесты на детях в исследовании 1998 года,не имея соответствующих этических разрешений;
• Дети, участвовавшие в исследовании 1998 года, были отобраны для судебных процессов (как описано в статье Sunday Times), а не направлены местными врачами; а также
• Он брал кровь у детей на вечеринке по случаю дня рождения своего сына для контрольных образцов в исследовании 1998 года с безжалостным безразличием к страданиям, которые это могло вызвать у детей.

Основываясь на своих обвинениях, GMC пришел к выводу, что д-р Уэйкфилд совершал «серьезные профессиональные проступки» и «нечестное», «вводящее в заблуждение» и «безответственное» поведение, оправдывая санкцию на его отстранение от медицинской профессии.

Давайте рассмотрим обвинения GMC и доказательства.

Невозможность раскрыть платеж от сторонников

Доктор Уэйкфилд принял 55 000 фунтов стерлингов на проведение групповой работы по вакцинам и аутизму. Это был исследовательский грант, от которого доктор Уэйкфилд лично не получил никакой выгоды. Доктор Уэйкфилд не начал это исследование, пока не было описано несколько случаев для статьи “ланцета 12”. Юридические документы подтверждают, что больница доктора Уэйкфилда знала об этом исследовании и знала о сумме денег, которые она получила, большинство из которых пошло на выплату зарплаты назначенному лаборанту. В документах также указывается, что доктор Уэйкфилд сообщил в национальной газете за год до публикации статьи 1998 года, что он работал с представителями судебных органов. Доктор Хортон, редактор The Lancet, был проинформирован и должен был хорошо знать о роли доктора Уэйкфилда в судебных разбирательствах, связанных с вакцинами, до публикации статьи 1998 года.

Медицинская необходимость» и этические разрешения

Каждому ребенку проводились анализы с целью оказания помощи этому ребенку. Администрация больницы была полностью осведомлена о проводимых анализах и не имела возражений. Поскольку все тесты были «клинически показаны», а не для исследовательских целей, не требовалось никакого этического разрешения, кроме того, что уже было у профессора Уокера-Смита. Примечательно, что ни один пациент, родитель или опекун никогда не предъявлял обвинений доктору Уэйкфилду и не свидетельствовал против него за этические нарушения или ненужные с медицинской точки зрения процедуры. Доктор Уэйкфилд и его коллеги отвергают обвинения GMC о том, что тесты для работы “Lancet 12 “были не нужны.

Отбор для Lancet 12

GMC обвинил, что обследованные дети были участниками судебного процесса, а не отобраны через обычные медицинские каналы. Это ложь. Родители начали связываться с доктором Уэйкфилдом задолго до начала судебного процесса и независимо от него. Поскольку судебное разбирательство еще не было начато к тому времени, когда исследование Ланцета было завершено и отправлено в журнал, этот вывод является ложным. Доктор Уэйкфилд и его коллеги утверждают: семьи связались с ними напрямую из-за их медицинского опыта.

Контрольные образцы крови со дня рождения

Доктор Уэйкфилд организовал забор анализов крови у здоровых, обычно развивающихся детей, на вечеринке по случаю дня рождения его сына. Большинство родителей детей были коллегами-медиками и друзьями. Он сделал это с полностью информированного согласия детей и родителей и дал детям 5 фунтов за это. Процедура была произведена врачом соответствующей квалификации с использованием стандартных методик. Дети были рады помочь и продолжали отмечать свой день рождения. Хотя это, по общему признанию, нетрадиционный метод сбора контрольных образцов крови, он вряд ли представляет собой «серьезное профессиональное нарушение» или нарушение этических норм, требующее отзыва лицензии. Представление GMC этого инцидента как примера «бездушного пренебрежения» по отношению к детям, попавшим в западню, является грубым преувеличением. Действительно, в марте 2012 года Высокий суд Соединенных Штатов реабилитировал профессора Уокера-Смита, и журнал Lancet заявил, что он рассматривает возможность отзыва своей жалобы.

GMC не удалось доказать обвинения против доктора Уэйкфилда. Используя статью Брайана Дира в качестве доказательства, GMC, по-видимому, целенаправленно объединил исследование Lancet 12 и последующее судебное исследование, чтобы создать видимость финансового конфликта интересов. Аналогичным образом, GMC, по-видимому, неправильно применил этические стандарты исследований к тестам, которые были «клинически показаны» для тяжело больных детей. Совмещение разбора лечения и исследований не только нанесло серьезный вред доктору Уэйкфилду и его коллегам, но и создало угрожающий прецедент для медицинской практики. Правительственные медицинские чиновники (с неопределенным опытом) сделали свое клиническое заключение о том, какие анализы необходимы, по методике профессора Уокера-Смита, выдающегося мирового авторитета в области детской гастроэнтерологии.

Какие медицинские решения будут предлагать чиновники дальше? Пресса и, в частности, репортер Брайан Дир, судили доктора Уэйкфилда общественным судом, в то время как GMC преследовал его в регулирующем суде. Брайан Дир утверждал, что у доктора Уэйкфилда была заявка на патент на отдельную вакцину против кори, и он надеялся «заработать», убеждая родителей отказаться от MMR в пользу отдельных вакцин против кори. Существующие доказательства показывают, что доктор Уэйкфилд не обладал патентом на отдельную вакцину против кори. Госпиталь Святой Марии получил патент на терапевтическую вакцину против кори, использующую полезные иммунные свойства, предназначенную для людей, уже зараженных вирусом кори. Эта вакцина против кори не была профилактическим продуктом для людей, не подверженных воздействию вируса; другими словами, не было никакой возможной финансовой конкуренции между вакциной MMR и единственной вакциной против кори, на которую имела патент больница, а не доктор Уэйкфилд.

В 2009 году Дир сделал дополнительные заявления о том, что доктор Уэйкфилд сфабриковал данные. GMC никогда не предъявлял этого обвинения, но средства массовой информации широко растиражировали его, и, в частности, министерство юстиции США использовало его в ходе судебного разбирательства по делу об аутизме в рамках Федерального иска США. В ходе этих разбирательств для определения, могут ли семьи получить компенсацию за аутизм, вызванный MMR, Министерство юстиции США изо всех сил постаралось изобразить доктора Уэйкфилда как научного мошенника, хотя он не имел прямого отношения к процессу. В своей книге 2010 года «Бездушное пренебрежение» доктор Уэйкфилд показывает, что обвинения Дира в мошенничестве являются сфабрикованными.

GMC не находит доказательств научного мошенничества доктора Уэйкфилда. Напротив, многие ученые и лаборатории во всем мире подтвердили выводы доктора Уэйкфилда относительно тяжелого желудочно-кишечного воспаления и симптомов у большого процента детей с аутизмом. При отзыве от 2 февраля 2010 года The Lancet не заявлял о мошенничестве. Полагаясь исключительно на процедуру GMC, он отозвал статью, утверждая, что авторы не называли пациентов представленными, а исследовательская группа не получила одобрения комитета по этике больницы. Выводы GMC и зависимость The Lancet от них кажутся необоснованными.

Значение обвинения против Уэйкфилда

Для чего же тогда было это громкое преследование? Если не было научного мошенничества, нераскрытых финансовых конфликтов интересов, никаких этических нарушений при проведении тестов на больных детях и жалоб со стороны пациентов или их семей, то в чем дело? Разве международный скандал и многомиллионное судебное преследование сводились лишь к наказанию врача за взятие крови у детей на вечеринке по случаю дня рождения с их согласия и согласия их родителей? Конечно, нет.

Доктор Уэйкфилд был и остается диссидентом от ортодоксальной медицины. Медицинское сообщество подвергло его такой экзекуции напоказ за его несогласие [с официальной точкой зрения] Исследования доктора Уэйкфилда вызвали фундаментальные сомнения в безопасности вакцин и этиологии аутизма. Доктор Уэйкфилд был наказан за его смелость высказываний, чтобы предупредить людей о рисках вакцинации и убедить их использовать свое собственное суждение.

Доктор Уэйкфилд был наказан за поддержку свободы выбора в деле вакцинации.
Целью судебного разбирательства, как и в любом показательном процессе, было донести до других врачей и ученых, а также общественности, что считать ошибками и преступлением. Шоу-процесс предлагает видимость надлежащей правовой процедуры, но, по сути, демонстрирует открытую силу. Очевидное намерение обвинения состояло в том, чтобы запугать других от следования по стопам доктора Уэйкфилда и преподать урок, что любой в медицинском или научном сообществе, кто осмелится публично подвергнуть сомнению безопасность и эффективность вакцин, будет наказан со всей строгостью. Похоже, что GMC решил, что если ценой такого урока будет научное незнание о связях между вакциной и аутизмом и страдания тяжело больных детей, то пусть будет так. Доктор Уэйкфилд был выбран в качестве примера.

GMC уничтожил профессиональную репутацию и лишил доктора Уэйкфилда средств к существованию, а The Lancet и другие издания опорочили его профессиональные достижения путем опровержения. GMC вступил в сговор с The Lancet, средствами массовой информации, Министерством здравоохранения Великобритании, фармацевтической промышленностью и даже с Министерством здравоохранения и социальных служб США и Министерством юстиции США, чтобы дискредитировать доктора Уэйкфилда. Центр по личным правам уверен, что мир оглянется на преследование доктора Уэйкфилда, Уокера-Смита и Мерча со стыдом и раскаянием.
Вскоре мир, несомненно, осознает, что именно доктор Уэйкфилд, а не его хулители, встал на защиту медицины с его стремлением к науке. Доктор Уэйкфилд остается несломленным диссидентом перед лицом репрессивного медицинского и научного сообщества.
Tags: Прививки, Причины
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author