Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Больные дети

Почему больных младенцев выхаживать НЕ нужно, а младенческая смертность должна быть высокой. Потому что инклюзивного общества не существует. Больные дети не просто никогда не адаптируются к нормальной жизни в обществе, а они разрушают жизнь вокруг себя. Потому что "мы всё понимаем, но мы много вложили в своих детей, и не собираемя вам уступать общие ресурсы". Автор пост ещё достаточно эмоционально и психически развит, чтобы осознать, что "что-то сделал не то". А сотни других пройдут по головам у этих детей и вообще не заметят "чотакова".

https://www.facebook.com/pavel.hvatkin/posts/4320746774667360
…Был у меня один случай, в воспитании сына, за который мне до сих пор стыдно и я испытываю недецкое чувство вины.

Сыну было семь или восемь лет, когда у него во дворе, в их мальчишеской ватаге, появился странный друг. Андрей. Мальчику Андрею шёл уже семнадцатый год. Он учился «в лицее» (в который у нас преобразовалось бывшее ПТУ при заводе), и, в общем, был обычным подростком-отроком, почти уже взрослым, с одним лишь существенным отличием:

У него был (да и есть, надеюсь) младший брат. Младший брат родился с какими-то там задержками в развитии, и, скажем так, был тормозной. Вот с ним Андрей и вошкался-возился постоянно. Младшему брату Андрея было биологически лет так семь, но реально года четыре. По развитию. Чтоб его не обижали, Андрей тусовался с семилетками, а значит, и моим сыном.

И так хорошо он там тусовался, что через какое-то недолгое время мы уже слышать устали: «Андрей - то, Андрей - сё, а знаешь, пап, какую Андрей классную штуку придумал, когда мы сегодня играли?!» - терпение моё стало лопаться, когда началось «Андрей - мой лучший друг на всю жизнь», и прочая такая детская херня.

Меня раздражала столь существенная разница в возрасте. Поймите правильно: это потом, в период зрелости, сильно стираются все эти границы. Разницы между «за писят» и «за сракет» - уже практически нет. Разница между восемью и восемнадцатью - целое детство, поколение, юношество, отрочество и вообще - целая жизнь! Хоть и в миниатюре.

Маму тоже раздражало. Возникало слишком много вопросов. На которые сын не торопился давать ответы. При расспросах об Андрее с охотой рассказывал, что знал, но если вдруг понимал, что мы ищем подвохи - запирался, ершился, захлопывался, как сундук.

…Так мы узнали, что у Андрея очень не просто всё в жизни: довольно молодой его папа недавно умер при весьма странных обстоятельствах (я не владею никакой информацией, кроме слухов, по официальной версии - сердечно-сосудистые заболевания и их последствия, но это версия Андрея и для Андрея, вероятно, озвученная взрослыми; злые посторонние языки, конечно, показывали воздетыми бровями и закошенными за спину глазами тяжёлые наркотики со всеми вытекающими). Любимая бабушка тоже внезапно как-то умерла, в тот же год, когда и папа. Младший брат странным родился, всю жизнь с ним все возились, а мама после всего этого вышла замуж за отчима, к которому и уехала в другой подмосковный город (недалеко), парень жил в нашем доме с бабушкой (с отчимом отношения, походу, не заладились) и с братом, потом бабушка, как помните, умерла, и стало всё совсем плохо и странно.

…От всех этих пертурбаций Андрей как минимум стал каким-то замкнутым и немного диковатым. Со сверстниками не водился и не дружил, а чувствовал себя уверенно и расковано только с этими малолетками.

Вас бы не напрягло? Тогда я вам завидую.

Мой ребёнок прямо нездорово как-то души в нём не чаял. И, конечно, однажды свершилось: у нас в семье практиковался «папин час», когда мы вечером, перед тем, как начать делать вечерние дела перед сном, валялись с сыном на кровати, и он мне рассказывал свой день. Всё-всё-всё, что сочтёт нужным.

В тот проклятый вечер я был чем-то раздражён. Устал, какие-то напряги, перелёты, что-то где-то не задалось, выбился из режима, короче - не важно, были, видимо, казавшиеся в моменте весомыми «смягчающие обстоятельства».

…Сын пел соловьём: Андрей… Андрей… А вот тут Андрей… А он мне на велик приделал диодную ленту и батарейки к ней, ты видел, пап?! (да, я забыл сказать, что паренёк, помимо прочего, удивительно рукастый, и в электрике шарит, хотя никогда ничему не учился в этом смысле).

Даже не знаю, почему моё терпение лопнуло именно в тот момент. Я резко и отчётливо произнёс:

- Я запрещаю тебе впредь общаться с Андреем! И больше не хочу ничего слышать про него! - Но почему?! - взвился сын.

- Потому что это ненормально, когда дружат восьми- и восемнадцати-летний мальчики! И если ты этого не понимаешь пока, то на то мы и даны, твои родители, чтоб… - и дальше я понёс какую-то подобающую случаю, стандартную ахинею.

Жена, мама ребёнка, меня тоже поддержала. Сын поругался со всеми нами, но нехотя пообещал избегать Андрея…

…На следующий день я шёл со стоянки к дому, после работы, и увидел вышедшего гулять сына. На модернизированном Андреем велике - с лампочками по всем граням и осям.

Андрей стоял, как всегда, с младшим братом, бессмысленно ковыряющим веточкой траву. Почему-то никого из пацанов, ровесников сыну, больше не было, вечер был холодный, неуютный, осенний, - и большой парень Андрей на детской площадке выглядел как-то особенно одиноко.

Мой было поехал к нему (а Андрей так прямо побежал ему навстречу!) - но в последний момент срисовал мой силуэт, они коротко встретились, сын буквально пару слов сказал Андрею, и, прыгнув в седло, погнал к подъезду.

Я тоже уже в этот момент по своей траектории подходил к подъезду, и был уже достаточно близко, чтоб увидеть и услышать всё: сын торопился забежать с великом в подъезд, а за ним бежал Андрей, и…

- Егор! Егор! ПОЧЕМУ ТЕБЕ ЗАПРЕТИЛИ ОБЩАТЬСЯ СО МНОЙ?!

В этом крике было столько искреннего непонимания и - отчаяния! Какого-то просто непомерного для такого молодого человека отчаяния, с большой буквы этого слова, словно опять его лишают общения с кем-то очень близким, с кем интересно, весело, родственная душа, кто ПОНИМАЕТ, но почему-то всё время такие люди из его жизни уходят навсегда, а теперь уже - по совсем непонятным ему причинам!

…Сын таки успел убежать в подъезд, а я, глядя на крупные слёзы в глазах Андрея, вдруг (и очень сильно) почувствовал себя таким мерзавцем! Таким мудаком, что даже описать это ощущение не возьмусь…

- Ты - Андрей? Я папа Егора… Пойдём, пообщаемся. Мне надо с тобой поговорить. - мы нарезали круги по спортивной площадке, примыкающей к нашему двору. В этот холодный вечер никого, кроме нас, там не было, и нашей беседе никто помешать не мог.

Я увидел обычного нормального парня, на которого ещё лет пять назад свалили недоразвитого брата, а потом все эти несчастья семейные, беды, уходы близких, - парень замкнулся, решил не отсвечивать. Возился с братом, как было велено (брат всю дорогу вяло телепал за нами, не демонстрируя никакой связи с реальностью - видимо, тоже уже привык, замкнулся).

Со сверстниками у него отношения не складываются, те (он прям так и сказал) считают его маленько ебанько. Но в лицо не говорят и особо не докучают, вроде. Хотя в «лицее» ему не очень нравится учиться.

Он совсем не взрослый. Так бывает. Когда слишком сильно погружены в мир младших - забывают повзрослеть сами. А гормоны, знаете ли, играют не у всех. Девочки его пугают. И это правда, на самом деле, единственные, с кем он чувствует себя уверенно и свободно - сверстники его брата! Он для них умный и крутой, рукастый авторитет, который может починить велосипед или приделать на него сверкающую мандулу световую! Хороший он парень!

Я извинился перед ним, сообщив, что это я запретил Егору общаться с ним, но теперь, поняв, что всё ок, я свой запрет обязательно сниму. На том тогда и расстались.

Потом ещё жена общалась с ним, и даже кормила его в Макдональдсе, куда забежала с Егором между занятий и встретила там Андрея. Правда, это было уже спустя минимум год.

Несмотря на снятие запрета в тот же вечер, сын прообщался с Андреем недолго. Толи всё-таки остался какой-то осадочек у обоих, толи просто обстоятельства так склались - вскоре Андрея всё-таки забрала мама к себе, в тот подмосковный город, жить, и он стал приезжать только на выходные, потом реже, реже… Может быть, наконец, повзрослел, и девочки перестали его пугать, и приоритет интересов сместился всё-таки к своей жизни, а не жизни брата младшего… трудно сказать. Но дружба распалась.

И я до сих пор себя виню за это!

Мы, взрослые, слишком испорченные. Это отвратительно, насколько нам сразу мерещится всякая мерзость.

Не повторяйте моих ошибок. Не запрещайте общение своим детям. И уж тем более не ведите себя, как слон в посудной лавке… повинуясь сиюминутному раздражению и вообще всяким гнусностям из своей головы.
Tags: Культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments