Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Мистика

https://www.facebook.com/leberezina/posts/10211662874567148

Лора Белоиван
: "Я обещала рассказать свою историю про кошек - ту самую историю, которая если и не превратила мою жизнь в сплошной праздник, то облегчила понимание кое-каких заглавных вещей - что не мало. Наверное, у меня будет получаться длинно - прошу прощения. И еще: я некоторым из вас рассказывала первую часть и где-то писала о ней в комментах, так что это не дежа вю у вас, а вы действительно это уже читали/слышали.

Первая часть - про Кири и Минцу. "Помнится, долго не могла открыть входную дверь: какая-то тварь натолкала в замочную скважину спичек. На руках у меня сидели две привезенные с собой трехмесячные кошки, на плечах невыносимо болела голова с напрочь заложенными ушами, а за плечами болтались увольнение из пароходства, межреспубликанский обмен наследственной квартиры и рюкзак с колечком колбасы" - это цитата из Чемоданного романа, а Кири и Минца - это прототипы тех самых трехмесячных кошек, и вся эта история началась в феврале 92-го года. Тогда еще не требовали ветсправок, чтобы притаранить зверя на борт самолета. Да хоть двух зверей. У меня нет фотографий Кири и Минцы, у меня вообще нет фотографий из 90-х - потому что зимой 2000 сгорел мой дом, и фотографии - это последнее, о чем я жалела. Но я помню их лица, как фотоаппарат-Полароид: немножко ярче, чем достаточно. Кошки-черепашки. Охуенной красы и грации Минца, одетая более контрастно, и толстоватый медвежонок Кири - круглая голова, круглое лицо, круглые глаза, вписанное в укороченный цилиндр туловище практически равномерного бурого окраса.

Из той квартиры мы с кошками переехали через полтора года. Еще через год пропала Минца - она ходила на улицу через форточку, и однажды просто не вернулась. Я искала ее по всему Эгершельду, но не нашла ни живой, ни мертвой.

С Кири мы поменяли квартиру на дом и прожили вместе до августа 99-го. Все эти годы она была моим лучшим другом, невероятно чутким и преданным. У меня больше никогда не было близких друзей, настолько же лишенных чувства юмора, как Кири - которой это самое ч.ю. было как кобыле пятая нога, потому что невозможно себе представить уссыкающегося Будду - а Кири была натуральным продвинутым буддистом, и еще эзотериком она была - хз, как это в ней совмещалось, но у нее был доступ к закрытым сведениям - например, она могла спокойно подойти к Мару (мать Банцена, суровая японка), когда та жрёт, отодвинуть собачью морду собственной круглой башкой и спокойно точить из собачьей миски сухой корм. Мару (японский мастиф, бойцовая порода, 60 кг мышц) её побаивалась и уважала страшно.

Ну или вот еще: две зимы подряд я возвращалась к себе за город последним троллейбусом, который, однако, ходил совершенно не по расписанию, а просто по факту был последним. И мне нужно было с конечной остановки пройти через лес - короткой тропой если, то метров 400. И Кири всегда знала, что мой последний троллейбус пришел - и неслась мне навстречу по сугробам, еще больше спрямляя тропу. Она в итоге становилась вполне годной для ходьбы, эта Кирина тропа, сливаясь с основной примерно в 20-30 метрах от дороги: Кири встречала меня в самом начале леса, с разбегу сигала ко мне на плечо и ехала домой на мне.

У нас с ней было очень много историй, во всех трёх жилищах, в которых мы с ней успели пожить вместе. Это совсем уж долго рассказывать. Да и не надо, в общем.

Её у меня не стало в августе 99-го. Накануне у нее родился мертвый котенок, я ночь просидела с Кири, мы с ней вместе утром его похоронили, после чего Кири ткнулась лбом мне в запястье, развернулась и ушла в лес. Я побежала следом и её не нашла. И, в общем-то, знала, что бесполезно искать, но искала, конечно. Мы вместе с Мару искали - до вечера, и на следующий день тоже.

И я тогда поломалась очень сильно. Забила на работу, только собак кормила, и всё. А остальное время, круглые сутки практически, я выла. Два месяца это было моим единственным занятием. Иду- вою, сяду - вою, ложусь мордой к стене - вою.

Представляю, как я бедную Кири своим воем достала, если она однажды взяла и пришла со своих небес - цок-цок когтями по полу, она никогда когти в пальцы до конца не втягивала, ходила как электрик.

Когда она пришла, я как раз выла, лёжа мордой к стене. Кири процокала через мою комнату от двери до дивана, запрыгнула и улеглась, как она обычно это делала - привалившись к пояснице. И замурчала. Она очень громко всегда мурчала. И так мы с ней лежали минут пять: я, перестав выть, и она, не переставая мурчать. И я очень четко откуда-то знала, что нельзя оборачиваться и ее трогать, и смотреть нельзя тоже. У меня есть объяснение, почему, но я не хочу разжевывать очевидные вещи про соляной столб - только не я бы в него превратилась, а Кири стала бы ничем. Все-таки, видимо, это очень тонкая и уязвимая форма жизни, когда, будучи уже на небесах, приходится принимать нормальный вид и идти по делам в земной мир. Она пришла сообщить мне, что с ней всё ок. И чтоб я прекратила париться на её счёт. И что смерть хотя и есть, но совсем не такая и не для того, чтобы выть. И я взяла и протянула руку себе за спину.

Кири не исчезла в мгновение ока - она спрыгнула с дивана на долю секунды раньше, чем я ее коснулась. И поцокала к двери. У меня хватило ума и сил не обернуться и не посмотреть.

И с того момента я больше не выла.

Какую длинную телегу я загнала. Но уже близко до финиша.

Со временем, мне кажется, я поняла, почему некоторые отцы церкви (отцы церквей разных христианских направлений, я бы сказала) не очень одобряют, когда человек и животные живут под одной крышей. Мне кажется, это из-за того, что человек, у которого перед глазами проходит, например, кошкина жизнь от и до, получает те сведения о бессмертии, которые должны ему даваться верой, а не знанием. Человек, у которого постоянно живут животные, приобретает самые ценные понимания как бы с заднего крыльца, когда все остальные, как порядочные, стоят в очереди у парадного. Но и платит за это, конечно. Переплачивая втридорога, если не больше (ну и хватит об этом).

Потом, после того случая, у меня еще было много веселого. В пожаре погибли Мару и Банно - мать и брат Банцена, две кошки - Сандра и Шеба, мои подобрашки помойные - я двоих бездомных котят притащила в дом после визита Кири, на их погибель. Этот пожар хорошо так по мне проехал, но я, как нормальная железная леди, работала как лошадь. Надо было на жилье зарабатывать.

Свидание с Кири своё дело сделало.

А примерно года 4 назад я вдруг стала часто ее вспоминать (хотя не забывала я о ней никогда) и думать одну неприятную вещь. Что если, - думала я, - Кири пришла спасать меня от окончательной поломки ценой своей жизни? - я имею в виду ту ее жизнь, которая была потом, после смерти. Что если она тогда материализовалась, истратив на это дело всё, что у неё было? Вдруг она не смогла восстановиться?

И было мне очень паршиво о такой вероятности думать. До такой степени, что я попросила у Небесей дать мне знак, что всё ок. Только такой, понятный знак. Очевидный. Однозначный знак.

И тогда Дима и Алена берут и вывешивают фотографии котят, которые родились у их кошки. Среди них две черепашки. Я смотрю на фотографию маленьких Кири и Минцы и немного офигеваю, но как-то действительно немного, не до конца. Мы с Ветеринаром забираем обеих.

Ниндзя - дословный привет от Кири - прожила год или два? - я что-то усомнилась сейчас в сроках. Очень мало.

Марфа, точное повторение Минцы, пережила сестру на год, заболев ровно в годовщину Ниндзиной смерти. Два дня тому назад мы ее похоронили под елкой.

У меня есть еще пара-тройка-пятерка фактов, но я их придержу.

Напоследок о том, почему не надо выть. Если всё, что я рассказала выше, было в пользу бедных, то просто прошу поверить на слово: горе по ушедшим деструктивно, оно плохо сказывается на тех, кто ушел, и плохо сказывается на вас. Второе и самое важное - мы все умрем, но никто из нас не умрет. Наших зверей это касается в той же степени. Самоубиваться по поводу смерти драгоценных наших котов и собак (и людей, кстати, но мы договорились, что речь о животных) и нельзя, и нет смысла.

Как же не убиваться, когда оно само?

А оно не само. Это мы делаем. Очень доступный способ не делать - существует. Там, конечно, присутствует некий волевой момент, но не запредельных усилий он требует. Вот он: гоните прочь с глаз, из головы, от себя - детальные воспоминания о последних часах и минутах ваших любимых котов и собак. Не реставрируйте горе, вы его уже пережили, не надо переживать его вновь и вновь. Наступите своим мозгам на горло, когда они предложат вам еще раз поразглядывать картинку, на которой вы закрываете кому-то любимому глаза. Не призывайте вину. Уже всё прошло - уже никому не больно, уже все хорошо, а было бы еще лучше, если бы не поводок и не строгий ошейник. Это ваше горькое горе - вы держите его за один конец, а на другом болтается тот, кого вы любили. Вот ради него - возьмите и отпустите. Он, собственно, для этого и жил."
Tags: Мистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments