Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Медицинский патернализм, он же социалистическое здравоохранение

Я потерял 2 ссылки на посты в ФБ — висели в открытых табах, потом пропали. Найти что-то в этой ФБ-помойке, конечно, нереально. Поэтому оставляю что попалось сразу. Как выглядит русский медицинский патернализм на практике. Он же социалистическое здравоохранение. 2020 год.

https://www.facebook.com/anna.stunzhas.9/posts/3478502562226440

29 октября у меня умер папа. В больнице. И когда я обсуждаю обстоятельства его пребывания там со знакомыми, я понимаю, что у людей очень много фантазий, абсолютно далеких от реальности – о лечении в больнице пневмоний и т.н. ковида. И поскольку такие заблуждения приводят часто к смерти, а в лучшем случае к серьезным осложнениям, то я хочу подробно описать всё, что происходило в больнице с точки зрения самого папы – пока еще у него был телефон и он мог с нами общаться, и с точки зрения его родственников.

Итак, моего папу положили в больницу с подозрением на ковид и сильной двусторонней пневмонией. Как и большинство современных людей, он верил в медицину, поэтому считал, что раз он сильно заболел, то нужно лечь в больницу, там помогут. У него была температура и сильная слабость, но в остальном состояние было нормальным, он вставал, интересовался едой, которой кормили в больнице, и вообще жизнью. Однако сразу же ему стали давать лекарства в большом количестве – уколы, капельницы и по 13 таблеток в день, в том числе несколько видов антибиотиков. После недели такого лечения его состояние сильно ухудшилось – в том числе начался сильный понос. Однако несмотря на это, количество лекарств не было уменьшено, ему продолжали давать несколько видов антибиотиков. Еще через неделю стало еще хуже – началось уже недержание, организм пытался избавиться от этой отравы.

А что же говорили врачи, спросите вы? Лечащий врач первую неделю брал трубку, говорил, что есть положительная динамика, но при этом никакой конкретики ни нам, ни папе известно не было – ни результаты анализов, ни какими лекарствами его лечат. А потом две недели дозвониться в больницу стало невозможно, по указанному телефону ординаторской трубку снимать перестали. А по телефону справочной давали только общую информацию – состояние средней тяжести. Других телефонов не давали. Встретиться ни с врачом, ни с заведующим отделением невозможно – там «красная зона», туда никого не пускают.

Папа настойчиво просил отпустить его домой, однако его продолжали держать в больнице. В результате через три недели пребывания в терапии его перевели в реанимацию. Там у него забрали телефон, запретили вставать с постели (не положено). О состоянии папы мы могли узнавать только у врача, который никакой конкретики не давал, разговаривал только с женой пациента (с нами, детьми, общаться отказался). С его слов через 2 дня пребывания в реанимации папа начал «буянить» - требовал отпустить его домой, срывал катетер, маску. Ему вызвали психиатра, который прописал седативные (успокоительные) уколы – чтобы папа не мешал им себя гробить.

За 10 дней, что папа пролежал в реанимации, у нас не было никакой объективной информации о его состоянии. Не было и субъективной – напомню, что никакой возможности общаться с родными у папы не было. Попытки забрать папу не увенчались успехом. Как мне сказали в Лиге пациентов (некоммерческой организации, специализирующейся на защите прав пациентов), выйти из реанимации у нас в стране человеку, который туда попал, практически невозможно – врачам проще оставить его умирать у них, но они будут делать все по инструкциям Минздрава, а следовательно, никакой ответственности потом нести не будут, чем выписать его под подписку родственников и самого пациента о том, что они ответственность берут на себя – потому что в таком случае на врачей можно подать в суд, расписка эта в суде не будет иметь значения. Ну и никакой свободы выбора своей судьбы, в том числе лечиться или нет, у нас в стране ни у кого нет – если попал в эту систему, то они отпускают либо в морг, либо если смог выздороветь.

Букв я написала много, поэтому еще раз повторю кратко – возможности вырваться из больницы при наличии такого желания нет! Возможности вырвать своего родственника оттуда нет! Возможности пообщаться с врачом лично нет! С заведующим тоже нет! Возможности пригласить к пациенту другого специалиста, например, какого-то платного, проверенного, нет! Как конкретно лечат пациента неизвестно! Права отказаться от реанимации у пациента нет! Права отказаться от приема препаратов нет! Права умереть дома нет! (и это все на фоне отрицательных тестов на ковид, заметьте!)

Напомню, что уже и в мировой практике, и даже в профессиональной среде наших врачей известно, что прием антибиотиков при ковиде дает в качестве осложнения пневмонию. И только 10% пневмоний переходят в бактериальную пневмонию, при которой показано лечение антибиотиками! Но Минздрав сказал лечить антибиотиками – в больницах их и дают в большом количестве всем подряд.

Отдельно скажу про ИВЛ. К нему подключают в реанимации больных с тяжелой пневмонией. Так подключили и моего коллегу Вячеслава (43 года), скончавшегося сегодня в реанимации на ИВЛ. Но в Европе еще весной пришли к выводу, что большое количество смертей от короновируса тогда было связано именно с тем, что больных подключали к аппарату искусственной вентиляции легких. При прочих равных условиях выживают те, кого к ИВЛ не подключают. Напомню, что у нас в стране никто не будет спрашивать в больнице, хотите вы, чтобы вас к нему подключили, или нет.
Tags: Культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments