Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

К новой моде рожать детей в 40 лет у женщин и в 60 у мужчин

https://morfizm.livejournal.com/1461300.html
Одновременно с этим, я думаю, даже если бы я был традиционным семейным человеком, заморозить сперму до 40 лет - это очень хорошая идея, потому что с годами у мужчин накапливаются мутации. Это контр-интуитивно, кажется, что у мужчин сперма генерируется новая, а у женщин всё те же яйцеклетки, но факт в том, что именно у мужчин в выходящей сперме мутаций намного больше, чем у женщин в зрелых яйцеклетках. Это потому, что новая сперма образуется через деление предыдущей, таким образом, мутации копятся всю жизнь и передаются по цепочке (https://www.nkj.ru/news/32194/). Это как если бы вы одну и ту же библиотеку слишком часто портировали из одного проекта в другой: этот процесс позволяет не только создавать новые баги, но ещё и копировать все предыдущие!

https://www.nkj.ru/news/32194/ (https://www.the-scientist.com/daily-news/icelanders-genomes-hint-at-origins-of-genetic-diversity-30899)
Большая часть генетических мутаций приходит от отцов
Исследователи из Исландского университета и компании deCODE, занимающейся геномными исследованиями, проанализировали геномы 14 000 жителей Исландии, и пришли к выводу, что хотя наследственные мутации приходят к любому человеку от обоих родителей, от отца таких мутаций приходит намного больше, чем от матери. Результат ожидаемый, однако чтобы понять, почему так происходит, нужно вспомнить немного биологии.

Наследственные мутации – те, которые переходят из поколения в поколение с помощью половых клеток; мутация, попавшая в ДНК сперматозоида или яйцеклетки, однозначно достанется зародышу, если, конечно, этот сперматозоид и эта яйцеклетка поучаствуют в оплодотворении.

Однако мужские и женские половые клетки формируются по-разному. И у тех, и других есть клетки-предшественники, которые делятся, наращивая число будущих сперматозоидов и яйцеклеток. Но если у женщин полный набор яйцеклеток на всю жизнь образуется еще до рождения, то у мужчин сперматозоиды появляются потом на протяжении почти всей жизни – то есть у мужчин клетки-предшественники продолжают делиться, делиться и делиться.

Мутации же, как известно, получаются из-за ошибок копирования, когда клетка синтезирует вторую копию ДНК перед делением. Поскольку предшественники сперматозоидов продолжают делиться, то и мутаций в ДНК сперматозоидов будет больше, чем в ДНК яйцеклеток. Конечно, на яйцеклетки действуют другие мутагенные факторы, и какие-то мутации в них появляются, однако намного реже, чем в мужских половых клетках. В статье в Nature говорится, что в незрелых яйцеклетках за год появляется в среднем всего 0,37 мутаций, тогда как в сперматогониях – клетках, которые дают начало сперматозоидам – 1,51 мутаций.

Изменения в ДНК при этом распределяются неравномерно: например, в геноме яйцеклеток есть участки, в которых мутации случаются в 50 раз чаще. Многое также зависит от характера мутаций, так как некоторые их разновидности с возрастом происходят реже, а у некоторых, наоборот, частота со временем повышается.

То, что некоторые участки ДНК более подвержены мутациям, можно опять же объяснить особенностями биологии половых клеток. Во время деления клетках-предшественниках гомологичные хромосомы (то есть пары материнских и отцовских хромосом) обмениваются участками – происходит так называемый кроссинговер. Но для того, чтобы обменяться участками, ДНК нужно разрезать. Разрывы потом зашиваются, но все эти события, вероятно, не проходят бесследно для ДНК, и некоторые генетические буквы в таких зонах обмена информацией оказываются не на своем месте.

Кроме того, известно, что молекулярные машины, которые ремонтируют ДНК и следят, чтобы в ней не появлялось мутаций, по-разному относятся к разным участкам генома: где-то они работают очень тщательно, а где-то – спустя рукава. Там, где молекулярные «ремонтники» не привыкли работать тщательно, мутаций будет больше.

Хотя мутации ассоциируются у нас обычно с чем-то плохим, далеко не все они приводят к болезням – очень многие вообще никак не влияют на работу генов, а есть и такие, которые оказываются очень даже полезными. Не будем забывать, что выживаемость вида зависит от изменчивости, а изменчивость – это мутации; если в популяции есть много разных особей, то, что бы ни случилось в окружающей среде, кто-нибудь из них да приспособится к новым условиям.

Кстати говоря, в геномах шимпанзе и горилл (но не у орангутанов) есть те же участки повышенной изменчивости в геноме, что и у человека. Можно предположить, что именно за счет таких зон, которые «притягивают» к себе мутации, эволюция приматов пошла по человеческому пути. Впрочем, прежде чем делать тут настолько далеко идущие выводы, стоит тщательнее сравнить «мутационные территории» в геномах человека и его ближайших эволюционных родственников.
Tags: Культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments