Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Categories:

Про смысл брака

В длинных постах наверняка не совсем понятна простая мысль:
— Брак — коммерческое предприятие с целью инвестиции в детей. Общение, секс для удовольствия к нему отношения не имеют.
— То, что инвестиции имеют смысл в здоровых детей, а здоровые дети не берутся из ... сами по себе — было прекрасно известно всем "неразвитым" людям до недавних пор. И только вот буквально лет 50, с развитием "социализма" начали в одном месте и путешествовать и заниматься сексом без гандона: "Ачотакова, государство же прокормит".

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=3025773777744408&id=100009354468111
В Афганистане нет никакой социальной защиты, здесь слабое здравоохранение и практически отсутствует власть закона. Есть лишь безработица, нищета и постоянные войны. В этом окружении число сыновей приравнивается к силе семьи, как финансовой, так и общественной. Они – страховой полис семьи. Ее сберегательный счет. Ее банк. И, как следствие, сыновьями нужно обзаводиться любой ценой.
****
О тех, кто живет и поступает «не так», идет «молва», а вместе с ней – и риск утратить свою добрую репутацию и семейную честь. Обилие сплетен осложняет жизнь и грозит опасностью. Неодобрение соседей, друзей и даже родственников может сделать почти невозможным для мужчины выполнение самых простых задач: получить работу, выдать дочь замуж в хорошую семью, взять взаймы денег. В стране, где государства нет и функционируют лишь немногие институты, репутация – одна из надежных валют, потому сохранение ее любой ценой всегда стоит на первом месте.

Безупречность женщины лишь в малой степени зависит от ее собственного целомудрия. Она в Афганистане гораздо больше связана со сплетнями и с теми выводами, к которым приходят соседи, основываясь на своих наблюдениях. Жена или дочь, которой позволено достаточно свободно перемещаться, рискует превратить своего мужа или отца в глазах других в посмешище и труса, который не может контролировать и защищать своих женщин. Если афганец не справится с этой основной своей функцией, он больше не сможет функционировать в обществе, поскольку его репутационный капитал будет исчерпан.

Иными словами, для молодой незамужней женщины опаснее угроза, исходящая изнутри ее собственной семьи, нежели из внешнего мира, если ее хотя бы заподозрят в том, что она ведет себя неподобающе. Вот почему это называется «убийством чести» - таково оправдание убийство юной дочери ее собственными родственниками, чтобы сохранить и защитить свою репутацию.
***
Дочери – это карты, разыгрываемые афганскими отцами. Мужчины создают альянсы, и не обязательно в интересах своих дочерей. Эти альянсы связаны с общественным престижем и честью семейства. Они желают заключать браки с высшими, чтобы обеспечить своей семье в час нужды большую защищенность – финансовую и физическую. Свобода выбора не всегда практична с точки зрения того, как афганские семьи оценивают активы для выживания.

В подобном обществе индивидуальные потребности и достижения вторичны по сравнению с семейными. Один из членов семьи – мужчина ли, женщина ли – не может взять и спланировать свою жизнь сам по себе, ни на кого не оглядываясь. Система не так устроена: всегда надо принимать в расчет всю семью и ее репутацию. Это залог и условие физического выживания.

Возможно, когда-нибудь, после долгих лет мира и процветания, социальные правила в Афганистане будут смягчены и позволят развивать индивидуальный выбор и личное счастье. Но пока семья человека и ее положение – единственные возможные константы между войнами, и их необходимо тщательно сохранять.
***
Никакая группа людей не может быть по-настоящему подавлена, пока ее членов не научат подавлять друг друга и не убедят в необходимости подавления. Для сохранения системы женщины всегда могли продолжать доказывать, что они целомудрены и порядочны, стыдя тех, кто недотягивал до этих стандартов. Иными словами, женщины и позорят других женщин как подозреваемых в распутстве.

Свекрови не просто соучаствуют, но и сами совершают акты жестокости против невесток, которые им не повинуются. Афганки не терпят проступков других женщин, особенно младших. Как и в любой подавляемой группе, попытка одного человека добиться свободы может быть серьезным оскорблением для страдающих других.
***
Желание женщин притворяться мужчинами действительно является в Афганистане одним из самых явных симптомов сегрегированного общества. Понимаете ли вы, что таково желание афганской женщины – родиться мужчиной? Быть свободной? Если бы вы могли прямо сейчас выйти за эту дверь мужчиной или остаться здесь на веки вечные женщиной, что бы вы выбрали? Кто не захотел бы выйти за дверь, прикрывшись личиной, если бы альтернативой было жить как пленник или раб? Кому на самом деле есть дело до длинных волос или короткой стрижки, брюк или юбки, женственности или мужественности, если отказ от собственного пола дает человеку доступ в мир? Огромное количество людей в этом мире было бы готово отбросить свой пол сию секунду, если его можно было обменять на свободу.

Этот тип сопротивления, с осторожностью практикуемый девушками, женщинами и родителями там, где существует гендерная сегрегация, часто и изоляции, порой группами, - феномен не просто глобальный: он может уходить своими корнями в само формирование патриархата. Когда подчинение женщин было кодифицировано с помощью закона, когда единственным способом возвысить существование женщины был брак и когда потребность в сыновьях стала абсолютной в каждой семье, вероятно, уже тогда первые бача пош начали проникать на мужскую территорию
***
Параллели бача пош («одетая как мальчик») во всех странах, где у женщин мало прав, - это параллели не западные и не восточные. Это человеческий феномен, и он существует на протяжении всей нашей истории, в самых разных местах, при разных религиях и на многих языках. Выдавать себя за кого-то или что-то иное, чем ты есть, - это судьба многих женщин и мужчин, которые рвутся к свободе. Это история еврейской семьи в нацистской Германии, выдававшей себя за протестантов. Это история чернокожего южноафриканца, который пытался осветлить кожу во времена апартеида. Маскировка под члена признанной и одобряемой группы – это одновременно подрывной акт инфильтрации и уступка невозможной расистской, сексистской или иной сегрегирующей системе.

Лучший показатель миролюбия государства - это не уровень его богатства, не уровень демократии, не вопрос этнически-религиозной принадлежности. Лучший показатель миролюбия государства - это уровень ненасилия в отношении женщин в этом государстве... Более того, демократии с высоким уровнем насилия против женщин настолько же уязвимы и нестабильны как и государства с недемократическим устройством.

https://carnegie.ru/commentary/85118
Южнокорейская, японская или тайваньская семья, относящаяся к среднему или низшему среднему классу, сейчас не имеет шансов продвинуть в ряды этого класса более двоих детей. Разумная стратегия заключается в том, чтобы ограничиваться одним ребенком, в которого следует вложиться по максимуму

В современном мире рождаемость падает везде, однако в Восточной Азии ситуация с этим катастрофическая. Шесть стран региона (три из них имеют своеобразный международный статус, но сейчас это не важно) с высокими доходами – Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг и Макао – замыкают мировой рейтинг по уровню рождаемости, согласно справочнику ЦРУ World Factbook.

Для того чтобы население страны оставалось стабильным, общий коэффициент фертильности должен быть не менее 2,1 рождения на женщину. В Малайзии, например, общий коэффициент фертильности – 1,76 – сейчас ниже, чем в Бельгии. В целом в Европе на женщину приходится 1,5–1,7 рождения. Это, конечно, мало, но все равно выше, чем в Восточной Азии, где среди развитых стран этот показатель только в Японии превышает 1,2.

Социологические причины низкой рождаемости в развитых странах хорошо известны, и почти все, что относится к Германии и Италии, приложимо к Тайваню и Южной Корее. Однако эти общие и, бесспорно, правильные соображения не могут объяснить, почему среди богатых стран в гонке к нулевой рождаемости лидируют именно страны Восточной Азии.
Успех по Конфуцию

Рождаемость падает не только в богатых странах региона: в Китае общий коэффициент фертильности тоже быстро снижается, в 2020 году он достиг рекордно низкого уровня – 1,3 рождения на женщину. В Пекине, где еще совсем недавно боролись с рождаемостью, начали разворачивать программу ее поощрения – и в рядах китайского руководства все более ощущается паника по этому поводу.

Учитывая особую ситуацию в Восточной Азии, логично предположить, что местная специфика, усиливающая общемировые проблемы, может быть связана с некоторыми особенностями восточноазиатской культуры, отличающимися от западной. Разумеется, эти особенности наслаиваются на те социально-экономические изменения, которые происходят повсеместно и приводят к снижению рождаемости и в Германии, и во Франции, и в Мексике, и в Иране.

Восточная Азия – регион конфуцианский. В некоторых странах региона на конфуцианскую традицию наслоилось христианство, но его распространение, всерьез начавшееся чуть больше столетия назад, едва ли могло сильно изменить те традиции, которые формировались на протяжении двух предшествующих тысячелетий.

В конфуцианском мировоззрении есть одна любопытная черта: в конфуцианстве отсутствует идея загробного воздаяния, столь важная для христианства и даже ислама.

Христианин, если он только не кальвинист, знает: «Богатому войти в Царство Божие так же трудно, как верблюду пройти сквозь игольное ушко» (в оригинале был, кажется, не «верблюд», а «канат», но сути подхода это не меняет). В христианстве подразумевается, что есть некая высшая инстанция, Последний Судия – возможно, суровый, но, безусловно, справедливый, который судит человека по высшим критериям и вознаграждает добродетели не в бренном земном мире, а в будущей жизни. В христианском обществе то, что тот или иной человек кажется окружающим «лузером», не может восприниматься как показатель его морального несовершенства. Наоборот, любой христианин знал – и церковь ему об этом беспрерывно напоминала, – что нищий может быть более угоден Господу, чем богач.

В восточноазиатской (то есть, несколько упрощая, конфуцианской) традиции не имелось развитой идеи загробного воздаяния. Точнее, эта идея существовала где-то на периферии массового сознания, относясь скорее к области народных суеверий.

Представления о загробном воздаянии в некоторой степени присутствует в буддизме. Однако на протяжении большей части истории Восточной Азии буддизм там был религией полумаргинальной – верой социальных низов, женщин и прочих простецов, к которым в массе своей конфуцианская культурная и политическая элита относилась со смесью иронии и высокомерия.

Не имея идеи загробного воздаяния, конфуцианская этика была построена вокруг того, что освоивший конфуцианский канон и комментарии к нему человек просто в результате чтения этих «правильных» книг становится высокоморальным и достойным самых разных успехов и почестей.

Молчаливо предполагалось, что в конфуцианстве Небо (отдаленный аналог христианского Бога) вознаграждает человека за его моральное совершенство уже на этом свете. Вознаграждение это проявляется, однако, в первую очередь в материальной форме – в деньгах, роскошных резиденциях, красивых наложницах и, главное, служебном успехе, который для конфуцианских идеологов был, пожалуй, главной из всех наград.

Конечно, в конфуцианстве существовали и иные традиции – например, традиция благородного мужа, который, сохраняя верность рухнувшей династии, отказывался служить новым господам мира сего. Или, например, традиция отважного бюрократа, который борется с коррупцией и беспринципностью и в конце концов погибает, но остается героем в памяти потомства. В обоих этих случаях воздаянием служил не прижизненный земной успех, а память и уважение потомков, что выражалось через исторические тексты. Однако этот вариант спасения души был доступен только для малочисленных представителей элиты – книг о деяниях крестьян как-то не писали. В целом же в конфуцианстве был важен именно земной успех, который был не соблазном и дьявольским искушением, а подтверждением того, что Небо благоволит данному индивиду.

Но как же это все связано с нынешней катастрофической ситуацией с рождаемостью?

В погоне за успехом

В странах европейской традиции при всей ориентированности на материальный успех по-прежнему сохраняется ощущение, что человек, по тем или иным причинам не добившийся такого успеха, остается достойным членом общества. И мелкие рачки офисного планктона, закованные в панцирь своей галстучно-юбочной униформы, и грузчик, и уборщица не воспринимаются как люди морально ущербные и за это наказанные судьбой и Богом.

В принципе, мало кто из тех, кто вырос в христианской (пусть и в «атеистически-христианской») культуре, будет спорить с тем, что скромный развозчик пиццы или многодетная мать, завертывающая бутерброды в «Макдоналдсе», по своим моральным качествам могут превосходить большинство тех, чьи имена красуются в списке Forbes. А вот для человека, воспитанного в конфуцианской культуре, это не столь очевидно.

Это ведет к тому, что родители в странах Восточной Азии в заметно меньшей степени, чем родители европейские, готовы мириться с тем, что их дети не добьются земного успеха. Напряженности добавляет и то обстоятельство, что в большинстве этих стран слабо развита система социального обеспечения, так что судьба южнокорейского неудачника обычно печальнее, чем судьба неудачника шведского.

Впрочем, ни в одной из развитых стран Восточной Азии человек уже давно не рискует умереть от голода или замерзнуть зимой на улице – минимальная система соцобеспечения здесь все-таки есть. Тем не менее сам факт, что ребёнок со временем окажется условно в «нижних 25%» общественной иерархии, страшит всех родителей – в том числе и тех, кто сам относится к этим «нижним 25%». Дело не столько в материальных проблемах и житейских неудобствах, сколько в общем отношении к тем, кто не смог добиться ничего в жизни: эти люди воспринимаются как до определенной степени морально ущербные.

Заинтересованные родители готовы тратить огромные деньги, чтобы просто удержать своих детей на некоем минимально приемлемом уровне, который за последние десятилетия во всех странах региона вырос. В результате богатая, по мировым меркам, восточноазиатская молодежь растет в условиях такой жесткой конкуренции, которая в большинстве европейских стран просто немыслима. Корейские, японские и тайваньские подростки (так же как и подростки из пока не столь богатых Китая или Вьетнама) проводят школьное время в беспрерывных занятиях, в лихорадочной подготовке к поступлению в вуз. Они живут по известному принципу Красной Королевы «бежать, чтобы остаться на месте», и родители такое их поведение всячески поощряют.

В этих странах государство активно субсидирует образование, которое с формальной точки зрения является достаточно дешевым. Однако на практике, чтобы поддерживать планку и не допустить того, чтобы дети столкнулись не столько с нищетой, сколько с социальной неудачей, родители вынуждены вкладывать огромные суммы в образование и социальное продвижение детей. Школа в этих странах бесплатная или почти бесплатная, но без многочисленных курсов, репетиторов и дополнительных занятий поступить в минимально приличный университет почти невозможно, а дополнительные занятия стоят немалых денег.

В результате ребенок превращается в финансовую обузу. Южнокорейская, японская или тайваньская семья, относящаяся к среднему или низшему среднему классу, сейчас не имеет шансов продвинуть в ряды этого класса более двоих детей. Разумная стратегия заключается в том, чтобы ограничиваться одним ребенком, в которого следует вложиться по максимуму. Некоторые же и вовсе дезертируют с фронтов беспощадной борьбы за воспроизведение среднего класса, предпочитая оставаться бездетными и сохраниться в рядах среднего класса хотя бы самим.

Недавние меры китайского правительства, которое попыталось резко ограничить репетиторство, являются отражением этой ситуации. Совершивший резкий разворот и практически мгновенно перешедший от политики ограничения рождаемости к политике ее поощрения Китай понимает, что гигантские траты на репетиторов – один из факторов, который заставляет родителей ограничивать число детей в семье. Однако наиболее вероятный исход этих усилий ясен из опыта других стран региона – например, Южной Кореи, где похожая политика проводилась авторитарными режимами в 1980-е годы. Везде попытки ограничить частные расходы на образование окончились неудачей – и вряд ли Китай станет исключением.

На неудачу, похоже, обречены предпринимаемые в регионе попытки решить проблему социал-демократическими методами, которые вполне работали в Европе. Запреты на внеклассные занятия, выравнивание условий обучения в школах и стандартизация школьных программ, переход на бесплатное образование – всё это меры хорошие, но на главное они никак не влияют. Восточноазиатских родителей волнует не абсолютный, а относительный уровень их детей. Им не так важно, что выучат дети, куда важнее, где эти дети будут находиться по отношению к некоему среднему уровню: быть намного ниже этого уровня для них – позор. Поэтому меры, направленные на улучшение доступа к образованию для всех, на эту гонку не влияют, а просто передвигают стартовую позицию все дальше.
следующего автора:

Андрей Ланьков

https://id77.livejournal.com/1635739.html
А знаете ли вы значение такого термина как консуммация? Не в том странном значении, которое используется в современном мире, когда дама пытается всячески подвести мужчину на покупку дорого алкоголя в стрип-барах, а в исконном, настоящем значении. Нет? А зря... Ибо без консумацирования брака могли быть очень серьезные проблемы. Причем у всех :-))

Что же это такое и с чем это едят? Давайте разбираться :-)

Институт брака был очень важен в Средневековой (и позже) Европе. На нужности и необходимости брака сходились и власти, и церковь и просто народ. А все потому, что чаще всего брак являлся системой юридического закрепления материальных отношений, инструментом политики (большой и малой), да и просто возможностью отчуждения собственности. Понятно, что при таких делах браки заключались на небесах старшими и влиятельными людьми рода, а мнения самих брачующихся никто и не спрашивал в принципе. Они были лишь инструментом юридической процедуры. И такое понятие как любовь друг к другу, нежность и вообще добрые отношения- это было штукой редкой. так что, Алла Борисовна немного ошиблась - жениться по любви не мог не только ни один король, но и вообще большинство людей :-)) Кстати, если кому интересно - я когда тут разбирал эту песню более подробно:https://id77.livejournal.com/132381.html.

Сложность отношений давала и сложность процедуры. Ну, к примеру Французское брачное законодательство времен Ренессанса было основано частично на древнегерманском и салическом праве (право древних франков), частично на римском праве, частично на феодальных порядках. И это была неслабая такая мешанина и очень жесткая. И дальнейшая ее проработка и появление французского права ситуацию не упростили. Особенно с точки зрения правоспособности женского пола. Ибо в те года брачный статус в то время давал мужчине фактически неограниченную власть над женой. Главное, надо было соблюсти все формальности и процедуры. И вот главные из них?

А) Для вступления в брак необходимо было достичь возраста полных 18-ти лет для мужчин и 15-ти лет для женщин, не состоять в другом браке, а для несовершеннолетних требовалось согласие родителей (сын – 25 лет, дочь – 21 год). В принципе, это уже было неплохо, ибо то же римское право устанавливало брачный возраст в 12 лет для девочек и 14 лет для мальчиков.

Б) Взаимоотношения между мужем и женой строились на основе власти и подчинения. Вплоть до 1938 года соответствующее правило гласило: "Муж обязан оказывать покровительство жене, а жена – послушание своему мужу". Согласно этому правилу, жена обязана жить вместе с мужем и следовать за ним всюду, где он решит находиться; муж обязан принять ее и предоставить ей все, что нужно для потребностей жизни, сообразно своим возможностям и своему положению. То есть женщина в браке априори ограничено дееспособна.

В) Для замужней женщины было невозможно участие в суде без согласия мужа, даже если бы она не обладала общностью имущества или была установлена раздельность имущества. Даже для богатых и влиятельных дам. Исключение делалось только для уголовных и церковных дел.

Г) Даже при наличии раздельности имущества с мужем, жена не могла ничего дарить, отчуждать, закладывать, приобретать по безвозмездному или возмездному основанию без участия мужа в составлении акта или без его письменного согласия. Без согласия мужа она могла только составить завещание в отношении своего имущества.

То есть, Вы представляет что это такое, и каково было реальное положение женщины в браке. В принципе законы по Европе были разными, но общая суть отличалась мало.

И тут крайне важен был момент возможности расторжения брака. Для того, чтобы иметь возможность исправить ошибку или просто обрести свободу. Ну не тут то было :-)) В некоторых странах развод по прежнему практически невозможен и сейчас (например на Мальте), а что говорит о тех годах?

По сути оснований для развода было несколько. По сути - это смерть одного из супругов - наиболее простое и понятное. Потом - судебный развод, если было доказано принуждение к браку, в том числе путем угроз и обмана. Но это было крайне сложное и редкое дело. Только очень богатые люди могли себе позволить долгий и дорогой процесс.

Ну и самый распространенный и действенный способ- через церковный суд. В нем было проще доказать один из значимых моментов.

1) один из супругов уже состоит в браке;

2) Между супругами обнаруживается родство (не обязательно кровное) -самый распространенный и действительный способ развода. Практически все сильные мира сего в те года разводились по этой причине;

3) на основании приговора, вступившего в законную силу, одного из супругов к наказанию, влекущему за собой гражданскую смерть (т.е. потерю всех прав). Не так часто это случалось.

4) Бесплодие жены (более 5 лет) и импотенция мужа (с первого дня и в течение 3 лет). И как Вы понимаете, доказать импотенцию было на 10 порядков сложнее бесплодия :-) И тем не менее, дама могла через 3 года обратится в суд, доказать свою девственность и тем самым расторгнуть брачно-семейные отношения! Но так как это была реальная уловка и ей могли пользоваться, то крайне важную роль играла процедура консуммирования брака.

По сути - консуммация - это половой акт в первую брачную ночь. Если он был - брак считается заключенным. А не было, то...... Кстати, развод любвиобильного Генриха VIII с Анной Клевской состоялся именно из-за того, что брак был не консуммирован. Мы здесь с Вами говорили об этом: https://id77.livejournal.com/1250931.html

Как проходило процедура консумации? Ну, чем выше знать - тем более неприятнее, ибо слишком высоки были ставки. Если простой народ, буржуа и небогатые дворяне довольствовались простой вывешенной простыней с кровью с утра и нахождение под дверью во время первой брачной ночи, то людям знатным этого было недостаточно. Куча неприятных для дамы обычаев. Так скажем,в Шотландии и Англии эпохи Средневековья невесту провожали в спальню гости, которые не расходились, пока невеста не разденется догола, чтобы подтвердить, что у нее нет изъянов. Ну а самое главное - секс мог проходить прямо под присмотром родителей. Помнится, в фильме 2010 года "Принцесса де Монпансье" очень даже хорошо консумация брака показана.

У королей все обстояло намного хуже – для подтверждения того, что брак состоялся могли пригласить архиепископа, свидетелей, мать короля... Список мог включать в себя до 20 персон. При этом пара возлежала на кровати, отгороженная от всех этих лиц лишь тонким пологом
Возникает лишь один вопрос - как у них это дело получалось :-)) Молодые и далеко не опытные люди, чащи всего могли и какой-нибудь невроз заработать :-)))

https://www.facebook.com/sara.barabu.moo/posts/10160130947214048
Предыдущий пост породил пару комментариев и размышлений на тему "как хреново разводиться". В том смысле, что потом с кем-то новым сходиться, и весь этот процесс отнимает годы жизни и добавляет пучки седых волос.

Вы знаете, у всех в жизни есть какие-то сожаления, если-бы-да-кабы и как-было-бы-здорово-если-бы. У меня они тоже есть, до фига, целый список. Чего в этом списке нет, совсем нет, никогда не было даже на секунду, так это желания, даже мысли, прожить всю жизнь с ранней молодости до смерти, с одним мужчиной. Я себе такую жизнь не представляю, я себя в такой жизни не представляю.

При этом я понимаю, что они есть, эти пары, которые всю жизнь счастливы и не изменяли друг другу потому что не хотелось (и вообще как можно такое представить). Которые иного и помыслить не могут: нашли свою половинку на всю жизнь. Дай им бог дальнейшего счастья, судьбой поцелованным. Как ни странно, при всём понимании редкости и ценности такого счастья, я им не завидую и никогда не завидовала, как никогда не завидовала, скажем, неземным красавицам. Это какая-то другая жизнь и судьба, не имеющая ко мне отношения, это как завидовать марсианам.

Мы все слышали анекдот про то, что женщине нужен отличный любовник, с которым улетаешь, хозяйственный мужик, который всё починит, добрый друг, который всё понимает, а также тот, кто за всё это платит, но главное, чтобы они не знали друг о друге. В каждой шутке есть доля шутки. Если растянуть это "нужен" на всю жизнь, то действительно нужны все, в разных пропорциях в разное время. И они редко идеально сочетаются в одном человеке. Лучший генетический материал для детей это далеко не обязательно тот, с кем хочется провести старость или путешествовать по миру. Лучший любовник не всегда лучший друг или имеет деньги, чтобы хоть за что-то заплатить. И так далее. Я уверена, что у мужчин свои пропорции в этом уравнении с кучей неизвестных.

Разные партнёры в жизни - это опыт, и опыт очень ценный. Исключения составляют какие-то сволочи и абьюзеры, но тут мне повезло, чего не было, того не было. Все мои мужчины были порядочными людьми, никто меня не обижал. Я многому от них научилась и многое поняла. И каждый сыграл важную роль в моей жизни и подходил к данному её этапу. Я этот опыт и эти университеты ни на что не променяю.

Я тут какое-то время назад разговаривала с женщиной, которая в браке с молодости, в счастливом браке. Всё у них хорошо. Но в порыве откровенности она призналась, что её страшно мучает любопытство. Всю жизнь спит с одним мужчиной, и вроде всё ок, проблем нет, но и фейерверков нет. Она никогда ему не изменяла и не собирается, конкретных претендентов на измену тоже никогда не было. Было и есть общее чувство какой-то психологической неудовлетворенности, недогуленности, пропущенного куска жизни. Тот самый список сожалений, если-бы-да-кабы и как-было-бы-здорово/интересно-если-бы. И это не расплывчатое чувство где-то там на заднем плане - иногда вот прям накрывает. Человек искренне надеется, что с годами/менопаузой оно как-то поутихнет и перестанет стучать молоточками в мозг.

И это счастливый брак, практически идеальный. Я должна этому завидовать? Почему-то не завидуется. Я уж не говорю о том, что большинство пожизненных браков далеко не идеальны, и очень часто люди остаются вместе просто потому, что альтернативы пугают, или ещё хуже, или финансово невозможно, или с детьми проблемы, или ещё куча всего. И их никак нельзя назвать счастливыми. Является ли их жизнь более стабильной, long-term, чем моя? Наверное. Является ли эта стабильность самоцелью? Не думаю.

Я на данном этапе нашла себе прекрасного, почти идеального (совсем идеальных нет, but he comes close) партнёра на оставшуюся жизнь. Мне, нынешней, сейчас, очень хорошо с Димкой. В 20-25 мне нужно было другое. В 30-35 тоже другое, но не то, что в 20-25. И не потому, как говорят некоторые, что дура была. Я не была дура, я была другая, у меня была другая жизнь и другие приоритеты. Если память мне не изменяет, Визбор посвятил своей третьей жене песню, где говорится, что, встреться они 20 лет назад, были бы давно разведены (пишу без гугля, могу ошибаться в деталях). Я очень рада, что встретила Диму не 20 лет назад, я тогда была к нему не готова.

Я не встретила в этой жизни мужчину, с которым могла и хотела бы прожить с 20 до 80-ти, плюс-минус. Я не уверена, что он существует. Я почти уверена, что не.

В те времена, когда женились на всю жизнь, до старости-вдвоём доживали очень мало кто. Да и о любви, не говоря уж о сексуальном удовлетворении женщины, тогда в контексте брака почти не говорили. Но что ни говори, жениться по любви… траляля. Жизнь слишком длинна для одной любви. Есть исключения, и это прекрасно. Есть также миллионы пар, которые приспособились (в хорошем смысле) и нормально прожили или проживут всю жизнь вместе. Я за них искренне рада. Я совершенно не хочу быть на их месте. Все перипетии разъездов, переездов и даже отношений с детьми в контексте развода стоят приобретённого опыта и стоят того, чтобы искать себе то, что тебе нужно сейчас. И уж тем более стоят того, чтобы не жить с человеком, которого сто лет в обед разлюбил(а) и расхотел(а) по каким-то общественно-моральным, финансовым или просто лениво-бытовым причинам.

Всё, сказанное выше, является личным мнением автора и совсем не обязательно поддерживается редакцией. Скорее всего, совсем не поддерживается. Но автор дорос до возраста, когда ему начхать на редакцию.

https://kulturologia.ru/blogs/031116/32085/
Брачные традиции на Руси : как пройти кастинг и выйти замуж за царя

Чтобы найти себе жену, российские цари XVI-XVII вв. устраивали смотры невест, на которые допускались только самые красивые и здоровые девственницы. Боярские семьи конкурировали между собой за возможность выдать замуж свою невесту. От результатов этого средневекового кастинга зависели судьбы именитых родов и даже ход истории Московского царства.

В XV-XVI вв. у российских царей было множество проблем при выборе невесты. Европейские королевские семьи не желали отправлять своих дочерей в этот дикий, изолированный край. Они также не хотели, чтобы их благочестивые принцессы крестились в православную веру.

Породниться со знатными родами России было не намного проще. Хоть московские цари и считались всесильными, на самом деле они находились в зависимости от боярских семей. Здесь брачным вопросам постоянно мешали интриги и борьба за власть.

В 1505 году будущий царь Василий III решил провести первые на Руси смотрины невест, чтобы выбрать идеальную спутницу жизни. Этот обычай, заимствованный из Византийской империи, стал популярным в России на следующие две сотни лет.

На первом этапе «отбора» представители царя ездили по всем уголкам страны с особым царским указом. В нем предписывалось представить всех молодых девушек на «региональные смотры». Царские послы отбирали кандидаток по многим параметрам. Царская невеста должна была быть высокого роста, красивая и здоровая. Большое внимание уделялось наличию многих детей у ее родителей. Естественно, проверялась «политическая благонадежность» семьи девушки.

От 500 до 1500 отобранных девушек отправлялись в Москву для участия в следующем туре отбора. Соперницы представали перед жюри из придворных и врачей, где отсеивались в несколько туров. Здесь уже начинались придворные интриги. Благородные семьи продвигали своих родственниц и пытались протащить их в финал. При этом против особо перспективных кандидаток на титул царицы даже организовывались сговоры.

Несколько десятков девушек, прошедших предыдущие этапы отбора, выходили в финальный раунд. Это было очень похоже на телевизионное шоу «Холостяк».

Их поселили в большом красивом доме, всех одели в красивые платья. Наконец, когда прибыл царь, к нему в комнату заходили будущие невесты и кланялись в ноги. Царь давал каждой из девушек платок, вышитый золотой или серебряной нитью и жемчугом.

Царь наблюдал за кандидатками, когда все вместе обедали за одним столом, а также в приватном общении, чтобы сделать правильный выбор из этой прекрасной компании. Когда царь сделал свой выбор, он передал суженой золотое кольцо. В 1505 году Соломония Сабурова стала первой царицей, прошедший подобный кастинг царя Василия III.

Остальных финалисток разбирали в жены влиятельные бояре, либо их отправляли домой с деньгами и дорогими подарками, но могли и сослать в Сибирь – в зависимости от настроения царя.

Смотры невест вышли из моды в конце XVII века. Романовы все больше стали вступать в брак с европейскими принцессами, а Россия входила в политическую жизнь западной Европы.

Обычай смотра невест для русского монарха широко отображен в живописи русских художников.

Старые посты
Какие народы в знак гостеприимства предлагают свою жену https://healthy-back.livejournal.com/382614.html (https://healthy-back.dreamwidth.org/374667.html)
Индивидуалистическое общество. Белость и белая культура в США https://healthy-back.livejournal.com/419869.html (https://healthy-back.dreamwidth.org/410120.html)
Прогресс по-шведски https://healthy-back.livejournal.com/335486.html (https://healthy-back.dreamwidth.org/329684.html)
Про смысл брака https://healthy-back.livejournal.com/444132.html (https://healthy-back.dreamwidth.org/431760.html)
Стресс https://healthy-back.livejournal.com/335109.html (https://healthy-back.dreamwidth.org/329256.html)
Про генетику и среду https://healthy-back.livejournal.com/274669.html (https://healthy-back.dreamwidth.org/255422.html)
Свайпный грех: Как интернет-знакомства меняют нашу личную жизнь https://healthy-back.livejournal.com/363776.html (https://healthy-back.dreamwidth.org/357476.html)
Стресс по наследству https://healthy-back.livejournal.com/213943.html (https://healthy-back.dreamwidth.org/199739.html)
Социалистический Плимут 400 лет спустя https://garygindler.com/2020/12/16/socialist_plymouth/
Парагвай. Социализм. Попытка №1 https://zen.yandex.ru/media/ivanovdirect/paragvai-socializm-popytka-1-5ee412c07c13c822dba26256
Tags: Культура
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments