Healthy_back (healthy_back) wrote,
Healthy_back
healthy_back

Category:

Джон Е. Апледжер. Эмоции


Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/83401.html

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/86544.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/86033.html

ЭМОЦИИ

Нередко в моей практике встречаются пациенты, до краев наполненные потенциально разрушительными эмоциями, такими, как гнев, ненависть, страх, негодование, ревность, чувство вины и любые комбинации этих чувств. Обычно вы ощущаете эти эмоции, прикасаясь к такому пациенту, либо на расстоянии, находясь с ним в лечебном кабинете, а некоторые ощущали силу разрушительных эмоций посетителя еще не входя в кабинет. Таким образом они привлекают ваше внимание.

Раньше я считал, что лучше сразу удалить разрушающие эмоции, а уже затем определять их источник. На следующем этапе нужно остановить процесс образования разрушительных эмоций, разрешив проблему пациента.

Однако, не так давно я понял, что энергия разрушительных эмоций и энергия созидательных эмоций, таких, как любовь, радость и надежда — суть одно и то же. Поэтому логично предположить, что для сохранения энергии в пациенте и для роста его самоуважения предпочтительнее преобразовать разрушительную эмоцию в созидательную. Теперь я обычно спрашиваю внутреннего доктора или внутреннюю мудрость пациента (как бы ни назывался тот, с кем я вхожу в контакт), возможно ли преобразование разрушительной эмоции в созидательную для сохранения внутренней энергии. Если ответ положительный, а это происходит в 50-60 процентах случаев, я начинаю действовать в этом направлении, следуя указаниям и советам внутреннего доктора пациента.

Немного реже слышу ответ: «Нет. Давай удалим ее отсюда». В этом случае я с помощью рук удаляю разрушительные эмоции. Как правило, пациент по моей просьбе локализует эти эмоции под моими руками. Вместе мы представляем мои руки магнитами, вытягивающими разрушительную эмоцию из тела пациента. Раньше я просил пациента активно выталкивать ее изнутри, но потом пришел к мысли, что меньшее физическое усилие с его стороны облегчает терапевтический процесс. Теперь я пытаюсь настроить пациента на «выпускание», а не на «выталкивание» разрушительных эмоций.

Прежде чем приступить к извлечению разрушительной эмоции, я беседую с пациентом. Во-первых, я объясняю, что как только разрушительная эмоция покинет тело, мы нейтрализуем ее и преобразуем в обычную энергию, которую можно использовать в созидательных целях. Таким образом решается вопрос о загрязнении атмосферы разрушительной энергией, выходящей из тела. (Немало пациентов были готовы стать мучениками и оставить эту энергию в себе, чтобы не выбрасывать в атмосферу, где она могла бы причинить вред невинным людям. Говоря о нейтрализации разрушительной энергии, покидающей тело, мы преодолеваем сопротивление пациента.)

Во-вторых, я предупреждаю пациентов, что они не должны физически отзываться на разрушительную энергию, когда почувствуют ее локализацию и высвобождение. Например, при удалении гнева нужно объяснить пациенту, что он почувствует гнев в момент локализации и концентрации энергии в определенной части тела перед ее выходом. Я сообщаю, что этот гнев может выходить в атмосферу прямо через кожу, и на это не нужно реагировать криками, ляганием, толканием врача и разбрасыванием мусора по кабинету. Надо просто выпустить энергию. Сразу после этого пациент почувствует, как гнев идет на убыль и затем исчезает.

Здесь, пожалуй, стоит объяснить использование слов «разрушительная» и «созидательная» для описания различных человеческих эмоций. Прежде я описывал их как «отрицательные» или «положительные». Гнев, ненависть, ревность, страх, негодование были отрицательными, а радость, любовь, надежда, спокойствие — положительными. Но употребление этих прилагательных для описания эмоций оказалось не совсем корректным.

С моей точки зрения, негативные эмоции были нежелательными, а позитивные — наоборот. Однако, отрицательно заряженная атмосфера благоприятна для здоровья, а скопление положительных ионов в кабине самолета отрицательно сказывается на самочувствии. Поэтому во избежание путаницы я выбрал термины «разрушительная» и «созидательная».

Предвижу, что у некоторых это вызовет протест. Кто-то может сказать: «Погодите, гнев на самом деле не является разрушительной эмоцией. Он способен спасти человеку жизнь в момент опасности и помогает выжить, служа источником необходимой энергии». Это верно, гнев может придать человеку невероятную силу, чтобы отбить натиск нападающего злодея. Но если гнев не уходит, он становится разрушительным. Гнев огромен. Он займет все ваше сердце, легкие, печень, желудок, кишечник, все тело, действуя как симпатическая нервная система. Спасая вам жизнь в случае опасности и помогая преодолеть стресс, гнев приближает вашу кончину, но когда гроза миновала и ваша жизнь в безопасности, он становится разрушительным. Ненависть, гнев, ревность, страх и чувство вины остаются в человеке и разрушают его.

Иногда говорят, что чувство вины и страха составляют совесть и, следовательно, являются «хорошими» эмоциями. Действительно, вина и страх (наказания) могут остановить человека от ограбления банка, кражи машины, мошенничества или убийства. И тем не менее гораздо полезнее для здоровья — физического и эмоционального, — чтобы вы не совершали дурных поступков из чувства любви, уважения к личности, понимания, терпимости к тем неприятным явлениям, которые происходят в вашей жизни. Никто не совершенен. Нужно понимать это и стремиться к совершенству. Отнеситесь терпимо к моим нравоучениям. Во всяком случае на данном этапе мне кажется уместнее для описания эмоций пользоваться словами «разрушительные» и «созидательные», нежели «отрицательные» и «положительные». Сомневаюсь, что нужно убеждать читателей в том, что счастье, радость, надежда и спокойствие являются созидательными для человека.

Клинические наблюдения и практика подтвердили мои предположения о том, что определенные эмоции накапливаются в определенных органах тела. В значительной степени соответствие между органами и эмоциями согласуется с положениями китайской философии и акупунктуры. Впервые мысль о накоплении и хранении определенных эмоций в определенных органах пришла ко мне в 1968 году, когда я начал изучать литературу по акупунктуре. Я был настроен скептически, но разумом допускал такую возможность. (Не могу утверждать, что допускал это осознанно, однако каким-то образом так случилось.)

Несмотря на свое недоверие, я должен был признать, что данные соответствия существуют, поскольку с 1968 года наблюдал их у многих своих пациентов. Ниже приводится классификация соответствий внутренних органов и эмоций человека, которые я назвал visceroeinotional.


Печень

Печень аккумулирует и хранит гнев и депрессию. Впервые я убедился в этом при лечении пациентки, помещенной в психиатрическую лечебницу. Женщина трижды неудачно пыталась покончить с собой. Она пребывала в состоянии глубокой депрессии, речь давалась ей с трудом, она практически не двигалась, и, по правде говоря, дыхательная активность тоже еле улавливалась. Кожные покровы были прозрачными, с желтовато-белым оттенком. Я почувствовал безнадежное положение этой несчастной, едва она вошла в кабинет. Женщине было около 60 лет. Она впала в депрессию 10 лет назад, после того, как в авиакатастрофе погиб ее сын. 20 лет назад она развелась с мужем. Пациентка пришла на прием со своей сестрой, получившей для нее разрешение покинуть лечебницу на один день.

Размеры и плотность печени пациентки напоминали шар для боулинга. Казалось, она весит не меньше 20 фунтов. Я положил руки спереди и сзади женщины так, что печень оказалась между ними. Женщина лежала на спине на процедурном столе. Пытаться освободить печень таким образом было все равно, что расплавлять руками шар для боулинга. Тогда я решил воспользоваться рекомендациями Феликса Манна по лечению депрессии, приведенными в его книге «Акупунктура, лечение многих болезней». Вставив иглы в точки печени 6, 8 и 13 с обеих сторон, я снова поместил руки сверху и снизу печени. Теперь печень начала размягчаться и активнее откликаться на потоки энергии, идущие через нее от моих рук. Как только печень стала мягче и освободилась, я почувствовал, что энергия исходит от кожи женщины спереди, со спины и с правой стороны, в том месте, где находится печень. Дыхание стало глубже, желтовато-белый оттенок кожи сменился розоватым, женщина начала немного двигаться, на лице отразилась гамма быстро сменяющихся эмоций. Одним словом, из желтушного зомби она превратилась в человека, в котором все еще идет внутренняя борьба. Я занимался печенью до ее полного освобождения, не вступая в диалог, но мысленно постоянно подбадривая ее.

После того как печень размягчилась и выпустила очень тяжелую энергию, которая была, как я полагаю, депрессией, женщина немного оживилась. Она стала жаловаться на иглы и длительность процедуры. Тогда я перешел к ее краниосакральной системе и устранил уплотнение в пояснично-крестцовом отделе, затылочном основании черепа у первого шейного позвонка, между клиновидной, височной костями и затылком. Когда пациентка уходила, она не производила впечатление депрессивного человека. Скорее, она была рассержена и жаловалась по каждому поводу.

Женщина приходила еще на два сеанса с недельным интервалом. Я вручную довел до конца вывод энергии гнева из ее печени. Акупунктура больше не понадобилась. Проверяя краниосакральную систему, я освободил височную кость и снял напряжение с перепончатых покровных мембран. После второго сеанса пациентку выписали из психиатрической клиники по причине «спонтанной ремиссии» ее депрессии. (Сестра больной не рассказывала лечащему врачу о моих сеансах.) Ко времени третьего визита женщина перестала принимать лекарства. Она прекрасно себя чувствовала шесть месяцев после последнего сеанса, и с тех пор ко мне не обращалась.


Сердце

Сердце — это фильтр и хранилище страха быть обиженным любимым человеком, боязни неразделенной любви и одиночества. Раненое сердце, защищая себя от страха повторения подобного переживания, не позволяет человеку любить безусловно. Человек с таким сердцем боится открытых отношений любящих людей. Он боится новой раны. В некоторой степени такой страх может быть оправдан, но жизнь без настоящей любви пуста. Чтобы любить по-настоящему, нужно доверять тому, кого мы любим. Здесь есть определенный риск, который некоторые люди не способны принять. Разумом они, может быть, и хотят любви, но эмоционально на это не способны.

Любовь обусловленная, девиз которой: «Я полюблю тебя, если ты полюбишь меня в ответ», показывает, что в сердце поселился страх, который нужно выпустить, если пациент желает полноценной любви. Интересным проявлением страха в сердце, не допускающем безусловной любви, служит брачный контракт. Он словно говорит: «Я люблю тебя, но не уверен, и так, на всякий случай...» Освободите сердце такого человека от страха, и возможно, он сожжет брачный контракт.

Не думайте, что безусловная любовь затрагивает только отношения с противоположным полом. Это могут быть отношения с ребенком, родителями, друзьями и с кем угодно. Безусловная любовь вынуждает нас признать несовершенство других людей, как и свое собственное. Допустив несовершенство человечества и удалив из сердца страх, мы сможем любить людей безусловно.

Как известно, примеры и иллюстрации служат хорошим подспорьем в обучении. Поэтому приведу следующий пример. В течение трех лет я консультировал одну даму, занимавшуюся политикой. (В целях защиты интересов пациентки в рассказе искажены некоторые факты). Впервые она обратилась ко мне по поводу избыточного веса, который не удавалось сбросить. Чем успешнее продвигалась ее политическая карьера, тем тучнее она становилась, и тем меньше помогали различные диеты.

Глубокий анализ выявил интересные факторы, влияющие на увеличение массы тела. Будучи маленьким ребенком, девочка часто слышала слова своей бабушки, которая также занималась государственной политикой, о том, что для успеха в политике необходимо «иметь большой вес», и «политику необходимо быть крупной величиной, чтобы отбрасываемую им тень трудно было не заметить». Женщина рассказала, что в юности ей казалось, что единственным способом иметь большую грудь (для привлечения внимания мужчин) был избыточный вес. Диеты всегда приводили к уменьшению размера груди, что, по ее глубокому убеждению, негативно сказывалось на женской привлекательности. Пациентке было за сорок, когда она обратилась ко мне. У нее было трое детей от мужа-алкоголика, с которым она развелась несколько лет назад до того, как решила профессионально заняться политикой.

Выявленные факты немного помогли разобраться в причине избыточного веса. Женщина вполне могла сбросить навсегда 25 из 50 лишних фунтов. Потом в ее жизни появился мужчина. Это из-за него она мечтала о большой груди в 14 лет, когда ему было 24. Девушке казалось, что таким образом привлечет его внимание. И вот она снова влюбилась, но поняла, что не может принять его предложение руки и сердца. Поводов для отказа было несколько. Он хотел взять отпуск за свой счет и отправиться в путешествие по Карибскому морю на яхте. Она не хотела бросать успешную политическую карьеру. Что если он ее обманет? А если он ее потом разлюбит? А если? А если? А если?

На ощупь сердце пациентки напоминало булыжник, помещенный в околосердечную сумку, сделанную из усадочного материала. Обладающая износоустойчивостью, эта сумка сжалась вокруг сердца. Перикардий служит сердечным протектором и может даже сдавить его, защищая от травмы. Я знал, что сердце страшилось безусловной любви, и перикардий делал все возможное, чтобы изолировать его.

С помощью терапевтических образов и диалога мы продвигались к мануальному освобождению сердца от страха и устранению чрезмерной защиты перикардия. Женщина отчетливо вспомнила первые три дня после ее появления на свет. Малышку вымыли и принесли к матери, очнувшейся после наркоза. Девочку приложили к груди, она начала сосать, но молока не было. Это продолжалось несколько дней. В конце концов мать потеряла терпение и разозлилась на себя. Все происходящее пациентка описывала как сторонний наблюдатель. Рассерженная мать отказалась от попыток вскармливать грудью новорожденную. Малышка переживала это как отказ от нее. Она решила, что чем-то провинилась и разгневала мать.

Так в первые три дня жизни сформировались представления пациентки. Она боялась любить безусловно, опасаясь снова быть отвергнутой. Ведь она любила свою мать. Но та рассердилась на девочку и лишила се материнского молока. Дальнейшая логика ее рассуждений была такова. «Когда любишь, люди видят твои недостатки и могут покинуть или отвергнуть тебя». Прочный фундамент страха любви был заложен на первой неделе жизни ребенка.

Помимо этого — уверен, вы согласитесь — материнское ощущение своей неполноценной груди передалось младенцу. С возрастом девочка твердо решила, что не будет иметь проблем с грудью, и если полнота гарантирует большую грудь, значит она располнеет и будет оставаться такой всю жизнь.

Высвобождение защитного устройства перикардия и удаление из сердца булыжника страха существенно изменили жизнь пациентки. Она вышла замуж за любимого человека, испытывая лишь незначительное волнение. Женщина отбросила свои сомнения и вполне счастлива. Она ушла из политики, сохранив хорошую репутацию, и молодожены отправились в круиз на яхте. Женщина обрела счастье и любовь впервые в жизни. Она полностью доверяет мужу. И хотя нет гарантий, что тот не окажется грубияном, риск вознагражден глубоким и восхитительным чувством. С другой стороны, если доверяешь человеку, то ничем не рискуешь, потому что знаешь, что все можно решить и исправить.


Перикардий
musculus trapezius
Перикардий — протектор нашего сердца. Когда сердце ранено, перикардий заслоняет его от возможных травм. Это удивительный защитный механизм, но, приведенный в действие однажды, он начинает порой превышать свои полномочия. Невозможно удалить страх из сердца, не высвободив перикардий заранее или одновременно. Только что приведенный пример демонстрирует, как слаженно работают сердце и перикардий.

Мне встречалось множество случаев, когда пациенты не могли испытывать чувство безусловной любви вследствие чрезмерной опеки сердца перикардием. В качестве выпускающего клапана я нередко использовал перикардийный меридиан. Доступ к этому меридиану находится на ладонной поверхности запястья, где меридиан пересекает поперечные кожные складки запястья.

Я использую его как «сточную трубу» или транспортный канал для энергии перикардия. Положите одну руку на перикардий с левой стороны грудной клетки. Два или три пальца другой руки расположите вдоль меридиана возле запястья между точками Р6 и Р7, как указано на рисунке 5-1. Теперь представьте поток энергии, идущий от грудной клетки к запястью. (Можно направить ее от запястья пациента через ваше тело к грудной клетке пациента, как бы замыкая круг. Право выбора за вами.) Если вы наталкиваетесь на сопротивление меридиана, запускайте энергию между руками в обе стороны. Несколько секунд от центра к периферии, затем столько же времени обратно. И снова вперед, потом назад. И так до тех пор, пока не исчезнет сопротивление, и меридиан не откроется.

В этот момент перикардий смягчается и расслабляется. Возможно, вам понадобится вступить в диалог с перикардием и убедить его в том, что пациенту необходимо его расслабление, чтобы испытать радость безусловной любви. Потребуется обсудить вопросы доверия, риска, волнения и всего, что с этим связано. Пациент может решить (вместе с перикардием) не рисковать. Он имеет право выбора. Ваша задача — познакомить со своими взглядами и представлениями, не навязывая их силой.


Легкие

Легкие служат фильтром, вместилищем и хранилищем горя. Складывается впечатление, что чрезмерное скопление в легких горя часто является причиной бронхиальной астмы, хронического бронхита, респираторной аллергии, недостаточного дыхания без причины и тому подобного. Ребра не двигаются как следует, диафрагма не позволяет сделать глубокий вдох. Мне кажется, некоторые люди используют наркотический эффект курения табака для уменьшения боли от скопившегося в легких горя. (В дальнейшем я намереваюсь всерьез заняться проверкой этой гипотезы.)

Наша картотека содержит немало примеров освобождения легких от горя. Причина горя возникает в сознании в момент его высвобождения. Как-то мне довелось лечить 30-летнюю женщину. После кесарева сечения ее восьмимесячный ребенок прожил всего несколько часов. Женщина держалась мужественно, чтобы не причинять горя другим детям, двух и пяти лет. Вскоре после операции у нее появились проблемы с дыханием, и врачи поставили диагноз — астма.

Оценка краниосакральной системы с помощью дуг, фасциального скольжения и симметрии краниосакрального движения показала, что фасция грудной клетки оставалась неподвижной. При этом поврежденных участков не наблюдалось. Спинномозговой канал был сужен от нижнего шейного отдела до грудинно-поясничного соединения. Положив руки на грудную клетку пациентке, я почувствовал, что она словно набита цементом. С помощью телесно-эмоционального освобождения, терапевтических образов и диалога мы осознали необходимость осуществить роды вагинальным путем и завершить процесс скорби как в легких, так и эмоционально. После выполнения этих задач астма исчезла столь же внезапно, как и возникла.


Почки

Почки служат фильтром, вместилищем и хранилищем страха другого рода. Не знаю, правильно это или нет, но я называю его страхом смерти. Под этим подразумевается страх, что со смертью все закончится. Не будет потомков, которые обеспечили бы хромосомную преемственность. Потребность воспроизводить себе подобных воплотилась в инстинкте размножения. Страх, что у вас не будет детей и генетическая линия прервется, накапливается в почках.

С проблемами такого рода сталкиваются мужчины, размышляющие о вазэктомии, и женщины, рассматривающие возможность перевязки маточных труб или стерилизации. Это наблюдается у родителей, когда их взрослые дети тянут с прибавлением семейства. Те же мысли одолевают родителей, потерявших ребенка, не успевшего оставить потомство. Женщины, не имеющие детей после выкидышей и абортов, нередко хранят страх в почках. Страх следует удалить. При этом нередко возникает конфронтация с реальностью, когда детей не может быть по ряду причин.

Высвобождение страха не представляет особой трудности, однако примирить человека со сложившейся ситуацией будет не так просто. Пациенту трудно смириться с тем, что его хромосомная преемственность прервется, но осознание этой проблемы необходимо. Чтобы почки повторно не заполнились страхом, нужны твердость и способность смириться.

Присутствие в почках страха проявляется в половой дисфункции, периодически повторяющихся воспалениях и инфекциях мочевого пузыря, хронической тревоге, повышенной требовательности к себе и окружающим и высоким давлением. Несколько лет моим пациентом был 65-летний мужчина, страдающий от хронической почечной дисфункции. В его моче присутствовали кровь, белок и кристаллы мочевой кислоты. Кроме этого у пациента было серьезное заболевание сердца — как клапанов (аортального и желудочкового), так и артерий, — а также повышенное кровяное давление. Впоследствии он умер от сердечной недостаточности.

Его случай демонстрирует, как страх влияет на почки и воздействует на общее состояние человека. Мне не удалось убедить пациента примириться с реальностью и устранить причину страха. Его страх был слишком хорошо обоснован. Мужчине было 65 лет, и у него никогда не было детей. Он понимал, что с его смертью хромосомная и генетическая преемственность закончится, и не мог принять концепцию вечной души в качестве достойной альтернативы. Пациент искренне хотел, чтобы его гены перешли к следующим поколениям.

В этом случае мы просто периодически удаляли страх из почек пациента с помощью телесно-эмоционального освобождения, терапевтических образов и диалога. Еженедельно проверялся состав мочи, ежедневно измерялось давление. Нефролог и кардиолог отслеживали работу сердца и почек. Когда в почках мужчины не ощущался груз холодной, тяжелой энергии, которую я называю страхом, анализы мочи улучшались, сердце работало ритмичнее, давление приходило в норму. Такие улучшения длились две или три недели, а затем анализы снова указывали на ухудшение здоровья. Мы работали с этим пациентом пять лет и наблюдали такие скачки самочувствия — настоящие «американские горки» — около 10 раз за год.

Каждый раз, когда мы удаляли страх, больной шел на поправку, но нам никак не удавалось примирить его с мыслью, что он унесет в могилу наследственность своего рода. Пациент сам был единственным ребенком в семье и чувствовал бремя ответственности за продолжение своей фамилии в следующих поколениях. Смерть не просто пугала пациента, она была поражением. Несчастный умер во время кардиологической катетеризации, которую предложил провести новый лечащий кардиолог.

Не все случаи заканчиваются так печально, однако, следует понимать, что от вас может потребоваться вдумчивая беседа с пациентом, чтобы помочь ему преодолеть страх, возникающий при мысли о грядущем разрыве генетической преемственности. Там, где перспективы не столь безнадежны, вы можете помочь пациентам, показав, что для очистки почек от этого вида страха им просто нужен ребенок или внук.


Селезенка

Селезенка фильтрует и хранит разочарование от жестокого обращения людей друг с другом. Я думаю, хорошим примером такого вида разочарования, скопившегося в селезенке, может послужить мой собственный опыт. Я проходил обследование на занятии по высшей краниосакральной терапии. Довольно скоро внимание врача привлекла моя селезенка. Мысленно я представил полый бамбуковый стебель, выходящий из моей селезенки вверх. Через некоторое время по ней потекла желтая жидкость, вытекающая из трубки на пол. Как только это прекратилось (казалось, процесс вытекания длился не менее часа), я почувствовал, что моя селезенка уменьшается в размерах.

Во время выхода из селезенки разочарования в виде желтой жидкости я представлял кинохронику, показывающую войны и жестокое отношение людей друг к другу. Я видел стреляющих друг в друга израильтян и арабов, бомбежки и военные действия в Северной Ирландии, войну за Фолклендские острова между Англией и Аргентиной, Вьетнам, крестоносцев, несущих смерть во имя Господне.

До этого сеанса я бледнел от гнева при мысли о социальной несправедливости и бессмысленных убийствах. Я считал это непростительным преступлением, эти мысли могли привести к сердечному приступу. После выхода энергии разочарования из селезенки я продолжал сокрушаться о людской жестокости, но уже не с такой физиологической и эмоциональной реакцией на то, чего не мог изменить. И сейчас я выступаю против насилия, но уже без губительного эмоционального напряжения. Я понимаю, что людям предстоит пройти долгий путь, прежде чем они станут гуманнее относиться к себе подобным. Я также понимаю, что люди никогда не будут следовать моим советам, поэтому не сержусь, что они не выполняют установленные мной правила.

На сеансах я веду диалог с каждой из эмоций в соответствующем органе моего пациента. Я спрашиваю об их происхождении, самочувствии и планах на будущее. Затем предлагаю воплотиться во что-нибудь более позитивное, не растрачивающее физиологические ресурсы хозяина. Я стремлюсь заключить наиболее выгодное соглашение с органом, наполненным определенной эмоцией. Мой вам совет — исследуя, не удивляйтесь происходящему.


МОДЕЛЬ СВЯЗИ ВРАЧА И ПАЦИЕНТА
musculus trapezius
Хорошая модель всегда помогает в работе. В этом я убедился, работая с доктором Цви Карни (биофизиком) над моделью, объясняющей краниосакральную систему.

Итак, перед нами стоит вопрос, что происходит, когда мануальный терапевт, он же краниосакральный терапевт, он же глобальный терапевт работает с пациентом. Предложенная модель довольно проста. (Она имеет некоторые недостатки, но помогает ответить на поставленный вопрос и, следовательно, отвечает заданной цели. Возможно, модель спорна, противоречива, но вызывает желание экспериментировать. Стало быть, она служит еще одной важной цели. Я убежден в пользе данной модели отчасти потому, что она заставляет задуматься, и отчасти потому, что она работает. Во мне нет авторских амбиций.)

Модель представлена на рисунке 5-2. Думаю, все согласятся с тем, что главной задачей терапевтического процесса является развитие прочной связи между сознанием пациента и его неосознаваемым. В нашем понимании неосознаваемое относится ко всему, что недоступно нашему сознанию без специального подхода. Неосознаваемое может включать любую часть нашего «я» — от высшей личности до самого нижнего подсознания, о котором мы не подозреваем. Понятие «неосознаваемое» не входит в иерархию, присутствующую во многих духовно-психологических моделях.

Умения и навыки врача во многом определяются контактом между его сознанием и неосознаваемым. То есть, насколько легко информация от неосознаваемого попадает в сознание врача. Далее, в какой степени сознательное намерение врача передается, принимается и выполняется его неосознаваемым. Наконец, существуют связи и сообщения между различными уровнями сознания и руками, телом, эмоциями, душевным состоянием и сознанием врача.

Эта связь представлена стрелкой, идущей в обоих направлениях под номером 1 на рисунке 5-2. Данное соединение может (с большой степенью вероятности) изменяться во время сеанса, но оно должно присутствовать изначально. Для большинства остеопатов первое прикосновение служит первым знакомством с пациентом.

Намеренное прикосновение обозначено цифрой 2, потому что опытный врач, как правило, устанавливает соединение 1 еще до начала сеанса. Некоторые врачи получают информацию о пациенте при первом взгляде и обмене любезностями. Но допустим, что настоящая работа начинается с первым намеренным прикосновением (номер 2 в нашей модели).

«Намеренность» означает, что врач сознательно или бессознательно дает себе указание, что сеанс начался, и «пора браться за работу». Эта информация через руки проходит в неосознаваемое. Отдельные сведения или вся информация поступают для рассмотрения в сознание врача. Намеренное прикосновение является также сообщением для пациента: «Я пришел тебе помочь. Я не буду осуждать тебя, а попытаюсь наполнить тебя энергией, состраданием, силой, мужеством и всем, чего у тебя нет». Одним словом, как терапевт вы находитесь здесь ради пациента. Об этом ему сообщают ваши руки.

Такой двусторонний обмен информацией возникает между неосознаваемыми и врача, и пациента практически сразу после первого намеренного прикосновения. Поэтому ваше намерение мгновенно проникает в неосознаваемое пациента. Убедитесь, что ваша голова находится в правильном положении для терапевтического воздействия. В противном случае могут сработать защитные механизмы, которые впоследствии будет трудно преодолеть.

Если доступ неосознаваемого к вашему сознанию открыт, информация от неосознаваемого пациента немедленно начнет поступать в ваше неосознаваемое, а оттуда — в сознание. При этом нужно следить за своими мыслями и изменять их для обеспечения комфорта и спокойствия пациента.

Вы можете запрограммировать своих пациентов на исцеление. Им не нужно знать об этом. Через прикосновение и связь неосознаваемого и сознания вам сообщаются страх, чувство обиды или вины, гнев, радость и оптимизм пациента. (Вы можете не произносить ни слова или обсуждать погоду, баскетбольный матч, телепередачу или что угодно.) Во время процесса исследования вы не просто ощущаете напряжение тканей тела. Через прикосновение происходит осязание неосознаваемого эмоционального настроя пациента. С помощью прикосновения можно почувствовать его физические ощущения и воспоминания. Связь между вашим сознанием и неосознаваемым открывает доступ к неограниченной информации.

Стрелка под номером 3 на нашей модели представляет осмысленную вербальную коммуникацию между сознанием пациента и врача. При правильном использовании детектор значимости(19) укажет темы, имеющие ключевое значение для дальнейшей работы.

(19) Детектор значимости — внезапная остановка краниосакрального ритма. Это указывает врачу на значимость слова, мысли или положения тела пациента. Смотри также «CranioSacral Therapy II, Beyond the Dura», стр. 216.

Прикасаясь к пациенту и беседуя с ним, мы подбираемся к его сознанию через неосознаваемое. Одновременно наши слова через сознание пациента переходят в его неосознаваемое. Таким образом, мы начинаем соединительную работу с обоих концов, образуя перекрытия для образования связи номер 4 в нашей модели.

В ходе совместной работы мы в большинстве случаев улавливаем образы из неосознаваемого пациента/клиента. Можно обсуждать эти возникающие образы. Довольно скоро можно напрямую вступать в разговор с образами. При установлении диалога следует помнить, что вы как врач общаетесь с определенным уровнем неосознаваемого пациента. По мере налаживания диалога с образами вы приближаетесь к цели терапевтического содействия. Пациент открывает в себе новые возможности и осознает свой потенциал самоисцеления.

Бывает, что информация от неосознаваемого пациента попадает прямо в сознание врача. Это похоже на состояние глубокого гипноза, и, возможно, так оно и есть (хотя порой кажется, что происходит образование канала).

Иногда это происходит, когда неосознаваемое пациента (в состоянии глубокой релаксации) или проводник (в случае образования канала) не чувствует, что пациент готов принять предложенную информацию. В таких случаях я всегда предупреждаю пациентов, когда они возвращаются в обычное состояние, что они могут вспомнить или не вспомнить происходящее во время сеанса. Право выбора остается за ними.

Кроме того, я обуждаю с неосознаваемым или проводником пациента, что из полученной информации можно передать пациенту, когда он выйдет из состояния глубокой релаксации. Мне кажется, что нужно обязательно (практически во всех случаях) сообщать пациенту содержание сеанса. Я обсуждаю это с неосознаваемым или проводником, разъясняя ту пользу, которую получает пациент. Я предпочитаю задавать вопрос «когда», а не «если». Получив согласие, я аккуратно подвожу пациента к восприятию информации.

Не торопитесь. В свое время я получил два урока, которые показали, насколько важно подготовить сознание к восприятию содержания своего неосознаваемого. Расскажу об этом подробнее.

Содержание: http://healthy-back.livejournal.com/83401.html

Вперёд: http://healthy-back.livejournal.com/86544.html
Назад: http://healthy-back.livejournal.com/86033.html
Tags: Книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments